Читать онлайн Возьми меня с собой, автора - Филлипс Патриция, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возьми меня с собой - Филлипс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возьми меня с собой - Филлипс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возьми меня с собой - Филлипс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Патриция

Возьми меня с собой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Сэр Майлз Рассел вернулся домой в первых числах ноября. И хотя и был весьма удивлен поворотом событий, у него хватило мудрости не задавать королю вопросов и не оспаривать его действий. Сэр Майлз был многим обязан монарху. Пришло время отдавать долги.
Дженни брезгливо поджала губы, когда Майлз Рассел поцеловал, как требовал обычай, ей руку в знак приветствия.
– Какое удовольствие – вернуться домой и обнаружить, что там вас поджидает эдакая прелестница.
– Полагаю, король все вам объяснил. – Дженни совсем не нравился этот липкий взгляд, направленный сейчас на ее грудь.
– Можете не беспокоиться. Но, госпожа Данн, если вы намерены также выполнять распоряжения нашего монарха, то советую вам несколько растопить лед. Никто не поверит в то, что вы моя возлюбленная, если вы будете вести себя как сейчас.
– Уверяю вас, мистер Майлз, если бы вы вели себя как джентльмен во время нашей предыдущей встречи, мне бы не составило труда быть с вами искренне любезной.
– Мои поздравления, дорогая! Торговка почти научилась вести себя как леди.
– Перестаньте! Неужели у вас не хватает благородства даже на то, чтобы извиниться за попытку меня изнасиловать?
– Благородство? Я бы сказал иначе – «здравый смысл». Разумеется, я приношу извинения – сам цезарь теперь ваш попечитель, а я телохранитель и защитник.
– Вы просто невыносимы! Неужели вы думаете, что я сама выбрала этот дом и вас? Будь моя воля, век бы на вас не смотрела!
– Милая девушка, тысяча извинений за то, что я смел предположить, будто могу купить ваше тело. Если бы я знал, что только один мужчина в Англии достаточно кредитоспособен…
– Я не выбирала короля своим любовником – так и знайте!
– Конечно, нет. Право выбора у нас всегда за ним.
– Я не это имела в виду. Когда мы встретились, я не знала, что он король.
Сэр Майлз понимающе улыбнулся. Он-то знал, как любит король примерять на себя чужие роли.
– Тогда могу себе представить, дорогая, как вы радовались своей удаче, когда узнали, кто вас соблазнил.
Дженни с удовольствием поспорила бы с Майлзом Расселом, но присутствие слуги ее смущало. Сэр Майлз приказал принести ему вина. Ради приличия Дженни приняла предложенный Майлзом бокал, но как только слуга вышел, приклеенной улыбки как не бывало.
– Хочу сразу расставить точки над i! Я здесь не ради того, чтобы вас забавлять.
– Я не настолько наивен, чтобы заблуждаться на сей счет, – с усмешкой произнес хозяин дома.
– Я настаиваю на том, чтобы мы виделись в пределах этого дома как можно реже и выходили вместе только тогда, когда этого потребует король. И, спешу вас уверить, мне эти выходы на публику с вами никакой радости не доставят.
– Если вы не желаете прогневать нашего соверена, моя дорогая, то по крайней мере должны делать вид, что упомянутые вами выходки вам приятны. При всей кажущейся мягкости Карл бывает весьма грозен.
– Пусть так. Но чем реже я буду бывать с вами, тем лучше. Каждая минута в вашем присутствии – это испытание.
– Ваше желание для меня – закон, любовь моя, – с ухмылкой сказал сэр Майлз и, поклонившись, направился к выходу. У двери он задержался и, неожиданно обернувшись, сообщил: – Да, кстати, там внизу вас ожидает родственница.
– Родственница?
– Да, госпожа Пэт Данн, эта ужасная интриганка, пришла поздравить вас со свалившейся удачей. Я пошлю ее к вам.
Дженни не на шутку испугалась. Она вовсе не была настроена на светскую болтовню с Пэт, а сообщить ей о том, что она не в состоянии ее принять, было уже поздно. Дженни слышала шаги Пэт за дверью.
– Госпожа Пэт Данн, – объявил слуга.
Пэт вплыла в комнату, сопровождаемая роскошным шорохом шелковых юбок. Махнув затянутой в перчатку ручкой, она отпустила слугу.
– Дженни, дорогуша! Как я рада тебя видеть! – воскликнула она, надвигаясь на Дженни с распростертыми объятиями.
– Здравствуйте, тетя Пэт. – Дженни позволила Пэт себя обнять и даже сама похлопала тетушку по упитанной спинке, не вполне чистосердечно демонстрируя родственную привязанность. – Я вас не ждала.
– Не ждала меня? Фу! Как я могла остаться в стороне в такой знаменательный для тебя момент?! – Пэт обвела завистливым взглядом гостиную. – Ты разбила мне сердце тем, что не пригласила нас раньше, но прощаю тебя, понимая твою взволнованность.
Пэт принялась кружиться по комнате, с. жадным любопытством рассматривая безделушки из дутого стекла на инкрустированном кофейном столике, дамасские покрывала в тон тяжелым портьерам на больших, во всю стену, окнах. Дженни так и подмывало сказать Пэт правду, но об этом не могло быть и речи.
– Как дядя Уилли? – вымучивая улыбку, спросила Дженни. – Он не пришел с вами?
– Он здоров, – скупо ответила Пэт и отвела глаза, занявшись изучением очередной шкатулки.
– Он меня не одобряет?
– Со временем он оправится, не бойся. Он несколько старомодных взглядов, но ничего, я позабочусь о том, чтобы он посмотрел на все другими глазами. К тому же ему не по карману на тебя дуться, верно? – Пэт вся горела от возбуждения. – Дженни, милая, ты будешь роскошно одета, вся в драгоценностях. Ты будешь танцевать на балах среди сливок общества! О, Дженни, я и мечтать не могла, что ты принесешь нам такое богатство!
– Богатство?
– Ну да! Первым делом мы сменим вывеску. Теперь мы будем называться поставщиками двора ее величества и весь высший свет будет одеваться у нас! Да, да, если ты будешь поощрять их делать покупки там, где их делаешь ты. А что до тебя, то сэр Майлз будет наряжать тебя, не считаясь со средствами, и все наряды ты будешь заказывать здесь. Не только ткани и отделку, но и пошив! Дженни, мы станем самым процветающим предприятием во всем Корнхилле!
Дженни успела заметить, что на Пэт был новый плащ, подбитый мехом, а под ним платье из шоколадного бархата с золотой шнуровкой – тоже новое приобретение.
– Как ты великолепна! – сказала Дженни.
– Спасибо, дорогая. – Пэт была явно польщена. – Уилли, как обычно, жаловался на непомерную цену, но не могла же я явиться сюда, как какая-то молочница. Кроме того, у меня в этих краях еще одно дело есть – я знаю одну даму, которая дружит с Сэмом Пеппи из совета адмиралтейства. Сейчас, когда только и разговоров что о войне, а в порту работа так и кипит, все суда снаряжают в плавание, неплохо было бы заполучить заказ на поставку парусины для флота, а? – Пэт кокетливо улыбнулась и тряхнула светлыми кудряшками. – Пег организовала нам встречу с Сэмми – мы с ним обедаем сегодня; не подумай, ничего такого, деловая встреча, и все. Но, говорят, он неравнодушен к хорошеньким женщинам – несколько обещаний, пожатие руки, и кто знает, что на этом можно выиграть.
Пэт просидела еще час, пересказывая последние сплетни с Лебяжьей улицы и Корнхилла, а также все, что болтали люди о леди Каслмейн, герцоге Йоркском и даже самом короле, называя всех по именам и кличкам, словно они все ходили у Пэт в приятелях. Пэт болтала бы еще, но поток слов резко оборвался с боем часов на каминной полке.
– Двенадцать! Не может быть! Я должна бежать. Давай договоримся, милая, кто старое помянет – тому глаз вон. Должна признаться, я уже начала было терять в тебя веру, но ты ничего, молодец. Насчет жены сэра Майлза не беспокойся – она лежит при смерти где-то в Бекингемшире. Помни, дорогая, все заказы – только у дяди Уильяма. Тем самым ты поможешь бедному родственнику выбиться из нужды. Пусть сознание того, что ты делаешь добро, поддержит тебя в трудную минуту.
С этими словами Пэт поцеловала Дженни в щеку, взяла перчатки, плащ и позвонила слуге, чтобы проводил до двери.
Дженни выглянула в окно. Пэт шла гордо подняв голову, не торопясь – настоящая леди. На углу были навалены сухие ветки для костра в честь несостоявшегося взрывателя Гая Фокса. Чучело бедняги возвышалось над хворостом, на шее болтался плакат с традиционными стишками. Пэт остановилась возле чучела и, уставившись на плакат, сделала попытку прочесть, что там написано. Пара уличных оборванцев, видевших, как Пэт вошла в особняк и как вышла, принялись за ее спиной корчить рожи и обзывать ее по-всякому. Пэт не осталась в долгу. Побагровев от ярости, она выхватила пару-тройку розог из кучи и давай хлестать негодников по ушам. Что именно она им кричала, Дженни расслышать не могла, но можно было не сомневаться – ее эпитеты были не менее выразительными, чем у уличного хулиганья. Дженни усмехнулась такому стремительному переходу от образа леди к поведению базарной тетки. Нет, никогда не найти Пэт покоя. Вечно будет она стремиться к недоступным вершинам благородства и богатства. Бедняга Пэт даже не представляла, насколько близко она подступила к желаемому. Узнай она, что любовник Дженни не сэр Майлз, а сам король, она бы заставила Уильяма особняк купить, не меньше.
Тетя Пэт скрылась в толпе позади каменной громады церкви Святой Марии, и Дженни отошла от окна. Ей не слишком хотелось потакать Пэт в ее жадности, но ради дяди Уильяма она готова была сделать то, о чем ее просила тетя. Отныне заказывать наряды она станет только в галантерее Уильяма Данна на Лебяжьей улице.
Первое испытание, к счастью для Дженни, закончилось. Сэр Майлз и его якобы возлюбленная подъезжали в карете с гербом Расселов к особняку на Чипсайде. Холодная сырость пробирала до костей, дым щекотал ноздри.
– Мои поздравления! Никто не догадался, что мы не более чем друзья, – заметил сэр Майлз, протягивая руки к огню.
– Я просто делала то, что от меня требовалось. Сэр Майлз протянул Дженни бокал горячего вина.
– Жаль, что его величество был в другом месте, он бы оценил ваше искусство перевоплощения.
– Его величеству представится такая возможность позже.
– Да, если его шлюха снова не задержит подле себя. Вам не кажется, что она что-то заподозрила? Хотя, сдается мне, не до нее одной доходил слушок, будто Карл без ума от молоденькой миссис Стюарт.
– Что вы хотите этим сказать?
– Барбара Палмер, может, и шлюха, – со злорадной ухмылкой пояснил сэр Майлз, – но дурой ее не назовешь. Вы, я надеюсь, не считаете себя единственной женщиной, которую Карл умело припрятал для развлечений. И, моя любовь, вы, разумеется, не будете последней.
– Если думаете, что я не в курсе слабостей короля, вы глубоко ошибаетесь, – сказала Дженни как можно спокойнее, хотя очередное напоминание о неверности Карла глубоко ранило ее сердце.
– Бог свидетель, весь Лондон в курсе его приключений! Я всего лишь хочу напомнить вам, что сегодняшняя ночь – далеко не первая из тех, что он проводит не с вами. А вам надлежит сидеть и ждать у моря погоды. О да, вы такая нежная и податливая, словно хорошо разношенная туфля.
– Спокойной ночи, сэр Майлз. Наша беседа меня утомила. – Дженни, не замечая, нервно разглаживала складки на вышитой бисером нежно-розовой атласной юбке.
– Вы дура, если верите, что он любит вас.
– Вас это не должно касаться. Предоставив мне удобное жилище, вы не приобрели никаких прав на меня, смею напомнить.
– Вы для него – очередная игрушка! Он не собирался хранить вам верность и не ждет верности от своих женщин. Он не ханжа!
Дженни повернула ручку двери, но дверь не открывалась.
– Дайте мне ключ!
– Никогда! За тобой должок, сука, и ты мне его заплатишь.
Дженни пыталась бороться, но сэр Майлз был сильнее. Когда он зажал своими мокрыми губами ее рот и на нее пахнуло отвратительной смесью вина, устриц и маринованного лука, она едва не лишилась чувств.
– Думаешь, я сидел рядом, наливал тебе вино и жеманничал как полоумный, чтобы в одиночестве вернуться в холодную постель?
Дженни умудрилась высвободить руки и со всего размаху дала ему по голове. Сэр Майлз впал в ярость. Схватив Дженни повыше локтей, он прижал ее спиной к двери, а сам полез ей под юбки. Дженни ненавидела его и за то, что он делал, и за то, что говорил. Она плотно сомкнула ноги, не давая ему продвинуться выше, тогда он переключил внимание на ее бюст. Дженни приподняла колено, желая повторить некогда удачный удар, но сэр Майлз вовремя заметил это и отшатнулся в сторону.
– Сделать ты ничего не сможешь, так что если тебе дорог твой новый наряд, ты сама его снимешь, нет – я разорву его прямо на тебе.
Дженни не только устала физически, сознание того, что Карл предпочел остаться с леди Каслмейн вместо того, чтобы встретиться с ней, подточило ее морально.
– Наши силы неравны, и вы, мерзкое создание, это знаете. Хотите – можете взять меня на полу, как вы привыкли брать ваших приятельниц-потаскух, но знайте – ни одна леди вашу любовь ни в грош не поставит.
– Я не хотел брать то, что у тебя между ног, силой, – оправдываясь, сказал сэр Майлз, при этом не ослабляя хватки.
– Только так вы можете получить желаемое.
– Ты сама меня до этого довела! – тряхнув ее за плечи, воскликнул сэр Майлз. – Разве нельзя быть хотя бы подружелюбней?
– Пытаясь меня изнасиловать, вы едва ли добьетесь дружеских чувств.
– У Карла есть другие женщины. Он не ждет от тебя целомудрия. Ну., признайся, ты одинока – я сам это вижу, так почему бы нам не помочь друг другу? Давай забудем вражду, что была между нами. Я могу дать тебе то, чего не даст Карл. Он не любит тебя, ему все равно, с кем ты!
– Зато мне не все равно.
– Ах ты, сука! Ну тогда получай!
Сэр Майлз зажал губами ей рот, и Дженни изо всех сил прикусила его нижнюю губу.
– Ах ты, чертова кошка!
Сэр Майлз отшатнулся от нее, зажимая нижнюю губу, из которой струйкой лилась кровь на ковер. Кровью было залито кружевное жабо.
– Отдайте мне ключ! Клянусь, его величество об этом узнает. И я не упущу ни единой детали. Не сомневаюсь, что Карл увидит достаточно доказательств того, что я говорила правду.
Дженни и сэр Майлз злобно смотрели друг на друга в полной тишине.
Выругавшись сквозь зубы, сэр Майлз достал из кармана ключ и бросил Дженни.
– Бери его, уличная шлюха. Будь проклята за свою подлость!
Дженни подняла ключ с подола юбки и торопливо отперла дверь. В мгновение ока она уже была наверху. Она слышала, как проклинал ее сэр Майлз, но была уверена в том, что преследовать ее он не станет.
Дженни била дрожь. В камине, по счастью, горел огонь, и она съежилась возле камелька, раздумывая над случившимся. Конечно, такого рода травму трудно получить, случайно споткнувшись на лестнице, например. Укус был произведен мастерски – со следами зубов. Едва ли кто-нибудь подумает, что в губу сэра Майлза вцепилась собака или кошка. Насмешек ему не избежать. Быть осмеянным для такого, как Рассел, – великое наказание. Дженни могла бы поздравить себя с победой, но радости не было. Колкости сэра Майлза достигли цели. Дженни знала, что сейчас Карл лежит в объятиях Барбары Палмер, и от одной мысли об этом становилось тошно. Да, соглашаясь стать возлюбленной короля, она знала о его непостоянстве, но ей верилось, что то глубокое чувство, что родилось между ними, заставит его измениться. Как видно, она ошибалась.
Дженни тряхнула головой. Хватит жалеть себя. Ничего из этого не выйдет. Дженни прошла в смежную спальню. Она слишком долго обслуживала других, чтобы сейчас у нее хватило духу вызвать горничную, подняв девушку из теплой постели. Раздеться она сумеет и сама. Борясь со шнуровкой и крючками, Дженни сквозь пелену слез смотрела на свои наряды. Шесть новых роскошных платьев висело в шкафу, целые горы лент, перьев, шелковых цветов заполняли выдвижные ящики орехового сундука. Карл после ночи любви бывал весьма щедрым. К Рождеству он обещал подарить ей ожерелье из драгоценных камней, но даже бесценное ожерелье не могло стать заменой счастью. Сколько женщин мечтали бы о таких нарядах, о том, чтобы им благоволил сам король! И ее мечты стали былью, все, кроме одной.
Дженни закрыла шкаф, в груди ее закипал гнев, смешиваясь с болью. И причиной этой боли был не Карл Стюарт, но Кит Эшфорд, которого она так и не смогла забыть. Мужчины – вероломные создания. Разве Кит не стал наглядным тому доказательством? Кит бросил ее ради другой. Неужели ей на роду написано быть обманутой? Сперва красавцем Китом, потом добросердечным Уильямом Джексоном. Наверное, нельзя требовать верности от таких, как они, мужественных и жизнелюбивых мужчин. Нельзя ждать от жизни слишком многого. И все же именно этого ей и хотелось – верности. Дура! Какая же она дура! Оба они обошлись с ней как с приевшейся вещью. Бросили и забыли!
* * *
Огромный зал дворца сиял. В бесчисленных зеркалах отражались сверкавшие золотом канделябры с сотнями зажженных свечей. Воск щедро капал на головы и плечи собравшихся. Всюду были развешаны гирлянды, столы, накрытые пунцовым, зеленым, золотым дамасским шелком, ломились от яств. Впервые Дженни была приглашена на бал в Уайтхолле, на бал-маскарад в ознаменование Рождества.
Сегодня королева Екатерина была в наряде из голубой тафты, искусно расшитом жемчугом. Темные волосы ее были уложены по новой моде и украшены сеткой из жемчуга. Дженни считала, что она выглядит вполне достойно. Увы, королевой бала была не португальская инфанта, а графиня Каслмейн. Барбара Палмер, в серебристой маске, правила балом – она смеялась больше всех, грациозно принимая ухаживания многочисленных поклонников. Конечно, королеве это было неприятно: горечь унижения ясно отпечаталась на ее изжелта-бледном несчастном лице. Как ни странно, Дженни почти перестала ревновать Барбару к королю. Екатерину – португальскую инфанту – она к Карлу никогда особенно не ревновала. Теперь и леди Каслмейн стала практически недосягаемой для ревности – такой же символ, что и королева, только с другим знаком.
– Моя прекрасная леди, ваша фигура изумительна, могу ли я взглянуть на ваше лицо хоть мельком? – прошептал приятный мужской голос над самым ухом Дженни.
Молодой человек в серебристом камзоле, такого же цвета маске и рыжем парике уже завладел ее рукой.
– О нет. Таинственность только сильнее возбуждает, как я знаю, – кокетливо ответила Дженни, убирая тем не менее свою руку. Глазами она обвела зал в поисках сэра Майлза. По статусу ей положено было искать у него защиты от назойливых кавалеров, как бы ей ни было это противно. К счастью, никаких сигналов подавать не пришлось – сэр Майлз сам заметил, что его даму вот-вот уведут.
– Сэр, позвольте представить вас дамам, которые жаждут завести себе любовника, что касается этой – она уже принадлежит мне. – Сэр Майлз в доказательство обнял Дженни за талию. Ей страшно хотелось стряхнуть эту влажную горячую ладонь, но она прилежно улыбалась. Молодой человек решил не связываться с пожилым, но влиятельным придворным и с поклоном ретировался.
– Когда прибудет его величество?
– Не знаю, – неопределенно пожал плечами сэр Майлз. – Вообще-то ему давно пора быть здесь. Можете утешаться тем, что он сейчас не с Барбарой, – не мог не съязвить Майлз Рассел. – Нет, – лжелюбовник остановил Дженни, которая хотела было отойти, – этот танец ты должна станцевать со мной. Пусть все видят, как мы близки. Королю будет приятно, что ты так прилежно играешь свою роль.
Несколько недель изматывающих уроков танцев принесли плоды, и Дженни перестала бояться танцевать на публике, хотя выполнение всех этих шагов и па требовало от нее невероятного напряжения. Танец почти закончился, когда Дженни заметила, что в зале царит необычное оживление.
С трепещущим сердцем Дженни обернулась и увидела короля. Он был одет в бледно-голубой атласный костюм с пурпурной бархатной отделкой. Целая гора разноцветных перьев венчала его черную шляпу, делая похожей на цветущий сад. Король быстро пробирался сквозь толпу, временами кивая в знак приветствия и оживленно болтая с двумя спутниками, которых Дженни не знала. Поравнявшись с Расселом, он остановился, словно желая убедиться, что под серебряной маской в самом деле пряталась его любовь.
– Так, значит, вот она, ваша прелестница, – сказал король, протягивая Дженни руку, дабы помочь ей подняться. – Поздравляю вас с отменным вкусом.
– О, ваше величество! – воскликнула Дженни в неподдельном изумлении, никак не ожидая, что он станет выделять ее среди других вот так, при всех. Она пока не знала о том, что король недолго держит в секрете свои привязанности.
– Что за красавица! И как ни странно, я еще не видел ее лица, – добавил король. Сэр Майлз поклонился, покраснев как рак.
Слова короля были встречены дружным смехом. Король как ни в чем не бывало направился дальше, оставив свою красную от смущения возлюбленную гадать, то ли оставаться стоять, то ли снова сесть в реверансе.
Король подошел к жене, приложил ее руку к губам и пригласил на танец. Королева вся засветилась от счастья. У Дженни даже слезы на глаза навернулись, она слишком хорошо понимала, что печалило Екатерину. Вместе с другими она подошла посмотреть на танцующих монархов. Бедная маленькая королева не сводила восхищенного взгляда с лица короля. Как она любила своего вероломного супруга и как тяжело ей было при этом сознавать, что ничего, кроме жалости, она в нем вызвать не может!
Официальная любовница короля при его появлении сняла маску. То, что король пригласил на первый танец не ее, а жену, привело Барбару в ярость. Лицо ее исказилось – полные губы скривились в брезгливую гримасу, красивые глаза превратились в узкие щелочки, ноздри раздувались, как у норовистой лошади. Другие пары присоединились к королевской чете, но Барбара отказалась от танца, угрюмо глядя в бокал с вином и демонстрируя свою обиду.
Веселые танцы сменяли друг друга с головокружительной быстротой, в зале стало жарко. Дженни танцевала с сэром Майлзом, пока тот не передал ее полному господину в завитом коричневом парике, а сам не отправился подкрепиться. Кавалер весь танец не сводил с нее глаз, забавляя придворными сплетнями. Голос у него был прямо-таки замогильный. Вскоре, однако, ему пришлось прервать излияния, ибо быстрый темп танца вызвал у него одышку, грозившую перейти в удар.
Взмолившись о пощаде, Дженни попросила отвести ее к окну. Холодные стекла мороз украсил затейливым узором. Дженни прислонилась к стеклу пылающей щекой, и ей на миг стало легче. Она успела взглянуть на себя в зеркало, отметив яркий румянец и выбившиеся из прически пряди. Причем, по ее оценке, эти каштановые локоны нисколько не портили общего впечатления, и вообще фиалковый атласный наряд и головной убор, имитирующий жемчуг розоватого оттенка, были ей весьма к лицу.
Перед тем как отправиться на бал, Дженни долго стояла перед высоким венецианским зеркалом. Она с трудом могла поверить, что эта красавица со сливочно-белой кожей и есть она сама.
– Изысканность и великолепие!
Дженни вздрогнула от неожиданности. Перед ней стоял Карл. Она хотела было присесть в поклоне, но король остановил ее:
– Не надо церемоний со мной, красавица, – и окинул ее восхищенным взглядом.
Только теперь Дженни заметила плотное полукольцо незнакомых лиц, обступивших их сзади. Возможно, они и не слышали слов, но, похоже, Карл и не думал скрывать своих чувств.
– Вы окажете мне честь, согласившись танцевать со мной, госпожа Данн?
– Конечно, ваше величество. С большим удовольствием.
Карл повел ее в центр зала. Его ладонь прожигала ее сквозь платье. Тысяча пар глаз следила за тем, как Карл взмахом руки дал музыкантам сигнал начинать. Карл Стюарт был таким искусным танцором, что, когда он ступал на паркет, дамы поднимались, чтобы понаблюдать за его движениями, – если уж учиться, то у лучших. То, что он выбрал никому не известную красавицу, стало мгновенно известно всем. Каждый понимал, что может означать такая великая честь.
– Не бойся, моя сладкая. Ты великолепно танцуешь, – шепнул ей на ухо Карл.
Дженни благодарно улыбнулась ему. Когда он провел ее мимо Екатерины, Дженни скромно опустила глаза. Интересно, узнала ли португальская инфанта в ней ту испуганную девушку, с которой она, королева, поделилась своей печалью? Говорят, королева Екатерина была прекрасно осведомлена обо всех адюльтерах своего мужа, но этот, как скромно надеялась Дженни, должен был остаться для нее тайной, она не хотела платить черной неблагодарностью за доброту и искренность португалки.
– Сколько мы не были вместе? Дней десять?
– Двенадцать, ваше величество.
– Ну тогда, – с улыбкой предложил Карл, – нельзя допустить, чтобы счет дошел до тринадцати, – Рождество все-таки.
О, этот знакомый блеск в жарких черных глазах! Дженни так разволновалась, что потеряла счет шагам и несколько раз сбилась с ритма. Она была достаточно благоразумна для того, чтобы напоминать ему о том, что не ее вина в столь долгой разлуке. Она всегда ждала его с распростертыми объятиями, но, видно, кольцо белых нежных рук леди Каслмейн держит его крепче.
Когда танец закончился, король поклонился, нарочито медленно поднес ее руку к губам, перевернул ее ладонью кверху и, завораживающе глядя ей прямо в глаза, поцеловал руку. Дженни пронзила дрожь, и это вряд ли осталось незамеченным публикой.
Следующий танец Дженни пропустила, подкрепляясь паштетом из дичи и утоляя жажду вином. Краем глаза Дженни поймала на себе злобный взгляд Барбары.
– Госпожа Данн, вы не станцуете со мной новый французский танец?
На этот раз Карл, протянув Дженни свою худую смуглую руку, крепко пожал ее пальцы.
Этот танец Дженни показали только три дня назад. Поскольку немногие умели его танцевать, всеобщее внимание было приковано к танцующей паре. Только теперь Дженни поняла, кто прислал к ней этого французского учителя танцев и для чего. Взгляд Карла светился весельем – все вокруг охали и ахали, некоторые дамы стали повторять шаги Дженни.
Финал был встречен восклицаниями и аплодисментами. Дженни не поняла, что это – официальный сигнал прекращения бала или что-то другое. Карл разрешил ее сомнения, подхватив на руки и громко чмокнув в губы. Этот вольный поступок короля был встречен перешептываниями и многозначительно поднятыми бровями. Карл отвел Дженни ее сопровождающему, который стоял в углу, судорожно сжав в руке бокал.
– Сэр Майлз, весьма вам благодарен за возможность насладиться обществом вашей чудесной дамы.
– Для меня большая честь доставить удовольствие моему королю.
– Хорошенько за ней присматривайте.
– Только об этом и помышляю, сир.
На минуту оказавшись вне поля зрения любопытных глаз, Карл подмигнул Дженни, и в глазах его было обещание встречи. Карл упорно не желал просветить любопытствующих о том, кто такая эта таинственная леди, и даже настаивал на том, что ни разу не видел ее лица. Впрочем, те, кто знал короля, ни на минуту не поверили этой лжи. Мгновенно разнесся слух о том, что новая пассия короля привлекла его внимание во Франции, и это объяснение казалось приемлемым – понятно, почему девушка знала самый новый французский танец, как бы стало понятным и то, почему раньше ее никто при дворе не видел. Когда какой-то повеса стал убеждать присутствующих, что нынешняя сожительница сэра Майлза Рассела недавно торговала лентами на Корнхилле, его зашикали. Но когда тот же повеса заметил, что едва ли сегодня красотка уснет в кровати сэра Майлза, с ним охотно согласились.
– Мы покидаем бал через несколько минут. Его величество уже отбыл, сославшись на безотлагательную встречу с членом его совета, к вящему разочарованию его привычных прихвостней.
– Едем домой?
– Нет, шельма! Это я еду домой, а тебя ждет что-то поинтереснее.
Их беседу перебила дама:
– Сэр Майлз, как смеете вы скрывать от нас такое сокровище?! Снимите с нее маску, чтобы мы могли увидеть ее лицо. Так ли хороша ваша пассия?
Все обернулись к Барбаре Палмер – в роскошном наряде, раскрасневшись от гнева, красавица нетерпеливо похлопывала веером по ладони.
– Сегодня бал-маскарад, миледи, – спокойно ответила за Майлза Дженни.
– Вы отказываетесь снять маску?
– Да.
– Зачем вам окручивать короля, когда у вас уже есть любовник? – закусив губу, спросила Барбара.
– Не слышала, чтобы у нас был закон, позволяющий даме иметь только одного любовника.
Рискованная острота Дженни была встречена дружным смехом.
– Слишком у тебя острый язык, девушка, смотри как бы он тебя не подвел.
– Эй, Барбара, не затыкай ей рот, такой голосок приятно послушать, – вступил в разговор молодой человек в роскошном золотистом парике с явными отпечатками любви к разврату на молодом, но уже испитом лице.
– Я не буду затыкать ей рот, если вы заткнете свой, лорд Рочестер, – бросила ему леди Каслмейн, мгновенно позабыв о Дженни. – Думаете, я не знакома с теми пасквилями, что выходят из-под вашего ядовитого пера? Вы выставляете меня какой-то шлюхой с улицы Объедков!
– Моя дражайшая Барбара, как только вы перестанете вести себя как шлюха с улицы Объедков, я готов начать писать вам дифирамбы, восхваляя вашу чистоту и целомудрие.
Лорд Рочестер поклонился под смешки присутствующих и покинул леди Каслмейн, онемевшую от такой дерзости.
– Чума на твою голову! – заорала она, опомнившись, хотя лорд Рочестер был уже далеко. – Чума на тебя и эту Майлзову шлюху!
Униженная и оскорбленная, Барбара отправилась домой.
С отъездом леди Каслмейн положение Дженни стало еще более двусмысленным. Все взгляды были теперь обращены на нее. За ее спиной перешептывались и делали ставки на то, что Карл сегодня же затащит ее в постель. Присутствия Дженни никто не стеснялся. Не слишком приятно чувствовать себя призовой лошадью. Но самое неприятное заключалось в том, что Дженни нажила себе очень опасного врага. Ни для кого, в том числе и для Дженни, не было тайной умение Барбары расправляться с соперницами.
– Нам пора, – сказал сэр Майлз, увлекая Дженни за собой в сад.
На дорожке к ним подошел слуга Карла.
– Следуйте за мной, госпожа Данн.
– Да, дорогая, торопись, – с сарказмом усмехнулся сэр Майлз. – Конь застоялся.
Тот же маленький чернявый человечек, что когда-то привез ее в дом сэра. Майлза, поманил ее за собой.
– Вы ведете меня в покои короля? – спросила Дженни.
– Госпожа Данн, вам давно пора научиться не задавать вопросов.
Дженни молча следовала за слугой Карла. Они поднимались вверх по крутой спиралевидной лестнице, пока не оказались перед закрытой дверью. Слуга несколько раз постучал, после чего распахнул перед Дженни дверь.
В комнате царил полумрак. Все освещение составляли лишь несколько свечей в золоченых подсвечниках. Не успела Дженни ступить за порог, как в ноги ей кинулась злобная собачонка – тот самый королевский спаниель, с которым она имела честь встретиться на аудиенции у королевы.
– Тихо, это хорошая девочка! – Карл, смеясь, вышел из сумрачного алькова возле камина, чтобы отогнать одну особенно ретивую суку. – Том, не сочти за труд, убери их отсюда. Их забота о моей безопасности, пожалуй, чрезмерна.
Наконец дверь за слугой закрылась, и они остались одни. Дженни, охваченная неловкостью от того, что находилась в святая святых дворца – королевской опочивальне, застыла на пороге. Карл успел снять камзол и был лишь в бриджах и белой рубашке.
– Ты что, онемела?
Карл с нежной улыбкой привлек ее к себе.
– Успокойся, бедное дитя. Не бойся своего злобного короля. Как тебе мой сегодняшний поцелуй? Понравился?
– Нет, потому что я знала – на нас все смотрят.
– Значит, мне следует исправиться. Здесь на тебя смотрит всего одна пара глаз, и эти глаза полны желания.
С этими словами он жадно поцеловал ее в губы.
– Мне было так одиноко без тебя, – прошептала Дженни. Положив голову на его плечо, она глубоко и удовлетворенно вздохнула. Он не сказал, что скучал без нее, и она была благодарна ему за честность.
– Но теперь этому конец, Дженни-птичка. И чтобы не доводить число дней разлуки до чертовой дюжины, мы должны успеть соединиться пока часы не пробьют полночь. Значит, надо торопиться.
Дженни улыбнулась. Да, она страдала от его неверности, но, когда Карл был с ней, он всегда вел себя так, будто она единственная женщина в его жизни.
– О, дорогой, я не требую от тебя держать слово! Люби меня медленно, нежно.
– О, черт возьми, как это здорово звучит в твоих устах…
– Но ведь это и в самом деле прекрасно, не так ли?
– С тобой я как в раю.
Карл поднял ее и понес на кровать, украшенную пологом с вышитым золотом гербом Англии. Здесь, на королевском ложе, тела их сольются в одно – его, короля Англии, и ее, Дженни Данн, служанки из захудалой таверны. Как все странно сложилось и какая тернистая дорога привела ее сюда. Всего полгода назад она и помышлять не смела о том, что будет лежать в объятиях человека, который владеет страной. И вдруг Дженни словно озарило огнем – она вспомнила предсказание старой цыганки. Не Мануэля, цыганского короля, увидела Роза в священном огне, а правителя королевства!
– Что с тобой, моя сладкая? – спросил Карл, заметив, как расширились зрачки его возлюбленной.
Дженни порывисто обняла его, словно хотела убедиться в том, что Карл и в самом деле существует, чуть отстранилась, бережно провела по мощным плечам, по груди.
– Если тебе хочется потрогать меня, дорогая, не останавливайся на достигнутом.
Дженни улыбнулась, но покачала головой.
– Вначале я должна сказать тебе кое-что.
– Так говори же скорей, не держи меня в неведении.
– Цыганка предсказала мне близость с королем. И только сейчас я поняла, что ее предсказание осуществилось.
Карл смотрел на нее с нежностью, ласково поглаживая по бархатистой щеке.
– Близости с тобой мне сейчас и недостает для полного счастья.
– Тогда, ваше величество, именно это вы и получите, – чуть хрипло пообещала Дженни. Дрожащей рукой она провела по его лицу. – Вы – мой король, но вы для меня значите неизмеримо больше, чем повелитель.
Страсть накатила на него волной. Карл коснулся ее груди, обтянутой фиалковым атласом, но, горя от нетерпения, повернув к себе спиной, принялся расстегивать многочисленные крючки тесно облегающего платья. Вскоре ему удалось освободить ее грудь, полную, сливочную, в обрамлении лилового атласа и пенных белых кружев. Задыхаясь от восторга, Карл откинулся на подушки, усадив ее на себя так, что тяжелые полушария нависала над его лицом, словно спелые сочные плоды. Стараясь быть нежным, он ласкал ее грудь, целовал ее, пробуждая для восторга каждый дюйм ее тела, и она, дрожа от страсти, уже не только принимала его ласку, она ласкала его с той же жадностью, что и он ее. Да, Карл был выдающимся любовником.
Вскоре ее роскошный фиалковый наряд уже лежал на ковре рядом с его рубашкой и бриджами. Карл, как он часто делал, чуть отстранился, чтобы полюбоваться совершенством женщины, что была с ним, но Дженни не хотелось прерывать изысканное наслаждение. Она улыбнулась мысли, пришедшей ей в голову, и Карл улыбнулся в ответ.
– Что это так тебя развеселило, дрянная ты девчонка?
– Я подумала, ваше величество, какой из вас отличный получился бы цыганский король. – Карл недоуменно поднял бровь. – Нет, больше ничего не скажу, ты и так слишком самоуверен, не хочу добавлять огня в горнило вашей гордости, сир.
– Ах ты, негодница, уж слишком часто ты стала меня оскорблять, – с шутливой суровостью возмутился Карл. – За такие дела можно попасть в Тауэр.
– Я с радостью отправлюсь туда, ваше величество, если вы будете там со мной.
– Если бы я знал, – пробормотал он, – что только так смогу удержать тебя.
Дженни задрожала в его объятиях. Кончилось время разговоров. Истинной страсти не нужны слова. Улетучились все мысли о его неверности, о неопределенности будущего, она забыла, что он король. Этот мужчина в ее объятиях был желанным любовником. Тело ее настраивалось, как скрипка в руках умелого музыканта, она инстинктивно повиновалась каждому его движению. Это стало теперь ее потребностью. Вместе они поднялись к вершине, и, когда она спустилась на землю, Карл находился рядом с ней, только с ней одной.
Холодной предрассветной порой Дженни усадили в карету без опознавательных знаков и повезли назад, в особняк на Чипсайде, к сэру Майлзу Расселу. Ее все еще охватывала сладкая нега, но сердце наполнилось болью. Только одного ждала она от Карла, того, чего он не мог или не хотел ей дать.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возьми меня с собой - Филлипс Патриция



Очень понравилось. И хотя героиня имеет на протяжении всего романа несколько любовных историй, роман это не портит.
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияКэт
6.12.2012, 11.21





Книга просто супер я три раза ее прочитала сейчас очень хочеться посмотреть фильм весь интернет облазила а его нет пожалуйста снимите фильм по этому роману плиз " Возьми меня с собой"!!!
Возьми меня с собой - Филлипс Патрицияольга
7.01.2015, 12.49





прошу вас помогите мне найти роман. я только сюжет помню. там мама девушки решила ее жениха проверить и он испытание не прошел.молодого человека она увидела с проституткой в борделе.она молодая сорвала свадьбу и уехала то ли в Англию, то ли еще куда. и там встретила свою судьбу. как называется роман может кто помнит????
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияАгата
7.01.2015, 15.33





Такой ерунды давно не читала ужас ,прям с только увидел и люблю
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияКира
8.01.2015, 12.28





Роман надо было назвать "Как из честно давалки превратится в куртизанку". Порой читать противно было. Это как надо себя не уважать. Но читать можно 8/10
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияМарина
18.01.2015, 17.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100