Читать онлайн Дикий мед, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикий мед - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.97 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикий мед - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикий мед - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Дикий мед

Читать онлайн

Аннотация

Мориа Лэверти, женщина сильная духом, решила поселиться в дикой глуши Нью-Мексико в гордом одиночестве. Все, чего она хотела от хозяина ранчо Девлина Грэнджера, – это несколько уроков по обустройству жизни в прериях Запада. Однако Девлин преподал Мориа совсем иные уроки – любви, нежности, самозабвенной страсти и невероятного счастья...


Следующая страница

Глава 1

Территория Нью-Мексико
1865 год
– Боже, я никогда раньше не встречала такого безлюдного края! – в отчаянии воскликнула Руби Тэтчер. – Сколько дней мы уже едем по этой земле, и до сих пор не встретили ни одной деревни!
Подняв голову, Мориа Лэверти огляделась. Солнце ярко освещало безжизненную равнину, бросая пурпурные тени на величественные склоны уходящих на север гор. Мориа думала о том, что ее больше восхищает дикая красота пустыни, чем волнует безлюдность этого забытого Богом края.
Фургон, в котором они ехали, уже несколько недель следовал в длинном караване среди других фургонов, повозок и одиноких всадников по каменистой, едва видимой дороге, тянущейся через добрую половину штата Техас. Сейчас караван медленно подтягивался к каньону Пало-Дуро, который выглядел гигантским разрезом, разъединяющим надвое бесконечную техасскую равнину. Мориа восхищал окружающий пейзаж, но каньон показался ей наиболее живописным местом. Своеобразную красоту Мориа находила даже в лежащей по обеим сторонам дороги почти лишенной растительности земле.
Конечно, всегда найдутся люди, подобные Руби, которые будут постоянно хныкать и твердить, что в такой местности не способен выжить не только человек, но и зверь. Но именно эта дикость и первобытная красота казались Мориа прекрасными. Девушка чувствовала какое-то родство с непокоренной человеком землей, такой же забытой всеми и не понятой, как она сама.
– Готова поклясться, даже гремучая змея не способна жить в этих краях. Бог приготовил их для дьявола. – Руби огляделась вокруг с выражением крайнего недовольства на лице. – Но даже сатана убежал бы из этого ужасного места!
Резкий, полный раздражения голос Руби Тэтчер отвлек Мориа от ее размышлений. Мориа повернула голову к Вэнсу Тэтчеру, своему отчиму, плечистому невысокому человеку, который, крепко держа в руках вожжи, правил лошадьми. Взглянув на полное недовольства лицо отчима, Мориа словно очнулась от колдовского очарования окружающего пейзажа и вернулась к своим обычным горестным мыслям. А горестей у нее было столько, что девушка иногда задавала себе вопрос: за что Бог заставляет ее так страдать?
Конечно, жизнь не может напоминать дорогу, усыпанную лепестками роз, но почему она должна быть усеяна одними колючками? Судьба определенно за что-то ополчилась на Мориа. Годы, проведенные с отчимом и мачехой, заставили ее совершенно забыть, что такое любовь и радость.
Теперь Мориа даже удивляло, что когда-то она была веселым беззаботным ребенком и шаловливо резвилась на небольшом ранчо своих родителей в Техасе, неподалеку от Остина. Все внезапно изменилось, когда на скачках лучшая лошадь конюшни сбросила с себя Майкла Лэверти. После этого дня мать больше не улыбнулась ни разу.
Мориа до сих пор не могла понять, почему Марианна Лэверти вышла замуж за Вэнса Тэтчера. Возможно, Марианне нужен был человек, который смог бы управлять ранчо, или она хотела таким образом избавиться от чувства одиночества. Так или иначе, но Марианна стала женой Тэтчера, одного из работников ранчо, который поглядывал в ее сторону уже несколько лет. Однако этот брак оказался неудачным. Как выяснилось, Вэнс был глуп, ленив и, не умея принимать самостоятельные решения, охотно слушал разного рода проходимцев. Он легко становился добычей людей, нечистых на руку – таких как Руби, которые использовали его в своих целях.
Мориа невольно бросила взгляд на Руби. Боже, как она ненавидела эту женщину! Когда мать Мориа неожиданно скончалась – это произошло пять лет назад, Руби приложила невероятные усилия, чтобы женить на себе Вэнса, ставшего опекуном Мориа. Теперь Мориа приходилось терпеть не только своего несносного отчима, но и хитрую, расчетливую и злобную мачеху, которая заставила мужа продать принадлежавшую Мориа ферму, собрать вещи и отправиться в Калифорнию. Все ценности, хранившиеся на ферме, Руби сразу прибрала к рукам. Единственным, что осталось Мориа на память о ее семье, был золотой медальон, который мать подарила ей еще в детстве.
Хотя Мориа категорически не соглашалась продавать свою собственность и не хотела никуда уезжать, защитить свои права она не могла – ведь ей еще не исполнилось двадцати одного года. Руби отлично это знала и именно потому поспешила закончить дела с продажей. На вырученные деньги они и совершали теперь долгое путешествие на запад.
– Боже милосердный, мы когда-нибудь остановимся на отдых? – бормотала Руби, вытирая пот со лба. – Мой зад, похоже, уже стал плоским, как сковородка.
– Нам осталось совсем немного, дорогая, – ответил Вэнс. – Начальник каравана сказал мне, что следующая остановка будет у реки Мимбрес. Это совсем скоро.
– Я не могу больше ждать! – недовольно буркнула Руби, откидывая назад блеклые, лоснящиеся от жира волосы. – Эту жару и эту пыль я выносить уже не способна.
Водянистые рыбьи глаза Руби на секунду остановились на лице Мориа, которая, судя по всему, переносила дорогу намного легче. Это было неудивительно – она была моложе. «И намного красивее, даже в своем жалком платье», – со злостью подумала Руби.
Мориа просто поражала своей красотой – благородными чертами лица, элегантной фигурой, голубыми глазами и пышными золотистыми волосами. Казалось, ее создала кисть художника. Каждый раз, когда глаза Руби останавливались на приемной дочери, она с горечью вспоминала, что ее молодость давно прошла, а красота увяла. Руби заставляла падчерицу надевать убогие, уродливые наряды, но и в них Мориа смотрелась как Золушка, к которой вот-вот должен явиться принц. Каждый раз, когда Руби замечала взгляды мужчин, устремленные мимо нее на ее падчерицу, она чувствовала себя старухой. Тогда она казалась себе чем-то вроде розы с опавшими лепестками, стоящей рядом с ярким полевым цветком. Боже, как она в эти минуты ненавидела Мориа! Сколько бессонных ночей Руби провела, придумывая, что можно противопоставить привлекательности своей приемной дочери! Однако все ее ухищрения оказывались тщетными. Мориа просто излучала очарование – вне зависимости от того, что на ней было надето. И это приводило Руби в бешенство.
– А мне нравится равнина и открытое пространство, – произнесла Мориа лишь для того, чтобы позлить Руби.
Последнее время почти единственным ее утешением стали подобные уколы в адрес злобной мачехи. Даже если Руби говорила, что солнце встает на востоке, Мориа тут же ей возражала.
– Тебе должно нравиться это место. – Руби попыталась изобразить на своем лице улыбку. – У этой пустыни такой же дикий характер, как у тебя.
Мориа непроизвольно сжала пальцы в кулак, борясь с желанием размазать лежащий толстым слоем вокруг глаз Руби грим по ее глупому лицу. Одновременно ей хотелось устроить что-либо подобное и Вэнсу. Однако единственное, что она была сейчас в силах сделать, – это хоть как-то отреагировать на выпад мачехи.
Лишь только Мориа открыла рот, чтобы нанести ответный удар, Вэнс поспешно толкнул ее в бок.
– Придержи язык, – буркнул он, – все и так устали. Скоро мы доберемся до реки и отдохнем.
Обе женщины замолчали, бросая друг на друга полные ненависти взгляды. Вэнс же пристально вглядывался в дорогу, пытаясь разглядеть хоть что-то в клубах пыли, поднятых скачущими навстречу лошадьми. Всадников заметили и в других фургонах, и караван стал поворачивать, чтобы образовать круг, в котором было легче держать оборону в случае нападения индейцев. Однако вскоре стал виден флаг кавалерийского полка, и это вызвало дружный вздох облегчения.
Руби следила за приближением кавалеристов, тревожно сжимая складки платья, в котором были зашиты полученные от продажи фермы деньги. Мориа, Вэнс и многие другие из каравана, спустившись на землю, отправились навстречу драгунам. Внимание Мориа сразу привлек командир отряда. Один рукав кавалериста свободно болтался – у него не было руки. Переведя взгляд на лицо безрукого командира, Мориа сразу нашла его отталкивающим.
У подполковника Лила Беркхарта были рыжие волосы и холодные зеленые глаза. Прищурившись, он оглядел разношерстную группу и остановил свои взгляд на Мориа.
Лил Беркхарт признавал в своей жизни совсем немного удовольствий – охоту на покинувших границы своей резервации апачей, крепкие спиртные напитки и привлекательных женщин. Высокая блондинка с изящной фигурой не могла не привлечь его внимания. У Лила уже давно не было белой женщины, и кровь подполковника в один миг закипела от вожделения. Ему захотелось немедленно схватить эту красавицу, оттащить ее подальше от дороги, раздеть и всласть отвести душу.
– Скажите, путь впереди безопасен? – подошел к подполковнику начальник каравана.
Недовольный тем, что его мечты так неожиданно прервали, Лил выругался про себя и сжал губы, так что они стали почти не видны под пышными рыжими усами.
– На землях апачей всегда неспокойно, – буркнул он. – Горы буквально кишат этими тварями. Запомните – они крадут и угоняют все, что вы не успеете прибить или привязать. Индейцы воруют даже людей. Если вы не будете все время держаться настороже, то сами не заметите, как окажетесь в их руках.
Порыв ветра донес эти слова до Руби Тэтчер, и она сжала деньги еще крепче, со страхом оглядываясь вокруг. От мысли, что может потерять свое богатство, Руби даже вздрогнула.
– На вашем месте я бы повнимательнее присматривал за женщинами – предостерег Лил. – Женщин и детей апачи похищают чаще всего.
После этих слов он повернулся к Мориа и окинул ее столь откровенным взглядом, что лицо девушки порозовело и она уже не была уверена, от апачей исходит угроза или от этого кавалерийского офицера. Судя по тому, как бесцеремонно он разглядывал ее, можно было сделать вывод, что Лил Беркхарт – грубый самоуверенный солдафон, сам вполне способный похитить кого угодно и переложить потом всю вину на индейцев.
Когда Лил заметил хмурый взгляд Мориа, его губы расплылись в столь похотливой улыбке, что у девушки перехватило дыхание.
Мориа часто раздумывала, почему Бог позволяет женщинам испытывать столько страданий от мужчин. В конце концов она сделала вывод, что так слабой половине человечества приходится заслуживать дорогу к вратам рая. Не было никаких сомнений в том, что ад существует, – Мориа видела его воочию. Ад располагался на земле; сквозь него должна была пройти каждая женщина. Иначе чем чьей-то сверхъестественной волей трудно было объяснить, почему ни чета Тэтчеров, ни великое множество отвратительнейших мужчин никак не желали оставить ее в покое.
На самом деле Руби умышленно старалась знакомить Мориа лишь с самыми закоренелыми подонками, для которых женщина являлась прежде всего предметом телесных утех. Иногда Мориа задавалась вопросом, сможет ли вообще вести нормальную беседу, когда встретится с внимательным, хорошо воспитанным мужчиной – если такие еще существуют на земле. Она привыкла избегать мужского общества и к двадцати годам смотрела на отношения между мужчиной и женщиной крайне цинично. К мужчинам Мориа относилась как к надоедливым насекомым, скоплений которых надо по возможности избегать.
– И не забывайте о легендарном Белом Призраке, – вставил Джон Граймс, второй по чину офицер в полку Лила Беркхарта.
По толпе пробежал недоуменный гул, и кавалерист поспешил объяснить:
– Это скрывающийся в горах беглец. Он помогает апачам. Год назад он напал на одного нашего офицера. Апачи вообразили, что Белый Призрак послан их Великим Духом, чтобы изгнать переселенцев с земель индейцев.
Мориа до крайности изумили эти слова: уж не перегрелся ли этот молодой офицер на солнце? Белый Призрак! По всей видимости, этот мифический персонаж был специально выдуман кавалеристами для того, чтобы оправдать неудачи в борьбе с апачами.
– Я бы не советовал вам ночью отходить от лагеря слишком далеко, – предостерег внезапно помрачневший Лил. – Вас могут убить...
– Или украсть вашу лошадь, – добавил капитан Граймс. – Несколько недель назад сам подполковник Беркхарт пострадал от хитрости индейцев. Он боялся оставить свою белую кобылу в конюшне, потому что оттуда апачи уже несколько раз крали лошадей, и спрятал ее в потайном месте, но наутро выяснилось, что украли именно эту кобылу. Охрана не слышала ни звука. Там, где стояла лошадь, осталась лишь стрела с белым оперением. А в этом месяце Белый Призрак...
– Хватит, Граймс, – хмуро перебил Беркхарт. – Нечего делать из этого бандита легендарную личность.
Но капитан Граймс не мог остановиться так быстро.
– Говорят, Белый Призрак поклялся отомстить нашему командиру за...
– Я сказал, хватит! – прикрикнул Лил. – Глупая история. Ее распространяют апачи, чтобы очернить нашу кавалерию, и ты знаешь это. – Зеленые глаза Беркхарта стали жесткими. – Белый Призрак – всего лишь беглец, которого ждет виселица, и к нему надо относиться именно так. Когда я его поймаю, он понесет заслуженное наказание.
Наступило тягостное молчание. Внезапно Беркхарт выпрямился в седле.
– Мы можем проводить вас до реки, чтобы оградить от возможных нападений, – предложил он. – Хотя наша задача – следить за апачами, которые не должны нарушать границы резервации, мы сделаем этот крюк, чтобы ваш лагерь не пострадал от их набега.
Мориа предложение Беркхарта вовсе не обрадовало – девушку тревожили красноречивые взгляды, которые тот бросал на нее. Похоже, что за свою услугу кавалерийский офицер потребует плату – и платить должна будет она. Если это так, то однорукого кавалериста ждет разочарование. Она никому ничего не должна – и тем более человеку, подобному Беркхарту. К сожалению, о том, хочет ли она, чтобы их лагерь охраняли кавалеристы, Мориа никто не спросил.
К тому времени, когда караван наконец остановился у реки, у Мориа голова раскалывалась от хвастливой болтовни Лила Беркхарта, ехавшего рядом с их фургоном. Беркхарт рассказывал о своих сражениях с апачами. Жестокость, с которой солдаты обращались с индейцами, вызывала в душе Мориа только еще большее отвращение к подполковнику. Из слов Беркхарта можно было сделать вывод, что кавалеристы стремятся уничтожить всех индейцев до единого. Девушка никак не могла понять, что за угроза, о которой постоянно напоминал подполковник, могла исходить от апачей. Судя по тому, что на землях когда-то принадлежавших индейцам, творили белые, именно их надо было загнать в резервации. Мориа тем более сочувствовала апачам, что у нее тоже была украдена ее земля.
Внезапно девушка ощутила прикосновение к своему локтю и поспешно отдернула руку. Подняв глаза, она увидела устремленный на нее жадный взгляд однорукого подполковника и невольно содрогнулась от отвращения.
– Мне пришла в голову неплохая мысль: почему бы нам не совершить небольшую прогулку по берегу реки? – произнес Беркхарт. – После дня, проведенного в пути, всегда полезно немного размяться.
Кто просил его давать ей советы? Полезнее всего было бы сейчас исчезновение рыжеусого наглеца в клубе дыма с запахом серы!
– Я должна готовить ужин, – холодно ответила Мориа, чувствуя, как Беркхарт снова дотрагивается до ее локтя.
– Тебе не помешает немного развеяться, милочка, – пропела Руби таким сладким голосом, что им вполне можно было бы поливать лепешки.
Мориа прикусила губу, чтобы не ответить какой-нибудь резкостью. Единственной причиной, по которой Руби желала, чтобы Мориа отправилась на прогулку с кавалерийским офицером, было то, что Руби поняла, как ненавистен ей этот солдафон.
Мориа медленно пошла прочь от фургона. У нее не было никаких сомнений в намерениях подполковника. Все мужчины одинаковы – они никогда не ждут приглашения. Для них женщина – это вещь, которую надо завоевать, использовать, а потом выбросить.
Как бы в подтверждение этих мрачных мыслей кавалерист обвил единственной рукой ее талию и с силой привлек к себе. Его рот с голодным нетерпением впился в губы Мориа. Но девушка была к этому готова. Она уже умела справляться с искателями удовольствий, и ее искусство в этом от частого применения достигло совершенства.
И Мориа сделала с Лилом то же, что делала с другими мужчинами, которые позволяли себе лишнее, – с силой ударила коленом в самую интимную часть его тела. Когда Беркхарт со стоном согнулся, она дала ему звонкую пощечину.
И тут подполковник показал, чего стоят все его любезные манеры. Он взвыл от боли и, сжав единственный кулак, двинулся к девушке с побелевшим от ярости лицом. Поняв, что он собирается ее ударить, Мориа поспешно отпрянула в сторону.
– Ты, мерзкая сучка! – с ненавистью выдохнул однорукий вояка.
Хорош офицер – сквернословить по поводу женщины, к которой сам же и пристает!
– Мы говорили о прогулке, а не о боксе, – язвительно напомнила Мориа. – Если бы я нуждалась в вашем внимании, то уж как-нибудь дала бы вам это понять. Но я определенно этого не делала.
Зло выругавшись, Лил ударил Мориа по щеке с такой свирепостью, что та упала на землю. Но прежде чем он навалился на нее, она успела схватить обломок дерева и кинуть его Лилу прямо в лицо.
– Дотронься до меня еще раз, и ты пожалеешь об этом, – угрожающе прошипела она.
Глаза кавалериста налились кровью. Если бы он и эта девка находились чуть подальше от каравана, он овладел бы ею уже лишь для того, чтобы доказать свое мужское превосходство. Но фургоны стояли слишком близко. К тому же с одной рукой справиться с Мориа Лил был не в состоянии. Она могла поднять крик, и тогда бог знает чем бы это все закончилось. Чересчур ретивое командование полком уже стоило Беркхарту судебного разбирательства, и ему не хотелось лишний раз искушать судьбу.
Изрыгая ругательства, подполковник повернулся и направился обратно. Последние лучи заходящего солнца окрасили равнину в удивительную смесь малинового, оранжевого и золотого цветов, но Беркхарт, стремительно двигаясь к лагерю, видел один только красный. Он решил покинуть лагерь и убраться подальше от каравана к тому моменту, как к своему фургону вернется Мориа, которая, уж конечно, не станет скрывать, что он пытался с ней сделать. Лил страстно желал отомстить – так отомстить, чтобы эта мерзкая тварь была окончательно втоптана в грязь. Вот если бы ее похитил какой-нибудь индеец – тогда он догнал бы их обоих и с обоих снял скальп! Неплохо было бы упрямой красотке некоторое время побыть в руках апачей. Уж это умерит ее пыл! Вот когда она сама пожелала бы отдать ему свое тело в обмен на cпасение. После того, когда ею воспользуются дикари, она будет намного благосклоннее к вниманию белого человека и сделает все, что он от нее потребует!
Как только Руби увидела ковыляющего к своей лошади подполковника и поняла, что тот был отвергнут точно так же, как все другие ухажеры Мориа, в ее голове появился дьявольский замысел, которым она решила немедленно поделиться со своим мужем. Многие месяцы Руби ломала голову над тем, как она может избавиться от приемной дочери, и вот теперь такая возможность представилась. Они уехали от дома на многие мили, и в этих краях о Мориа не знал никто. Исчезновение человека во враждебных землях можно было очень легко свалить на апачей. Наконец она скинет этот обременительный груз с плеч, радостно подумала Руби, и те деньги, которые хранились у нее в платье, станут ее собственностью!
– Сейчас самое время. – Руби показала Вэнсу на реку.
Ее муж, распрягавший мулов, боязливо огляделся вокруг. Руби уже не раз говорила ему, что после продажи ранчо хочет избавиться от девушки. Сам Вэнс ничего не имел против Мориа и одно время даже пытался привить ей свои взгляды на жизнь, но это только подогрело ревность Руби. Она постоянно напоминала Вэнсу, что они станут нищими, если Мориа по достижении двадцати одного года потребует то, что ей принадлежит по праву наследницы.
Наконец, набравшись решимости, Вэнс направился прочь от лагеря, радуясь тому, что остальные их спутники, собравшись вокруг Беркхарта, не обращают на него внимания, пытаясь уговорить подполковника остаться на ночь в лагере.
Когда Вэнс исчез в тени холма, на губах Руби появилась торжествующая улыбка. Теперь она отомстит этой несдержанной на язык выскочке! Пройдет совсем немного времени, и Мориа станет всего лишь мимолетным неприятным воспоминанием, а ее наследство полностью перейдет в руки Руби.
Довольно рассмеявшись, женщина направилась к группе попутчиков, собравшихся вокруг командира кавалерийского отряда. Ей было совершенно безразлично, где будут ночевать кавалеристы; главное – отвлечь общее внимание от того, что Вэнс куда-то исчез.
«Боже, как все замечательно получается!» – думала Руби. Ей удалось женить на себе Вэнса и сделать его своим послушным орудием. Он стал покорно выполнять ее волю, а взамен получал некоторые услуги в постели. Весь риск в осуществлении плана устранения Мориа ложился на Вэнса, деньги же приберет к рукам именно она. Позднее, когда Вэнс сделает свое дело, она сможет избавиться и от него. Как только он довезет ее до Калифорнии, она найдет другого мужчину, который подарит ей новую, достойную ее восхитительную жизнь.
Мориа медленно брела вдоль реки. Сверкающая в свете месяца водная гладь вьющейся дорожкой убегала к горизонту. Чувствуя, что ее гнев никак не проходит, девушка подняла взгляд на вершины гор, пытаясь внимательнее вглядеться в непривычный пейзаж и ощутить красоту окружающей природы. Однако это оказалось трудным делом, поскольку инцидент с Лилом Беркхартом был слишком похож на многие, уже случавшиеся прежде, и они сейчас один за другим всплывали в ее памяти.
Ну почему мужчины всегда так напористы и бесцеремонны? С какой легкостью они пускают в ход руки! И какими оскорбленными чувствуют себя, когда женщина противится удовлетворению их животных потребностей! Вряд ли стоило особенно сердиться на подполковника – Лил был всего лишь одним из ярких представителей мужской породы.
Мориа решила, что по возможности будет избегать мужского общества – особенно людей, подобных Лилу Беркхарту. Одно воспоминание о его прикосновении вызывало в ней дрожь омерзения. В свои двадцать лет Мориа ни разу не испытала желания побывать в руках какого-либо мужчины; она уже начала сомневаться, произойдет ли это когда-нибудь вообще. Не было абсолютно никого, кто хотя бы раз привлек ее внимание. Руби частенько приглашала к себе мужчин, но, похоже, лишь для того, чтобы они постарались впиться в Мориа слюнявыми губами и облапать жадными руками.
Неподалеку хрустнула ветка. Подняв голову, Мориа увидела крадущегося к ней отчима. Он всегда напоминал ей лошадь чубом коричневых волос, свисавших со лба подобно верхушке лошадиной гривы, и своими выпуклыми карими глазами, не говоря уж об огромных зубах и похожем на ржание смехе. Тяжелая походка довершала это сходство.
Поняв, что его заметили, Вэнс выпрямился и направился к Мориа. Сердце девушки сжалось от внезапной тревоги, Хотя Вэнс и считался ее опекуном, ему никогда по собственной воле не приходило в голову проявить о ней заботу; он ни разу не помешал Руби натравливать на нее очередного «ухажера». И если, зная, что она ушла с Беркхартом, он решил отправиться следом...
– Надоели мне все эти мужчины, – сдерживая страх, произнесла Мориа. – Руби совершенно не уважает мое право отвергать их домогательства...
Но тут Вэнс схватил ее и потянулся губами к ее лицу. От его слюнявого рта Мориа всю передернуло, и она сделала то, что делала всегда, когда к ней тянулись осьминожьи щупальца мужчин, – пнула ногой Вэнса туда, где он был наиболее уязвим. Но даже захрипев и схватившись рукой за свое интимное место, Вэнс продолжал держать девушку другой рукой, не давая ей вырваться.
Мориа яростно, словно животное, попавшее в капкан, пыталась освободиться от его руки, но Вэнс с силой привлек ее к себе. Мориа издала возглас, в котором звучали досада и удивление. Как мало времени отделяло два нападения одно от другого, и при этом одним из нападавших был Вэнс – человек, который обязан ее защищать! В прошлом Мориа неоднократно ловила на себе его жадные взгляды, но буйная ревность Руби все же сдерживала Вэнса; однако сегодня он по какой-то причине решил дать волю своим мерзким желаниям.
Треск рвущегося на груди платья вновь заставил Мориа вскрикнуть. В следующее мгновение девушка почувствовала жесткие пальцы на своем горле. Она обмерла, поняв, что Вэнс на самом деле задумал ее убить, но тут же стряхнув оцепенение, яростно вцепилась в его руки, изо всех сил пытаясь вырваться. Однако Вэнс сумел удержать пальцы на ее горле, и ей никак не удавалось нанести еще один удар ему между ног.
Внезапно Мориа почувствовала, что ее силы начали стремительно убывать. Поняв, что она больше не сможет сделать ни единого вдоха, девушка решила прибегнуть к хитрости. С хрипом закатив глаза, Мориа упала прямо на отчима.
Похоже, Вэнс поверил в то, что успешно справился со своей задачей. Взвалив на плечо безвольное тело, он отнес Мориа к реке и положил рядом с выброшенным на берег бревном. Затем, достав из-за пазухи веревку, поспешно связал запястья девушки и начал привязывать ее к бревну. Следа за действиями отчима сквозь чуть приоткрытые веки, Мориа пришла к выводу, что Вэнс рассчитывает пустить ее вместе с бревном вниз по реке, чтобы отряд, который обязательно отправится на поиски, не смог ничего обнаружить.
Перед тем как столкнуть бревно в воду, Вэнс оторвал от платья Мориа воротник и стащил с ее волос ленту. Все это он положил на куст так, словно эти предметы зацепились за ветки. Затем, следуя указаниям Руби, Вэнс чуть разрыхлил ногами землю, чтобы создать видимость происходившей на этом месте борьбы. Столкнув бревно с привязанной к нему падчерицей в реку, он оправил одежду, выпрямился и направился назад, напустив на себя беспечный, скучающий вид, словно просто совершал вечернюю прогулку.
Подхода к лагерю, Вэнс не мог удержаться от улыбки: Руби теперь будет ценить его высоко – ведь он выполнил ее план во всех деталях. Мориа навсегда перестала быть помехой на их пути, а ее наследство безраздельно принадлежит Тэтчерам.
Как только Руби увидела довольное выражение на лице своего мужа, ее губы расплылись в ответной улыбке. Наконец-то эта мерзавка ушла из ее жизни. Конечно, дело еще не закончено – придется пролить немного крокодиловых слез, но это уже мелочи. Руби чувствовала неподдельную радость. Молодость, живость и потрясающая красота падчерицы были постоянным и мучительным напоминанием, что лучшие дни Руби давно уже миновали; а ей, и перешагнув за сорокалетний рубеж, все еще хотелось взять от жизни как можно больше. Именно ради этого она прикладывала невероятные старания, стремясь удержать свою увядающую красоту. Деньги, оставшиеся от Мориа, смогут немало помочь Руби изменить к лучшему ее внешний облик.
Исчезновение Мориа было обнаружено на удивление скоро. Первым подошел спросить о ней молодой парень из соседнего фургона. Руби со злостью стиснула зубы. Ей следовало сообразить, что пропажу такой эффектной девушки заметят почти сразу, и успеть приготовиться. Мориа притягивала к себе мужское внимание, как магнит железо. Руби надеялась, что пройдет хотя бы час, пока кто-то хватится Мориа, и ей удастся справиться с радостным чувством, однако тут уж ей пришлось постараться, изображая беспокойство и страх за приемную дочь.
Искать пропавшую вызвались сразу четверо мужчин, и Руби отправилась с ними. Запинаясь за камни и обшаривая колючие кустарники, она молила Бога, чтобы Вэнс выполнил все именно так, как ему было приказано. Если Мориа внезапно объявится, она непременно обвинит отчима в попытке убийства. Черт побери, ей надо было проследить за всем самой.
Но, к большому ее облегчению, участники поисковой группы вернулись в лагерь лишь с обрывком платья Мориа и лентой, которой та перевязывала волосы. При этом Руби громко причитала, изображая большое горе. Когда кто-то предложил догнать уехавших из лагеря кавалеристов, чтобы они вернулись и помогли разыскать Мориа, Руби это не испугало. Она знала, что, когда бревно вынесет тело Мориа на берег где-нибудь ниже по течению, караван будет уже далеко, а всю вину за случившееся возложат на апачей. Мориа ушла навсегда! Эта мысль буквально переполняла Руби радостью. И хотя ее глаза были полны слез, слезы эти были вызваны отнюдь не скорбью.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикий мед - Финч Кэрол



Интересный роман. Большая любовь на фоне войны индейцев и белых. Мужественный главный герой-метис и красавица героиня.
Дикий мед - Финч КэролКэт
15.11.2012, 13.06





А мне роман не понравился , слишком идеализирована гг-ня , все женщины её ненавидят и все мужчины , белый или индеец , сходят по ней с ума или она для них ангел ... в придачу она ещё и слепнет от молнии ,потом чудом зрение возвращается.... слишком наигранно ... согласитесь , немного непривычно ...люблю более практичные ситуации ...жизненные что ли .... но ,как говорится - на вкус и цвет ... :)
Дикий мед - Финч КэролВиктория
29.04.2013, 13.08





Мне тоже не очень понравился роман.Как то все не естественно,много надуманных эпизодов,которых по жизни вряд ли может быть.Да и героиня очень уж раздражала своим поведением.Не люблю таких людей.Для меня зря потраченное время.
Дикий мед - Финч Кэролсвет лана
22.09.2014, 17.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100