Читать онлайн Возьми меня с собой, автора - Филлипс Патриция, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возьми меня с собой - Филлипс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возьми меня с собой - Филлипс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возьми меня с собой - Филлипс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Патриция

Возьми меня с собой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Дженни испуганно смотрела на Мануэля, ожидая расправы. Она понимала, что зря не созналась раньше в том, что помогла Берте, а сейчас у нее язык не поворачивался сказать правду.
– Не лги мне! – зарычал он, сжимая кулаки.
– Я правда не знаю, где Берта сейчас, – заикаясь, пролепетала она.
– Да, но ты знала, куда ее посылаешь.
– Мануэль, я не думала, что тебе есть до нее дело – после нашего вчерашнего разговора…
– Мне и сейчас нет до нее дела! Но мне не нравится, что ты лезешь в наши цыганские дела!
– Она такая юная. Я должна была помочь ей, но я не хотела тебя злить.
Мануэль ударил ее наотмашь, и Дженни от неожиданности потеряла равновесие и упала, ударившись о железный очаг бедром.
– Я знал! С самого начала знал! Хоть и защищал тебя перед остальными! Что ты со мной сделала?! Заставила меня краснеть! Моя женщина сует нос в чужие дела!
Мануэль замахнулся, но на этот раз Дженни не стала ждать, пока он ее изобьет, она крикнула ему в лицо:
– Бей меня, но я все равно не жалею, что помогла ей! Ей десять лет! Я бы все равно не позволила продать ее какому-то старому уроду!
Мануэль сгреб Дженни в охапку и швырнул на кровать, так что доски затрещали.
– Не смей так со мной говорить! – проревел он и, схватив за плечи, приподнял.
Дженни вцепилась ногтями ему в лицо, царапаясь и пинаясь. Она дралась как тигрица, но он успел ударить ее еще раз, затем отшвырнул от себя, так что она плечом ударилась о стену.
– Все равно я не жалею! – крикнула Дженни. Гнев распирал ей грудь. – Берта верила мне, любила меня!
– Ах ты, дрянь, я должен был бы убить тебя за это.
– Убей, все равно я не пожалею.
Он набросился на нее с кулаками, Дженни выворачивалась, извивалась, стараясь ответить тем же. Внезапно, в пылу борьбы, все изменилось. Вместо гнева он уже испытывал страсть. Мануэль вообще легко зажигался, а когда перед ним была Дженни…
– Хватит! Довольно! – крикнул он, сжимая ее железной хваткой.
Дженни тяжело дышала, слезы застилали глаза, руки бессильно повисли. Теперь, когда ярость утихла, боль дала о себе знать. Все тело саднило.
Дыхание его участилось, желание овладело им, и то, что она покорилась ему от изнеможения, а не от страсти, уже не имело значения.
– Прости меня, – зашептал он, – пожалуйста, прости! Ты не должна была меня злить. Ты не представляешь, что ты наделала – замахнулась на права Розы, но я тебя не выдам. О, Дженни, я никогда не желал тебе зла.
За дверью послышалось какое-то движение, и Мануэль резко сел. В один прыжок он оказался у двери, открыл ее и выглянул – шел дождь. Наверное, это были звуки дождя. Довольный тем, что они одни, он закрыл дверь.
– Ты уверен, что никто не подслушивал? – тревожно спросила Дженни. Признание предназначалось лишь для ушей Мануэля.
– Нет, никого. О, Дженни, как я мог?! – воскликнул он, когда, убрав волосы с ее лица, увидел синяки.
Дженни молча сглотнула слюну с кровью. Она верила в искренность его раскаяния, но принимать от него извинения все же не была настроена. Он смотрел на нее, залитую желтым светом фонаря, повторяя:
– Я их всех брошу ради тебя, Дженни. Ты значишь для меня больше, чем любая цыганка. Больше, чем Марта. Больше, чем Роза.
Мануэль дрожащей рукой гладил ее шею, плечи, но Дженни лежала отвернувшись. В отличие от него ее ярость и боль не могли с той же легкостью превратиться в похоть. Но, зная, как легко он может заставить ее воспылать страстью, она избегала смотреть ему в глаза.
– Дженни, забудь о том, что было сегодня. Я сумею тебя отстоять.
– А кто постоит за меня перед тобой? – язвительно спросила она.
Мануэль повесил голову.
– Мой ангел, я готов убить себя за то, что сделал. Жизнь моя, любовь моя, воскреси меня! Люби меня, и я заставлю тебя забыть о боли.
Дженни повернула голову и наконец заглянула в его глаза, влажные от раскаяния и страсти. Все произошло так, как бывало не раз. Он был для нее непостижимой загадкой, этот мужчина, принадлежавший сразу двум мирам. Она не знала, что именно в нем заставляет ее сжиматься от предчувствия удовольствия, того острого наслаждения, что он неизменно дарил ей.
– Ты обещаешь больше никогда меня не бить?
– Клянусь! Пусть речь зайдет о тысяче цыган, никогда! – прошептал Мануэль, целуя ее руку. – Я готов поклясться в чем угодно в обмен на твою любовь. Любовь по доброй воле, – добавил он, дыша на ее пальцы.
Мануэль удивил ее. Он не привык просить – преисполненный мужской гордости, он привык брать не спрашивая. Просить значило для него поступиться мужским достоинством.
– Ты правда меня любишь? – спросила она, протянув руку к его смуглому лицу.
– Люблю, люблю, распоследний я дурак. Мне плевать, что говорит Роза, мне плевать на сотни поколений моих цыганских предков, мне плевать на то, что другие цыгане меня осудят, я знаю только то, что я люблю тебя, моя маленькая горджио.
Он ласково провел тыльной стороной ладони по ее груди, поднял смятую юбку, обнажив белые крепкие ноги.
– Ты больше не злишься на меня из-за Берты? – спросила Дженни, накручивая на палец черный завиток.
– Нет, я весь в огне. Я хочу тебя, горджио!
Он зарылся лицом в скрещение ее бедер, лаская ее горячим дыханием. Она не могла бороться с подступающей волной. Страсть, неистовая страсть вела их за собой, горела в их глазах, широко открытых, потемневших, пожирающих друг друга. Мануэль накрыл ее своим телом, и они стали одним.
– Да, Мануэль, заставь меня забыть, – прошептала она.
– Ты забудешь, как тебя зовут, – ответил он, покрывая ее поцелуями.
Прочь, прочь от жалкого настоящего, от болезненных воспоминаний прошлого в пучину страсти, которая одна могла подарить ей забвение!
И в этот момент, весьма некстати, опять послышался тот же скребущий звук. Мануэль не придал ему значения – он решил, что это ветер царапает ветками о крышу вардо. Он был слишком возбужден, чтобы придавать значение чему-либо, происходящему во внешнем мире. Весь мир для него сосредоточился в ней, Дженни.
– О, Дженни, никогда, никогда не позволю я им отобрать тебя, – дрожа от страсти, шептал он.
Дженни слышала его голос словно издалека, она находилась на том пределе, за которым смысл слов уже не важен, важны лишь ощущения, а слова только мешают. Обхватив его голову руками, она прижала его губы к своим губам, чтобы заставить его замолчать, чтобы слова не мешали отдаться потоку страсти. Она с жадным восторгом побуждала его дарить ей все больше наслаждения, столько, чтобы мысленно унестись из этой нищенской кибитки, с грязной ярмарочной площади, из вонючего Саутуорка к звездам.
Но когда все закончилось, ничто уже не могло заслонить от нее уродливую реальность, ибо между ней и Мануэлем не было нежности, не было той теплоты, что способна страсть превратить в любовь.
К десяти утра следующего дня дождь перестал, но землю размыло, к обуви прилипали ошметки жирной грязи, да и все вокруг выглядело уныло и бесприютно. Но несмотря на непогоду, многие жители столицы все же не отказали себе в удовольствии посетить ярмарку, чтобы посмотреть на фокусников и дрессированных медведей. Солнце, наконец-то проглянувшее сквозь серые тучи, вызвало у публики бурный прилив веселья. Казалось, все сошли с ума в безумной погоне за удовольствиями.
Мануэль решил не показывать сегодня номер с лошадьми, он был занят другим делом – вместе с двумя моряками-иностранцами осматривал содержимое многочисленных бочек и сундуков.
– Очень хочешь погарцевать? – с ухмылкой спросил Мануэль, заметив хмурую мину Дженни – она явно не одобряла его подозрительные связи.
– Уж лучше отбивать зад верхом, чем шататься в толпе, где тебя того и гляди затопчут в грязь.
– Ты меня разочаровываешь, горджио. Раньше после страстной ночи ты бывала добрее, – заговорщически подмигнув, сказал он вполголоса.
Дженни улыбнулась. Она любила, когда Мануэль бывал и хорошем настроении. Жаль, что она все реже видела его таким.
– Верно говоришь. Иначе ты бы вообще перестал меня хотеть.
Мануэль громко рассмеялся.
– Ах ты, чертовка! Иди ко мне… Прямо сейчас, никто не смотрит, а если и смотрит, мне плевать. – Мануэль привлек ее к себе и громко чмокнул в губы. – Сегодня к вечеру я принесу тебе наряд как у королевы – с серебряной оторочкой. Что ты дашь мне в обмен? – прошептал он, касаясь ее губ языком.
– Это мне положена награда за то, что я вынуждена носить краденые наряды.
– Кто сказал, что наряд краденый? Ты мне не веришь?
– Нисколько.
Он снова поцеловал ее и, приподняв на руках, спросил:
– Ты окажешь мне услугу, любимая?
– Смотря какую.
– Отнеси от меня пакет владельцу лавки на Мейпол-стрит. Я бы сам отнес, но должен дождаться весточки от шкипера. Я больше никому не могу доверить такое дело.
Дженни взяла у него из рук небольшой, туго набитый мешочек из промасленной парусины – в таких, только раз в двадцать побольше, хранят свои вещи моряки.
– Эта улица далеко? – спросила Дженни, отправляя мешочек в вырез лифа. Жесткая ткань, царапала грудь.
Мануэль жадно облизнулся.
– Черт! Ты что, специально меня мучаешь? Как бы я сам хотел туда нырнуть. – Он привлек ее к себе, но, вспомнив о деле, отпустил. – Пойдешь по Хай-стрит, потом свернешь направо. Лавка как раз напротив тюрьмы, не пропустишь. Они пойдут с тобой.
Из-под дерева выступили два крепких цыганских парня и штанах из домотканой холстины и в ярких косоворотках. Мануэль часто использовал их в качестве посыльных, поскольку они обладали весьма ценными для посыльного качествами – оба были немые и не умели ни читать, ни писать.
– Можешь не торопиться, до полудня я все равно буду занят, и смотри, – добавил он, – не заигрывай ни с кем на улице: эти лондонцы такие проныры – шасть под юбку, не успеешь и глазом моргнуть, а мне всем им глотки резать недосуг.
Дженни вымученно улыбнулась. Она понимала, зачем Мануэль отослал ее с поручением. Посыльные вполне справились бы и без нее, но он не хотел, чтобы она находилась поблизости, пока он будет вести переговоры со шкипером. Наконец ей предоставлялась реальная возможность покинуть табор. С того памятного вечера, когда Мануэль побил ее, она затаила на него обиду, но в чувствах своих к нему не могла разобраться. Она и ненавидела его, и желала одновременно.
Дженни шла по главной улице, наслаждаясь ласковым солнцем бабьего лета. Проводники держались поодаль, но не отставали.
– Дженни! Дженни! Куда идешь?
– Мануэль послал с поручением, – буркнула Дженни – общаться с Мартой ей совсем не хотелось.
– Я с тобой пойду. Роза тоже меня послала с поручением.
– У меня уже есть провожатые. – Дженни кивнула в сторону двух немых парней. Марта была в таборе на привилегированном положении, поэтому сопровождающие Дженни почтительно поклонились ей.
– Я составлю тебе компанию, – словно не замечая угрюмого тона Дженни, заявила Марта. Она улыбалась слегка заискивающе. – Мы не должны ссориться. Подожди меня, я мигом.
Дженни и не подумала бы дожидаться Марту, но некий господин у прилавка с пирожками, чей восхищенный взгляд Дженни почувствовала на себе еще до того, как к ней подошла Марта, заговорил с ней, заглядывая в вырез корсета:
– Госпожа, вы такая очаровательная…
Но тут телохранители подошли ближе, и джентльмен отступил на шаг.
– Простите, сэр, но я очень спешу, – обворожительно улыбаясь, ответила Дженни.
Провожатые не дали ей договорить. Они просто подхватили ее под руки и потащили вперед. Дженни не могла нe улыбнуться, видя, как ошалел ее несостоявшийся ухажер. Он стоял с открытым ртом, глядя ей вслед, не заметив приближения толстой лоточницы, которая все-таки сбила его с ног.
Поискав глазами Марту, Дженни заметила, что та стоит возле берега реки, оживленно беседуя с Косоглазым Джеком – весьма, насколько Дженни могла судить, опасным и влиятельным в своей среде субъектом. Дженни прибавила шагу, чтобы Марта не смогла ее догнать, но не тут-то было.
– Нам туда, – послышался у Дженни за спиной знакомый запыхавшийся голос.
Главная улица Саутуорка петляла и извивалась. По обочинам росли маргаритки и кашка, палисадники пестрели кустами жимолости. Но вскоре радовавший глаз пейзаж изменился до неузнаваемости. Из пригорода дорога привела их в город. Дышать сразу стало нечем. Дома жались друг к другу, а между ними текла река из нечистот. Жители жалких покосившихся домишек и домов побогаче вдыхали одни и те же миазмы – под уклон поток из нечистот стремительно направлялся к готовой поглотить его Темзе. Людей здесь было куда больше, чем в пригороде, и все говорили на самых разных диалектах, так что соотечественников Дженни вполне могла принять за иностранцев. Ей показалось, что она попала в другую страну.
– Тебе куда? – перекрикивая уличный гам, спросила у Дженни Марта.
– На Мейпол-стрит.
Марта кивнула, довольно улыбаясь – очередной прохожий только что по ее милости лишился часов.
Дженни водила глазами по фасадам обветшалых домов, пока не наткнулась на вывеску с поблекшей голубой краской: «Уильям Чендлер, эсквайр».
– Я подожду тебя здесь, – предложила Марта, зорко высматривая подходящего зеваку.
Дженни, подобрав юбки, переступала через горы мусора, направляясь к лавке. Путь оказался нелегким – отходы громоздились то тут, то там, от вони кружилась голова. Толстая старуха с двумя корзинами чуть не сбила ее с ног, но вместо того, чтобы извиниться, набросилась с оскорблениями, грозя немытым кулаком. Двое немых провожатых неслышно встали у Дженни за спиной, и старуха поспешно засеменила прочь. Прямо перед порогом владений эсквайра валялась громадная дохлая кошка. Преодолев это последнее препятствие и достав из-за пазухи сверток, Дженни вошла в лавку. Хозяин молча принял у нее пакет. С делами было покончено.
Дженни все никак не решалась переступить порог, и дело было не только в вонючем полуразложившемся трупе животного, перегородившем вход; она понимала, что если бежать – то сейчас или никогда. Может, ей повезет и провожатые отстанут от нее, посчитав свою миссию выполненной. Она могла бы убежать, если бы знала местность, но, увы, это было не так. Дженни помнила о том, что у нее есть надежда в виде «Дома скрещенных ключей». Может, завтра ей выпадет счастье и она станет свободной? Когда Мануэля не было рядом, магнетическая сила его обаяния сильно ослабевала.
– Вот ты где! Пошли, нам пора возвращаться!
Дженни с самого начала подозревала, что Марта напросилась с ней неспроста, и, увидев, что в руках цыганки нет никаких свертков, она с тревогой подумала, что поручение Розы – не более чем выдумка. Так что же затевала Марта? Наверняка что-то недоброе.
– Дженни! Берегись! – взвизгнула Марта и, обхватив Дженни руками, оттолкнула ее прочь с дороги – кто-то катил перед собой тачку с углем. Дженни отстранилась, хотя в подобном предупреждении не было особой нужды, они вполне могли разминуться с угольщиком. Поведение Марты все более настораживало.
В конце улицы двое дерущихся в грязи молодых ремесленников собрали вокруг себя толпу веселых зрителей. К драчунам из тюрьмы, что находилась совсем рядом, уже направлялись два дородных констебля. Несмотря на близость стражей порядка, Марта не могла упустить возможности попрактиковаться в своем ремесле и приблизилась к зевакам, словно и ее интересовал исход поединка.
Между тем зрители все прибывали. Сама не заметив, как это случилось, Дженни оказалась в толпе, которая подхватила и понесла ее к центру событий. Кто-то подтолкнул Дженни, и она плечом налетела на плотного мужчину, лавочника, судя по виду. Дженни хотела было извиниться, но слова застряли у нее в горле, как только она услышала истошный крик:
– Держите воровку, она украла мои часы!
Две мощные руки схватили ее за плечи, бежать было поздно. Дженни облизнула пересохшие от ужаса губы. Все ясно – Марту схватили с поличным, и сейчас ее, Дженни, привлекут как соучастницу.
– Вот она!
Толпа расступилась, пропуская какого-то мужчину, который направлялся прямо к ней. Марта благополучно скрылась, да ее никто ни в чем и не обвинял, Дженни подняла глаза. Перед ней стоял Косоглазый Джек и победно ухмылялся.
– Нет, я ничего не украла! – воскликнула Дженни.
– Ничего? А это что? – Джек вытащил у Дженни из кармана невесть откуда появившиеся там часы и потряс ими перед ее носом. – Мои, родные!
– Я никогда их не видела!
– Тогда как они оказались у тебя, лгунья?
Толпа, сочувствуя пострадавшему, возбужденно шумела. Дженни никто не верил, и она была в отчаянии. Оба телохранителя находились неподалеку. Если они и не вполне понимали, что происходит, то даже для них было очевидно, что Дженни попала в беду. Марта пряталась где-то за их спинами. Как часы попали в ней, тайной для Дженни не было. Марта могла незаметно подложить их в карман своей спутнице. В толпе сделать это было легко, особенно для такой опытной воровки, как Марта.
– Прочь с дороги! Что тут происходит? – Это прибыли констебли.
– Эта шлюха стянула у меня часы! – заявил Косоглазый Джек, указывая пальцем на Дженни.
– Забирайте ее в тюрьму, нечего воровкам расхаживать по улицам! – сказал лавочник, как следует тряхнув несчастную пленницу.
– Это те самые? – спросил констебль, указывая на часы, которые Джек торжественно держал перед собой.
– Они и есть! Я сам достал их у нее из фартука. Она еще хотела, чтобы мы поверили, будто они оказались там по ошибке.
– Мне их подложили! И вы знаете, кто это сделал!
По толпе прокатился ропот, когда Дженни, поймав взглядом торжествующую Марту, наблюдавшую за происходящим из-за спины одного из своих соплеменников, указала на цыганку пальцем.
– Это она!
– Они заодно, надо обеих брать.
– Верно, заодно. Я видел, они вместе шли. Пара цыганских шлюх с ярмарки.
– Обеим дорога в тюрьму!
Марта бросилась бежать, но не тут-то было. Услужливые прохожие загородили путь, множество рук вцепились ей в плечи, и ее, визжащую и пинающуюся, потащили к Дженни. Констебли надели на преступниц наручники и повели к тюрьме, Толпе было приказано немедленно разойтись.
– Эй, господин, – начал Косоглазый Джек, неловко переминаясь, – я вторую девчонку в глаза не видел. Зачем ее в тюрьму? Может, так, сами с ней разберемся? – Джек подмигнул констеблю помоложе, который смотрел на Марту, с ее полной грудью и округлыми бедрами, просвечивающими сквозь порванную в процессе борьбы юбку, с неприкрытым вожделением.
– Ты получил свои часы? Так убирайся! – ответил Джеку констебль постарше. – Хотя, сдается мне, ты и сам в этом замешан. Может, и тебя с собой прихватить?
Косоглазый Джек со слугой закона спорить не стал и поспешно ретировался.
– Вы не можете посадить меня в тюрьму! – воскликнула Дженни. – Я невиновна!
Между тем Марта осыпала слуг закона самыми страшными из цыганских проклятий.
– Заткнись, ты! – приказал констебль постарше Марте и, обернувшись к Дженни, добавил: – Это тебя тоже касается, навизжишься еще, пока с тобой будут разбираться.
Дженни обернулась к своим провожатым, умоляя их помочь, но рассвирепевший констебль погрозил им дубиной, и обоих телохранителей как водой смыло. Только смуглые босые пятки засверкали.
Косоглазый Джек, который все околачивался неподалеку, несмело подошел, испробовав иной подход.
– Как насчет этих часов? Я мог бы обменять их на вот эту, черненькую.
Служители закона пребывали в нерешительности.
– Да нет, я, пожалуй, ее для себя приберегу. Она стоит побольше, чем груда ржавых пружин. Ищи себе другую девку, парень!
В знак того, что разговор окончен, Джеку дали хорошего пинка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возьми меня с собой - Филлипс Патриция



Очень понравилось. И хотя героиня имеет на протяжении всего романа несколько любовных историй, роман это не портит.
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияКэт
6.12.2012, 11.21





Книга просто супер я три раза ее прочитала сейчас очень хочеться посмотреть фильм весь интернет облазила а его нет пожалуйста снимите фильм по этому роману плиз " Возьми меня с собой"!!!
Возьми меня с собой - Филлипс Патрицияольга
7.01.2015, 12.49





прошу вас помогите мне найти роман. я только сюжет помню. там мама девушки решила ее жениха проверить и он испытание не прошел.молодого человека она увидела с проституткой в борделе.она молодая сорвала свадьбу и уехала то ли в Англию, то ли еще куда. и там встретила свою судьбу. как называется роман может кто помнит????
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияАгата
7.01.2015, 15.33





Такой ерунды давно не читала ужас ,прям с только увидел и люблю
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияКира
8.01.2015, 12.28





Роман надо было назвать "Как из честно давалки превратится в куртизанку". Порой читать противно было. Это как надо себя не уважать. Но читать можно 8/10
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияМарина
18.01.2015, 17.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100