Читать онлайн Итальянские каникулы, автора - Филлипс Сьюзен Элизабет, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 192)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Сьюзен Элизабет

Итальянские каникулы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Рен заметил ее с момента появления. Она отвергла два столика, прежде чем выбрала тот, которым осталась довольна, потом, едва усевшись, переставила все, что стояло на скатерти. Разборчивая особа. И лицо… лицо, просто светившееся умом и интеллектом. Мало того, она поистине излучала серьезность и решимость, которые Рен нашел столь же сексуальными, как и ее чрезмерно чувственные губы. На вид ей было чуть за тридцать. Неяркая косметика и простая, но дорогая одежда, обожаемая утонченными европейскими женщинами. Лицо скорее интригующее, чем красивое. Она не была по-голливудски истощена, но ему понравилось ее тело: груди, пропорциональные бедрам, узкая талия и обещание великолепных ног под черными слаксами. В светлых волосах словно переливаются рыжеватые блики, шедевр парикмахерского искусства, но он был готов побиться об заклад, что это ее единственная фальшивая черта. Никаких наращенных ногтей или накладных ресниц. А будь ее груди накачаны силиконом, она старалась бы их выставить напоказ, вместо того чтобы прятать под скромным черным свитером.
Он увидел, как она выпила бокал вина и заказала другой.
И прикусила ноготь на большом пальце. Жест казался несвойственным столь организованной женщине, что делало его безумно эротичным.
Рен пытался рассматривать остальных женщин, но то и дело возвращался взглядом к этой. Странно. Обычно женщины сами искали его — он никогда не гонялся за ними. Но прошло немало времени с тех пор, как… и в ней что-то было.
Какого черта…
Он откинулся на спинку стула и опалил ее знаменитым горящим взглядом.
Изабел почувствовала, что он сверлит ее глазами. Этот человек просто источал секс. Третий бокал вина немного разогнал тоску, а его внимание подняло настроение еще выше. Вот мужчина, который кое-что знает о страсти.
Он слегка пошевелился и вскинул темную изогнутую бровь. Она не привыкла к таким откровенным призывам. Потрясающие мужчины обычно хотели от доктора Изабел Фейвор совета. Не секса. Слишком уж она подавляла.
Изабел передвинула вилку на полдюйма вправо. Он не выглядел американцем, а за границей она вряд ли была известна. Следовательно, незнакомец едва ли мог узнать ее. Нет, этому человеку не нужна мудрость доктора Фейвор. Он всего лишь хотел секса.
«Это не мои проблемы, Изабел. Это твои проблемы».
Она вскинула голову, и кончики его губ чуть приподнялись. Ее раненое, онемевшее от вина сердце растопила его легкая улыбка.
«Этот человек не считает меня шизофреничкой, Майкл. Этот человек с первого взгляда распознал мощное сексуальное притяжение».
Удерживая ее взгляд своим, он медленно коснулся уголка рта костяшкой указательного пальца. Что-то теплое расцвело и поднялось в ней, как слоеное печенье, подходящее в духовке. Она зачарованно наблюдала, как палец скользнул к ямочке на верхней губе. Жест был настолько откровенно сексуален, что ей следовало бы оскорбиться. Вместо этого она сделала еще глоток и стала ждать, что будет дальше.
Он поднялся, прихватив с собой бокал, и медленно направился к ней. Две итальянки за соседним столиком замолчали и уставились на него. Одна скрестила ноги. Другая заерзала на стуле. Обе были молоды и красивы. Но этот падший ренессансный ангел слетел к ней.
— Синьора? — Он показал на стул напротив. — Posso farti compagnia?
type="note" l:href="#note_3">[3]
Она покорно кивнула, хотя мозг настойчиво требовал отшить его. Он скользнул на стул, такой же обольстительный, как черная атласная простыня.
С этого расстояния он был ничуть не менее неотразимым. Вот только глаза были слегка красными, а щетина казалась скорее следствием усталости, чем модных претензий. Но как ни странно, все эти недостатки только усиливали его сексуальность.
К собственному удивлению, она вдруг поняла, что обращается к нему по-французски:
— Je ne parle pas l'italien, monsieur
type="note" l:href="#note_4">[4]
.
Вот это да…
Какая-то часть рассудка приказывала ей встать и немедленно уйти. Другая советовала не спешить.
Она наскоро оглядела себя, пытаясь сообразить, что в ней может выдать американку, но в Европе полно блондинок, включая тех, кто подобно ей любит делать себе мелирование. Одета она в черное, как и он: узкие брюки и облегающий свитер без рукавов с высоким воротом. Неудобные туфли сделаны в Италии. Единственная драгоценность — тонкий золотой браслет со словом «Дыши», выгравированным изнутри, чтобы постоянно напоминать о необходимости оставаться сосредоточенной. Она еще ничего не ела, поэтому он не мог видеть пресловутого процесса перекладывания вилки из левой руки в правую, типичного для разрезающих мясо американцев.
«Какая теперь разница? И почему ты это делаешь?»
Потому что ее мир рухнул.
Потому что Майкл не любил ее. Потому что она слишком много выпила. Потому что устала бояться. Потому что хотела почувствовать себя женщиной, а не обанкротившимся учреждением.
— И un peccato
type="note" l:href="#note_5">[5]
.
Он лениво пожал своими великолепными плечами.
— Non parlo francesca
type="note" l:href="#note_6">[6]
.
— Parlez vous anglais?
type="note" l:href="#note_7">[7]
Он покачал головой и коснулся груди:
— Mi chiamo Dante
type="note" l:href="#note_8">[8]
.
Она повторила жест:
— Je suis… Annette
type="note" l:href="#note_9">[9]
.
— Annette. Molta bella
type="note" l:href="#note_10">[10]
.
— Данте…
Имя согрело желудок, словно горячий сироп, и ночной воздух превратился в мускус.
Его рука коснулась ее ладони. Изабел уставилась на нее, но не отстранилась. Лишь снова глотнула вина.
Он стал играть с ее пальцами, давая понять, что это нечто большее, чем легкий флирт. Обольщение, причем рассчитанное, но это почти не обеспокоило ее. Сейчас она была слишком деморализована, чтобы задаваться подобными вопросами. Осмотрительность и тонкие приемы не для нее.
«Цени свое тело, — советовалось в краеугольном камне „Нравственная чистота“. — Ты сокровище. Величайшее из созданий Божьих».
Она свято верила в это, но Майкл подорвал веру, а падший ангел по имени Данте обещал мрачное искупление, поэтому она улыбнулась ему и не отняла руки.
Он еще больше откинулся на спинку стула с легкостью, присущей весьма немногим мужчинам, и она позавидовала этому неосознанному высокомерию.
Некоторое время они наблюдали, как американские студенты становятся все более неуправляемыми. Он заказал ей четвертый бокал вина. Она неожиданно для себя сделала ему глазки.
«Видишь, Майкл, я и это умею. И знаешь почему? Потому что я куда более сексуальна, чем тебе кажется».
Она тихо радовалась, что языковой барьер делает беседу невозможной. Вся ее жизнь была наполнена словами: лекции, книги, интервью. ПБС
type="note" l:href="#note_11">[11]
показывала ее видео, когда проводила кампанию по сбору средств. Она говорила, говорила, говорила… И посмотрите только, до чего это ее довело!
Его палец скользнул под ее ладонь и погладил кожу воистину плотской лаской. Савонарола, враг всего чувственного, в пятнадцатом веке был сожжен на этой самой площади. Будет ли гореть и она?
Она уже горела. Голова шла кругом. Все же Изабел была не настолько пьяна, чтобы не заметить: улыбка каким-то таинственным образом не доходит до его глаз. Он проделывал это раньше сотни раз. Речь идет о сексе. Не об искренности.
И тут до нее дошло. Он жиголо!
Она попыталась отнять руку. Впрочем, зачем? Это открытие просто расставило все по своим местам, что она ценила больше всего.
Свободной рукой Изабел поднесла бокал к губам. Она приехала в Италию, чтобы склеить осколки разбитой жизни. Но как можно сделать это, если не стереть предварительно мерзкую запись обвинений Майкла, постоянно прокручивавшуюся в голове? Запись, заставлявшую ее чувствовать себя увядшей и ничтожной.
Она усилием воли подавила поднявшееся отчаяние.
Может, именно Майкл виноват в их сексуальных проблемах? Разве жиголо Данте не сумел всего за несколько минут без слов рассказать ей о похоти больше, чем Майкл за четыре года? Может, профессионалу удастся то, на что дилетант оказался неспособен? По крайней мере профессионалу можно довериться: он знает, как нажимать все нужные кнопки.
Тот факт, что она вообще думает об этом, должен был бы шокировать ее, но последние полгода научили ее невосприимчивости к любого рода потрясениям. Как психолог, она знала наверняка, что никто не может начать новую жизнь, игнорируя старые проблемы. Они просто возвращаются, чтобы снова и снова терзать душу.
Изабел понимала, что не стоит принимать важные решения на нетрезвую голову. С другой стороны, будь она трезва, никогда бы не решилась на такое, и это, вероятно, стало бы самой большой ошибкой. А если разобраться, на что еще годятся оставшиеся у нее жалкие гроши? С их помощью можно отрешиться от прошлого и сделать первый шаг вперед! Вот оно, недостающее звено ее плана перерождения!
Одиночество. Отдых. Размышления. Сексуальное исцеление. Четыре ступеньки, ведущие к пятой. Действию. И более-менее совпадающие с четырьмя краеугольными камнями.
Он не торопился допить вино. Продолжал ласкать ее ладонь, просовывая палец под золотой браслет. Слегка нажимал на то место, где бился пульс. И наконец, устав от игры, швырнул на стол пригоршню банкнот, поднялся и медленно протянул ей руку.
Настало время решать. Все, что от нее требовалось, — оставить руку на столе и покачать головой. Тут полно народу, и он не посмеет поднять шум.
«Секс не склеит того, что сломано внутри, — говорилось в лекции доктора Изабел. — Секс без глубокого истинного чувства оставит в вас грусть, тоску и стыд. Поэтому сначала исцелите себя. Исцелите себя! И только тогда можете думать о сексе. Потому что, если этого не произойдет, если вы станете использовать секс только для того, чтобы скрыть свои пристрастия, чтобы ранить унижавших вас людей, чтобы избавиться от комплексов, чтобы почувствовать себя цельной, кончится тем, что уже нанесенные раны будут болеть куда сильнее…»
Но доктор Фейвор — неудачница и банкрот, и блондинка, сидящая во флорентийском кафе, не обязана ее слушать.
Изабел поднялась и взяла его руку.
И пошла за ним на подгибавшихся от вина и страха ногах. Он вывел ее с площади на узкие улочки.
Интересно, какова такса жиголо? Остается надеяться, что у нее хватит денег. Если же нет, придется воспользоваться кредиткой, на которой почти ничего не осталось.
Они направились к реке, и назойливое ощущение чего-то знакомого вернулось с новой силой. Какой из старых мастеров запечатлел его лицо?
Но в голове стоял туман, и мысли ворочались слишком лениво.
Он показал на герб Медичи, высеченный на боковой стороне здания, и кивнул в направлении крошечного дворика, где вокруг фонтана росли белые цветы. Гид и жиголо в одном эротическом флаконе. Ничего не скажешь, вселенная иногда делает подарки. И сегодня подарила ей недостающее звено в плане создания новой жизни.
Она не любила мужчин, возвышавшихся над ней. А этот был выше на целую голову. Впрочем, он скоро окажется в горизонтальном положении, так что и тут проблем не будет.
Она подавила паническую дрожь.
Он мог оказаться женатым… хотя прирученным он не смотрится. А если это серийный маньяк — убийца? Правда, несмотря на мафию, итальянские преступники больше склонны к воровству, чем к убийству.
Пахнет он дорого: чистый, экзотический, манящий аромат, исходящий скорее от его кожи, чем из флакона.
Она вдруг представила, как он прижимает ее к стене одного из древних зданий, задирает юбку и вонзается в нее. Но тогда все будет кончено слишком быстро, а дело вовсе не в том, чтобы покончить с этим как можно быстрее. Главное — заглушить голос Майкла и только потом начинать жить заново.
Вино связало ей движения, и она то и дело спотыкалась. Черт, да она просто неотразима!
Он подхватил ее под локоть и показал на дверь маленького дорогого отеля.
— Vuoi venire con me al'albergo.
Она не поняла слов, но безошибочно почувствовала интонации. Он приглашает ее в отель.
«Мне нужна страсть», — сказал Майкл.
«Что же, Майкл Шеридан, представляешь, мне тоже!»
Она протиснулась мимо Данте и вошла в крошечный вестибюль. Изысканная обстановка придавала уверенности: бархатные занавеси, позолоченные стулья, мраморный пол. По крайней мере она получит свой продажный секс на чистых простынях. И вряд ли маньяк выберет это место, чтобы прикончить наивную, изголодавшуюся по сексу туристку.
Портье подал ему ключ, значит, он уже живет тут. Жиголо высокого класса.
Они едва поместились в маленьком лифте. Плечи их соприкоснулись, и Изабел осознала, что причина вспыхнувшего в животе огня не только вино и сосущее чувство собственной неполноценности.
Они ступили в тускло освещенный коридор, и перед глазами Изабел на миг возникла странная картина: мужчина, одетый в черное, палит из пистолета. Это еще откуда?
Хотя с ним она не чувствовала себя в безопасности, все же почему-то была уверена, что ей ничто не грозит. Если он хотел убить ее, мог бы сделать это в любом из переулков, мимо которых они проходили, и, уж конечно, не стал бы стрелять в пятизвездном отеле.
Они добрались до конца коридора. Он крепко сжимал ее пальцы: вероятно, давая понять, что теперь она в его власти.
О Боже! Что она делает?
«Хороший секс, потрясающий секс должен вершиться не только телами, но и в нашем мозгу».
Доктор Изабел была права. Но здесь речь шла не о потрясающем, а о грязном, запретном, опасном сексе, в чужом городе, с человеком, которого она никогда больше не увидит. Сексе, призванном прояснить мозги и унести ее страх. Сексе, долженствующем убедить ее, что она все еще женщина. Сексе, предназначенном для того, чтобы склеить осколки и дать ей возможность идти вперед.
Он открыл дверь и включил свет. Сразу видно, что женщины хорошо ему платят. Это не просто номер, а элегантный, хотя немного неопрятный люкс: из открытого чемодана выпирает одежда, а туфли валяются прямо посреди пола.
— Vuoi unpoco di vino?
Она услышала знакомое слово «вино» и хотела сказать «да», но запуталась и вместо этого покачала головой. Движение оказалось слишком резким, и она едва не упала.

— Va bene

type="note" l:href="#note_12">[12]
.
Легкий вежливый поклон, и он прошел мимо нее в спальню, двигаясь при этом, как порождение ночи, темное, изящное и отмеченное проклятием. А может, проклятием отмечена была именно она, потому что не подумала уйти. И вместо этого последовала за ним, встала на пороге и следила, как он подходит к окну.
Жиголо открыл ставни, и легкий ветерок растрепал его длинные шелковистые, посеребренные луной пряди.
— Vieni vedere. II giardino и bellissimo di notte
type="note" l:href="#note_13">[13]
, — предложил он, обводя рукой сад.
Ее ноги казались вялыми, как пропитанные алкоголем тряпки, но она все же положила сумочку на комод, подковыляла к нему и посмотрела вниз. В засаженном цветами дворе стояло несколько столиков. Зонтики были свернуты на ночь. Из-за ограды слышался уличный шум, и Изабел показалось, что она ощущает гнилостный запах Арно.
Его рука легла на ее затылок. Он сделал первый ход.
Еще не поздно уйти. Она даст ему понять, что все это большая ошибка, колоссальная ошибка, мать всех ошибок. Сколько денег можно оставить жиголо за несделанную работу? А как насчет чаевых? Может…
Но он ничего не делал. Просто обнимал ее, и все казалось не так уж плохо, хотя и продолжалось довольно долго. Совсем другие ощущения, чем с Майклом. Его рост, конечно, действует на нервы, но приятно ощущать такую силу.
Он наклонил голову, и она попыталась отстраниться, потому что была не готова к поцелуям. Но тут же напомнила себе, что и это тоже часть ритуала очищения.
Его губы коснулись ее губ как раз под нужным углом. Скольжение его языка было идеальным: не слишком застенчивым, не слишком удушливым. Поразительный поцелуй, элегантно исполненный. Никаких хлюпающих звуков. Можно сказать, безупречный. Но даже в хмельном тумане она понимала, что сам он ничего не вкладывает в этот поцелуй. Просто прекрасная демонстрация профессиональных навыков. Вот и хорошо. Именно этого и стоило ожидать, если бы у нее было достаточно времени чего-то ожидать.
Что она тут делает?!
«Заткнись и позволь человеку выполнять свою работу. Думай о нем как о сексзаменителе. В конце концов, все уважаемые психоаналитики используют подобных людей, не так ли?»
Он определенно считал, что торопиться не стоит, и ее кровь немного быстрее побежала по жилам. Нужно отдать ему должное: он достаточно нежен.
Не успела она опомниться, как его рука проникла под свитер. Но Изабел не пыталась объяснить, что она еще не готова. Майкл был не прав. Она вовсе не стремится все взять под контроль. Кроме того, прикосновения Данте были приятны, поэтому она не могла оставаться совсем уж равнодушной.
Он щелкнул застежкой ее лифчика, и она снова окаменела.
«Расслабься и позволь человеку работать. Все совершенно естественно, даже если ты видишь его впервые».
Он погладил ее по спине.
Придется позволить ему все. Даже провести пальцем по соску. Да, именно так.
До чего же он все умело проделывает… И сколько же времени все это у него занимает? Может, они с Майклом чересчур торопились достичь финиша, но чего можно ожидать от целеустремленных трудоголиков?
Данте, похоже, нравилось ласкать ее груди, и это очень приятно. Майклу тоже они нравились, но Данте казался настоящим ценителем.
Он увлек ее к кровати и поднял свитер. Раньше он только касался грудей, теперь же еще и видел их, и это казалось почти неприличным. Вмешательством в самое личное. Но, опустив свитер, она докажет правоту Майкла, поэтому приходилось стоять с поднятыми руками.
Он взвесил на руке ее грудь. Поднял, сжал и, наклонив голову, глубоко втянул сосок ртом. Ее тело сорвалось с мертвого якоря.
Она почувствовала, как скользят по бедрам слаксы, и, не желая оставаться в стороне, сбросила туфли. Он отступил ровно на такое расстояние, чтобы без помех стянуть с нее свитер и лифчик. Ничего не скажешь, этот человек умеет управляться с женскими одежками. Никакой возни, лишних движений — все идеально, вплоть до бессмысленных итальянских нежностей, которые он шептал ей на ухо.
Она стояла перед ним в бежевых кружевных трусиках и золотом браслете со словом «Дыши», выгравированным на внутренней стороне. Он снял свои туфли и носки — без всякой неловкости, расстегнул черную рубашку с ленивой грацией стриптизера, открывая один идеально очерченный мускул за другим. Сразу видно, сколько он трудится, чтобы сохранить рабочий инструмент в наилучшей форме.
Большие пальцы Данте прижались к ее соскам, все еще влажным от его слюны. Он сжал их двумя пальцами, и она куда-то уплыла, далеко-далеко, от всех бед и забот.
— Bella
type="note" l:href="#note_14">[14]
, — прошептал-промурлыкал он, как насытившийся лев.

Его рука, скользнув по бежевому кружеву между ее ног, стала потирать нежную плоть, но для этого она еще не была готова. Данте не помешало бы взять еще несколько уроков в школе жиголо.

Не успела она это подумать, как кончик его пальца медленно обвел кружево, и она судорожно схватилась за его руку, боясь упасть. Ослабевшие ноги подгибались. Почему она вечно воображает, будто может указывать другим, как делать их работу? Очередное напоминание о том, что и она не всезнайка и вовсе не может считаться экспертом в подобного рода вещах, да и во многом остальном тоже… Впрочем, вряд ли ей потребуются еще какие-то напоминания.
Элегантным жестом откинув одеяло, он уложил ее и сам растянулся рядом столь изысканно-точным движением, словно брал уроки у хореографа. Ему следовало бы писать книги типа «Секс — секреты лучшего итальянского жиголо». Впрочем, книги следовало писать им обоим. Ее будет называться «Как я сумела доказать, что была и осталась настоящей женщиной, и исправила ошибки прежней жизни». Ее издатель мог бы продавать их в наборе.
И сейчас она платила за это, а он дотрагивался до нее, так что настала пора ответить тем же, хотя они едва знали друг друга и это казалось чересчур преждевременным.
«Прекрати ты это!»
Она начала свое нерешительное исследование с его груди, перешла к спине. Майкл мгновенно откликался на ее ласки, но совсем не как этот человек.
Ее руки прокрались к его животу, бугрившемуся мышцами, как у атлета. Его брюки куда-то исчезли — когда он успел их снять? — а трусы были из черного шелка.
«Ну же, давай, не медли!»
Она коснулась его через тонкую ткань и услышала короткий полустон-полувсхлип, непонятно только, искренний или притворный. Пока было несомненным одно: он обладает врожденным талантом жиголо и несомненным умением обращаться с женщиной.
Она ощутила, как с бедер сползли трусики.
«А ты ожидала, что они так и останутся на месте?»
Он перенес свой вес на локти и стал целовать внутреннюю сторону ее бедер. Тревожные сирены уже вопили во всю мочь. Его губы скользнули выше, и Изабел, сжавшись, схватила его за плечи и оттолкнула. Некоторых вещей она допустить не может, даже ради того, чтобы стереть прошлое.
Он поднял голову, и в полумраке она увидела в его глазах вопрос. И безмолвно покачала головой. Он пожал плечами и потянулся к прикроватному столику.
Подумать только, она ни разу не вспомнила о презервативе! Похоже, просто подсознательно стремится к собственной гибели!
Он натянул презерватив так же ловко, как делал все остальное, и уже привлек ее к себе, когда она, отчаянно цепляясь за последние остатки здравого смысла, подняла вверх два пальца.

— Due? (два)

Duex, s'il vous plaot*. (Два, пожалуйста фр.)

С красноречивой миной, по-видимому, означавшей «спятившая иностранка», он потянулся ко второму кондому. На этот раз пришлось приложить усилия, чтобы натянуть одну резинку поверх другой, и она отвела глаза, потому что неуклюжесть делала его более человечным, а этого ей не хотелось.

Его рука погладила бедро, развела ее ноги: очевидно, ее ждали все новые утонченные ласки. Но эта близость показалась невыносимой. Из уголка глаза медленно поползла слеза. Изабел повернула голову и промокнула слезу наволочкой, пока он ничего не заметил. Она хотела оргазма, черт возьми, не пьяных слез жалости к себе. Восхитительного оргазма, который прояснит ей голову и позволит уделить все внимание преобразованию собственной жизни.
И она потянула его на себя, а когда он замялся, дернула еще сильнее, поэтому он наконец подчинился. Его волосы мазнули по ее щеке, и она услышала его прерывистое дыхание. Его палец скользнул внутрь, и это было приятно. Ей следовало бы заставить его лечь на спину, а самой оказаться сверху.
Его прикосновения становились все медленнее, все обольстительнее, но она хотела поскорее достичь того, к чему стремилась, подняла бедра, чтобы поскорее вобрать его целиком. Он снова сделал, как она хотела, и стал входить в нее.
Она сразу поняла, что он в отличие от Майкла чересчур велик, но стиснула зубы и извивалась под ним, пока он не потерял контроль над собой и не погрузился в нее.
И застыл.
Она призывно изогнулась, требуя поспешить, помочь добраться туда, где она хотела быть, закончить поскорее, так чтобы она могла забыться хоть на минуту, прежде чем трезвый шепот, наполнивший ее пропитанный вином мозг, не сменится паническими воплями. И тогда придется признать тот суровый факт, что она нарушает все принципы, в которые так искренне верила, и это плохо. Неправильно. Дурно.
Он пошевелился, приподнялся и уставился на нее затуманенными похотью глазами. Она закрыла свои, чтобы не смотреть на него. Не видеть совершенства. Он сунул руку между их телами, стал ласкать ее, но его терпение только ухудшило ситуацию. Вино подкатило к самому горлу. Она оттолкнула его руку и качнула бедрами. Он понял намек и ответил медленными сильными толчками. Изабел закусила губу и стала считать от десяти до одного, потом от одного до десяти и снова оттолкнула его руку, борясь с тоскливым ощущением измены себе самой.
Прошло много-много вечностей, прежде чем он наконец забился в конвульсиях. Она терпеливо вынесла его содрогания и подождала, пока он не перекатится на бок. И, едва освободившись, буквально слетела с кровати.
— Аннетт?
Она, не обращая внимания, молниеносно натянула одежду.
— Аннетт? Che problema с'и?
type="note" l:href="#note_15">[15]

Изабел сунула руку в сумочку, бросила на кровать несколько банкнот и ринулась к двери.

Восемнадцать часов спустя слепящая головная боль ничуть не уменьшилась. Сейчас Изабел была где-то к юго-западу от Флоренции, пытаясь вести «фиат-панду» с заедающим рычагом переключения скоростей, в безлунной ночи, по незнакомой дороге, с дорожными знаками на языке, которого она не понимала. Вязаное платье собиралось толстыми складками под ремнем безопасности, и она так ослабела и размякла, что не смогла причесаться. И ненавидела себя, неопрятную, растрепанную распустеху. Интересно, сколько губительных оплошностей может сотворить умная женщина и все же держать высоко голову? Учитывая состояние ее собственной головы в настоящий момент, оплошностей даже слишком много.
Справа промелькнул дорожный знак, так быстро, что она не успела ничего прочитать. Пришлось сбросить скорость, подтянуться к обочине дороги и заставить себя осадить назад. Можно не волноваться, что налетишь на кого-то: здесь, по-видимому, вообще не ездят машины.
Тосканская сельская местность славится поразительно красивыми пейзажами, но Изабел отправилась в путешествие с вечера и поэтому пока что ничего не смогла разглядеть. Наверное, нужно было выехать пораньше, но она ухитрилась вытащить себя из постели только во второй половине дня, а потом долго сидела перед окном и смотрела вдаль, пытаясь молиться, но не находя слов.
Фары «панды» осветили единственное слово: КАСАЛЕОНЕ. Изабел включила освещение в салоне, вытащила карту и увидела, что каким-то образом умудрилась выкатиться задом на нужную дорогу. Господь хранит дураков.
«Так где же ты был прошлой ночью, Господи?!»
Разумеется, где-то в другом месте, сомнений нет. Но стоит ли винить Бога или даже все выпитое вино за то, что случилось вчера? Недостатки собственного характера подвигли ее на совершенно невероятную глупость. Она отвергла все, во что верила, только чтобы обнаружить простую истину: доктор Фейвор, как всегда, оказалась права. Секс не может исцелить того, что уже сломано внутри.
Она снова выехала на дорогу.
Как у очень многих людей, ее душевные раны были нанесены еще в детстве, но сколько можно осуждать родителей за собственные неудачи? Ее родители были преподавателями колледжа, привычной средой обитания которых стали окружающий их душевный хаос и эмоциональные эксцессы. Ее мать пила, славилась своим умом и была невероятно сексуальна. Ее отец пил, славился своим умом и был невероятно груб. Несмотря на несомненный авторитет в определенных областях знаний, они так и не сумели добиться зачисления в штат ни одного колледжа. Мать имела несчастную склонность заводить романы со студентами, а отец имел не менее несчастную тенденцию затевать безобразные ссоры с коллегами. Изабел провела детство, таскаясь за ними из одного университетского города в другой: невольный свидетель безалаберной жизни родителей.
В то время как другие дети мечтали ускользнуть из-под родительского надзора, Изабел жаждала некоей внутрисемейной гармонии, которой так и не дождалась. Родители использовали ее как пешку в своих бесконечных поединках. В отчаянной попытке сохранить себя девушка, едва достигнув восемнадцати лет, ушла из дома и с тех пор жила, как считала нужным. Шесть лет назад отец умер от цирроза, а вскоре за ним последовала мать. Изабел исполнила свой долг, но скорбела не столько по ним, сколько по зря растраченным жизням.
Свет фар скользнул по узкой извилистой улочке с живописными каменными зданиями, стоявшими у самой дороги. Чуть дальше она заметила скопление магазинчиков, закрытых на ночь металлическими решетками. Все в этом городке казалось древним и причудливым, если не считать гигантского постера с Мелом Гибсоном на стене здания. Чуть пониже названия картины, буквами поменьше, было выведено имя Лоренцо Гейджа.
И тут ее наконец осенило. Правда, поздновато. Живопись Ренессанса ни при чем! Этот Данте — двойник Лоренцо Гейджа, скандального актера, недавно доведшего до самоубийства ее любимую актрису!
Ее опять затошнило.
Сколько фильмов с участием Гейджа она видела? Четыре? Пять? И то слишком много, но Майкл любил картины в стиле экшн: чем больше насилия, тем лучше. Теперь с нее хватит! Больше никогда в жизни!
Хотелось бы, конечно, знать, испытывает ли Гейдж хотя бы слабые угрызения совести из-за гибели Карли Свенсон. Возможно, трагедия сделала ему дополнительную рекламу. Почему приличных женщин так и тянет к мерзавцам? Должно быть, дело именно в стремлении спасти. В потребности верить, что лишь ты нашла в себе достаточно сил, чтобы превратить распутного шалопая в достойного мужа и отца. Жаль только, что это не так-то легко.
Выбравшись из города, она снова включила освещение и уткнулась в карту. Потом прочла указания: «Проехать по дороге из Касалеоне около двух километров и свернуть направо у Расти Эйп». (рыжая обезьяна )
Расти Эйп?
Она представила облупившегося Кинг-Конга и зябко повела плечами.
Еще два километра — и свет фар выхватил бесформенный силуэт на обочине дороги. Изабел сбавила скорость и увидела, что Расти Эйп — вовсе не разновидность гориллы, а бренные останки «эйп» — одного из тех небольших транспортных средств, так любимых европейскими фермерами. Эта жестянка когда-то была знаменитым трехколесным грузовичком «эйп», хотя все шины были давно сняты.
Она свернула, и под днищем застучали камни. В указаниях упоминался вход в «Villa dei Angeli», виллу Ангелов.
Поэтому она провела «панду» через очередную путаницу идущих в гору дорожек, прежде чем увидела открытые железные ворота, отмечавшие въезд в виллу. Усыпанная гравием аллея, скорее похожая на тропу, именно та, которую она искала, находилась совсем рядом. «Панду» бросало из стороны в сторону, щебень и камешки летели из-под колес.
Перед ней выросло темное сооружение. Изабел нажала на тормоза. Она была поражена. Потом все же выключила зажигание и откинулась на спинку кресла. В душе нарастало отчаяние. Эта полуразрушенная, заброшенная груда камней и есть тот сельский домик, который сняла Дениз? Не тщательно отреставрированное здание, как объяснял риелтор, а грязная хижина, выглядевшая так, словно внутри до сих пор жили коровы.
Одиночество. Отдых. Размышления. Действие.
Сексуальное исцеление больше в ее планы не входило. Она не будет даже думать об этом.
Одиночества тут сколько угодно, но как возможно отдыхать, а тем более обрести атмосферу, способствующую размышлениям, будучи запертой в этой руине? А размышления жизненно важны, если она хочет составить план действий, чтобы вернуть жизнь в прежнее русло. Ее ошибки накапливаются с угрожающей скоростью. Трудно припомнить, когда она в последний раз действовала, как уверенный в себе и своих знаниях компетентный человек.
Изабел потерла глаза. По крайней мере хоть одна тайна разгадана. Теперь понятно, почему плата за аренду так ничтожна.
Она едва нашла в себе силы выйти из машины и подтащить чемоданы к двери. Стояла такая тишина, что она слышала звук собственного дыхания. Она бы отдала все за дружеский вой полицейских сирен или уверенный рокот самолета, летевшего из Ла-Гуардиа. Но здесь раздавался только треск кузнечиков.
Грубо сколоченная деревянная дверь была не заперта, как и обещал риелтор, и когда Изабел тронула ее, раздался совершенно киношный скрип, как в фильме ужасов. Она уже приготовилась защищаться от стаи летучих мышей, но ничего более зловещего, чем затхлый запах старых камней, не обнаружилось.
«Жалость к себе парализует, друг мой. Как и менталитет жертвы. Ты не жертва. Ты снова наполнена великолепной силой. Ты…»
«Да заткнись ты», — велела она себе и стала шарить по стене, пока не нашла выключатель торшера с лампой мощностью не более чем у лампочки из елочной гирлянды. Все же Изабел смогла рассмотреть холодный голый пол, выложенный плиткой, несколько древних предметов обстановки и неприветливую каменную лестницу. Хорошо еще, что коров нет.
Поняв, что сегодня она вряд ли сможет что-то сделать, Изабел схватила самый маленький чемодан и поплелась наверх, где нашла действующий туалет и даже душ — спасибо тебе, Матерь Божья, — а также маленькую неуютную спальню, больше похожую на монашескую келью. Какая горькая ирония, особенно после того, что она проделывала прошлой ночью!
Рен стоял на Понте алла Каррайя и смотрел на реку Арно с ее мостами, что были построены взамен разбомбленных люфтваффе во время Второй мировой войны. Гитлер пощадил только Понте Веккио, выстроенный в четырнадцатом веке. Однажды Рен пытался взорвать лондонский Тауэрский мост, но Джордж Клуни успел пристрелить его раньше.
Ветер играл коротким локоном на лбу Рена. Днем он постригся, заодно и побрился, а поскольку решил избегать сегодня освещенных публичных мест, то вынул коричневые линзы. И вот теперь чувствовал себя голым. Иногда очень хотелось сбросить собственную кожу.
Француженка, с которой он переспал прошлой ночью, напугала его… нет, скорее, привела в дрожь. Он не любил людей, неверно судивших об окружающих. И хотя он, как и мечтал, получил свою долю анонимного секса, что-то было решительно не так. Интересно, как же это он ухитряется повсюду натыкаться на неприятности?
Двое парней самого бандитского вида направились к нему с другого конца моста, явно прикидывая, будет ли он сопротивляться, если они попытаются отобрать бумажник. Их развалистая походочка напомнила Рену о собственной юности, хотя его преступления больше были направлены на саморазрушение. Он был мальчишкой-хулиганом, слишком рано понявшим, что все его выходки — лучший способ привлечь внимание. Чем больше времена меняются, тем больше остаются прежними. Никому не уделяется внимания больше, чем плохим парням.
Он потянулся за сигаретами, хотя бросил курить полгода назад. В смятой пачке была всего одна сигарета: ровно столько он позволял себе иметь в кармане.
Рен зажег сигарету, щелчком отбросил спичку через перила моста и стал спокойно наблюдать, как парни подходят ближе. К его разочарованию, они, обменявшись неловкими взглядами, прошли мимо.
Он втянул дым в легкие и велел себе забыть о прошлой ночи. Но не смог. Светло-карие глаза незнакомки сияли умом, а некая сдержанная утонченность возбуждала его, и, видимо, поэтому он не сумел вовремя сообразить, что она не в себе. Мало того, он не мог отделаться от неприятного сознания, что каким-то образом взял ее против воли. На экране он был способен с легкой душой насиловать женщин, но в жизни даже представить себе не мог такой мерзости.
Рен пересек мост и направился по пустой улочке, захватив с собой свое дурное настроение, несмотря на то что должен был пребывать на седьмом небе. Все, ради чего он трудился, вот-вот осуществится. Фильм Говарда Дженкса создаст ему репутацию истинного профессионала, которая до сих пор оставалась достаточно сомнительной. И пусть денег у него было больше чем достаточно для беззаботной, беспечной жизни до конца дней, он слишком любил свое дело, а тут у него была роль, которой он так долго ждал. Его герой, преступник и негодяй, наверняка останется в памяти зрителей так же надолго, как Ганнибал Лектер. Все же нужно как-то прожить шесть недель до начала съемок, а этот город душил его. Словно дома смыкались вокруг, не давая свободно вздохнуть.
Карли… Вчерашняя женщина… До сих пор так и не достигнуто ничего стоящего… Господи, как надоело чувствовать себя подавленным и угнетенным!
Он переместил сигарету в угол рта, сунул руки в карманы, сгорбился и пошел дальше. Джеймс Дин чертов на бульваре Разбитых Грез.
Ну и ладно. Завтра он уезжает из Флоренции и направляется в местечко, которое и завлекло его сюда.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабет



роман прекрасен отлично
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабеталла
28.01.2011, 9.18





прочитала на одном дыхании
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетарина
23.08.2011, 21.38





большое спасибо!оригинальный,захватывающий,умный и человечный.Браво!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетанна
28.09.2011, 10.14





Я в восторге
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетВредина
26.10.2011, 20.23





Клас!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛариса
29.10.2011, 13.29





БЕСПОДОБНЫЙ!!!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛИКА
18.11.2011, 21.56





Замечательный роман!Прочитала с удовольствием. Есть юмор!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЮлия
9.03.2012, 7.58





Очень интересный роман! Читайте.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетелена
10.04.2012, 20.09





роман интересный,с юмором,но вот про ХАОС на стене с молниями,перебор,больше похоже на сумасшествие героини
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетМарго
9.07.2012, 20.00





Роман прекрасный. Давно так не смеялась.И с "хаосом" вовсе не перебор. Просто нужно понять эмоциональное состояние героини на тот момент. Роман мне очень понравился. Присуждаю ему высший балл.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетАнеза
10.08.2012, 15.37





Девочки, а я вообще обожаю С.Э. Филипс. Почитайте и другие романы - вам понравится.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетСвета
10.08.2012, 17.36





Ой, девочки! А у меня, похоже, пунктик на Филлипс! Читаю ее романы один за другим и не могу остановиться. Настолько живые, реалистичные и разные! Характеры героев описаны логично. Эротические сцены просто потрясающие! Ее романы определенно выделяются в шаблонной массе женского романа. Читайте!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетТаша
9.10.2012, 18.04





Роман понравился.Концовка немного разочоровала,с rnrnrnrnРоман замечательный,понравился.Много юмора.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабеттаня
15.11.2012, 3.36





Дочитала только до 16 главы..., а потом последнюю. Начало было впечатляющее, но середина, со всякими Гарри, Трейси, детьми просто утомила...Не понравилось, у Филлипс есть интереснее романы!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетН@т@лья
16.12.2012, 14.46





Что-то как-то не пошло. Застой полный, впервые такое с романом Филлипс! Печально =(
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетВкусняшкО
15.01.2013, 22.29





Первый роман Филлипс, который тяжело пошел с самого начала, но потом все было замечательно и середина и конец!!!! Отлично!!!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛюси
8.02.2013, 18.21





"Элегантным жестом откинув одеяло, он уложил ее и сам растянулся рядом столь изысканно-точным движением, словно брал уроки у хореографа. Ему следовало бы писать книги типа «Секс — секреты лучшего итальянского жиголо». rnЗамечательный автор! Давно не читала таких смешных, очаровательных, легких книг!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетТатьяна
21.02.2013, 7.03





для новичков роман в самый раз, но для читателей со стажом будет нудно. единственное, что понравилось: итальянская еда и красивые пейзажи Тосканы
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетРита
24.02.2013, 14.37





Восхитительная книга!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетчудо вище
30.03.2013, 4.08





Не смогла осилить.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетОсоба
12.04.2013, 19.10





Согласна у автора есть романы более остросюжетные, но этот должна сказать,дает душе ощущение каникул в настоящей Тоскане.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетАлина
21.04.2013, 14.53





Бред полный. Начало ещё ничего, но окончание - сплошной маразм.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЕкатерина
13.05.2013, 7.39





РОМАН ХОРОШИЙ , НО ОСОБОГО ВОСТОРГА НЕ ВЫЗВАЛ . ЧИТАТЬ МОЖНО.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛюбовь М.
27.10.2013, 20.15





Немного затянут. 10балов
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетирчик
20.02.2014, 3.30





Роман хороший, но вот про Хаос и поведение гл. героини на скале бред полнейший.rnА так все очень волнующе
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛили
5.05.2014, 17.25





Класс!!! Просто суперрррр!!!!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетСветлана
11.06.2014, 16.32





Класс!!! Просто суперрррр!!!!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетСветлана
11.06.2014, 16.32





У автора есть более интересные вещи.Конец романа,где говорится о "Хаосе" какая-то непонятная фантазия. А так ничего себе роман ,можно почитать.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетТатьяна 04.07.2014
4.07.2014, 22.53





У автора есть более интересные вещи.Конец романа,где говорится о "Хаосе" какая-то непонятная фантазия. А так ничего себе роман ,можно почитать.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетТатьяна 04.07.2014
4.07.2014, 22.53





хороший роман, но дейсвительно перебор с хаосом
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетирина
20.08.2014, 13.26





РОМАН ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетИРИНА
5.10.2014, 16.05





Не понравилось.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетКэт
22.10.2014, 14.56





Бред полнейший
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетМария
25.12.2014, 13.18





Столкнулись два мира на огромной скорости! Исходя из своего жизненного опыта становиться понятно, как им повезло! "Что с тобой случилось?" - "Случилась ты!" Это именно те слова которые ждет женщина! А разве не в этом счастье
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетА
18.04.2015, 8.39





КАКАЯ-ТО БЕЛИБЕРДА.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабеттатиана
26.07.2015, 1.49





Глубокий роман, заставляющий задуматься о жизни. Временами нужный и далеко не легкий. 9/10
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетВикки
13.08.2015, 22.33





Майже всі книги автора прочитала з задоволенням, а от саме ця не іде в мене...
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛіна
26.10.2015, 22.49





Не больше, чем мило.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
5.09.2016, 20.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100