Читать онлайн Первая леди, автора - Филлипс Сьюзен Элизабет, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Первая леди - Филлипс Сьюзен Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 172)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Первая леди - Филлипс Сьюзен Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Первая леди - Филлипс Сьюзен Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Сьюзен Элизабет

Первая леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

-Холлингс заседал в сенате двенадцать лет, Корнилия! Не желаю слышать подобный вздор! Ты поняла? Я запрещаю!
Нили устало потерла глаза и вымученно улыбнулась отцу. Она с утра не вставала из-за письменного стола в кабинете — светлой комнате, одном из самых уютных помещений в доме георгианского стиля, когда-то принадлежавшем Деннису. Поместье располагалось на двадцати акрах лесистой местности в Мидлберге. Деннис в отличие от нее не слишком любил это место. Нили теперь жила здесь постоянно.
Ей нравился этот кабинет: кремовые стены с белоснежным бордюром, антикварные безделушки, дорогая мебель и чудесный камин. Высокие прямоугольные окна задрапированы мягкими шторами с цветочным рисунком, вид из них прекрасный — деревья, только что нарядившиеся в разноцветные осенние платья.
Нили отложила ручку.
— Холлингс — идиот, и народ Виргинии заслуживает лучшего представителя. Что ты там тянешь в рот, чертенок?
Баттон играла на английском ковре, с тонким изысканным узором в виде венков роз и мха. По ковру были разбросаны игрушки, ролик для туалетной бумаги, пустая коробка из-под овсянки и мерные кухонные чашки. Баттон устремила на Нили невинный взор, хотя щеки предательски надулись. Вероятно, она все-таки решила сжевать булку, оставшуюся от вчерашнего ужина, которую весь день носила с собой.
— Заставь ее выплюнуть, папа.
Личфилд сурово воззрился на ребенка:
— Немедленно отдай, Беатрис!
— Не!
К счастью, Баттон слишком широко раскрыла ротик, и на пол вывалился ком обслюнявленной булки. Жестом, таким же элегантным, как взмах клюшкой для игры в поло, Личфилд выхватил из кармана белоснежный носовой платок, подцепил остатки булочки и бросил в корзинку для мусора, стоявшую на маленьком столике, довольно далеко от чересчур любопытного Демона.
— Пусть Холлингс не самый блестящий сенатор Америки, зато всегда был верен партии. Он чрезвычайно расстроен твоими действиями.
С тех пор как в прошлом месяце Нили приняла решение выставить свою кандидатуру в сенат, они с отцом спорили день и ночь. Теперь она преспокойно откинулась в кресле и положила босую ногу на Сквида, мирно дремавшего под столом.
— В таком случае найди какой-нибудь другой способ отблагодарить Холлингса, потому что на предварительных выборах я буду претендовать на его место.
— Без моей поддержки у тебя вряд ли что-то получится!
— Папа, — как можно мягче напомнила Нили, — я не нуждаюсь в твоей поддержке.
Дверь кабинета с громким стуком распахнулась. Это явилась Люси, маленький храбрый рыцарь, спешивший на помощь угнетенным.
— Я дома.
— Вижу.
Нили улыбнулась приемной дочери, всегда готовой грудью отстаивать интересы матери.
Теперь Люси одевалась как большинство ее ровесниц в частной школе, выбранной ими совместно не только из-за превосходных преподавателей, но и царившей там демократичной атмосферы: штаны на тесемке, широкий темно-коричневый свитер, массивные туфли на толстой подошве и длинный ряд серебряных колечек в ухе. Но свежую юную красоту Люси не мог скрыть даже унылый стиль унисекс.
Блестящие коричневые волосы были модно подстрижены и придерживались над ушами двумя овальными заколками. Проблемы с кожей, так часто мучающие подростков, к счастью, обошли Люси, и теперь ее лицо уже не было покрыто толстым слоем косметики, а обкусанные ногти снова выросли и регулярно подпиливались. Девочка держалась уверенно и непринужденно, и сердце Нили, как всегда, когда она видела Люси, наполнилось гордостью за приемную дочь.
Люси, старательно игнорируя Джеймса, прошла к столу.
— Ма, хочешь послушать мой новый компакт-диск?
Нили уже слушала новый компакт-диск, так что уловка Люси не сработала.
— Позже, солнышко. Мы с дедушкой обсуждаем мое политическое будущее. — И, чтобы добавить масла в огонь, пояснила: — Он все еще против моего решения баллотироваться в сенат.
— Но, Корнилия, Люсилъ слишком молода, чтобы разбираться в подобных вещах. Вряд ли она интересуется политикой.
— Очень интересуюсь! — возразила Люси. — И намерена работать в мамином избирательном штабе!
— Много ты понимаешь в кампаниях! — пренебрежительно фыркнул сенатор.
— Некоторым старшеклассникам в моей школе уже исполнилось восемнадцать, так что они могут голосовать! И у всех моих ровесников родители тоже собираются голосовать. Мы с ма работаем над брошюрой для тинейджеров, чтобы и они поняли, в чем суть обязанностей сенатора штата.
Нили еще не привыкла, что Люси зовет ее мамой. Все началось несколько недель назад. Люси никогда не говорила на эту тему, не спрашивала разрешения. Захотела — и все. Баттон — дело другое. Она с самого начала иначе как «ма» к Нили не обращалась и при этом обычно вопила во все горло. Так было с того самого дня, три месяца назад, когда они вместе вышли из уютного дома в Айове.
Не все. Не все вместе. Один член их странной семейки остался.
Но Нили старалась не думать о Мэтте и сейчас попыталась сосредоточиться на битве, разгоравшейся между Люси и Джеймсом Личфилдом.
— …поэтому я спросила Толстожо…
— Люси! — предостерегающе воскликнула Нили.
— Я спросила миссис Фиген, не может ли мама прийти и сделать доклад на школьном собрании. Конечно, не насчет ее кампании: тут даже последний болван дотумкал бы, что к чему, а о том, как многие первые леди трудились на благо страны. Ма знает кучу интересных историй. Как Абигайль Адамс боролась за права женщин, Нелли Тафт велела посадить в Вашингтоне магнолии, а Эдит Вильсон правила страной, когда Вудро болел.
— Вряд ли это было таким уж значительным вкладом в процветание США, — пожала плечами Нили. — Эдит Вильсон едва не ввергла страну в конституционный кризис.
— И все же, по-моему, это было здорово!
— Только по-твоему.
Люси устроилось на своем любимом месте — в кресле напротив стола Нили — и объявила со всем апломбом стреляного воробья избирательных кампаний:
— Уже на предварительных выборах мы как пить дать надерем Холлингсу задницу.
Личфилд раздраженно прищурился, но промолчал, благоразумно опасаясь выговаривать Люси. Нили с самого начала ясно дала понять, что не позволит изводить девочку постоянными нотациями, и Джеймс быстро усвоил: дочь настроена вполне серьезно, и если он не хочет навсегда исчезнуть из ее жизни, то ни в коем случае не должен открыто выказывать приемышам неприязнь.
Бедный отец! Нили испытывала к нему нечто вроде жалости. Появление девочек потрясло его, но он мужественно проглотил эту горькую пилюлю. Кроме всего прочего, ему еще приходилось выдерживать бурю в прессе, вызванную поступком Нили.
Последние три месяца сообщения о ней не сходили с первых страниц таблоидов. Ее поразительная известность даже затмила славу кинозвезд. У всех, кто общался с Нили в ту знаменательную неделю, брали интервью. Бертис и Чарли с честью выдержали испытание. И даже Нико вел себя достойно. Организаторы конкурса двойников тоже получили свои четверть часа славы. Только Мэтт не желал разговаривать с собратьями по профессии и по сей день отказывался сниматься, хотя опубликовал несколько сенсационных статей с подробным описанием приключения первой леди…
Нили общалась с прессой только дважды: дала телевизионное интервью Барбаре Уолтерс
type="note" l:href="#note_41">[41]
и согласилась стать героиней очерка в «Уименс дей», где впервые появились ее фото с приемными дочерьми. Решение показать их миру далось ей нелегко, но она знала, что иначе ей просто не дадут покоя, а журнал «Уименс дей» был, пожалуй, самым подходящим для этого изданием. Кроме того, Люси пришла в восторг.
Все это время отец горой стоял за Нили. И пусть он выглядел сдержаннее обычного и неодобрительно поджимал губы, но ни разу не подвел ее, даже когда Нили полтора месяца назад сложила с себя обязанности первой леди. Ее место заняли три женщины, которых она отобрала лично. Две были закаленными в политических боях женами конгрессменов, отлично знавшими особенности и обычаи столичной жизни, а третья — бойкой племянницей Лестера, успевшей в двадцать два года окончить престижный университет. Она оказалась идеальным противовесом пожилым дамам и сухарю-президенту. И хотя Нили все еще продолжала управлять триумвиратом, давая необходимые советы, постепенно они приобретали необходимые навыки, что давало ей возможность подумать о собственном будущем.
Первым делом нужно было позаботиться о девочках. Если она собирается баллотироваться в сенат, очевидно, придется искать няню для Баттон. Очень скоро выяснилось: найти то, что она хочет, не так-то легко. Нили и Люси проинтервьюировали несколько десятков кандидаток, прежде чем выбрали Тамару, девятнадцатилетнюю, всегда готовую посмеяться мать-одиночку, с колечком в носу и твердым намерением закончить свое образование.
Тамара и ее шестимесячный сын Андре теперь жили в маленькой комнате над кухней. Нили и Люси немного ревновали к ней Баттон, но даже теперь, взяв ребенку няню, Нили пыталась делать большинство дневных звонков, пока дети спали, а за документами и проектами сидела по ночам. И разумеется, она ужасно уставала, отчего проникалась еще большим сочувствием к одиноким "матерям и желанием помочь тем, кто не имеет таких финансовых возможностей, как она.
— Все-таки я не могу поверить, что ты серьезно намерена вступить в борьбу, — покачал головой отец.
— И напрасно, — вставила Люси.
— Я не к тебе обращаюсь.
— У меня есть собственное мнение, — сообщила Люси.
— Вряд ли ребенку полагается высказываться в присутствии взрослых.
Люси тут же сообразила, что за дерзкий ответ ее немедленно отошлют к себе, и поэтому промолчала, одарив Джеймса лукавой улыбкой.
— Через четыре года я получу право голоса, как и все мои друзья.
— Остается надеяться, что республиканцы выживут.
— И демократы тоже.
Потрясающе! Нили искренне наслаждалась их словесными баталиями.
Она рассчитывала, что чары Баттон быстро околдуют отца, и была поражена, что его куда больше заинтересовала Люси. Джеймс обожал достойных оппонентов, и то, что Люси, еще до встречи с ним, объявила себя его смертельным врагом, только распалило его как закаленного бойца. Оба только и ждали повода сцепиться. В чем-то они были ужасно похожи. Упрямые, хитрые, изворотливые, любят манипулировать людьми и абсолютно ей преданны.
Сквид сонно пошевелился под ее ногами.
— Через десять дней я сделаю официальное заявление. Терри созывает пресс-конференцию.
Едва она открыла свои планы Терри, тот попросил назначить его пресс-секретарем. Нили была тронута и обрадована.
— Папа, я понимаю, что поставила тебя в немыслимое положение и тебе придется умыть руки, поэтому не рассчитываю…
— Умыть руки?! — Он принял позу принца Филиппа и нахмурил благородный лоб. — Моя дочь, бывшая первая леди Соединенных Штатов, баллотируется в сенат, а я должен делать вид, что мне это безразлично?! Завтра же попрошу Джима Миллингтона связаться с тобой. Эккермен хорош в своем деле, но без помощи ему не обойтись.
Неужели отец после всех возмущенных тирад наконец сдался? Джим Миллингтон — лучший специалист по проведению избирательных кампаний. Если он согласится — успех обеспечен.
Люси, желая убедиться, что больше нападок на ее драгоценную маму не ожидается, смело выступила вперед.
— Так вы больше не станете забивать ей голову всякой туфтой?
— Люсиль, это не твое дело. Я сделал все возможное, чтобы разубедить Нили, но поскольку она отказалась слушать, у меня нет иного выбора, кроме как поддержать ее.
— Вот это да! — завопила Люси.
Нили улыбнулась и встала.
— Почему бы тебе не остаться на ужин, папа? Сегодня вечер пиццы.
На лице Личфилда промелькнуло нечто вроде разочарования.
— В другой раз. Мы с твоей мачехой приглашены на коктейль к Эмберсонам. И не забудь, что в воскресенье она ожидает к обеду тебя с девочками.
— Хотите сказать — с Баттон, — пробормотала Люси.
Мачеха Нили пришла в ужас от Люси, но с первого взгляда влюбилась в Баттон, которая даже сейчас была одета в возмутительно дорогой костюмчик, купленный бабушкой.
— Это потому, что Беатрис никогда не ругается за столом.
— У меня случайно вырвалось. И на этот раз не могли бы вы попросить ее купить пончики или что-нибудь в этом роде?
Джеймс Личфилд неодобрительно нахмурился и укоризненно покачал головой.
— Если она забудет, нам с тобой придется пойти и купить самим.
— Правда?
— В отличие от некоторых я пустой болтовней не занимаюсь.
Люси радостно ухмыльнулась:
— Отпад!


Каким-то образом им всем удалось пережить воскресный обед. Вечером Нили укачала Баттон и помогла Люси с работой по истории. В одиннадцать, когда в доме все стихло, она ушла в спальню, разделась и улеглась в постель.
Днем, как всегда, она старалась не думать о Мэтте, но по ночам приходилось труднее, особенно в воскресенье — вероятно, потому, что впереди уже маячила очередная одинокая неделя. Без него. Сначала она пробовала уговорить себя забыть его, но успеха не добилась: тоска ощущалась по-прежнему остро.
НОЧИ СТРАСТИ С ПЕРВОЙ ЛЕДИ АМЕРИКИ
Мэтт Джорик
Ничего не скажешь, Корнилия Кейс — горячая штучка, и неудивительно, поскольку ее муж, бывший президент Соединенных Штатов был… — можете себе представить?!ГОЛУБЫМ!


Нили представляла, что очерк Мэтта будет написан именно в этом ключе, но, как выяснилось, ошиблась. «Чикаго стэндард» опубликовала серию его эксклюзивных статей вскоре после того, как Нили вернулась домой, и теперь она вспоминала убористые газетные строчки.


Впервые я увидел Корнилию Кейс на стоянке грузовиков недалеко от Макконнелсберга, штат Пенсильвания, где она спасала очередного ребенка. Спасение детей удается ей лучше всего, так как этим она занималась почти всю жизнь. Когда она терпит неудачу, что бывает довольно часто, то принимает ее ближе к сердцу, чем большинство ее единомышленников, но об этом потом.
Тогда я не знал, что передо мной Корнилия Кейс. Выглядела она довольно странно: синие шорты, дешевые белые тапочки и желтая блузка для беременных с узором в виде шагающих утят; волосы коротко острижены — словом, женщина на сносях, переживающая не самые легкие времена.
Ни в одной статье о ней не упоминалось, что у леди есть характер, и еще какой! Поверьте, это так. При всем своем безупречном воспитании Нили Кейс способна атаковать врага, если очень расстроится. А я определенно доставил ей немало неприятных минут…


Очерк Мэтта публиковался по частям в шести выпусках «Чикаго стэндард», после его цитировали и анализировали во всех крупных телеграфных агентствах, журнальных и газетных издательствах, радио — и телестудиях. Мэтт описывал судьбу девочек, случай, который свел их с Нили, историю на крытом мосту, обед у Гренни Пег и конкурс двойников. Рассказал о Бертис и Чарли, о той ночи, когда он понял, кто перед ним, не забыл упомянуть о Сквиде и «Мейбл», Нико и доме Джоанны.
И в каждой статье автор строго определял, о чем стоит писать и до каких границ позволено дойти. Он не скрыл деталей ее побега, дал читателям понять, как нелегко подчас приходится первым леди, подшучивал над пристрастием Нили к пикникам, играм с фрисби, магазинам уцененных товаров и не скрывал восхищения ее преданной заботой о двух девочках-сиротах. Сначала Нили была недовольна, что он так много говорит о детях, но потом поняла: удовлетворив так быстро любопытство публики, он сбил со следа гончих, которые иначе не дали бы ей жизни. Тем самым Мэтт сделал куда больше для их спокойствия, чем целая армия телохранителей.
Не утаил он от читателей ее политических амбиций, нежелания и боязни брать на руки здоровых малышей, хотя в изображении Мэтта ее невроз не казался позорной слабостью. Скорее неизбежностью.
Мэтт ни словом не упомянул ни об их связи, ни о Деннисе. Он просил доверять ему. А она не сумела. И теперь говорила себе, что следовало бы помнить о его невероятно развитом чувстве долга и не судить так поспешно.
Хотя Мэтт вторгся в ее замкнутый мирок куда бесцеремоннее, чем любой другой журналист, он сумел превратить национального идола в живую, страстную женщину. Поведал, как она заботится о людях, как восторгается самыми простыми вещами, как предана своей стране, как увлечена политикой, хотя Нили не очень понравилось его определение «наивная оптимистка». В статьях Мэтта она казалась куда более уязвимой, чем себе представляла, но в то же время он подчеркивал ее глубокое знание обстановки в стране.
Только в описаниях своих отношений с Нили он отступал от правды, и в итоге ей самой приходилось отвечать на щекотливые вопросы. Барбара Уолтерс постаралась загнать Нили в тупик.


Б. У. Миссис Кейс, в целой серии статей Мэтт Джорик подробно описывает ваши чувства к девочкам, но почти не упоминает о вашей совместной жизни. Не можете ли просветить нас на этот счет?
К. К. Мэтт — прекрасный журналист и написал обо всем куда более детально, чем удалось бы мне. По-моему, он почти ничего не упустил.
Б. У. И все же, как вы могли бы охарактеризовать ваши отношения?
К. К. Поединок двух упрямцев, пытавшихся решить, что для девочек лучше всего. Подчеркиваю: упрямцев.
Б. У. Мэтт упоминал о ваших спорах.
К. К. (со смехом). Их никогда бы не было, если бы он так часто не оказывался не прав.


От смеха закололо сердце. Как противно притворяться!


Б. У. И вы по-прежнему друзья?
К. К. Как нам не быть друзьями после такого приключения? Вы ведь слышали о фронтовом братстве? Пусть солдаты больше не увидятся после войны — все равно между ними навсегда сохранится особая связь.
Б. У. С тех пор вы разговаривали с Мэттом хоть раз?
К. К. Пока он остается законным опекуном девочек; кроме того, нам нужно обговорить условия удочерения, так что мы, разумеется, общаемся.


Нет нужды говорить, что общаются они через поверенных.


Б. У. Хотелось бы уточнить: между вами не было романтических отношений?
К. К. Романтических? Но мы были знакомы всего неделю. И не забывайте о наших крайне активных дуэньях. Боюсь, пуститься во все тяжкие в присутствии детей было бы крайне затруднительно.


Очень затруднительно. Но вполне возможно.
Затянув пояс голубого шелкового халатика, Нили подошла к комоду вишневого дерева, на котором стоял музыкальный центр, и включила проигрыватель компакт-дисков, приглушив звук. Божественный голос Уитни Хьюстон, поющей балладу о разбитом сердце, бальзамом пролился на душу, и по щекам Нили полились первые жгучие, постыдные, но такие нужные ей слезы.
Потому что она всегда будет его любить….
Прижав руку к груди, она слушала скорбные слова.
Сладостно-горькие воспоминания…
Нили достала со дна гардероба коробку и уселась по-турецки на постели. Вот они, ее сладостно-горькие воспоминания: спички из заведения «Гренни Пег», гладкий речной камешек, который она нашла на крытом мосту, маленькое ожерелье и розовая роза, которую он сорвал для нее в ту ночь, когда они бродили в окрестностях старого сельского дома. Сухие лепестки вот-вот рассыплются.
Нили поднесла ее к носу, но аромат уже выветрился.
Он — второй мужчина, которого она полюбила. И второй, кто не ответил на ее любовь.
Песня началась снова.
Эта жалость к себе, потворство собственным переживаниям так мелодраматичны! Ей хотелось смеяться над собой. Вот только почему-то не получалось.
Сладостно-горькие воспоминания…
Только раз в неделю, чтобы немного утешиться. Неужели это так ужасно? Всего раз в неделю, чтобы потом пережить следующие шесть одиноких дней и ночей своей жизни.
Она будет всегда любить его…


У Мэтта было все, что можно вообразить. Деньги. Уважение окружающих. Любимая работа. Личная жизнь.
Вечером он всегда находил фланелевую рубашку там, где оставил ее утром. Открывая шкафчики в ванной, неизменно видел лишь крем для бритья, дезодорант, лейкопластырь и тальк для ног. Никто не воровал его шипучку, не оставлял плейеры где попало, не пачкал новый ковер чикагского дома, который он снимал на Линкольн-парк.
Отвечал он только за себя. Мог в последнюю минуту изменить планы, без помех смотреть, как проигрывают «Медведи»
type="note" l:href="#note_42">[42]
, звонить приятелям и предлагать побросать мяч в корзину. Идеальное существование.
Почему же он чувствует себя обманутым и обойденным?!
Мэтт отбросил непрочитанную газету. По субботам он обычно отправлялся с утра на Фуллертон-Бич и гулял вдоль озера, но сегодня почему-то не хотелось. И вообще ничего не хотелось. Может, завтра попытается что-нибудь написать…
Мэтт осмотрел гостиную, обставленную огромными креслами и сверхдлинным диваном. Интересно, ладит ли Люси с девочками в той шикарной частной школе, куда сунула ее Нили? А Баттон? Выучила новые слова? Скучает ли по нему? И вообще, думают ли они о нем?
А Нили… похоже, собирается занять кресло Холлингса в сенате. Он был счастлив за нее… действительно счастлив… только вот не понимал, почему каждый раз, когда видел ее очередное фото в туалете от кутюр, чувствовал себя так, словно ему нож в сердце вонзали!
Мэтт измучился от собственных мыслей, устал быть наедине со своим несчастьем. Он решительно переоделся в спортивные шорты и уже хотел выйти на пробежку, когда в дверь позвонили. Не хватало ему еще веселой компании в субботу утром!
Он рассерженно откинул засов.
— Какого…
— Сюрприз!
— Сюрприз! Сюрприз!
— Сюрприз!
Все семеро. Семь сюрпризов. Сестры ворвались в комнату и принялись обнимать единственного брата.
Мэри Маргарет Джорик Дубровски… Дебора Джорик… Дениз Джорик… Кэтрин Джорик Мэтьюз… Шэрон Джорик Дженкинс Грос… Жаклин Джорик Имс… и сестра Энн Элизабет Джорик.
Толстушки и худышки, хорошенькие и не очень, хлопотливые домохозяйки и блестящие специалистки, замужние, одинокие, разведенные и даже одна невеста Христова — все нагрянули к нему домой.
— Ты показался таким угнетенным, когда говорил с нами…
— …что мы решили собраться и навестить тебя.
— Чтобы немного развеселить!
— Прочь с дороги! Мне нужно пописать!
— …надеюсь, у тебя есть кофе без кофеина?
— О Боже, мои волосы! Почему вы не сказали, на кого я похожа…
— …позвонить по телефону и вызвать няню к детишкам.
— …вся эта шумиха совершенно тебя вымотала…
— Черт! Зацепила колготки…
— …для чего тогда сестры?
— …у кого-нибудь есть аспирин?
Не успев войти, они одна за другой принялись отводить его в сторону.
— …так волнуюсь за Кэти. С ее булимией…
— …выпотрошила всю свою «Визу».
— …должна поговорить с тобой насчет Дона. Знаю, он тебе никогда не нравился. Но все же…
— …яснее ясного, этот чертов профессор ненавидит меня.
— …стоит поменять работу или…
— …конечно, все двухлетние дети несносны, но…
— …вопрос о причастии. Тот факт, что отец Френсис может освятить облатку, еще не…
Уже через час они ухитрились измазать помадой майку Мэтта, передвинуть его любимое кресло, сунуть нос в его личный органайзер, взять в долг пятьдесят баксов и сломать кофеварку.
Господи, как же он был им рад!
Две сестры остановились в отеле «Дрейк», еще две собирались переночевать в доме Мэри Маргарет на Оук-парк, остальные три оккупировали жилище Мэтта. И поскольку он все равно мучился бессонницей, отдал им свою громадную кровать, а сам занял спальню для гостей.
И как обычно, проспал всего два часа, долго вертелся и, наконец, спустился вниз и уселся в гостиной, глядя в окно. Перед глазами стояла Нили наутро после ночи любви: волосы растрепались, щеки порозовели, а глаза…
— Мы просто невыносимы, верно?
Мэтт обернулся и увидел Энн — в уродливом темно-сером халате, похоже, том же, который она любила носить перед уходом в монастырь. Курчавые непокорные волосы торчали упругими завитушками. Круглое лицо озабоченно хмурилось.
— Совершенно невыносимы, — согласился он.
— Конечно, не следовало жаловаться тебе на церковную политику, но остальные монахини ужасно консервативны, и… — Она грустно усмехнулась. — Вечно мы обременяем тебя своими проблемами. Женщины семейства Джорик сильны, независимы и остры на язык, но стоит им оказаться рядом со старшим братом, как мигом превращаются в маленьких беспомощных дурочек.
— Ничего страшного Я, во всяком случае, не возражаю.
— Возражаешь, и еще как. Но я тебя не виню.
Мэтт улыбнулся и обнял сестру. Ну и врединой она была когда-то. Совсем как Люси… Горло стиснуло болью.
— Мэтт, что-то неладно?
— С чего ты взяла?
— Ты должен быть на седьмом небе, а это не так. Ну подумай, как должен чувствовать себя автор самого сенсационного в году репортажа? Вернул свою работу, получил предложения от лучших газет и журналов страны. Все, к чему ты стремился, осуществилось. Но счастья тебе это не принесло.
— Ошибаешься. Я счастлив. Честное слово. Лучше расскажи об отце Френсисе. Чем он так довел тебя?
Энн мгновенно проглотила наживку, и это избавило его от необходимости выкладывать то, что было трудно объяснить даже себе самому. Он действительно получил все, но при этом ненавидел себя лютой ненавистью.
Вместо хоккейного матча он хотел поехать на пикник. Вместо очередной пробежки — посадить малышку Баттон в песочницу и побросать фрисби с ее старшей сестрой. Вместо свидания с одной из бесчисленных особ женского пола, осаждавших его, как осы — мед, прижать к себе милую упрямую первую леди с глазами цвета неба над Америкой.
Милую упрямую первую леди, сбежавшую со всей его чертовой семейкой!
Энн, выложив то, что лежало у нее на душе, вновь внимательно посмотрела на старшего брата.
— Ладно, приятель, — сочувственно пробормотала она, — дам тебе передышку. А теперь твоя очередь. Так что стряслось?
Самоконтроль, которым так гордился Мэтт, внезапно изменил ему. Плотину прорвало.
— Я пропал, сестричка. Совсем пропал… — Он осекся, грозно уставился на Энн, словно приказывая ей немедленно исчезнуть, но тут же вновь сник. — Влюбился в Нили Кейс. По уши.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Первая леди - Филлипс Сьюзен Элизабет



Просто супер.
Первая леди - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛЮДМИЛА
11.08.2010, 10.41





Книга бесподобна... Советую прочесть, но мне кажется, что ее лучше поймут и оценят девушки от 23-25 лет и старше. Читайте, отдыхайте, переживайте!!!!
Первая леди - Филлипс Сьюзен ЭлизабетСветлана
2.10.2011, 23.22





замечательная книга: интересный сюжет, характерные Герои, юмор. Понравилось!
Первая леди - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЮлия
3.03.2012, 15.21





Книга не плоха, но меня не настолько захватила сюжетная линия ,по сравнению с некоторыми другими романами этого автора.8/10
Первая леди - Филлипс Сьюзен Элизабетелена
12.05.2012, 8.56





Хорошая книга. Книга о настоящей искренней любви, берущей за душу.
Первая леди - Филлипс Сьюзен ЭлизабетИрина
9.11.2012, 14.25





Пока что лучшая у этого автора, из всего того что я прочитала!!! Очень интересный сюжет!!!
Первая леди - Филлипс Сьюзен ЭлизабетДарья
27.01.2013, 21.41





Диалоги,характеры и события- бесподобны. Но а вся эта звездно-полосатая хрень лжива и отвратительна. Тем не менее ставлю 9.
Первая леди - Филлипс Сьюзен Элизабеткрыска
23.03.2013, 7.10





даже больше чем неплохо!
Первая леди - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛюсьена
4.09.2013, 19.44





Потрясающий незабываемый роман,эмоции переполнены до невозможности!
Первая леди - Филлипс Сьюзен ЭлизабетАлиса
14.12.2013, 14.53





очень понравилось с удовольствием провела время
Первая леди - Филлипс Сьюзен Элизабетелена
15.12.2013, 19.47





Это провал! Прочитала книг пять этого автора и не ожидала такой нудятины. Глав 10 идет описание как они сели в машину, едут в машине, один взял ребенка на руки, другой взял, остановились, поели, опять поехали ... И так до бесконечности. Звонки Барбаре Буш и Хилари Клинтон - это вообще за гранью)))
Первая леди - Филлипс Сьюзен ЭлизабетShootka
23.12.2013, 18.59





Один раз можно прочитать. Некоторые сцены заставляют ценить простую жизнь. 8/10
Первая леди - Филлипс Сьюзен ЭлизабетВикки
6.07.2015, 13.38





Сюжет напоминает "Римские каникулы" с Одри Хепберн
Первая леди - Филлипс Сьюзен ЭлизабетВалерия
18.01.2016, 15.50





Бесподобний роман. Просто клас.
Первая леди - Филлипс Сьюзен ЭлизабетОльга .
13.02.2016, 16.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100