Читать онлайн Что я сделал ради любви, автора - Филлипс Сьюзен Элизабет, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 255)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Сьюзен Элизабет

Что я сделал ради любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26



Она заперла двери, чтобы он не вошел. С него словно содрали кожу, тот прекрасный фасад, за которым он скрывался до тех пор, пока беспощадные волны не открыли уродство под всей этой безупречной красотой.
Брэм вернулся на берег, стащил промокшую футболку и прижал к разбитому локтю. Нашел в песке ключи от машины, но ключ от дома Трева висел на отдельном брелке и, видимо, бесследно пропал.
Еще одна бесплодная попытка заставить Джорджи открыть дверь, и он сдался.
Папарацци исчезли.
Дрожа и истекая кровью, он добрался до машины и пустился в долгое путешествие домой. Сквозь бурю.
Как же он теперь заставит ее понять, что сейчас произошло? Она никогда не поверит. Да и как поверить? Он даже поставил на карту ее желание иметь ребенка!
Теперь Брэм полностью осознал, какое несчастье навлек на себя, и от этого дышать становилось все труднее. Что он наделал, черт возьми, и как теперь все исправить?! Только не очередным телефонным сообщением. Это уж точно!
Но удержаться он не смог. Вернувшись домой, позвонил на ее голосовую почту и выложил все:
— Джорджи, я люблю тебя. Не так, как уверял раньше. По-настоящему. Я знаю, со стороны все кажется фальшью, но теперь я понял то, чего не понимал еще сегодня утром.
Он продолжал, путаясь в словах, мыслях, пытаясь объяснить и терпя неудачу за неудачей. Понимая, что окончательно все испортил.


* * *



Джорджи выслушала каждый слог сообщения. От начала до конца все было ложью. Слова впивались в ее плоть, оставляя кровавые следы. Ее ярость была безграничной. Она заставит его платить. Он отнял то, чего она хотела больше всего на свете. Теперь она сделает то же самое с ним.
Вечером, после того как Брэм привел себя в порядок и обрел некое подобие рассудка, он опять поехал в Малибу. Папарацци, должно быть, посчитали, что он все еще на пляже, потому что у ворот не было припарковано ни одной машины. Брэм решил сломать дверь, если Джорджи не впустит его в дом, хотя сомнительно, что это смягчит ее сердце. По пути к дому он купил цветы, словно пара дюжин роз могла что-то изменить, и еще остановился выбрать манго, которые она любила, пушистого белого медведя, державшего в лапах красное сердце. Но выйдя на улицу, он сообразил, что такие подарки делают только мальчишки-подростки, и сунул медведя в мусорную урну.
Оказалось, что в доме темно, а в гараже нет ее машины. Брэм немного побродил вокруг в надежде, что Джорджи вернется, и подозревая, что этого не будет.
Позже он поехал в Санта-Монику. В машине по-прежнему лежали цветы и манго.
Остановившись у дома Пола, он безуспешно искал глазами машину Джорджи. Последним человеком на земле, которого он хотел видеть, был его тесть… Брэм уже подумывал повернуть назад, однако как еще он мог найти Джорджи?
Брэм не видел Пола с ночи вечеринки, и явная неприязнь, с которой тот его встретил, уничтожила всякую надежду на то, что тесть поможет ему найти выход.
Пол, поджав губы, оглядел зятя:
— Золотой мальчик выглядит немного потрепанным.
— Что поделать, день был дождливым. И месяц тоже.
Он ожидал, что дверь захлопнется перед его носом, и растерялся, когда Пол его впустил.
— Хочешь выпить?
Брэм слишком сильно хотел выпить: верный признак того, что рисковать не стоило.
— Кофе у вас есть?
— Сейчас поищу.
Брэм последовал за Полом на кухню, не зная, куда девать руки. Они казались слишком большими для его тела, словно принадлежали другому человеку.
— Вы видели Джорджи? — выдавил он наконец.
— Ты ее муж, ты и должен знать, где она сейчас.
— Да, но…
Пол открыл кран.
— Что ты здесь делаешь?
— Полагаю, вы уже знаете…
— Все равно расскажи.
И Брэм рассказал. Пока варился кофе, он признался во всем, что произошло в Лас-Вегасе, но обнаружил, что Джорджи уже объяснилась с отцом.
— Я также знаю, что Джорджи уехала в Мексику, полагая, что слишком привязалась к тебе.
Пол вытащил из буфета ярко-оранжевую кружку.
— Поверьте, — с горечью бросил Брэм, — теперь это не проблема. Что еще она вам сказала?
— Мне известно насчет видео с пробой и что она отказалась от роли.
— Это безумие, Пол. Она была изумительна! — Брэм устало потер глаза. — Мы все недооценивали ее. И публика тоже. Все требовали, чтобы она постоянно играла Скутер, только в разных вариантах. Я пошлю вам копию записи, чтобы вы сами посмотрели.
— Если Джорджи захочет, чтобы я это увидел, значит, попросит сама.
— Как приятно, должно быть, иметь роскошь быть благородным.
— Тебе тоже стоит когда-нибудь попробовать. — Пол налил кофе и передал кружку Брэму. — Выкладывай остальное.
Брэм описал визит Рори и реакцию продюсеров и режиссера на отказ Джорджи.
— Они знают; что во всем виноват я. Хотят, чтобы она снималась в фильме, и ожидают, что я все исправлю.
— Неприятное положение, особенно для начинающего продюсера.
Брэм не смог сдержаться и принялся нервно ходить по кухне, одновременно досказывая Полу остальное: о поездке в Мексику, о лжи насчет Джейд и самое ужасное — все, что он сказал ей сегодня. Почти все. Он промолчал лишь о ребенке, но не потому, что пытался себя защитить: об этом не было и мысли, нет. Просто желание Джорджи иметь ребенка было только ее тайной.
— Итак, давай подведем итоги, — злобно прошипел Пол. — Ты солгал моей дочери, что готов взять на роль Джейд. Потом попытался манипулировать ею, притворившись, будто влюблен. А когда Джорджи вышвырнула тебя, вдруг, как по волшебству, осознал, что действительно любишь ее. И теперь просишь, чтобы я помог тебе убедить ее в этом.
Брэм тяжело сел на высокий табурет у стойки.
— У меня в голове не осталось ни единой мысли. Черт, каким же я был кретином!
— Да уж.
— Вы знаете, где она?
— Знаю. Но тебе не скажу.
Он и не ожидал от Пола такой милости.
— Может, по крайней мере скажете… Черт! Скажете ей, что мне очень жаль. Попросите ее поговорить со мной.
— Ни о чем я ее просить не буду. Ты заварил эту кашу, ты и расхлебывай.
Но как? Это не то недоразумение, которое можно исправить розами, манго или бриллиантовым браслетом. Это не обычная ссора любовников, и никакие извинения тут не помогут. Если он хочет вернуть жену, нужно нечто более убедительное, а Брэм понятия не имел, что теперь делать.
Едва он отъехал, Джорджи спустилась вниз. Она не могла оставаться в Малибу, ожидая, пока Брэм выломает дверь, и поэтому приехала к отцу.
— Я слышала каждое слово.
Голос ее звучал странно. Холодный. Отчужденный. Равнодушный.
— Прости, котенок.
Отец не называл ее так с самого детства, но теперь еще и обнял, и она уткнулась носом в его грудь. Однако ярость горела таким буйным пламенем, что могла сжечь и отца. Поэтому Джорджи отстранилась.
— Думаю, Брэм говорил правду, — заметил он.
— Ну уж нет. «Дом на дереве» значит для него все, а из-за меня он попал в дурацкое положение и сделает все, чтобы я подписала контракт.
— Но совсем недавно ты хотела именно этого.
— А сейчас не хочу.
Отец выглядел таким встревоженным, что она сжала его руку — только на мгновение, чтобы не опалить кожу.
— Я люблю тебя. Не сомневайся в этом. Пожалуй, пойду лягу. — Она постаралась на время унять гнев. — А ты поезжай к Лоре. Я знаю, ты хочешь ее видеть.
Отец позвонил Джорджи в Мексику и признался, что влюблен в ее бывшего агента. Джорджи была поражена… пока не вспомнила всех женщин, которые были у отца.
— Ты уже привыкла к мысли о том, что мы с Лорой теперь вместе? — спросил он.
— Я-то да, но как насчет ее?
— Прошло всего четыре дня с тех пор, как я признался ей. И теперь постепенно продвигаюсь вперед, так что надеюсь на успех.
— Я рада за тебя. И за Лору тоже.
Джорджи подождала, пока отец уедет, и только потом позвонила Мелу Даффи. Мел сразу же ответил:
— Даффи.
Голос у него был сонный, но Джорджи быстро его разбудила.
— Мел, это Джорджи Йорк. У меня для вас история.
— Джорджи?
— Потрясающая история. О нас с Брэмом. Если вас это интересует, встретимся через час в Санта-Монике. Въезд на кладбище «Вудленд» с Четырнадцатой улицы.
— Господи, Джорджи, не убивайте меня! Я в Италии. Позитано. Дидди дает роскошную гребаную вечеринку на яхте! — Он разразился хриплым кашлем застарелого курильщика. — Я скоро прилечу. Иисусе, здесь еще и восьми вечера нет, зато имеется очередная проклятая забастовка! Дайте мне время прилететь обратно в Лос-Анджелес и пообещайте, что ни с кем не станете говорить, пока я не вернусь.
Она могла бы позвонить любому представителю легитимной прессы, но хотела бросить лакомый кусок именно шакалу.
Отдать историю Мелу, который был достаточно подл и жаден, чтобы вылизать все до последней капли крови, что вытечет из ее сердца.
— Хорошо. В понедельник, в полночь. Если вас там не будет, я ждать не стану.
Она повесила трубку. Сердце трепыхалось, ярость сочилась из всех пор. Брэм отнял то, чего ей больше всего хотелось. Теперь она сделает то же самое с ним. Жаль только, что придется ждать.


Брэм не мог спать. Не мог есть. И всерьез намеревался убить Чаз, если та не прекратит кудахтать над ним. Подумать только, в тридцать три года он ухитрился приобрести двадцатилетнюю мамашу, и это ему не нравилось. Впрочем, в последнее время ему вообще ничего не нравилось, особенно он сам. Но в то же время им владела стальная решимость.
— Джорджи не желает играть Элен, — сказал он Хэнку Питерсу в понедельник, через два дня после омерзительной сцены в Малибу. — Я не могу уговорить ее передумать. Делайте что хотите. Я пас.
Он ничуть не удивился, когда уже через полчаса его позвали на встречу с Рори Кин. Брэм протиснулся мимо целой армии встревоженных секретарей и помощников и без доклада вошел в кабинет. Рори, как всегда, восседала за антикварным письменным столом под абстрактной картиной Дибенкорна.
Брэм ногой отодвинул стул и сел.
— Джорджи отказалась от роли. И вы правы: я погубил свой брак. Но я люблю свою жену больше, чем кого бы то ни было в этом мире, и хотя сейчас она люто меня ненавидит, все же попросил бы вас не лезть в наши дела и держаться, черт возьми, подальше, пока я пытаюсь ее вернуть. Надеюсь, вам ясно?
Потянулись долгие секунды. Наконец Рори взяла ручку.
— Полагаю, на этом наша встреча закончена?
— Я тоже так считаю, — согласился Брэм. А когда выходил из кабинета, его вдруг осенило. Кажется, он понял, что нужно делать. Отчасти. Остается додумать остальное.


Джорджи припарковала арендованную «короллу» перед двухэтажным многоквартирным домом к северу от входа на кладбище «Вудленд», достаточно близко, чтобы видеть, как подъедет Мел, и достаточно далеко, чтобы он ее не заметил, пока сама она того не пожелает. Было уже около полуночи, и движение на Четырнадцатой улице из полноводной реки превратилось в тонкий ручеек. Сидя в темноте, она вспоминала все: с того момента как Брэм подслушал, как она делает предложение Треву, и до штормового дня на том же берегу, когда Брэм признавался в вечной любви.
Боль никак не утихала. Она расскажет шакалу все. История с фальшивыми объяснениями Брэма в любви попадет в таблоиды, а потом и в приличные газеты, и репутация, над восстановлением которой он столько трудился, снова окажется запятнанной. И пусть Брэм после такого попробует разыгрывать героя! Да, ей самой сильно достанется, но плевать!
Джорджи впервые была в таком бешенстве, но почему-то одновременно ощущала невыразимую свободу. Хватит позволять таблоидам управлять ее жизнью! Больше она от них не зависит! Никаких улыбок фотографам, когда все вокруг рушится. Никаких заявлений прессе, чтобы сохранить гордость! Нельзя допускать, чтобы публичный имидж украл у нее душу!
Черный мини-вэн остановился рядом со входом на кладбище. Джорджи сползла чуть пониже и увидела в зеркальце заднего обзора, как погасли фары. Из машины вышел Даффи, закурил, огляделся, но «короллу» не заметил.
Наконец-то с ложью будет покончено. Она ранит Брэма так же больно, как он ранил ее. Идеальная месть.
Шакал продолжал курить.
Джорджи вспотела. В желудке поднялась буря.
Мел принялся бродить перед входом.
Пора.
После сегодняшней ночи больше не будет никаких уверток, никаких отговорок. Она сможет жить честно, с высоко поднятой головой и с сознанием того, что всегда постоит за себя. Она хозяйка своей жизни, сумевшая отомстить за обиду.
Шакал бросил сигарету в сточную канаву и направился к воротам кладбища. На это Джорджи не рассчитывала. Хотела рассказать свою историю под ярким светом уличных фонарей. Шакал на безлюдном кладбище был слишком опасен, и она потянулась к ручке двери, прежде чем Мел успел зайти за ограду. Но когда ее рука легла на холодный металл, что-то в душе надломилось. Она вдруг поняла, что шакал в машине куда опаснее, чем тот, который сейчас шагает к воротам.
Шакал в машине — это она сама. Мстительная злобная фурия.
Она сжала ручку. Брэм предал ее и заслуживает наказания. Ей просто необходимо причинить ему боль, уничтожить, предать так, как он предал ее. Но подобная страсть к разрушению не в ее природе.
Джорджи бессильно обмякла на сиденье и попыталась разобраться в том, кем она была… кем стала. В машине было душно. Воздух словно сгустился и стал затхлым. Нога затекла, но Джорджи не шевелилась.
Неизвестно, сколько прошло времени, однако постепенно она стала разбираться в своей натуре. Наверное, стоило пережить все это. Зато теперь она с неумолимой ясностью поняла что готова жить с тяжестью собственного гнева и бременем собственной печали. Все лучше, чем превратиться в мстительную стерву.
Шакал снова вышел на тротуар, прижав к уху телефон. Выкурил еще одну сигарету, огляделся, после чего сел в машину и укатил.
Джорджи ехала, сама не зная куда. Пустота внутри все больше разрасталась. Она сама не поняла, как оказалась на бульваре Линкольна, в злачном районе Санта-Моники, застроенном массажными салонами и интим-магазинами. Она припарковалась у закрытого на ночь магазина запчастей, вытащила из багажника камеру и пошла по тротуару. Она никогда не бывала в этих опасных местах по ночам, но даже не подумала испугаться.
Вскоре Джорджи нашла что искала: девочку-подростка с вытравленными перекисью волосами и погасшим взглядом. Джорджи осторожно подобралась к ней.
— Меня зовут Джорджи, — тихо сказала она. — Я режиссер. Можно с тобой поговорить?
Через два дня в пляжном доме появилась Чаз. Джорджи сидела за компьютером, просматривая сделанную запись. Она была так занята, что даже не приняла душ. Дверь открыл Эрон, и до Джорджи донесся шум мгновенно вспыхнувшей ссоры.
— Ты следила за мной! — вопил Эрон. — И это ты, которая терпеть не может ездить в бакалею! Проследила за мной до самого Малибу?!
— Впусти меня, — потребовала Чаз.
— Черта с два! Поезжай домой.
— Никуда я не поеду, пока не поговорю с ней.
— Только через мой труп!
— О, пожалуйста! Можно подумать, ты способен меня остановить!
Чаз вихрем промчалась мимо бедняги и довольно быстро нашла свободную спальню, где Джорджи установила оборудование. Сегодня Чаз приняла облик ангела-мстителя, поскольку была во всем черном, вплоть до сабо.
— Знаете, в чем ваша проблема? — с порога напустилась она на Джорджи. — Вам плевать на людей.
Джорджи почти не спала ночь и слишком вымоталась, чтобы затевать ссору с Чаз.
— Последние два дня Брэм не приходит домой, — продолжала нападать та. — Он несчастен, и все из-за вас. Не удивлюсь, если он снова сядет на наркотики!
Джорджи не ответила. Запал Чаз постепенно уступил место неуверенности.
— Я знаю, вы в него влюблены. Ведь правда, Эрон? Почему бы вам просто не вернуться к нему, и все будет хорошо.
— Чаз, перестань до нее докапываться, — тихо потребовал Эрон, подходя сзади.
Джорджи никогда не думала, что Эрон превратится в такого свирепого стража. Потеря веса, должно быть, придала ему уверенности. Как-то во вторник, когда Мел Даффи обнародовал случай со звонком Джорджи, Эрон пошел в атаку, полностью отрицая всякую возможность чего-то подобного. И при этом даже не посоветовался с Джорджи. Она говорила, что Мел не лжет и что ей все равно, но Эрон отказывался слушать.
Джорджи решила, что легче иронизировать над слабостями Чаз, чем думать о своих собственных.
— Странно, как это люди, которые всегда суют носы в чужие дела, не хотят разбираться в собственных неудачах.
Чаз немедленно ощетинилась:
— В моей жизни все идет как надо.
— Почему же ты сейчас не в кулинарной школе? Насколько я знаю, ты даже не заглянула в учебники.
— Чаз слишком занята, чтобы учиться, — хмыкнул Эрон. — По крайней мере она так уверяет.
— Думаю, ты слишком боишься раздвинуть границы своего безопасного существования, боишься, что снова окажешься на улице, — выпалила Джорджи и тут же сообразила, что невольно предала доверие Чаз. Ей стало нехорошо. — Прости. Я…
Чаз пренебрежительно дернула плечом:
— Нечего так на меня смотреть! Эрон все знает.
— Правда?
Такого Джорджи не ожидала.
— Если Чаз не будет учиться, — добавил Эрон, — значит, можно не тревожиться, что ее уволят. Она трусит.
— Чушь собачья!
Джорджи сдалась.
— Я слишком устала, чтобы разбираться с тобой. Уходи.
Чаз, естественно, с места не сдвинулась. Мало того, недовольно оглядела Джорджи:
— Похоже, вы опять худеете?
— Мне все кажется безвкусным как картон.
— Ну, это мы посмотрим.
Чаз устремилась на кухню, где долго топала, хлопала дверцами буфета и холодильника, и в конце концов поставила перед Джорджи салат из зелени и макароны с сыром. Еда успокоила желудок, но больше всего успокоили присутствие и хлопоты Чаз.
Джорджи едва не силком заставила Чаз позаимствовать у нее купальник и отправиться на пляж.
— Может, ты боишься воды? — ехидно заметила Джорджи, подначивая ее. Она знала, что Чаз терпеть не может обнажаться, но решила, что это послужит чем-то вроде психотерапии.
Чаз, очевидно, приняла вызов, потому что надела купальник, порылась в вещах Джорджи и нашла махровый пляжный халатик.
Эрон лежал на полотенце, читая какой-то идиотский журнал видеоигр. Когда они впервые встретились, он и близко к воде не подходил. Сегодня на нем были белые плавки с синей каймой. Ему все еще следовало бы сбросить несколько фунтов, но он ежедневно работал с весом и это было заметно. Теперь он также тратил деньги на приличные стрижки и контактные линзы.
Чаз уселась на край полотенца, спиной к нему. Халатик не доходил даже до середины бедер, и она поспешно подобрала под себя ноги.
Эрон отложил журнал.
— Жарко. Пойдем поплаваем?
— Не хочется.
— Почему? Ты же говорила, что любишь плавать.
— А сейчас не хочется, ясно?
Эрон уселся рядом.
— Я не собираюсь насиловать тебя только потому, что ты надела купальник.
— Знаю, — буркнула Чаз.
— Чаз, ты должна расстаться с прошлым. Оставить позади все, что с тобой случилось.
Она подняла палочку и потыкала в песок.
— А может, мне не хочется оставлять это позади? Может, наоборот, не следует ничего забывать, чтобы больше не попадаться в тот же капкан.
— Ты не попадешь, — заверил Эрон.
— Откуда тебе знать?
— Обычная логика. Скажем так: ты снова сломала руку или даже ногу. Неужели действительно считаешь, что Брэм тебя вышвырнет? Или что Джорджи за тебя не вступится? Или что я не позволю тебе пожить у меня? Теперь у тебя есть друзья, хотя об этом никогда не догадаться, если судить по тому, как ты с ними обращаешься.
— Но я ведь заставила Джорджи поесть, верно? И тебе не следовало говорить при ней, что я боюсь увольнения.
— Ты умна, Чаз. Все это знают, кроме тебя.
Она подняла разбитую раковину и провела острым краем по большому пальцу.
— Может, и была бы умной, если бы не пропускала так много занятий.
— И что? Для чего существуют экзамены? Я же пообещал помочь тебе с занятиями.
— Мне не нужна помощь.
Если Эрон начнет помогать, сразу поймет, что она вообще ничего не знает, и потеряет к ней всякое уважение. Но он, похоже, прочитал ее мысли.
— Если бы ты не помогла мне, я по-прежнему бы оставался жирдяем. Каждый человек хорош в своем деле. Я всегда прекрасно учился. Теперь моя очередь вытаскивать тебя. Доверься мне. Я не буду и вполовину таким жестоким и злобным, какой была ты.
Она была жестока и злобна с ним, и с Джорджи тоже. Чаз вытянула ноги. Ее кожа была бледной, как у вампира, и она заметила одно местечко, которое пропустила при бритье.
— Прости.
Должно быть, извинение прозвучало фальшиво, потому что Эрон не оставил ее в покое.
— Давно пора перестать быть такой грубой с людьми. Думаешь, при этом ты выглядишь крутой? На самом деле ты кажешься мне жалкой.
Чаз вскочила с полотенца.
Эрон поднял глаза.
Она ответила яростным взглядом и сжала кулаки.
— Нечего казаться хуже, чем ты есть, — устало договорил Эрон, словно она смертельно ему надоела. — Давно пора вырасти и вести себя как взрослый порядочный человек. — Он медленно встал. — Мы с тобой лучшие друзья, но мне часто бывает стыдно за тебя. А как ты ведешь себя с Джорджи? Всякий, у кого есть глаза, видит, как ей сейчас плохо. Тебе вовсе не обязательно еще больше действовать ей на нервы.
— Брэму тоже плохо, — парировала Чаз.
— Но это не оправдывает твоей манеры грубо разговаривать с Джорджи.
Эрон выглядел так, словно был готов отказаться от нее. Чаз хотелось плакать, но раньше она покончит с собой, чем покажет ему свои слезы! Поэтому она сняла халатик и бросила на песок. Она чувствовала себя совершенно обнаженной, но Эрон смотрел только ей в лицо. Когда она жила на улице, мужчины почти никогда не смотрели ей в лицо.
— Ну, доволен? — крикнула она.
— А ты? — спросил он.
Она терпеть не могла свое тело и до смерти устала бояться. Бояться выйти из дома, бояться сдавать экзамены. Бояться всего на свете.
— Если я буду добра к людям, они обязательно меня используют, — выпалила она.
— Если кто-то попытается использовать тебя, значит, ты не должна иметь с такими людьми ничего общего, — спокойно ответил Эрон.
У Чаз озноб прошел по коже. Неужели обязательно должно быть так: все или ничего?
Она подумала о том, что сказал Эрон. Что отныне у нее есть друзья, которые обо всем позаботятся. Противно зависеть от посторонних людей, но, может, это потому, что ей никогда не приходилось ни от кого зависеть?
Наверное, Эрон прав. Теперь у нее есть друзья, а она по-прежнему ведет себя так, словно одна борется со всем миром. И неприятно, что он считает ее злой, тем более что злость ни от чего не спасает.
Она снова принялась изучать свои ноги.
— Только не бросай меня. Ладно?
— Как же я могу? Слишком любопытно узнать, какой ты станешь, когда вырастешь.
Она уставилась на Эрона и заметила странное выражение его лица. Он не смотрел на ее тело и вообще, кажется, не слишком пристально смотрел на нее, но она почему-то остро ощущала его присутствие. И от этого чувствовала себя так, словно вся чешется… или во рту ужасно пересохло. А еще она задыхалась.
— Ну как, пойдем поплаваем? — спросила Чаз. — Или простоишь здесь весь день, занимаясь психоанализом?
— Пойдем поплаваем.
— Так я и думала.
Она помчалась к воде, наслаждаясь новообретенной свободой. Может, это чувство долго не продлится, но сейчас на душе было хорошо.


Днем Джорджи монтировала фильм, а по ночам продолжала бродить по самым нищим районам Голливуда и Западного Голливуда. Защитой ей служила камера и собственная известность. Большинство девушек, к которым она подходила, узнавали ее и не стеснялись откровенничать.
Так она обнаружила мобильную поликлинику, которая обслуживала уличных ребятишек. И снова помогла ее слава. Медицинские работники позволили ей ездить с ними по ночам, пока сами брали анализы на СПИД и венерические заболевания, раздавали презервативы и бесплатные советы, учили основам профилактики. От увиденного и услышанного у Джорджи болело сердце. Она постоянно представляла, как жила Чаз в этой среде и что с ней сталось бы, не повстречай она Брэма.
Прошло две недели, а он ни разу не попытался увидеть ее. Джорджи отупела от усталости, и даже если засыпала, через пару часов просыпалась вся в поту, со сбитыми простынями и во влажной пижаме. Она отчаянно тосковала по тому человеку, которым считала Брэма, человеку, скрывавшему под толстой скорлупой цинизма доброе сердце. Только работа и сознание того, что она поступила правильно, не продав душу ради мести, удерживали ее от полного отчаяния.
Поскольку папарацци не добирались до тех мест, где она бывала, в таблоидах не появилось ни одного ее снимка. Хотя она велела Эрону больше не сочинять историй о ее супружеском блаженстве, тот продолжал упорствовать. Но ей было все равно. Пусть Брэм с этим разбирается сам.
В пятницу, через три недели после разрыва с Брэмом, позвонил Эрон и попросил посмотреть в компьютере последние новости «Вэрайети». Джорджи увидела объявление:
«Закончен кастинг «Дома на дереве». Картина снимается по сценарию известного романа Сары Картер в адаптации Брэма Шепарда. Сюрпризом стал выбор молодой, почти неизвестной актрисы Анны Чалмерс на роль злодейки Элен».
Джорджи смотрела на экран. Все кончено. И Брэму больше нет нужды убеждать ее в вечной любви. Поэтому он и не пытается еще раз поговорить с ней.
Она вынудила себя сунуть ноги в тапочки и отправилась гулять по берегу. Все защитные барьеры рухнули, и она ужасно устала, иначе не позволила бы себе уплыть в мир ситкома, где Брэм постучится в дверь, бросится на колени и станет молить о любви и прощении.
Проклиная себя, Джорджи повернула к дому.
Наутро телефон зазвонил, когда Джорджи сидела за компьютером. Очнувшись от ступора, она уставилась на экран мобильника. Звонил Эрон. Он улетел на уик-энд в Канзас праздновать шестидесятилетие отца. Джорджи откашлялась, чтобы голос звучал не так хрипло.
— Как там воссоединение семьи?
— Прекрасно, только Чаз заболела. Я только что с ней говорил. Судя по всему, ей очень плохо.
— Что случилось?
— Не говорит. По голосу чувствуется, что она плачет. Я велел ей найти Брэма, но она не знает, где он. Я очень тревожусь, — продолжал Эрон. — Вы не могли бы…
— Сейчас еду, — сказала Джорджи.
А когда выезжала на шоссе, в голове снова стал прокручиваться ситком. Она видела, как входит в дом Брэма и замечает десятки воздушных шаров, которые плавают под потолком, перевязанные лентами, слегка колеблющимися на ветру. Посреди комнаты стоит Брэм со взволнованным лицом и нежным взглядом…
— Сюрприз!
Джорджи прибавила скорость и вернулась к реальности.
Ни одного шарика не плавало под потолком пустого тихого дома. Нигде не было видно предавшего ее мужчины. Поскольку папарацци опять осадили ворота, Джорджи оставила машину в гараже Рори и выскользнула через заднюю калитку. Поставила сумочку и окликнула Чаз. Ответа она не получила. Поэтому прошла через кухню в коридор и поднялась в квартирку Чаз над гаражом. И не удивилась, обнаружив простую мебель ипоразительную чистоту.
— Чаз! С тобой все в порядке?
Из единственной спальни донесся стон. Чаз лежала на смятом сером покрывале: колени подтянуты к груди, лицо бледное.
— Вам Эрон позвонил? — простонала она, увидев Джорджи. Та поспешила к ней.
— Что случилось?
Чаз обхватила колени.
— Неужели он набрался наглости позвонить вам?
— Он волновался. Сказал, что ты больна, и, очевидно, был прав.
— У меня живот болит.
— Живот?
— Да, всего-навсего. Иногда так бывает во время месячных. А теперь уходите.
— Ты принимала что-нибудь?
— Лекарство кончилось, — почти взвыла Чаз. — Оставьте меня в покое. — Она уткнулась лицом в подушку и сказала уже тише: — Пожалуйста.
«Пожалуйста»?
Должно быть, Чаз очень больна.
Джорджи побежала на кухню Брэма, принесла тайленол, заварила чай и все отнесла в квартирку Чаз. По пути в спальню она заметила на журнальном столике раскрытый учебник, пару желтых планшетов и карандаши и улыбнулась, впервые за всю неделю.
— Не могу поверить, что Эрон вам звонил, — повторила Чаз, приняв таблетки. — И вы ехали из самого Малибу, чтобы дать мне тайленол?
— Эрон был очень расстроен.
Джорджи поставила пузырек на тумбочку.
— Ведь ты бы сделала то же самое для меня.
Чаз мигом оживилась:
— Эрон расстроен?
Джорджи кивнула и протянула Чаз чашку горячего сладкого чая.
— Теперь я тебя оставлю.
Чаз с трудом села и взяла чашку.
— Спасибо, — пробормотала она. — Правда спасибо. Я не прикалываюсь.
— Знаю, — кивнула Джорджи, уходя.
Она забрала кое-что из брошенных впопыхах вещей, стараясь даже не смотреть в сторону спальни. Спустившись вниз, она залюбовалась золотистым светом, льющимся в окна. Она любила этот дом, его укромные уголки, его пространство. Любила лимонные деревца в кадках и тибетские покрывала, каминную полку и теплые деревянные полы. Как может человек, создавший такой теплый, добрый дом, иметь пустое, злобное сердце?
И в эту минуту в комнату вошел Брэм.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабет



Если кому-то из читательниц нравятся романы в стиле Джулии Макнот, с переживаниями, копанием в себе главных героев - это книга ваша!!!
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетСветлана
12.09.2011, 11.13





Мне этот роман понравился. Советую почитать! Всего в меру - любовных переживаний, отношений и здорового реализма.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетМария
13.09.2011, 20.44





Классный.Мне кажется автор взял за основу историю любовного треугольника ПИТ-ЭНИСТОН-ДЖОЛИ.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетМиколашка
21.09.2011, 6.56





Мне нравятся такие романы с юмором приколами.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛика
7.11.2011, 22.54





Чудо,а не роман!Свежий сюжет,вмеру остроумная героиня,а такого героя встретила впервые!!!Читайте.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабетвика
9.11.2011, 1.48





Живенько и с юмором. Читала, не отрываясь.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетСвета
9.11.2011, 10.57





интересный роман.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабетоля
10.11.2011, 10.30





очень понравилось,сюжет все время с поворотами)))
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетNadЯ
11.11.2011, 22.44





Классный роман. Очень люблю все романы Филлипс.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛусине
7.02.2012, 14.40





Роман супер! Ставлю себе в Избранное. Потом перечитаю!
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЮлия
22.02.2012, 18.12





Наслаждаюсь каждым словом.Отличный перевод,прекрасный роман .
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабеттигра
25.02.2012, 20.22





!!!!!!!
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетJasmine
26.02.2012, 21.56





Читала на одном дыхании не отрываясь ни на что. Захватывает и не отпускает.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЯлиМ
14.03.2012, 11.54





Читала и наслаждалась! Ставлю 10/10
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабетелена
10.04.2012, 20.11





согласна со всеми,начало затянуто,но дальше все замечательно.кто любит романы со смыслом это для вас.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабетлюбава
2.10.2012, 8.11





эта книга мне не понравилась 8/10
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабетаtevs17
3.10.2012, 16.12





Книга мне не понравилась. Слишком все выдумано, до приторности. Чувства и эмоции ненастоящие, такое впечатление, что автор мучительно выдумывала всю эту галиматью. Разочарована...
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетВероника
21.01.2013, 21.04





10.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабетзы
3.04.2013, 1.55





Стоит почитать
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабетводопад
5.04.2013, 14.02





Зацепило. Оторваться не могла.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛюсьена
3.09.2013, 21.32





Приятный роман, прочитала с удовольствием. Так же нравятся другие произведения этого автора - более глубокие, поднимающие реальные проблемы женщин, ищущих себя. Благодарю автора от всей души!
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетТамара
9.09.2013, 20.54





100 из 10!!!
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетНаталья
15.12.2013, 21.05





Сюжет не стандартный, герои интересные, оторваться невозможно. Любителям современных романов читать обязательно! 10 из 10.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетJozy
19.01.2014, 18.20





Читала и не могла оторваться, сюжет непредсказуемый, интересный. Правда, не очень понравилось признание в любви, но в целом захватывающее.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛили
20.01.2014, 18.25





очень не плохо.9 из 10.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабетларик
10.12.2014, 19.39





Хороший роман. 7/10
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛена
6.01.2015, 13.46





Хороший роман. 7/10
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЛена
6.01.2015, 13.46





Интересный роман!!!!
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетХелена а.
15.04.2015, 20.11





Роман вне конкуренции.Не могла оторваться,пока не дочитала,хотя признаю,что другие романы этой писательницы,ничуть не хуже,а некоторые даже лучше.Люблю Филипс.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетРАЯ
17.04.2015, 10.00





Не ординарный сюжет, чуть нудновато но цепляет хочется дочитать ....
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЗара
18.04.2015, 13.56





Очень мне нравятся ЛР Ф.С.Э., всегда читаю с удовольствием. Интересные герои и интересные сюжеты.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабетиришка
28.06.2015, 1.00





Хороший роман. С юмором. Герой временами бесит.9/10
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетВикки
8.07.2015, 22.41





Кстати тоже подумала про Энистон Пит Джоли, но там немного по другому было... не суть. Книга очень понравилась! Редко пишу такие отзывы. И чувства героев наигранными мне не показались. Советую.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетМарго
1.11.2015, 19.50





Не понравился роман.Задумка интересная,но растянуто.Еле дочитала.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабеттатиана
18.12.2015, 15.54





А мне роман понравился. Переживания, юмор, любовь- все есть. Читайте.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен Элизабетнатали.
22.02.2016, 16.48





Roman ne ochen vpechatlil, slabovato dlja Fillips. Slegka raztjanut, bez osobo silnih perezhivanij i emotsionalnih vstrjasok. Sovershenno ne ponravilos priznanie v lubvi geroja. I eshe, ne veritsja v ego lubov : on vsu zhizn dumal tolko o sebe, ispolzoval geroinju v svoih tseljah, i tut, vdrug, ozarenie- mol kak emu povezlo, chto ona u nego est... Voobshem, bolshe 7 ballov ne zasluzhivaet. Perechitivat ne stanu- uverena, chto cherez nedelu i ne vspomnu o chem roman.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетZzaeella
25.02.2016, 2.01





На других сайтах название романа немного другое, "Что я СДЕЛАЛА ради любви". И какое название верное??? Хотелось бы верить, что на этом! Пусть уж хотя бы в романах мужчины добивались любви женщины. Но этот роман ЭФ явно не удался. ИМХО.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
3.09.2016, 20.48





Роман замечательный, один из лучших. Если кому-то что-то кажется неправдоподобным, переключайтесь на доекментальные повести.
Что я сделал ради любви - Филлипс Сьюзен ЭлизабетИрина Р.
27.10.2016, 9.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100