Читать онлайн Итальянские каникулы, автора - Филлипс Сьюзен Элизабет, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 192)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Сьюзен Элизабет

Итальянские каникулы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Глаза Трейси наполнились подстегнутыми гормонами слезами.
— Я поблагодарила вас за то, что вернули мне Гарри?
— Несколько раз.
— Если бы не вы…
— То вы двое договорились бы между собой. Я всего лишь ускорила процесс.
Трейси вытерла глаза.
— Не знаю. Пока не появились вы, у нас не очень-то получалось. Коннор, не дави мячом цветы.
Коннор поднял глаза от футбольного мяча, который он гонял по крошечному саду позади дома Бриггсов в Касалеоне, и широко улыбнулся. Часть двора шла под откос, к ряду домов на другой улице, другая — к остаткам древней римской стены, окружавшей когда-то город.
— Рен уехал сегодня в Рим, — пробормотала Изабел, не зная, чем заполнить ноющую пустоту в душе. — Он хочет избавиться от меня.
Трейси отложила потрепанный детский пиджачок, который тщетно старалась починить.
— Объясните, что произошло.
Изабел рассказала о вчерашней вечеринке.
— С тех пор я его не видела, — добавила она. — Анна сказала, что они с Ларри уехали около полудня.
— А как насчет голливудских паразитов?
— Убрались в Венецию. Памела, кстати, совсем неплохая.
— Ну, если вы так говорите…
Трейси потерла живот.
— Он привык искать легких путей. Поэтому и на мне женился. Единственное место, где он допускает эмоциональный хаос, — это экран.
— Да уж, наши отношения можно назвать сплошным эмоциональным хаосом. — Изабел попыталась улыбнуться, но вышло не слишком удачно.
— Неправда!
— Вы просто не хотите меня огорчать. Он думает, что я его осуждаю, и так оно и есть. Отчасти. И касается только его работы. Я старалась не показывать этого, зная, что несправедлива, особенно потому, что у самой куча недостатков. Но я постоянно тереблю его только потому, что он мне небезразличен. Чаще всего он стоит первым в списке моих приоритетов, и это меня шокирует.
— Уверены, что похоть не заглушила вашего здравого суждения?
— Вы знаете его так долго, что не видите, в какого поразительного человека он превратился.
— Черт, — выдохнула Трейси, оседая в кресле. — Вы в самом деле его любите.
— Не думаю, что это такая уж тайна.
Особенно для Рена, после того как она вчера вечером буквально бросила сердце к его ногам.
— Я знаю, что вас влекло к нему. Как и всякую нормальную чувственную женщину на вашем месте. А за каждый его взгляд на вас можно было притягивать к суду! Но вы так хорошо разбираетесь в людях! Я думала, вы понимаете, что всякие отношения с Реном должны оставаться на животном уровне. Единственное, к чему он относится серьезно, — его работа.
Изабел мгновенно испытала жалкую потребность защитить его.
— Он ко многому серьезно относится.
— Назовите хоть что-то.
— Еда.
— Именно, — хмыкнула Трейси.
— Я имею в виду все, что касается еды. Он любит готовить, создавать шедевры, сервировать обед. Еда для него — средство общения. А вы лучше других знаете, как ему недостает общения. Он любит Италию. Обожает ваших детей, пусть не слишком охотно в этом признается. Интересуется историей, разбирается в музыке и искусстве. И серьезно относится ко мне. — Она глубоко вздохнула и продолжала без прежней уверенности: — Просто не так серьезно, как я к нему. Вбил себе в голову глупости насчет собственной порочности и моей святости.
— Рен живет в параллельной вселенной, и, может, это сделало его порочным. Женщины кидаются ему на шею. Директора студий практически умоляют взять их деньги. Люди ни в чем не могут ему отказать, что дает ему искаженное представление о его месте в этом мире.
Изабел хотела сказать, что находит представление Рена о его месте в этом мире достаточно справедливым, хотя немного циничным, но Трейси еще не закончила:
— Он не любит причинять боль женщинам, но почему-то дело неизменно кончается именно этим. Пожалуйста, Изабел, постарайтесь не попасть в его сети.
Хороший совет, но получен слишком поздно.
Изабел старалась заняться делом, но постоянно ловила себя на том, что бесцельно глазеет в окно или намывает одно и то же блюдо. Поняв, что боится выйти из дома и пропустить звонок, она так рассердилась на себя, что схватила ежедневник и принялась заполнять каждую графу. Навещала Трейси, играла с детьми, часами торчала на вилле, помогая готовиться к празднику. Ее симпатии к Анне только росли по мере того, как та рассказывала все новые истории о прежних обитателях виллы и жителях Касалеоне.
Прошло три дня, а от Рена не было ни слуху ни духу. Тоска все больше завладевала Изабел. Она чувствовала себя несчастной, потерявшей цель в жизни, не понимающей, куда идти дальше и что делать. Она не только не смогла найти нового направления, но еще больше усложнила старое.
Витторио и Джулия повезли ее в Сиену. Но невзирая на красоту древнего города, поездка не удалась. Каждый раз при виде ребенка скорбь Джулии становилась почти ощутимой. И хотя она держалась храбро, неудача со статуей подкосила ее. Витторио делал все возможное, чтобы развеселить женщин, но постепенно напряжение начало сказываться и на нем.
На следующий день Изабел вызвалась посидеть дома с Коннором, поскольку Трейси собралась к доктору, а Марта отправилась на виллу помогать Анне готовить. Проходя через оливковую рощу, Изабел старалась сосредоточиться на счастливом щебете ребенка и хоть на минуту позабыть об острой кинжальной боли, сверлившей ее сердце. Потом они играли с кошками, а когда похолодало, Изабел забрала малыша в дом, усадила за кухонный стол и дала фломастеры и бумагу.
— Я нарисовал собаку! — объявил Коннор, показывая свой шедевр.
— Изумительная собака.
— Еще бумаги!
Изабел улыбнулась и вытащила чистую тетрадь из стопки бумаг на столе. Коннор, как она быстро обнаружила, не верил в сохранение природных ресурсов. Какая все-таки лапочка!
Раньше Изабел никогда не задумывалась о необходимости иметь детей. Выпускать их в неизведанное будущее. Как же небрежно она относилась ко многому, что так важно в жизни!
Она сморгнула слезы.
Трейси появилась как раз в тот момент, когда Коннор заскучал. Она подняла сына, подула в затылок и устроилась за столом, посадив его на колени, пока Изабел заваривала чай.
— Доктор Андреа абсолютно неотразим. Настоящий мачо. Я так и не могу решить, противно это или нет — лежать на кресле перед таким красавцем. Он спрашивал о тебе.
— Он серийный обольститель.
— Верно. Рен звонил?
Изабел уставилась в холодный очаг и покачала головой.
— Простите.
Примесь гнева окрасила океан боли.
— Меня чересчур много. Я для него — непосильный груз. Слишком много всего. Что ж, ничего не поделать. Одного я желаю, хоть бы он совсем не вернулся!
Трейси сочувственно наморщила лоб.
— А я так не думаю. Он просто осел.
— Лошадь! — завопил Коннор, поднимая очередной рисунок. Пока Трейси восхищалась лошадью, Изабел пыталась заставить себя дышать ровнее, но развернувшаяся спираль гнева зажгла пламя, пожравшее весь кислород.
Трейси собрала вещи Коннора и обняла на прощание Изабел.
— Тем хуже для него. Раз в жизни ему повезло, а он этого не понял. Таких женщин, как вы, — одна на миллион. И не позволяйте ему видеть ваши слезы!
А вот на это нет ни малейшего шанса. Вряд ли ей представится случай плакать перед ним…
Оставшись одна, она схватила жакет и вышла в сад, пытаясь успокоиться, но неожиданно поняла, что с гневом легче жить, чем с болью. Ее бросили дважды всего за четыре месяца, и до чего же тошнит от всего этого! И пусть избавление от Майкла только пошло на пользу и оказалось благословением Божьим, но Рен — трус совсем иного рода. Господь поманил их обоих редкостным даром, но только у одного хватило мужества принять его. И что, если ее слишком много и она не всякому по силам? А он? Ладно же, когда они увидятся, она все ему выскажет.
Изабел одернула себя. Ничего она не выскажет. Однажды она бросила ему вызов, но больше этого делать не собирается. Если он не придет к ней сам, значит, не нужен вообще.
Ветер сменился с западного на северный. К тому времени как Изабел добралась домой, она чувствовала себя такой жалкой, замерзшей и несчастной, что поспешила развести огонь. Когда дрова разгорелись, она вернулась на кухню, чтобы вскипятить никому не нужный чай, а тем временем стала собирать бумаги, разбросанные Коннором по столу. Как Изабел заметила, малыш старался рисовать не более одного предмета на листе, а как только бумага закончилась, воспользовался оборотной стороной писем, которые она так и не прочла.
Изабел заварила чай и отнесла чашку вместе с письмами в гостиную. Она всегда вовремя просматривала корреспонденцию и старалась отвечать своим последователям, но эту стопку хотелось бросить в камин. Какой смысл с этим возиться?
Она вспомнила реакцию Рена, когда пожаловалась ему на немногочисленность оставшихся верными ей почитателей.
«Спасение душ основано не на количестве, а на качестве, не находишь?»
Она видела в них еще один символ своего падения. Он же — нечто совершенно иное.
Изабел откинулась на спинку дивана и закрыла глаза. Письма словно живые грели ее пальцы. Она взяла первое попавшееся и принялась читать. За ним последовало второе, третье и так до конца. Чай остыл. Поленья потрескивали в камине. Она устроилась поудобнее и медленно, не спеша начала молиться. Поднимала каждое письмо с дивана и молилась за человека, его написавшего.
И только потом стала молиться за себя.
Темнота окутала коттедж. Огонь угасал. Она читала молитву заблудших: «Позволь мне узреть путь…»
Но когда открыла глаза, увидела только свои непоправимые ошибки.
Она создала «Четыре краеугольных камня», чтобы побороть собственные комплексы. Все еще жившая в душе испуганная девочка, выросшая на попечении обремененных пороками родителей, по-прежнему так неутолимо жаждала стабильности, что сотворила систему правил, помогающих чувствовать себя в безопасности.
«Делай это, это и это, и все будет хорошо. Твой адрес не будет меняться каждый месяц. Твои родители не будут напиваться и забывать кормить тебя. Никто не будет орать гнусные слова или убегать посреди ночи, оставляя тебя одну. Ты не заболеешь. Не состаришься. И никогда не умрешь».
«Четыре краеугольных камня» давали ей иллюзию надежности. И когда происходящее не вписывалось в их границы, она просто добавляла очередной строительный блок, чтобы вместить все. И наконец, вся структура стала такой неподъемной и неуклюжей, что обрушилась на ее голову. Вот он, результат ее отчаянной попытки контролировать неконтролируемое.
Изабел поднялась и выглянула во тьму. «Четыре краеугольных камня» объединяли жизнеспособную психологию, здравый смысл и духовную мудрость мастеров. Она получала достаточно доказательств их полезности, и вряд ли кто-то посмел бы это отрицать. Но при этом хотела верить, что они — это нечто большее. Что-то вроде талисмана, обеспечивавшего защиту от опасностей жизни. Если следовать этим правилам, тебе ничто не грозит.
Но жизнь отказывалась следовать правилам, и вся организация, реорганизация, расчеты и медитация в мире не могли раз и навсегда втиснуть вселенную в определенные рамки. Как и тысяча краеугольных камней, как бы идеально они ни были бы сформулированы.
И тут она услышала его. Крохотный голосок из самых глубин души.
Изабел закрыла глаза и напрягла слух, но так и не смогла разобрать слов. Раздраженная, недовольная, она долго не смела пошевелиться, прижавшись щекой к оконной раме и закрыв глаза, но все напрасно. Голосок смолк.
И хотя в комнате было тепло, зубы ее стучали. Она чувствовала себя потерянной, ужасно одинокой и очень сердитой. Она все сделала правильно. То есть почти все, если не считать влюбленности в жалкого труса. Она все сделала чересчур правильно. И была так занята наведением порядка в своей жизни, что не нашла времени, чтобы просто жить. До тех пор, пока не приехала в Италию. И взгляните только, чем все это кончилось! Полнейшим хаосом.
Голосок снова принялся что-то шептать, но она так и не смогла разобрать слов за стуком сердца.


— Рен?
Он вернулся к действительности, словно упав с небес на землю.
— Да. Так будет лучше. Как скажете.
— Вы уверены?
Говард Дженкс кое-как втиснул свое грузное тело в кресло и многозначительно прищурился. В эту минуту он как нельзя больше походил на человека, горько раскаивавшегося в выборе кандидата на главную роль. И Рену трудно было его упрекнуть. Он никак не мог сосредоточиться и постоянно терял нить разговора. Непослушные мысли продолжали куда-то уплывать. Он также знал, что выглядит на редкость дерьмово. Глаза налиты кровью, и только первоклассный гример сумеет замазать круги под глазами так, чтобы лицо выглядело естественно. Но откуда взять приличный вид, если по ночам лежишь и таращишься в потолок?
«Черт побери, Изабел, оставишь ты меня наконец в покое?» В номере римского отеля «Сен-Режи гранд», где остановился Дженкс, на несколько минут стало тихо.
— Ты твердо решил, Рен? — спросил Ларри, нахмурившись. — Я думал, что ты не хочешь использовать дублера в сцене на Золотых воротах?
— Я и не хочу, — заверил Рен так небрежно, словно именно это имел в виду с самого начала. — Это только все усложнит, а я не боюсь высоты. — Следовало бы на этом и остановиться, но язык, похоже, не желал повиноваться. — И потом, вряд ли так уж трудно поймать шестилетнюю девочку.
В комнате снова установилось неловкое молчание. Оливер Крейг, актер, игравший роль Натана, поднял брови.
Крейг при всей своей внешности пай-мальчика из церковного хора имел заслуженную репутацию профессионала. Он учился в Королевской академии искусств, играл в репертуарных спектаклях «Одц Вик». Дженкс пригласил его на съемки, увидев в низкобюджетной романтической комедии.
— Трюки на мосту включают в себя больше, чем просто погоня за маленькими девочками, — сухо заметил Дженкс. — Впрочем, уверен, что вам это известно.
Крейг немедленно поспешил на помощь:
— Вчера мы с Реном беседовали об эмоциональном равновесии между сценами в стиле экшн и менее насыщенными динамикой моментами. Поразительно! — воскликнул он и продолжал распространяться о том, как, оказывается, счастлив Рен получить роль, в которой может проявиться его необыкновенный талант, как слаженно будут они работать вместе, и тому подобное…
Рен извинился и пошел в ванную, где с облегчением сполоснул лицо холодной водой. Нужно собраться. Прошлой ночью Дженкс отвел Ларри в сторону и спросил, не употребляет ли Рен.
Он схватил полотенце. Это величайший для него шанс. Венец всей карьеры, а он готов все профукать, потому что не может сосредоточиться. Ему отчаянно хотелось услышать голос Изабел, и несколько раз он едва не снял трубку. Но что он скажет? Что тоскует по ней так сильно, что не может уснуть? Что его потребность в ней стала болью, которая никак не уходит?
Если бы он не дал слово приехать на праздник сбора урожая, наверняка уполз бы в ночь, как мерзкая рептилия, какой и был на самом деле. А теперь из него снова будут тянуть жилы, и придется терпеть.
Вчера он наткнулся на американского репортера, попытавшегося узнать, правда ли, что они с Изабел Фейвор весьма близко знакомы. Сукин сын старался вытянуть из него подробности, и Рен едва сумел отвязаться.

Черт побери Саванну с ее поганым языком, который мелет без устали!

Рен отрицал все, сделав вид, что почти незнаком с Изабел. Ее и без того хрупкая репутация не выдержит публичного обвинения в связи с ним.
Он снова повторял себе то, что твердил целыми днями. На каком-то этапе их роман должен либо закончиться, либо подняться на очередную логическую ступень, а какая очередная ступень может существовать для столь разных людей? Следовало с самого начала оставить ее в покое, но его слишком к ней влекло. И он не смог устоять. А теперь, когда настало время уйти, в глубине души Рен все еще хотел, чтобы у нее остались хорошие воспоминания о нем. Может, именно поэтому он так отчаянно пытался оставить по себе хорошую память, прежде чем они расстанутся навсегда.
Он вернулся в комнату. При его появлении разговор прекратился. Сразу стало яснее ясного, о ком шла речь. Он заметил, что Оливер уже ушел. Дурной знак.
Дженкс поднял очки на лоб.
— Садитесь, Рен.
Вместо того чтобы опуститься на стул, показав тем самым, что понимает серьезность ситуации, Рен подошел к бару и открыл бутылку пеллегрино. Сделав несколько глотков, он наконец сел. Агент послал ему предостерегающий взгляд.
— Мы с Ларри тут поговорили, — начал Дженкс. — Он продолжает уверять меня, что вы целиком поглощены проектом, но у меня возникли немалые сомнения. Если у вас какие-то проблемы, я предлагаю немедленно рассказать, в чем дело, чтобы мы все вместе могли их решить.
— Никаких проблем.
На лбу выступил пот. Нужно как-то убедить Дженкса, что все в порядке, и он попытался найти верные слова, но с губ сорвалось нечто совсем несообразное:
— Я считаю, что в сценах с детьми должен присутствовать детский психолог. Лучший, какого только можно найти. Я вовсе не желаю стать героем их ночных кошмаров!
Но разве это не его работа — быть героем ночных кошмаров? Интересно, как спит Изабел?
И без того глубокие морщины по обе стороны рта Дженкса превратились в некое подобие оврагов, но прежде чем он успел ответить, зазвонил телефон. Ларри поднял трубку.
— Да? — И, взглянув на Рена, покачал головой: — Он сейчас не может подойти.
Рен выхватил у него трубку и поднес к уху.
— Гейдж.
Дженкс обменялся долгим взглядом с Ларри. Рен послушал, бросил трубку и направился к двери.
— Мне нужно идти.
Гнев не давал покоя Изабел. Кипел под внешним налетом спокойствия, когда она резала овощи на кухне виллы и вынимала из буфета блюда. К вечеру они с Джулией решили выпить по стаканчику вина в городе, но гнев так и не унялся. Она навестила детей Бриггсов и, даже слушая их болтовню, ощущала, как бурлит гнев.
Сев в машину, она направилась было домой, но краем глаза поймала яркое цветовое пятно в витрине местного бутика. Там переливалось платье — пылающий красно-оранжевый шедевр, горевший ярче ее гнева. Ей в голову не пришло бы надеть нечто подобное, но «панда», похоже, этого не знала, потому что свернула прямиком к бутику и там остановилась как раз под табличкой «Стоянка запрещена», а десять минут спустя Изабел вышла из магазинчика с платьем, которого не могла себе позволить и не могла представить на себе.
Этим вечером она принялась готовить, охваченная лихорадкой враждебности. Разожгла яркое пламя в печи, поджарила колбаску с пряностями, купленную в городе, громко стуча ножом, порубила лук и чеснок, добавила горький перец из сада. Вспомнив, что не вскипятила воду на макароны, полила едким соусом толстый ломоть черного хлеба и отнесла все в сад, где уселась на ограду и в два счета расправилась с едой, запив ее двумя стаканами кьянти. Потом вымыла посуду под доносившийся из радиоприемника грохот итальянского рок-н-ролла. Разбила тарелку и с такой злостью выбросила осколки в мусорное ведро, что едва его не опрокинула.
Зазвонил телефон.
— Синьора Изабел, это Анна. Вы хотели прийти завтра утром, помочь расставить столы под тентом, но теперь это не обязательно. Синьор Рен обо всем позаботится.
— Он вернулся?
Карандаш, неизвестно каким образом оказавшийся в руке, с хрустом переломился.
— Когда он приехал?
— Сегодня днем. Вы не говорили с ним?
— Пока нет.
Она поднесла к губам большой палец и откусила кусочек ногтя.
Анна принялась перечислять последние детали подготовки к празднику и кстати упомянула о девушках, которых наняла в помощь. Под конец пожелала Изабел хорошенько повеселиться.
Ярость душила Изабел.
Она собрала все заметки к будущей книге по преодолению личного кризиса и швырнула в камин. Когда все превратилось в пепел, она проглотила две таблетки снотворного и легла спать.
Утром она наскоро оделась и поехала в город. Обычно после снотворного голова была тяжелой, но гнев по-прежнему оставался с ней и выжег весь туман в мозгах. Она приняла смертельную дозу эспрессо в баре на площади, потом долго бродила по улицам, но боялась заглядывать в витрины из опасения разбить стекло. Ее то и дело останавливали местные жители, которым не терпелось потолковать о пропавшей статуе или сегодняшнем празднестве. Она вонзала ногти в ладони и отвечала как можно более кратко.
На ферму Изабел вернулась почти перед началом праздника. Прошла прямо в ванную и встала под ледяной душ, тщетно пытаясь охладить пылающую кожу. А когда начала накладывать косметику, пальцы нажали на карандаш для подводки век сильнее, чем нужно, и грифель скользнул по скуле. Тональный крем, тени для век, румяна — сегодня все обрело собственную волю. Трейси оставила в ванной баночку кроваво-красного блеска для губ, и Изабел немедля им намазалась, а когда закончила, рот ее блестел, как у вампира.
Она повесила купленное платье на дверцу гардероба, откуда оно манило языком пламени. Ткань падала от лифа до подола прямой светящейся колонной. Она никогда не носила ярких цветов, но теперь сорвала платье с вешалки и рывком натянула. Только застегнув молнию, она вспомнила, что не надела трусиков.
Изабел встала перед зеркалом. Россыпь крохотных янтарных бусинок, спрятанных в ткани, поблескивала угасающими угольками. Косой вырез оставлял открытым одно плечо, а «рваный», падающий псевдолохмотьями подол сверкал огаенными кончиками от середины бедра до икры. Платье не подходило ни к случаю, ни к ее обычному стилю, но она все равно собиралась появиться в нем на празднике.
К нему полагались туфли с опасно высокими шпильками и позолоченными бусинами на мысках, но ничего подобного у нее не было. Поэтому она сунула ноги в бронзовые босоножки.
«Чтобы легче было разбить твое сердце на тысячу осколков».
И снова уставилась в зеркало. Сочетание алых губ и оранжевой ткани резало глаз, босоножки не подходили к платью, но ей было все равно. Она забыла высушить волосы после душа, и буйная масса светлых волос выглядела совсем как у матери в ее самые разгульные дни.
Изабел вспомнила мужчин, шумные скандалы, все излишества в жизни матери и сжала маникюрные ножницы. Оглядела их, как нечто незнакомое, поднесла к волосам и принялась щелкать лезвиями.
Маленькие отрезанные локончики обвивались вокруг пальцев. Ножницы издавали сердитое клацанье, двигаясь быстрее и быстрее, пока аккуратная стрижка не превратилась в непокорную гриву растрепанных, стоящих дыбом прядок. И наконец, она стащила браслет, швырнула на постель и хлопнула за собой дверью.
Тряхнув головой, она вышла из дома и почти побежала по тропинке. Из-под каблуков разлетались камешки. Впереди показалась вилла Ангелов, и она заметила темноволосого человека, садившегося в пыльный черный «мазерати». Сердце Изабел екнуло, но тут же вновь вернулось к обычному ритму. Это оказался всего лишь Джанкарло, отводивший спортивную машину к обочине подъездной дороги, чтобы дать больше места автомобилям прибывающих гостей.
День был слишком прохладным для такого открытого платья, но хотя солнце скрывалось за плотным слоем туч, кожа Изабел по-прежнему горела. Она прошла в конец сада, где уже собирались жители города. Кое-кто беседовал под возведенным на лужайке тентом, остальные толпились на лоджии. Джереми и несколько мальчишек постарше перекидывались футбольным мячом через головы скульптур. Младшие путались у них под ногами.
Изабел забыла сумочку. У нее не было денег, бумажных платков или помады, ручки или мятных таблеток. Ни тампакса, ни ключей от машины, ни карманного набора отверток — ни одного предмета из тех, которыми она пыталась защитить себя от неопрятной реальности жизни. И хуже всего, у нее не было пистолета.
Толпа расступилась.
Еще до того, как все увидеть своими глазами, Рен почувствовал что-то неладное. Трейси вытаращила глаза, а Джулия тихо охнула. Витторио поднял голову и пробормотал знакомую итальянскую фразу, но когда Рен узрел, что именно вызвало такую реакцию, его мозг потерял способность к переводу.
Изабел пылала огнем, который сама же и разожгла.
Он вобрал взглядом оранжевый пожар платья, блеск в глазах, яростную энергию, исходящую от нее, и во рту пересохло. Куда подевалось ее аккуратно-нейтральное обличье: все эти скромные черные, белые и бежевые платья, свитера и слаксы, определявшие ее мир и пристрастия? А ее волосы…
Беспорядочные прядки светились на голове: стиль, за воспроизведение которого парикмахеры с Беверли-Хиллз брали сотни долларов.
Помада не сочеталась с платьем, так же как и туфли, но Изабел горела неестественной решимостью, которая немедленно заставила его насторожиться. Он провел год на съемках «Молодых и неугомонных». Читал все сценарии и точно знал, что происходит.
В город ворвалась коварная и порочная сестра-близнец уравновешенной и доброжелательной Изабел Фейвор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабет



роман прекрасен отлично
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабеталла
28.01.2011, 9.18





прочитала на одном дыхании
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетарина
23.08.2011, 21.38





большое спасибо!оригинальный,захватывающий,умный и человечный.Браво!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетанна
28.09.2011, 10.14





Я в восторге
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетВредина
26.10.2011, 20.23





Клас!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛариса
29.10.2011, 13.29





БЕСПОДОБНЫЙ!!!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛИКА
18.11.2011, 21.56





Замечательный роман!Прочитала с удовольствием. Есть юмор!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЮлия
9.03.2012, 7.58





Очень интересный роман! Читайте.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетелена
10.04.2012, 20.09





роман интересный,с юмором,но вот про ХАОС на стене с молниями,перебор,больше похоже на сумасшествие героини
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетМарго
9.07.2012, 20.00





Роман прекрасный. Давно так не смеялась.И с "хаосом" вовсе не перебор. Просто нужно понять эмоциональное состояние героини на тот момент. Роман мне очень понравился. Присуждаю ему высший балл.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетАнеза
10.08.2012, 15.37





Девочки, а я вообще обожаю С.Э. Филипс. Почитайте и другие романы - вам понравится.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетСвета
10.08.2012, 17.36





Ой, девочки! А у меня, похоже, пунктик на Филлипс! Читаю ее романы один за другим и не могу остановиться. Настолько живые, реалистичные и разные! Характеры героев описаны логично. Эротические сцены просто потрясающие! Ее романы определенно выделяются в шаблонной массе женского романа. Читайте!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетТаша
9.10.2012, 18.04





Роман понравился.Концовка немного разочоровала,с rnrnrnrnРоман замечательный,понравился.Много юмора.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабеттаня
15.11.2012, 3.36





Дочитала только до 16 главы..., а потом последнюю. Начало было впечатляющее, но середина, со всякими Гарри, Трейси, детьми просто утомила...Не понравилось, у Филлипс есть интереснее романы!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетН@т@лья
16.12.2012, 14.46





Что-то как-то не пошло. Застой полный, впервые такое с романом Филлипс! Печально =(
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетВкусняшкО
15.01.2013, 22.29





Первый роман Филлипс, который тяжело пошел с самого начала, но потом все было замечательно и середина и конец!!!! Отлично!!!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛюси
8.02.2013, 18.21





"Элегантным жестом откинув одеяло, он уложил ее и сам растянулся рядом столь изысканно-точным движением, словно брал уроки у хореографа. Ему следовало бы писать книги типа «Секс — секреты лучшего итальянского жиголо». rnЗамечательный автор! Давно не читала таких смешных, очаровательных, легких книг!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетТатьяна
21.02.2013, 7.03





для новичков роман в самый раз, но для читателей со стажом будет нудно. единственное, что понравилось: итальянская еда и красивые пейзажи Тосканы
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетРита
24.02.2013, 14.37





Восхитительная книга!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетчудо вище
30.03.2013, 4.08





Не смогла осилить.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетОсоба
12.04.2013, 19.10





Согласна у автора есть романы более остросюжетные, но этот должна сказать,дает душе ощущение каникул в настоящей Тоскане.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетАлина
21.04.2013, 14.53





Бред полный. Начало ещё ничего, но окончание - сплошной маразм.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЕкатерина
13.05.2013, 7.39





РОМАН ХОРОШИЙ , НО ОСОБОГО ВОСТОРГА НЕ ВЫЗВАЛ . ЧИТАТЬ МОЖНО.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛюбовь М.
27.10.2013, 20.15





Немного затянут. 10балов
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетирчик
20.02.2014, 3.30





Роман хороший, но вот про Хаос и поведение гл. героини на скале бред полнейший.rnА так все очень волнующе
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛили
5.05.2014, 17.25





Класс!!! Просто суперрррр!!!!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетСветлана
11.06.2014, 16.32





Класс!!! Просто суперрррр!!!!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетСветлана
11.06.2014, 16.32





У автора есть более интересные вещи.Конец романа,где говорится о "Хаосе" какая-то непонятная фантазия. А так ничего себе роман ,можно почитать.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетТатьяна 04.07.2014
4.07.2014, 22.53





У автора есть более интересные вещи.Конец романа,где говорится о "Хаосе" какая-то непонятная фантазия. А так ничего себе роман ,можно почитать.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетТатьяна 04.07.2014
4.07.2014, 22.53





хороший роман, но дейсвительно перебор с хаосом
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабетирина
20.08.2014, 13.26





РОМАН ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ!
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетИРИНА
5.10.2014, 16.05





Не понравилось.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетКэт
22.10.2014, 14.56





Бред полнейший
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетМария
25.12.2014, 13.18





Столкнулись два мира на огромной скорости! Исходя из своего жизненного опыта становиться понятно, как им повезло! "Что с тобой случилось?" - "Случилась ты!" Это именно те слова которые ждет женщина! А разве не в этом счастье
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетА
18.04.2015, 8.39





КАКАЯ-ТО БЕЛИБЕРДА.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен Элизабеттатиана
26.07.2015, 1.49





Глубокий роман, заставляющий задуматься о жизни. Временами нужный и далеко не легкий. 9/10
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетВикки
13.08.2015, 22.33





Майже всі книги автора прочитала з задоволенням, а от саме ця не іде в мене...
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛіна
26.10.2015, 22.49





Не больше, чем мило.
Итальянские каникулы - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
5.09.2016, 20.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100