Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Натали в очередной раз навела справки об Элвисе и вернулась к столу. Она тоже увидела Сузи и Уэя.
— Бобби Том, это не твоя мать? Кто это с ней? Какой привлекательный мужчина!
— Осторожней на поворотах, дорогая, — сказал Энтон. — Ты заставляешь меня ревновать.
Натали засмеялась, будто ее муженек только что выдумал эту чрезвычайно забавную шутку.
— Его зовут Уэй Сойер, — напряженно сказал Бобби Том.
В этот момент Сузи тоже заметила сына, и лицо ее застыло как маска. Видно было, что ей хочется исчезнуть, но ситуация не позволяла. Поколебавшись, она приблизилась к их столу. Уэй следовал за ней.
Она остановилась и с явным усилием произнесла:
— Привет, путешественники!
Все, кроме Бобби Тома, учтиво ответили на ее приветствие.
— Кажется, мы знакомы, мисс Сноу. Я вижу, что вы с ребенком в целости и сохранности завершили свой маршрут, — сказал Уэй, обращаясь к Грейси.
— Да. Было очень мило с вашей стороны обратить внимание на одинокую путницу.
Бобби Том бросил на нее быстрый вопросительный взгляд. Она проигнорировала его и с преувеличенным жаром объяснила Натали и Энтону, при каких обстоятельствах состоялось ее знакомство с мистером Сойером. Она также представила всех присутствующих друг другу, так как Бобби Том не выразил ни малейшего желания сделать это.
Напряжение между матерью и сыном было таким сильным, что Грейси почти ощущала, как звенит воздух.
Уэй, помолчав минуту, заговорил, обращаясь ко всей компании:
— Прошу прощения, но мне пора уходить. Мой офис находится неподалеку. Я забежал в этот ресторанчик перекусить, увидел миссис Дэнтон, и она любезно позволила мне присоединиться к ней. — Повернувшись к Сузи, он взял ее руку и энергично потряс. — Было приятно увидеться с вами, миссис Дэнтон. Всего вам доброго.
Кивнув на прощание ошеломленной компании, он покинул ресторан.
Грейси редко приходилось слышать менее убедительное вранье. Через минуту плотная фигура Сойера мелькнула за окнами ресторана.
Молчание затягивалось. Грейси набрала в грудь воздуха и храбро сказала:
— Почему бы вам не присоединиться к нам, миссис Дэнтон? Мы только что приступили к десерту. Давайте попросим официанта принести еще один стул.
— О, нет… Благодарю вас, спасибо. Мне… мне нужно идти.
Бобби Том наконец соизволил заговорить:
— Немного поздновато для обратного путешествия в Теларозу.
— Я… Я задержусь в Сан-Антонио еще на денек. Мы с приятельницей собираемся послушать симфонию в Центре исполнительского искусства.
— С какой это приятельницей?
Увидев, как Сузи вздрогнула от его грубости, Грейси пришла в бешенство. Как он смеет третировать свою мать? Если она хочет встречаться с мистером Сойером, то это ее личное дело, и нечего Бобби Тому совать в него нос. Сузи казалась похожей на ребенка, застигнутого за нехорошим занятием, а Бобби Том смахивал на разгневанного идиота-родителя.
— Ты ее не знаешь. — Рука Сузи взлетела к волосам. — Желаю всем прекрасно провести время.
Она неуверенно улыбнулась и торопливо вышла из ресторана.
Сердце ее останавливалось. Сузи знала, что Бобби Том никогда не простит ей этой измены. Она чуть не бежала по тротуару, огибая детские коляски и уворачиваясь от встречных. Каблуки ее коричневых босоножек гулко стучали по каменным плитам тротуара. Миновал месяц с той ночи, которую она и Уэй провели вместе, и с тех пор между ними ничего не было, но их свидания продолжались.
Она вспомнила, как нежно Уэй обращался с ней на следующее утро, несмотря на ее оскорбленное молчание. В гольф-клубе он неожиданно объявил, что больше не станет навязывать ей свою близость, но хотел бы продолжать видеться с ней. Она поступила так, словно у нее не было выбора, словно судьба Теларозы все еще зависела от ее поступков, хотя в глубине души уже не верила, что он приведет в исполнение свою угрозу. Уэй был упрям и независим, но он не был хладнокровным подонком, и это она уже понимала.
Кончилось тем, что их встречи сделались регулярными. Пока между ними нет физического контакта, говорила она себе, эти встречи никому не приносят вреда. Но все же ей не хотелось смотреть правде в лицо, и она позволяла себе делать вид, что подчиняется его воле против своего желания. Они играли в гольф, покупали саженцы для своих патио, разъезжали по штату, пару раз загорали на пляжах Флориды, но она всюду представляла себя сопротивляющейся воле рока заложницей, на плечах которой лежит ответственность за судьбу городка.
Но сегодняшнее событие положило всему конец. В считанные минуты хрупкий мир иллюзий, который она построила, разлетелся вдребезги. Бог ее прости, она осознала, что сама хотела быть рядом с ним. Дни, проведенные вместе с Уэем, вплелись, как яркие нити, в серую канву ее повседневной жизни. Он опять научил ее беззаботно смеяться и чувствовать себя восхитительно молодой. Он заставил ее поверить, что жизнь все еще полна возможностей, он разрушил скорлупу болезненного одиночества, в которую она себя заточила. Но еще раньше, когда ничего этого не было и в помине, она нарушила свой брачный обет, и теперь ее бесчестье открылось ее сыну — единственному человеку, который никогда не простит ей падения.
Швейцар, поклонившись, впустил Сузи в дом, где жил Уэй. Маленький лифт загудел, поднимаясь к его квартире. Она разыскала в сумочке ключ, но не успела вставить его в замок. Дверь распахнулась.
На его лице обозначились те же жесткие складки, которые запомнились ей с первой встречи, и она уже приготовилась услышать раздраженную отповедь, но он, закрыв дверь, сочувственно поглядел ей в глаза:
— С тобой все в порядке?
Она позволила себе прислониться к его груди.
— Я совсем не ожидала, что он может там оказаться… Мне так плохо сейчас, Уэй.
— Я не позволю ему травить тебя.
— Он мой сын. Ты не имеешь права вмешиваться в наши дела.
Он подошел к открытому окну и, упираясь ладонью в стену, выглянул наружу.
— Если бы ты могла видеть свое лицо в тот момент… — Его плечи дрогнули, он гулко вздохнул. — Мне, кажется, не удалось убедить его, что мы встретились случайно. Я сожалею.
Он был гордым человеком, и она поняла, чего ему стоило солгать.
— Мне тоже очень жаль.
Уэй повернулся к ней, и лицо его было искажено такой мукой, что она едва подавила рыдание.
— Я не могу так больше, Сузи. Я не хочу скрываться. Я хочу спокойно гулять с тобой по улицам Теларозы и без проблем заглядывать к тебе в дом на чашку чая. — Он посмотрел на нее долгим, испытующим взглядом. — Я хочу всегда находиться рядом с тобой.
Она упала в кресло, не зная, что тут можно сказать.
— Мне очень жаль, — повторила она.
— Неужели я должен позволить тебе уйти из моей жизни? — спросил он тихо.
Руки испанки непроизвольно сжались в кулаки.
— Ты полагаешь такой выход наилучшим решением вопроса? Ты развлекался, а теперь готов избавиться от меня и закрыть «Розатек»?
Он, казалось, был ошеломлен таким несправедливым наскоком.
— Наши встречи не имеют никакого отношения к «Розатек электроникс». Я надеялся, что ты понимаешь это.
Она выплеснула всю скопившуюся в ней боль ему в лицо:
— Ведь у вас, мужчин, имеются заповедные местечки, где вы собираетесь, пьете и без помех бахвалитесь друг перед другом своими похождениями. Твои приятели, наверное, хорошо повеселились, когда ты рассказал им, как загнал угрозами старую дуру в свою постель, вместо того чтобы поиметь какую-нибудь грудастую манекенщицу.
— Сузи, прекрати, — сказал он устало. — У меня никогда и в мыслях не было угрожать тебе.
— Ты уверен, что не хочешь еще раз переспать со мной? — Ее голос тонул в слезах. — Или я так безобразна, что тебе хватило одной попытки?
— Сузи! — Он двинулся к ее креслу, но она тут же вскочила и отбежала в угол.
— Я очень рада, что ты решил покончить со всем этим! — суровым тоном произнесла она. — Я очень мучилась своим положением. Теперь я постараюсь забыть обо всем и вернуться к прежней жизни. Я с содроганием вспоминаю тот час, когда впервые вошла в твой кабинет.
— Все произошло не так, как ты себе это представляешь или пытаешься представить. Я устал от одиночества, Сузи. — Он покачал головой. — Ты и сама вдовеешь уже четыре года. Скажи, что плохого в том, что мы стали поддерживать друг друга? Неужели ты так сильно ненавидишь меня?
Ее гнев утих. Она промокнула платком глаза:
— Я вовсе не ненавижу тебя, Уэй.
— Я никогда не собирался закрывать «Розатек» и полагал, что ты об этом догадываешься. Да, я сам распустил этот слух, когда он был мне выгоден, и, каюсь, когда надобность в нем отпала, не стал пресекать его. Я хотел отомстить городу за то, как он обошелся с моей матерью много лет назад. Ей было шестнадцать, Сузи! Ее изнасиловали трое пьяных негодяев, но ни один из них не поплатился за свое гнусное преступление. Пострадала она одна, не вызвав ни в ком ни капли сочувствия. Да, можно сказать, я ненавидел своих земляков, но теперь это в прошлом, Сузи. И знаешь почему? Потому что я встретил тебя.
Она отвернулась, не в силах сдержать волнения, и мысленно умоляла его замолчать, но он продолжал терзать ее сердце:
— В тот день, когда ты вошла в мой кабинет, я вновь почувствовал себя обделенным судьбой подростком с другой стороны железнодорожной линии.
— И ты решил наказать меня?
— Я вовсе не собирался этого делать. Мне никогда и в голову не приходило насильно склонять тебя к близости. Но… ты была так красива в ту ночь, что это вышло само собой, и… — Он, запнувшись, умолк.
Ее глаза вновь наполнились слезами:
— Ты заставил меня! Я не хотела тебе покоряться! Ты вынудил меня к этому угрозами и взял силой!
Она и сама понимала, что ведет себя как ребенок, страшащийся наказания и пытающийся свалить свою вину на других.
Когда он заговорил, в его голосе бесконечная усталость мешалась с болью:
— Ты права, Сузи. Вина за все случившееся лежит исключительно на мне.
Ей жутко захотелось промолчать и покончить со всей этой мукой, но обостренное чувство справедливости одержало верх. Грех лежал только на ней, и незачем было искать ему оправданий.
— Прости меня, Уэй, за эту минутную вспышку. Я могла и должна была сказать тебе «нет»!
— Твоя чувственная натура истосковалась по мужской ласке. Я просто воспользовался твоей минутной слабостью, вот и все.
— Пожалуйста, не утешай меня. Я больше не могу себе лгать. — Она судорожно вздохнула. — Ты никогда не принуждал меня. У меня была возможность уйти в любой момент.
— Почему же ты этого не сделала?
— Потому что… это было так хорошо.
Он осторожно положил руку ей на плечо:
— Ты ведь знаешь, что я влюбился в тебя той ночью? А может быть, это случилось три десятка лет назад? Кто знает?
Она повернулась и прижала ладонь к его губам:
— Не говори так. Это не может быть правдой.
— Я всегда любил тебя, Сузи, даже понимая, что не иду ни в какое сравнение с Хойтом.
— Это сравнение неуместно. В Хойте заключалась вся моя жизнь. Мы соединились с ним навсегда. И я предала его.
— Но это безумие, Сузи. В нашей стране женщины не идут за покойными мужьями в погребальный костер.
— Он был моей жизнью, — повторила она, не умея яснее выразить свои чувства. — Никто никогда не займет его место.
— Сузи!
В ее глазах вновь засверкали слезы.
— Мне очень жаль, Уэй. Я не хотела делать тебе больно. Я… я очень хорошо отношусь к тебе.
Он не сумел подавить горечи:
— По-видимому, недостаточно хорошо, чтобы сбросить свой траур и начать жить сначала.
Она чувствовала, что его боль пронзает и ее душу.
— Мне так стыдно, Уэй. Ты видел, как Бобби Том посмотрел на меня? Мне хотелось провалиться сквозь землю!
Он резко дернулся, словно получил пощечину. Брови его сошлись в одну линию, мертвенная бледность покрыла щеки.
— Тогда нам не о чем больше говорить. Я не думал, что ты стыдишься знакомства со мной.
— Но, Уэй!..
— Собирай свои вещи. Машина будет ждать внизу.
Он резко повернулся и вышел прежде, чем она успела что-либо сказать.
Слезы заливали ей глаза, когда она бежала в комнату, которую уже привыкла считать своей. Гордая испанская кровь вновь закипела в ее жилах. Вот и все, говорила она себе. Кошмар кончился… Время залечит раны, и она вновь заживет прежней жизнью.


Скандал разразился, как летняя гроза: неожиданно и бурно.
Еще в самолете на обратном пути в Теларозу, обдумывая инцидент в ресторанчике, Грейси решила попридержать язычок. Она знала, как сильно Бобби Том любит свою мать, и была уверена, что он сам вскоре найдет способ загладить свою грубость.
Но ее надежды не оправдались. Войдя в гостиную, он сердито швырнул стетсон на стул.
— Позвони утром моей матери и скажи, что мы не придем к ней обедать во вторник.
Грейси, онемев от изумления, молча проследовала за ним в кабинет. Там она вновь обрела дар речи:
— Но, Бобби Том, Сузи будет ужасно расстроена. Она собирается приготовить для тебя что-то совершенно необычайное.
— Ей самой придется лакомиться своей стряпней!
Он уселся за письменный стол и демонстративно принялся перебирать стопку писем, давая понять, что разговор окончен.
— Я понимаю, что ты расстроен, но, по-моему, тебе следует быть снисходительней к своей матери. Его ноздри раздулись от гнева.
— Ты слышала, какую чепуху нес Сойер? Ты ведь не поверила, что она с ним случайно встретилась, не так ли?
— Какая разница? Они оба — взрослые люди.
— Какая разница? — Он выскочил из-за стола и забегал по комнате. — Они встречаются, разве это не ясно?
Звякнул телефон, включился автоответчик. В динамике раздался голос человека, называвшего себя Чарли. Он долго и нудно что-то бубнил о лодке, которую собирался приобрести Бобби Том. Грейси еле дождалась, когда он закончит.
— Почему бы тебе просто не поговорить с ней? — возразила она. — По крайней мере ты будешь знать из первых уст, что происходит. Если они и встречаются, значит, на то есть свои причины, и Сузи скажет тебе о них. Поговори с ней, Бобби Том. Она казалась такой расстроенной. Ей сейчас очень нужна твоя поддержка.
Он яростно ткнул в ее сторону указательным пальцем:
— Заткнись и слушай меня, Грейси! Она не дождется моей поддержки. Связавшись с этим негодяем, она предала Теларозу!
Грейси от ярости подскочила на месте:
— Она — твоя мать! Не смей забрасывать ее грязью!
— Ты ничего не понимаешь! — Глаза его пылали синим огнем. — О Господи, как же я был глуп! Я не придавал значения всем этим слухам!
— Мистер Сойер вполне порядочный человек. Я сама имела случай убедиться в этом. И мне понравилось, как он пытался защитить твою мать и вывести ее из неловкого положения, в которое ты же ее и поставил!
— Это ты сейчас пытаешься выгородить его! Мерзавца, который собирается задушить город, где он вырос!
— Возможно, если бы Телароза относилась к нему по-другому, он и сам бы переменил мнение о ней.
— Ты соображаешь, что говоришь?!
— А ты уверен, что именно мистер Сойер как личность беспокоит тебя? Ты уверен, что не бесился бы точно так же, если бы встретил свою мать с кем-нибудь другим?
— Хватит! Я не желаю выслушивать этот собачий бред! Заткнись немедленно, или я выброшу тебя за дверь! Внутри у нее все оборвалось.
— Ты взял плохой тон, Бобби Том.
Он понизил голос, но ярость в нем не угасла:
— Я буду разговаривать с тобой как сочту нужным.
Она повернулась и вышла в гостиную. Он последовал за ней:
— Куда это ты собралась?
— Я устала и хочу спать! — Она взяла свою сумочку с кофейного столика.
— Чудесно. Ступай в спальню. Я приду к тебе, как только освобожусь.
Она посмотрела на него как на помешанного:
— Неужели ты настолько самовлюблен, что уже считаешь меня своей вещью? — Она направилась к выходу.
— Ты не посмеешь выйти отсюда!
— Должно быть, тебе трудно будет понять, что я сейчас скажу, Бобби Том, но я хочу, чтобы ты это хотя бы запомнил! — Она остановилась и набрала в грудь воздуха. — Не родился еще тот человек, который может заставить делать меня что-то против моей воли.


Бобби Том, стоя у окна, мрачно наблюдал, как Грейси пересекает дворик, направляясь к своей квартирке. Ему, собственно говоря, было наплевать, куда она пойдет. Сегодня она переступила черту, и, если он не поставит ее на место, покоя ему в этой жизни не будет. Он отвернулся от окна и заходил по гостиной кругами.
Опять забренчал телефон. Автоответчик голосом Грейси предложил абоненту оставить сообщение. Мягкий женский голос тут же замурлыкал во всю мощь динамиков:
— Бобби Том, говорит Одетта Дауни. Не могли бы вы позвонить Долли Партон и попросить ее прислать нам один из ее париков для нашего благотворительного аукциона? Мы уверены, что могли бы выручить за него хорошую сумму…
Он сорвал аппарат со стены и швырнул на пол.
Грейси знала, как он любит свою мать! Она могла бы понять его чувства!
Он вытащил сигару из коробки, которую держал в верхнем ящике стола, откусил острый кончик и выплюнул на ковер. Джимбо мог бы оштрафовать его, если бы это случилось на улице: Но к черту Джимбо!
Он попытался разобраться, что же, собственно, его так бесит.
То, что его мать встречается с Уэем?
Или то, что она не сказала ему об этом?
К горлу его подступил комок. Он с отвращением посмотрел на сигару. Сузи Дэнтон боготворила своего мужа. Как она могла подпустить к себе этого ублюдка?
Его мысли опять обратились к Грейси. Всю свою жизнь он занимался спортом, и идея верности и преданности товарищам по команде стала частью его существа. Грейси сегодня явственно показала, что такие чувства ей недоступны.
Он сломал пять спичек, прежде чем ему удалось раскурить сигару. Выпуская короткие клубы дыма, он решил, что получил по заслугам. Он с самого начала видел, что она собой представляет, но мирился с ее скверным характером, на многое закрывал глаза и довел дело до того, что она кусает его, подобно мелкой блохе под плотной рубашкой.
Впрочем, хватит об этом. Он решил сегодня немного поработать, но совсем не собирался торчать, здесь до утра. Подтянув к себе стопку бумаг, он взглянул на верхний лист, но с таким же успехом мог бы смотреть на китайца. Дом был холоден и безмолвен.
Он положил сигару в пепельницу, потом подровнял бумаги и передвинул их к краю стола. Тишина угнетала его. В последнее время он привык к ненавязчивой суете, которую Грейси вносила в его быт. Ему становилось спокойнее, когда он слышал ее голос: «У аппарата Грейси Сноу, личный секретарь мистера Дэнтона…» Личный секретарь! Ей, наверно, самой нравилось, как это звучит.
А ему нравилось, заходя в гостиную, находить ее там свернувшейся в клубок на уютном диванчике. Она любила посидеть там, листая книжку, и порой засыпала за этим занятием. Осторожно, чтобы не разбудить ее, он выносил из кабинета скверный кофе, который она для него сварила, и готовил себе новый, тщательно затирая следы своего присутствия у плиты, чтобы она ни о чем не узнала.
Еще раз с отвращением взглянув на бумаги, он встал из-за стола и прошел в спальню, но ему не полегчало и там. Даже стены этой небольшой комнатки, казалось, насквозь пропитались ее запахом, напоминавшим ему и о весенних цветах, и о летних персиках. Иногда он шутливо говорил ей, что от нее веет всеми временами года. В ее волосах таились теплые блики осени, а в умненьких серых глазах порой поблескивали зимние льдинки. Он все реже в последнее время напоминал себе, что она не самая раскрасавица в Соединенных Штатах, а когда напоминал, утешался тем, что она все равно чертовски привлекательна.
Внимание его привлек синий клочок ткани, валявшийся на ковре — с той стороны постели, где она любила понежиться после объятий. Он наклонился, чтобы поднять его, и понял, что это ее трусики. Ему страшно захотелось быстрым шагом пересечь двор, вбежать по лестнице и грубо взять ее там, где застанет. Черт возьми, он все-таки сильно к ней привык!
Пережив первое чувство новизны, он должен был, по всей известной ему логике, неминуемо охладеть к ней, но этого почему-то не случилось. Ему уже приходилось ломать голову, выдумывая новые штучки, чтобы держать марку, но надо сказать, что ему были по душе и старые проверенные способы сексуальной близости с ней. Ему нравилось то, как она льнула к нему, и те мягкие горловые звуки, которые она издавала. Она была любознательна и неутомима, но он всегда мог смутить ее без особых усилий. Правда, и она смущала его, когда вдруг с ненасытной жадностью принималась разглядывать его тело.
Он не мог ясно выразить одну мысль, которая все чаще приходила ему на ум в виде смутной догадки, не желающей облачиться в слова. Когда он обладал Грейси, он точно знал, что она чувствует его всего, от корней волос до кончиков ногтей, и не мог понять, как это у нее выходит. Он подумал о толпах женщин, с которыми встречался и спал. Ни одна из них не чувствовала его, как Грейси. Грейси чувствовала его как надо.
Иногда она проделывала одну маленькую забавную штучку, когда они разжимали объятия. Он лежал, откинувшись на подушки, чувствуя, как сладкая истома разливается по всему телу, а она рисовала пальчиком маленький знак «икс» на его груди. Прямо над сердцем.
Он был непреложно уверен, что Грейси воображает, будто по уши влюблена в него. В этом не было ничего особенного. Он привык к тому, что после близости с ним женщины начинают «страдать и сохнуть», и научился обходиться с ними с предельной прямотой, чтобы неизбежный момент разлуки не разбивал их сердец. У Грейси эта болезнь пройдет без особых осложнений, она накрепко усвоила, что он относится к ней как к другу, и достаточно благоразумна, чтобы не претендовать на большее. Она может устраивать ему сиену по любому, подобному сегодняшнему, поводу, но никогда не впадет в истерику из-за недостатка нежности с его стороны.
Эта мысль неожиданно усугубила его раздражение. Он вышел в гостиную, прихватил там окурок сигары и двинулся на кухню. Если женщина любит мужчину, она должна бороться за него. Ей надо вести себя поразумнее, чтобы не допускать трений и осложнений. «Бобби Том, а не кажется ли тебе, что в этом случае ты мог бы чуточку пересмотреть свое мнение?» — вот как ей следует разговаривать с ним в спорных ситуациях. Немножко преданности и понимания, немножко тактичности и уступчивости — и будешь валяться в постельке со своим обожаемым Бобби Томом, а не париться в тесной клетушке над гаражом.
По мере того как его настроение становилось все отвратительнее, он пополнял и расширял перечень обид, нанесенных ему Грейси, и пришел к выводу, что она — отчаянная кокетка. Вокруг нее постоянно крутится множество мужчин, и каждому она находит времечко улыбнуться. Она не должна так посверкивать глазками и смотреть в рот каждому олуху, словно любое его дурацкое слово весит не меньше цитаты иэ Библии. Современная скромная, добропорядочная женщина должна уметь сдерживать свои инстинкты.
Он достал из холодильника пакет молока, отгрыз уголок и сделал хороший глоток. Справедливости ради следует признать, что не одна она виновата в своей популярности у представителей лучшей половины человечества. Грейси все-таки хороша собой, а в Теларозе тоже хватает любителей раскатать губу на все, что шевелится. Ему пришлось даже на днях потолковать с парой парней и сделать им небольшое дружеское внушение, что Грейси — его невеста, а не какая-нибудь телка, которую, кинув монетку, таскают по мотелям из комнаты в комнату.
Он сунул пакет в холодильник и вновь пошел слоняться по дому из угла в угол, лелея чувство обиды. Обходя пустынные комнаты, он пытался успокоить себя. В своем ли он уме? Из-за чего это он так себя изводит? О чем это так запечалился несокрушимый Бобби Том Дэн-тон, у которого на руках все тузы?
Успокоение не приходило. Ему не удавалось выбросить ее из головы. Бобби Том заскрипел зубами. Заталкивая дымящуюся сигару в пепельницу, он стал разрабатывать стратегию своего поведения с ней на будущее. В течение нескольких дней он будет с Грейси ровен и холоден. Он даст ей время подумать о своем плохом поведении и возможность понять, в чем заключается истинное предназначение женщины. Она быстро сообразит, кому в их дуэте принадлежит власть.
Его мысли бежали вперед. После фестиваля студия «Уиндмилл» должна будет перебраться в Лос-Анджелес, чтобы закончить там фильм и озвучить отснятые кадры. Уехав из этого безумного городка, Грейси поневоле успокоится.
Но что произойдет, когда она останется без работы? Она, правда, поддерживает связь с руководством приюта «Шэди Экрз» и наводит свои порядки здесь, в Теларозе, — в доме призрения для престарелых горожан. Он уже стал подумывать, что подобного рода заведения влекут Грейси потому, что уход за больными и немощными людьми является ее истинным призванием и ее тянет туда точно так же, как его по сей день привлекают футбольные схватки. Что, если она решит вернуться обратно в Нью-Гранди?
Эта мысль обеспокоила его. Он уже привык к ней как к своему секретарю и оценил ее умение приводить в порядок бумаги и вести телефонные переговоры. Он просто не может позволить ей уйти от него. Он сделает ей выгодное предложение, от которого она не сможет отказаться, он возьмет ее на ставку с оплатой двадцати четырех часов в сутки. Когда она станет официально получать из его рук щедрый оклад, все эти дурацкие денежные споры между ними упразднятся сами собой.
Он еще раз обдумал эту мысль, и она показалась ему весьма дельной. Однако что будет, если он когда-нибудь «устанет» от физической близости с ней? Ну, тут не должно произойти никаких осложнений. Он совершенно уверен, что она выпорхнет из его постели с легкостью птички, но их крепкие дружеские отношения при этом останутся неизменными.
Он снова повертел в мозгу свой стратегический план и не нашел в нем никакого изъяна. Всегда и во всем нужно владеть ситуацией, и тогда можно быть абсолютно уверенным, что все пойдет хорошо.
Это рассуждение пришло ему на ум уже в постели. Он закрыл глаза, и через несколько секунд Грейси рисовала маленький знак «икс» на его груди — прямо над его сердцем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100