Читать онлайн Возьми меня с собой, автора - Филлипс Патриция, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возьми меня с собой - Филлипс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возьми меня с собой - Филлипс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возьми меня с собой - Филлипс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Патриция

Возьми меня с собой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Сырой, пронизывающий ветер трепал голые ветви, Дженни зябко куталась в плащ, ускоряя шаг. В красной, в тон плащу бархатной муфточке лежало письмо с требованием явиться на рождественский бал, который, в связи с тем, что двор, спасаясь от чумы, покинул столицу, должен был состояться в Оксфорде. Вначале Дженни, не удосужившись прочесть письмо до конца, отложила его в сторону, так сильна была обида на Карла. Она решила, что больше никогда не будет у него на побегушках. Однако мудрая леди Стори сумела уговорить ее не делать глупостей. И сейчас Дженни, которой были выделены апартаменты за городом, впрочем, не слишком далеко от университета, направлялась в колледж Крайстчерч, где расположились король и королева, – Дженни предписывалось явиться именно сюда. Что касается леди Каслмейн, то она, ожидавшая рождения пятого ребенка, находилась неподалеку от короля – в доме. Энтони Вуда. Барбара приехала не одна, она привезла с собой всех своих детей – ведь все они были королевской крови, да и сам король не делал из этого тайны.
Два дня назад, когда Дженни переехала из Чадсли-Мэнор сюда, в пригород Оксфорда, к ней в дом явился посыльный с подарком от короля – роскошным синим атласным платьем, украшенным серебряным шитьем. Дженни не знала, что заставило Карла вспомнить о ней, но богатый подарок наводил на мысль, что Карл желает примирения.
Дженни понимала, что такой наряд не может не привлечь к ней внимание, а давать повод для сплетен ей совсем не хотелось, и тем не менее в назначенный час она вошла в залитый светом зал: сверкающее серебром платье, топаз – еще один королевский подарок – зазывно сиял в ложбинке на груди, каштановые волосы убраны без затей – горничной, которая могла бы уложить волосы в сложную прическу, у Дженни теперь не было. Все вокруг улыбались ей, приветливо раскланиваясь, – похоже, они знали что-то такое, о чем Дженни пока не догадывалась. Уже через час у Дженни начала кружиться голова от обилия комплиментов, ее наперебой приглашали танцевать самые именитые придворные его величества. Казалось, что она попала в Зазеркалье. Все ведут себя так, будто она, Дженни, настоящая хозяйка бала. Не так-то легко улизнуть от настойчивых кавалеров, но Дженни не без труда удалось усыпить их бдительность и выбраться на улицу. Она прислонилась лбом к ледяному камню. Ничего, появится Карл, и все разъяснится.
– Вы слишком добры, милорд, – кокетливо пропищал где-то рядом женский голосок. Раздался взрыв смеха, и пророкотал низкий мужской голос. За углом мелькнул красный атласный шлейф. Дженни улыбнулась. Жизнь продолжалась, несмотря ни на что. Где-то в Лондоне продолжала свирепствовать чума, а здесь уже флиртовали и назначали свидания. Мысли Дженни приняли несколько грустное направление – ее возлюбленного не было рядом. Дженни решила вернуться в зал, как вдруг услышала приближающийся звук шагов. Она оглянулась, широкоплечий мужчина со светлыми волосами быстро поднимался на террасу.
– Дженни! – удивленно воскликнул Кит.
Он даже не улыбнулся ей, и она не была уверена, что он вообще рад ее видеть, скорее наоборот: этот холодный взгляд, эти поджатые губы…
– Добрый вечер, лорд Росс. Надеюсь, вы оправились после ранения.
– Спасибо, госпожа Данн, я здоров. А вы, я полагаю, уже нашли себе другого любовника.
– Ублюдок, – одними губами ответила Дженни. Кит усмехнулся и, отвесив шутовской поклон, сказал:
– К вашим услугам, госпожа Данн. Прошу прощения, что лишил вас любовника.
– Ты не меня от любовника избавил, а лишил жизни невинного человека, а кроме того, убил во мне способность любить и верить.
– О чем это ты? – Он схватил ее за запястье, и Дженни охватила дрожь.
– Зачем ты вообще появился в моей жизни? Всякий раз, когда ты возникаешь на моем горизонте, случается что-то ужасное! Уходи, исчезни, вот чего я больше всего хочу! – Глаза Дженни горели гневом.
– Не обольщайся, Дженни. Я здесь не ради тебя, а ради того, чтобы просить прощения у короля.
– Так что же ты медлишь? – спросила она. – Беги в дом и жди своего соверена, он еще не прибыл.
– Спасибо, я так и собирался поступить, – насмешливо ответил он. Заметив, что Дженни его не слышит, он тряхнул ее за руку. – Что это с тобой?
– Ничего, – словно очнувшись от забытья, сказала Дженни. – Не смею тебя задерживать.
Но на этот раз что-то случилось с ним. Его словно накрыло волной.
– Черт, а ты умеешь искушать, – пробормотал он, порывисто прижав ее к себе.
Дженни млела от восторга. Она готова была раствориться в нем и телом, и душой. Он потянул ее за собой, оглядываясь и подыскивая уединенное местечко…
– Госпожа Дженнет Данн! Госпожа Дженнет Данн! Они оба замерли под кипарисом, глядя, как из зала на террасу вышел лакей в ливрее с бумагой в руке.
– Госпожа Дженнет Данн приглашается для аудиенции с его величеством, – торжественно произнес слуга и исчез.
Это обстоятельство привело их обоих в чувство. Кит не мог оторваться от Дженни, и она раздраженно отбросила его руки.
Слезы жгли ей глаза, но Дженни, не позволяя себе ни остановиться, ни оглянуться, направилась в зал.
Королева Екатерина, в ярко-зеленом парчовом платье, сидела на золотом троне рядом с королем. Перед королевской четой оставалось свободное пространство, чтобы здесь могли предстать те, кто удостоился получить поздравление от королевской семьи. Дженни на почтительном расстоянии от немолодой вдовы в оранжевом приблизилась к королю. Вот дама сделала реверанс, и теперь настала очередь Дженни.
– Спасибо за высокую честь, ваше величество, – промямлила дежурную фразу Дженни.
– Вы самый прекрасный цветок Оксфорда. Комплимент короля заставил Дженни вспыхнуть. Она с трудом осмелилась поднять глаза и встретить его взгляд – болезненное воспоминание о последней встрече было еще свежо.
– Спасибо, ваше величество. – Неловко поднявшись, Дженни отошла к танцующим.
Королева Екатерина оставалась на балу не больше часа. После ее ухода началось настоящее веселье.
Какой-то мужчина, одетый в костюм сатира, прыгая как козел, касался выступавших из декольте женских бюстов жезлом, украшенным колокольчиками и лентами. Дженни передернуло от отвращения, когда с одобрительной ухмылкой он отметил и ее своим бесстыдным жестом. Потом пели непристойные песни под аккомпанемент игравшего на лютне юноши с ангельским лицом в костюме Адама. Каждая сальность, так или иначе связанная с новозаветным сюжетом, встречалась дружными взрывами хохота. Дженни так и не смогла отыскать взглядом Кита. Закрыв глаза, она представляла себе его неприступным, холодным, с поджатыми губами…
– Дженни, мне кажется, ты сознательно меня избегаешь.
Дженни испуганно открыла глаза. Менестрель раскланивался под одобрительный гул присутствующих. Рядом с ней стоял Карл Стюарт.
– Нет, сир, я вас не избегаю. Но я не из тех, кто любит лезть на глаза сильным мира сего.
– Вот это да! Неужто передо мной все та же славная девочка?
– Да, ваше величество, я все та же. Может, чуть потрепанная жизнью, но все та же.
– Я до сих пор не прощен? Уверяю тебя, сегодня у меня как раз подходящее настроение, чтобы закончить ссору миром. – Последние слова он прошептал ей на ухо, ласково поцеловав розовую мочку.
– И как Мари? Она вас удовлетворяет? – Дженни хотелось выговорить это с безразличием, но дрожь в голосе ее выдала.
– Мари? – Карл искренне удивился. – Ах, та служанка?
– Вы разве с ней не виделись с тех пор?
– Нет, конечно. А ты разве думала, что встреча с ней входит в мои намерения?
– Я не знаю, – ответила она.
– Ну хватит дуться. Я хочу тебя каждой клеточкой тела, – прошептал Карл, прижимая ее к себе. Он вел себя с предельной откровенностью, и Дженни с чувством неловкости отметила, что все это происходит на глазах у множества гостей, наблюдающих за любовной игрой с нескрываемым интересом. Дженни заметила, что многие посматривают в сторону лорда Росса, очевидно, зная о дуэли и ожидая его реакции. Никто не смел бросать вызов королю, но легендарный капитан прославился своим непокорным и буйным нравом.
– Карл, на нас смотрят…
– Пусть смотрят. Все, в том числе и Барбара, если ей хочется.
Дженни решила, что Карл сегодня слишком много выпил крепкого вина.
Потом заиграла музыка, и Карл, взяв Дженни за руку, вывел ее в центр зала.
– Господа и дамы, – громко объявил Карл, – это самая дорогая мне женщина, которая и будет сегодня королевой бала, прекраснейшей из прекрасных.
Карл взял из рук подошедшего слуги золотой обруч и надел его на голову Дженни. Гости дружно зааплодировали. Толпа расступилась, освобождая проход к маленькому золоченому трону, на котором недавно сидела Екатерина. Карл сам провел ее к почетному месту и, усадив, занял свое место рядом. Затем он приказал музыкантам играть старинный английский танец, и гости пустились в пляс.
Дженни отдавала себе отчет в том, какой высокой чести удостоена. Понимала, что теперь может чувствовать себя более уверенно – место при дворе ей обеспечено пожизненно. Но она не чувствовала радости. Стало понятно казавшееся странным поведение придворных. Очевидно, Карл пообещал сегодня дать ответ «относительно некоей дамы». Таким образом Карл убил двух зайцев – удовлетворил любопытство придворных и помирился с любовницей. Как была бы счастлива Дженни, случись это хотя бы днем раньше или позже. Но не сегодня, не здесь, не тогда, когда Кит явился, чтобы просить у короля прощения. Она видела, как отзывается в нем все сказанное королем. Он не хуже других понимал, что скрывалось за невинным объявлением Дженни самой красивой из присутствующих дам.
Танец закончился, развеселая живая цепь захватила короля, сорвав его с самодельного трона, и утащила за собой, объявив Королем Беззакония. Все мужчины были крепко навеселе.
– Итак, наконец я знаю правду.
Дженни могла бы и не поднимать головы – это был Кит, и она ждала этого разговора.
– Пожалуйста, не устраивай сцен, – прошептала она, в тревоге оглядываясь, не смотрит ли на них Карл.
– Почему ты не сказала мне, что принадлежишь ему? Почему позволяла мне верить…
– Я пыталась сказать тебе, что сэр Майлз не имеет ко мне отношения. Тебе я была не нужна – ты ясно дал это понять. Что мне было делать? Идти просить милостыню?
– Может, так было бы и лучше, – прошипел он, – хотя я сомневаюсь, чтобы ты просила, а не торговала собой.
– Как ты смеешь?!
– Смею – именем того, что между нами было.
– Но ты сам все и разрушил.
– Это ты все разрушила своей ревностью и…
– Я видела, как ты уехал после дуэли в ее экипаже. А теперь попробуй скажи, что она ничего для тебя не значит!
– Нам не о чем с тобой говорить. И знай – я не монах.
– Ты не смеешь ни в чем меня упрекать. Король добр ко мне…
– Разумеется. Он всегда был добр к своим шлюхам.
Дженни вздрогнула, как от пощечины.
– Ты не смеешь называть меня так… – дрожа от гнева и обиды, прошептала она.
Кит сжал кулаки, затем, словно передумав, разжал. Руки его повисли как плети.
– Кто ты такая, чтобы упрекать меня в неверности? От того, что тебе платит король, ты не перестаешь быть шлюхой!
Последние слова Кита прозвучали во внезапно наступившей тишине. Придворные, как бы сильно их ни разморило от вина, заметили, что король, насупившись, смотрит в сторону королевы бала, и, проследив за взглядом соверена, замерли, ожидая скандала.
– Лорд Росс, – отчетливо абсолютно трезвым голосом произнес король. – Я не ослышался? Вы оскорбили даму.
Бледный от ярости, со сжатыми кулаками, Кит обернулся к королю. Да, они были дружны, но теперь Кит видел в Карле соперника. Женщина, которую желали оба, положила конец их дружбе.
– Простите, сир, но я не сказал ничего, кроме правды.
Глаза Карла превратились в черные жгучие угольки.
– Да? И в чем же состоит эта правда?
– Я не нанес оскорбления ни одной леди, я просто назвал госпожу Данн ее настоящим именем. Она шлюха! И спали вы с ней или нет, дела не меняет.
Дженни испуганно вскрикнула. И Карл, и Кит немало выпили в этот вечер, хотя пьяным никто из них не выглядел – ярость протрезвила обоих. Карл публично простил Кита – это случилось незадолго до ухода королевы Екатерины, – а теперь эта глупая выходка могла все испортить.
– Стойте! – Кит уже направился к выходу, но окрик короля заставил его обернуться. – Я не стану брать назад своего обещания простить вас за убийство моего придворного, как не стану требовать от вас извинений, чтобы не расстраивать даму, которую вы так незаслуженно оскорбили, но я приказываю вам покинуть этот дом и никогда больше не показываться мне на глаза. Ваши манеры отвратительны, лорд Росс. Я не желаю более вас знать.
Кит побледнел как смерть.
– Благодарю вас, мой король, – сказал он, поклонившись. – Обещаю сегодня же покинуть город, но хочу еще раз повторить – я был и останусь вашим верным слугой. Мне жаль, что между нами встала продажная женщина, но я желаю вам насладиться вашим приобретением сполна.
Весь зал замер в шоке. Кит покинул бал в полной тишине, лишь шаги его гулко звучали. Затем все вдруг заговорили разом, голоса были в основном женские – дамы с энтузиазмом обсуждали случившееся.
– Пошли отсюда, дорогая, – предложил Дженни король, когда немного утих шум. Он искренне сочувствовал Дженни, видел, как ей больно. Он понимал, что она солгала, сказав, что у нее ничего не осталось к Киту Эшфорду, и, хотя Карл вынужденно дал ему отповедь, зла на друга он не держал. Карл понимал, что у них с Дженни отчего-то не заладилось, хотя они вовсе не охладели друг к другу. Как бы там ни было, Карл не стал допытываться о причинах – главное, что Дженни была с ним, королем.
– Спасибо, Карл. – Дженни старалась держаться независимо, хотя ей это давалось с трудом. Будь ее воля, она покинула бы зал куда раньше. Уже у выхода она встретилась глазами с братом Кита, и недоброе предчувствие завладело ею. Дженни была наслышана о недавней связи Эшфорда-младшего с Барбарой Палмер, и, кажется, эта выдающаяся женщина давала ему уроки не только в области человеческих отношений. Барбара была известной интриганкой, и по хитрому, расчетливому блеску в глазах молодого человека Дженни определила, что он затеял недоброе. С нелегким сердцем она покидала зал. Ледяной декабрьский ветер раскачивал деревья, навевая тоску.
– Любовь моя, будь умницей, – говорил Карл, обнимая Дженни, они сидели у горящего камина в уютной гостиной декана. С того памятного бала прошла почти неделя. – Мужчина обязан обеспечить будущее своей возлюбленной. И своим детям, если они родятся. Так принято. В этом нет ничего постыдного.
Дженни упорно молчала. То, к чему она так стремилась – скромный домик в Лондоне на Чансери-лейн, свой дом, которого у нее никогда не было, – сегодня она упорно не желала принимать. Слова Кита стучали в голове как набат. Шлюха! Она не была Карлу законной женой, не была даже женой гражданской, с которой живут под одной крышей, она была просто женщиной, к которой король иногда наведывался с совершенно определенной целью.
– Кит просто назвал все настоящими именами…
– Довольно! – Карл вскочил и принялся расхаживать по комнате туда и обратно. – Ты не можешь и дальше жить на Лебяжьей улице. Это решено. У тебя будет дом в городе и особняк с поместьем в Бекингемшире. Оно и так пустовало слишком долго.
– Но я не хочу, чтобы меня называли шлюхой, и потому не могу принять таких даров.
– Ты все еще любишь меня?
– Да.
– Тогда почему не можешь? Из-за этого неотесанного моряка? Из-за его поганого языка? Тем словом, что он назвал тебя, можно назвать чуть ли не каждую фрейлину! У него самого сколько их было?
Дженни слова Карла не утешили.
– Ваше величество, вы награждаете людей, которые помогали вам в трудное время?
– Да, конечно. А почему ты спрашиваешь?
– Мой отец был джентльмен, и он погиб, защищая ваше дело. Вы не могли бы назначить ему пенсион? Такой дар был бы для меня более приемлем.
Карл задумчиво погладил по голове собаку – любимую суку породы спаниель. Если ей так хочется, пусть будет пенсион, зато она охотнее будет идти навстречу всем его требованиям. Отчего не сделать приятное женщине?
– Пенсион так пенсион, – с улыбкой согласился Карл. – Мы не должны ссориться, и истерик с меня хватит. Если бы я знал, что такое простое решение тебе подойдет, не стал бы даже ждать, пока ты его предложишь.
– Так у меня будет свой дом?
– Конечно. Многие женщины требуют к подаркам еще и титулы. Если наша любовь принесет плод… Впрочем, об этом пока рано думать. – Карл был приятно удивлен недоумевающим выражением ее лица. Эта девушка была настолько простосердечна, что ей и в голову не могло прийти потребовать от него титула графини или на худой конец баронессы. Что за очаровательная невинность!
– Ты будешь меня там навещать?
– Когда найду время. Но ты вольна жить как пожелаешь. Уверяю тебя, если между нами случится размолвка, как это уже было, если ты меня разлюбишь – я не оставлю тебя без крыши над головой.
– Ваше величество, вы так добры ко мне.
У Дженни на глазах заблестели слезы благодарности, она встала, чтобы поцеловать короля, и он растроганно прижал к своей груди ее голову.
– Бедная моя Дженни-птичка, теперь, когда у тебя есть свое гнездышко, станешь ли ты задерживаться здесь или упорхнешь как птичка?
– Я бы хотела увидеть свое поместье как можно скорее, но если вы прикажете мне остаться в Оксфорде, я повинуюсь.
– Вот еще! Я никогда не стану приказывать женщине делать то, чего она сама не желает. Если тебе не нравится мой двор – уезжай. Кончится чума, и мы вернемся в Лондон, и там у тебя будет свой уголок. А как ты думаешь, обустройство новых гнезд оставит тебе хоть капельку времени для меня?
– Для вас у меня всегда найдется время.
Сегодня в их отношениях появилось нечто такое, чего раньше не было, – теплота и какая-то особая, щемящая нежность.
– Карета в твоем распоряжении. И помни, придворные не хотели тебя обидеть – не держи на них зла.
Дженни внутренне съежилась при напоминании об очередном оскорблении. Навечно она запомнит этот бал, понимающие взгляды кавалеров, их ухмылки, шепоток дам, а сегодня утром кто-то прикрепил к дверям картинку скабрезного содержания. Странное дело, когда она показала карикатуру Карлу, тот от души смеялся, прежде чем бросить смятый листок в корзину у очага. Сейчас он вынул этот листок, расправил его и с ухмылкой стал разглядывать двух пялящихся друг на друга ослов – один с весьма крупным мужским достоинством и в короне, а другой – ослица, с непропорционально пышным бюстом, на котором болтается та самая подвеска. Сомнений в том, кто был изображен на рисунке, ни у кого возникнуть не могло.
– Здесь всего лишь обыгрывается твое имя, – сказал король, читая короткий стишок на латыни под рисунком. – Кроме того, автор мне весьма польстил.
– Я обиделась.
– Будь я в ином настроении, я тоже мог бы обидеться, – признался король. – А теперь, Дженни-птичка, поедем и посмотрим, как тебе понравится мой подарок.
За окнами занимался рассвет. Дженни медленно шла по улице, думая о том, что наконец у нее появится свой угол. Пусть Карл согласился передать ей недвижимость как признание заслуг ее отца, которого Дженни, кстати, никогда в глаза не видела, лишь для того, чтобы сделать ей приятное, все равно ей было не так стыдно.
В тот момент, когда Дженни проходила мимо собора, величественного и монументального, отбрасывавшего лиловую тень, из здания на противоположном конце той же улицы вышел неприметно одетый молодой человек. В рукаве у него был припрятан свернутый пергамент, и он направлялся к самому королю.
Карл оторвался от чтения депеши, потревоженный объявлением о нежданном визите. Карл был наслышан об Эшфорде-младшем, знал он и о том, что молва связывает его с Барбарой Палмер.
– Мне сообщили, что у вас для меня важная информация. – Король смотрел на посетителя сурово и надменно.
– Боюсь, ваше величество, эта информация не покажется вам приятной. – Опустив глаза, Джеймс достал пергамент и протянул его королю.
Карл несколько раз перечитал сообщение, не желая верить написанному. Наконец он оторвал взгляд от письма.
– Вы с готовностью сообщаете мне об участии в заговоре старшего брата. Почему?
Джеймс не был готов к такому повороту.
– Я ваш подданный, государь, – скороговоркой сообщил он, боясь посмотреть Карлу в глаза.
– Как письмо, изобличающее заговор, в котором участвуют ваш брат и капитан Оноре де Бранд, попало в ваши руки?
– Я не могу вам этого сообщить, сир.
– Папистский заговор, – медленно проговорил король, – как это все знакомо. – Карл замолчал и прошелся по комнате. – Откуда вы знаете, что это не подделка?
– Мне ли не знать почерка собственного брата, сир.
– Да, это верно… Но с чего бы ему вдруг стать предателем? Совсем недавно он рисковал жизнью, спасая меня.
– Ваше величество… – Джеймс сделал многозначительную паузу – точь-в-точь так, как его учила Барбара. – Я думаю, здесь все дело в женщине. Мой брат однажды убил из-за нее человека. Он не настолько безрассуден, чтобы бросать вызов королю, но есть иной способ свести с вами счеты – измена, заговор.
– Да, конечно…
Карл задумчиво посмотрел в окно. Едва ли Кит Эшфорд из одной лишь ревности станет пытаться свергнуть своего короля.
– Вы также отлучили его от двора.
Он чувствовал себя оскорбленным, обесчещенным.
– Кит Эшфорд никогда не рвался в придворные.
– Но люди меняются, сир… – Опять домашняя заготовка от Барбары Палмер. Ее интонация, ее многозначительность.
Карл пристально посмотрел на юного собеседника.
– Что лично вам даст тот факт, что вашего брата осудят за измену?
– Я унаследую титул и поместье. – К этому вопросу Джеймс был готов.
– Тут вы ошибаетесь, поместье и земли отойдут короне.
– Но, сир, вы, конечно же, не оставите без награды человека, который помог вам обезвредить предателя.
– В этом письме упомянута женщина, но имя ее не названо. Как вы думаете, кто она?
Джеймс уставился взглядом в рисунок турецкого ковра.
– Ваше величество, я лишь смею предположить…
– Не хотите ли вы предположить, что эта женщина – госпожа Данн?
Джеймс съежился от страха. Барбара чего-то не учла. Она заверяла, что после скандала на балу Карл будет только счастлив отделаться от бывшей любовницы, но, очевидно, король был привязан к госпоже Данн куда сильнее, чем того хотелось Барбаре. Напрасно он назвал ее имя.
– Кто еще знает о донесении?
– Секретарь леди Каслмейн. Показал его своей госпоже.
– А вы-то тут при чем? Вы так хорошо освоились в доме леди Каслмейн?
Румянец, вспыхнувший на щеках юнца, сказал Карлу все, что тому хотелось узнать. Теперь он руководствовался не только слухами.
– Я передам письмо в руки тех, кто знает, как с ним быть, – сказал Карл. – А вас попрошу никуда покуда не уезжать из Оксфорда.
Отпустив визитера, Карл задумчиво уставился в окно. Что это – очередная интрига ревнивой Барбары или?..




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возьми меня с собой - Филлипс Патриция



Очень понравилось. И хотя героиня имеет на протяжении всего романа несколько любовных историй, роман это не портит.
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияКэт
6.12.2012, 11.21





Книга просто супер я три раза ее прочитала сейчас очень хочеться посмотреть фильм весь интернет облазила а его нет пожалуйста снимите фильм по этому роману плиз " Возьми меня с собой"!!!
Возьми меня с собой - Филлипс Патрицияольга
7.01.2015, 12.49





прошу вас помогите мне найти роман. я только сюжет помню. там мама девушки решила ее жениха проверить и он испытание не прошел.молодого человека она увидела с проституткой в борделе.она молодая сорвала свадьбу и уехала то ли в Англию, то ли еще куда. и там встретила свою судьбу. как называется роман может кто помнит????
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияАгата
7.01.2015, 15.33





Такой ерунды давно не читала ужас ,прям с только увидел и люблю
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияКира
8.01.2015, 12.28





Роман надо было назвать "Как из честно давалки превратится в куртизанку". Порой читать противно было. Это как надо себя не уважать. Но читать можно 8/10
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияМарина
18.01.2015, 17.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100