Читать онлайн Возьми меня с собой, автора - Филлипс Патриция, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возьми меня с собой - Филлипс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возьми меня с собой - Филлипс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возьми меня с собой - Филлипс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Патриция

Возьми меня с собой

Читать онлайн

Аннотация

Юная Дженни Данн, вынужденная бежать из провинции под страхом верной гибели, знала, что так или иначе должна искать защиты у СИЛЬНОГО МУЖЧИНЫ. Однако защиту девушке пообещали ДВОЕ – и двое потребовали взамен ее душу и тело, руку и сердце. Один – суровый и властный Мануэль, другой – отважный и пылкий Кит Эшфорд.
Дженни ДОЛЖНА сделать выбор, но как выбрать между светом любви – и пламенем страсти?..


Следующая страница

Глава 1

Деревушка Аддстон, что в графстве Суррей, купалась в ласковых лучах весеннего солнца. Черепичные крыши весело блестели, и крохотные домишки, тесно жавшиеся друг к другу, казались даже нарядными. Разноцветные оконца смотрели на мир радостно. Далее такая убогая таверна, как «Корона и роза», выглядела вполне достойно и приветливо.
Дженни распахнула настежь дверь черного хода и с наслаждением вдохнула ароматный воздух. Свежий ветерок с Ла-Манша шелестел в молодой листве раскидистого каштана на заднем дворе таверны. Сегодня Дженни исполнялось восемнадцать! Это прекрасное утро как нельзя лучше совпадало с ее приподнятым настроением. Скоро, очень скоро она распрощается с ненавистной таверной! Ее трудовой повинности настанет конец! Дженни согласилась работать бесплатно, чтобы возместить затраты родственников на похороны матери, и, как только долг будет оплачен, она станет свободным человеком!
Для девушки, воспитанной в ласке и неге, тяжелая работа в ненавистной таверне была в тягость. Она мечтала о Лондоне, но путешествие, начавшееся несколько месяцев назад, неожиданно затянулось. Не по своей воле она покинула дом, и котором родилась и выросла: когда умер владелец дома, в котором жили они с матерью, его злобная сестра указала им на дверь. Нэн Данн и ее дочери ничего другого не оставалось, как искать покровительства у родственников, живших в Лондоне и владевших галантерейной лавкой. Но по дороге, не доходя одной мили до Аддстона, мать Дженни внезапно заболела, и, забыв о гордости, девушка вынуждена была просить приюта у старшего брата Нэн, Тома Данна, и у его жены Рейчел, которые никогда не проявляли благосклонности ни к Нэн, ни к ее незаконнорожденной дочери.
За кров и стол Дженни согласилась прислуживать в таверне, и, хотя ей были крайне неприятны сальные шуточки и приставания клиентов, она все терпела ради матери. Нэн умерла, не прожив у брата и месяца, но после похорон Рейчел уведомила Дженни о том, что девушка должна отработать свой долг, не получая жалованья. О Лондоне пришлось на время забыть.
– Эй, Дженни, куда ты запропастилась?
Дженни сделала вид, что не слышит оклика Барбары, второй служанки, работавшей у Тома Данна и Рейчел. Очень уж не хотелось ей возвращаться в таверну, где, как ни мой и как ни скреби, все равно тошнотворно пахло прокисшим пивом и гнилой отрыжкой.
Прежде чем вернуться в дом, Дженни, за неимением зеркала, посмотрелась в крохотное окошко, пригладила рыжевато-каштановые волосы и, свернув их в узел, заколола на затылке парой костяных шпилек. Нельзя, чтобы Рейчел увидела ее с распущенными волосами – это будет воспринято как проявление врожденной склонности к разврату, унаследованной от покойной матушки. Дженни, плод внебрачной любви Нэн Данн и некоего кавалера, спасавшегося бегством после разгрома роялистов в 1645 году, была как бельмо на глазу у тети Рейчел, убежденной пуританки. Взгляды Рейчел Данн выдержали испытание временем, и даже теперь, в 1664-м, с окончанием унылой диктатуры Кромвеля, когда строгая мораль приказала долго жить, тетя продолжала хранить верность своим идеалам. В соответствии с ними того, кто был зачат в грехе, следовало сторониться словно заразы. Как ни старалась Рейчел изуродовать Дженни, скрывая то, что считала печатью дьявола, заставляя ее носить одежду хуже, чем у нищенки, осанку, изящество движений, и уж тем более сливочную белизну лица, нежный румянец щек и блеск огромных серых глаз, как и жемчужную белизну зубов, спрятать под лохмотьями было невозможно.
Дженни почувствовала легкое угрызение совести, услышав, как ее зовут во второй раз. Сверху доносились крики: Рейчел на чем свет стоит распекает слугу-мальчишку за то, что пролил воду на мощенную булыжником мостовую постоялого двора. Тете Рейчел, как ни старайся, угодить невозможно. Она, будь на то ее воля, и птицам петь запретила бы! В то время как многие в Англии проводили беззаботную жизнь в удовольствиях по примеру своего короля, Карла II, получившего прозвище Веселый монарх, Рейчел Данн оставалась, пожалуй, единственным столпом целомудрия в стране. Она одна, казалось, не радовалась праздникам. А истосковавшиеся по ним за годы сурового времени жители старались одеться поярче и веселились от всей души, празднуя христианское Рождество, или языческий Майский день, с его плясками у разряженного столба и выбором невест. Рейчел лишь вздыхала, причитая о падении нравов и предрекая стране всевозможные беды, связанные с возвращением короля, запятнавшего себя позором потомка Стюартов.
Вздохнув, Дженни принялась за работу.
В то время как дрозды беззаботно и радостно заливались в густой листве каштана, Дженни драила столы в душной таверне. Сейчас, при ярком свете утра, обстановка здесь предстала во всей своей убогости. Бывшая в благословенные времена Елизаветы роскошной, дубовая обшивка стен сейчас местами отвалилась, обнажив штукатурку; дощатый пол, посыпанный опилками и устланный тростниковыми циновками, был замусорен после вчерашнего пиршества. Каждые две недели тростниковый настил меняли, а доски драили. Работа эта была неблагодарной, через пару вечеров все возвращалось в прежнее неприглядное состояние.
Это занятие не требовало особенного умственного напряжения, и Дженни уносилась в мечтах в Лондон, представляя себе роскошный королевский двор и нарядных придворных. То, что Дженни никогда не была в Лондоне и за всю свою жизнь никуда дальше Аддстона не путешествовала, не мешало ей рисовать в воображении картины лондонских улиц, составленные по подслушанным рассказам путешественников и по тем листовкам, которые попадали из Лондона в «Корону и розу» спустя много месяцев после выпуска.
Король-изгой, король-скиталец стал в глазах многих подданных героем, бесшабашным искателем приключений. Его любовные похождения нисколько не вредили его репутации, скорее наоборот. Дженни, в числе многих, с восторгом слушала рассказы о его подвигах на фронте любви. Иногда она представляла себя в роли леди Каслмейн, фаворитки короля, в нарядах, расшитых драгоценностями, красавицей, окруженной придворными франтами…
– Ты скоро дыру протрешь в этом столе. Что это нашло на тебя сегодня?
Дженни вскрикнула от неожиданности. Дядя подкрался сзади незаметно. На нем был кожаный фартук, надетый прямо на волосатое жирное тело. Всякий раз, когда он смотрел на нее своими маленькими буравчиками-глазками и растягивал рот в уродливое подобие улыбки, у Дженни начинался приступ удушья. Дядя, казалось, раздевал ее взглядом.
– Я должна спешить, – пробормотала она, отступая.
– Спешить некуда.
– Рейчел будет ругаться как сапожник, если я опоздаю с уборкой.
– Пусть себе ругается.
Дженни продолжала отступать, и Томас Данн, успешно маневрируя, прижал ее к стене, опершись жирной, покрытой темными волосами рукой о дубовую панель в паре дюймов от плеча Дженни. Осмелев, он опустил мокрую от пота лапу ей на затылок и больно ущипнул ее.
Дженни вскрикнула. Томас облизнулся.
– Знаю, что ты не такая уж невинная овечка, какой хочешь казаться. Что мать, что дочь – одна порода. Наша Нэн не могла удержаться от того, чтобы не раздвинуть ноги перед этим заезжим щеголем, и дочка в нее пошла. Такие, как я, тебе не по вкусу, ждешь богатенького ублюдка – ему-то позволишь нырять в колодец, сколько пожелает, и денег с него не возьмешь, так ведь? Если я не прав…
– Нет! – воскликнула Дженни, когда он приблизился к ее лицу настолько, что на его грязной физиономии можно было разглядеть каждую оспину.
Томас прижал Дженни к своему брюху, едва не раздавив бедняжку. Глаза его влажно блестели, красные мясистые губы были мокрыми от слюны.
– Ты ведь не думаешь, что я приютил тебя ради Нэн? Если ты и впрямь так решила, то ты еще глупее, чем я думал. Нет, Дженни, голубушка. Я оставил тебя, чтобы испробовать, каково у тебя между ног.
Отчаянно пытаясь высвободиться, Дженни выпростала руку и изо всех сил ударила дядю по щеке. Том Данн отскочил, потирая ушибленное место. Такого от племянницы он никак не ожидал. Воспользовавшись замешательством хозяина, Дженни выпорхнула из дверей пивной и по темному коридору бросилась туда, где было несколько безопаснее – на кухню. Там по крайней мере Дженни будет не одна.
– Что с тобой, глупая ты гусыня? – весело спросила Барбара, увидев Дженни.
– А, ничего, – пробормотала Дженни, подвязывая фартук. Пригладив волосы, она скромно поправила лиф.
– Эй, похоже старый развратник зажал тебя в уголке? – с прежней жизнерадостностью спросила Барбара, но, заметив слезы на глазах Дженни, сменила тон: – Да брось, не переживай. Томас, конечно, козел еще тот, но с такой сухой палкой, как его жена, и не таким козлом станешь. Он вообще-то безвредный – так, ущипнет, пощупает, а большего ему и не надо. Скоро научишься, как с ним себя вести.
– Я не хочу учиться! – сердито воскликнула Дженни. – Если он меня еще тронет, я…
– И что ты сделаешь? Придется тебе мириться со всеми его прихотями, если хочешь остаться здесь. И ни к чему строить из себя леди: вспомни, кто ты есть – такая же никому не нужная сирота, как и я. Если твой папаша войдет в эту самую пивную, он все равно тебя не узнает. Как и ты его. Зачем рисковать? Знаешь, сколько молодых девчонок ищут работу, и большинство из них не против кое-чем поступиться, тем более если за это платят деньги.
Дженни боролась с подступавшими слезами. Она понимала, что Барбара права, но от этого было не легче.
Весь день Дженни только и думала о разговоре с Барбарой, и вечером, когда работы прибавилось, таская тяжелые подносы с едой и унося пустую посуду на кухню, она продолжала думать о том, чем ей грозит сопротивление дяде Тому. Ну, выгонит он ее из дома – тогда каторжной работе придет конец. Дженни украдкой смахнула пот со лба. Посетителей в тот вечер, как и всегда по пятницам, было немало, и все они – грубые фермеры, орали во всю глотку, требуя еду подешевле: бараний паштет, маринованный лук да пахучий сыр с черным хлебом и столько эля, чтобы напиться до бесчувствия, благо цена – пенни за кварту – это позволяла.
Отсюда до Лондона двадцать пять миль, и, решись Дженни убежать, весь путь ей пришлось бы проделать пешком без единого пенни в кармане. Будучи юной и неопытной, она все же не была настолько наивна, чтобы не понимать, какие опасности таились на пути женщины, отважившейся путешествовать в одиночестве. Как бы ни были омерзительны знаки «внимания» завсегдатаев «Короны и розы», мудрая девушка стиснет зубы и будет терпеть и щипки, и сальности – терпеть, пока не накопит сумму, достаточную, чтобы добраться до столицы в наемном экипаже. Здесь по крайней мере у нее была крыша над головой, чтобы укрыться от холода, и еды вдоволь. Комната на чердаке, где жила Дженни, к счастью, была слишком тесной и убогой, чтобы сдавать ее посетителям, и она жила там одна, о чем Рейчел не уставала ей напоминать, превознося достоинства «покоев» своей бедной родственницы. Впрочем, Дженни была далека от того, чтобы жаловаться на духоту или тесноту. Слава Богу, на двери с внутренней стороны имелся засов и Дженни могла спать, не опасаясь ночных гостей.
Время близилось к закрытию. Три догорающих свечи освещали пивную, теперь больше напоминавшую хлев – на полу разбросаны объедки, на столах – разлитое пиво, тут и там храпят мертвецки пьяные клиенты.
– Иди-ка сюда, милашка. – Хмельной, но еще не потерявший прыти фермер поймал Дженни за край юбки, когда она с подносом в руках проходила мимо. Обняв девушку за талию, он опрокинул поднос с сыром и маринованным луком.
Дженни, старательно улыбаясь, попыталась вернуть на тарелку упавший на стол и тут же раскрошившийся сыр.
– Посиди у меня на коленях, отдохни минутку. Томас не будет против.
Фермер сгреб ее в охапку и прижался мокрыми губами к ее губам.
Дженни едва не задохнулась от вони. Злость придала ей сил, и она, исхитрившись, ударила наглеца локтем в мягкое брюхо.
– Пусти! – крикнула она.
Опомнившись, краснолицый фермер добродушно расхохотался.
– А ты девчонка с характером! – восхищенно воскликнул он.
Те, кого эль еще не успел свалить с ног, радуясь новому приключению, принялись давать фермеру советы, как усмирить строптивую.
– Прекрати! – завизжала Дженни – его потные ладони тискали грудь.
Фермер попытался развязать шнуровку на лифе, и Дженни, воспользовавшись тем, что хватка ослабла, извернулась, схватила со стола кувшин с элем – благо он был уже полупустой – и со всего размаха опустила на голову своего мучителя. Оглушенный, он ошалело уставился на нее налитыми кровью глазами и упал на пол.
Отскочив, Дженни привела в порядок лиф. Руки ее дрожали, она с трудом сдерживала позывы к рвоте.
– Что случилось? Что ты наделала, глупая девка? Это же Нед Портер, наш постоянный клиент!
Праведный гнев Тома разделяли большинство тех, кто еще был в состоянии произносить звуки. Дженни, подхватив юбки, помчалась к себе на чердак. В темном закутке, на площадке перед дверью, Том поймал ее.
– Еще раз выкинешь такое, и придется тебе искать другое место, – сказал Том и, понизив голос до шепота, добавил: – И не думай, что я забыл про сегодняшнее утро.
– Я здесь, чтобы подавать еду и убирать. Вы меня не в бордель на работу брали! И я не позволю себя лапать. Никому, и вам тоже, – запальчиво добавила Дженни. – Не то, – мысль пришла к ней внезапно и весьма своевременно, – я обо всем расскажу Рейчел!
Том нахмурился и, схватив Дженни за руку, предупредил грозным шепотом:
– Держи рот на замке, куколка. Все должно быть между нами. Рейчел не обязательно обо всем знать.
– Оставь меня в покое, и я обещаю ничего ей не рассказывать.
Дядя отстал, и Дженни, мысленно поздравив себя с победой, пошла в зал. Том, хоть и мнил себя хозяином, крепко сидел у жены под каблуком. Дженни не удивилась бы, узнай, что Рейчел порой поколачивает муженька.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Возьми меня с собой - Филлипс Патриция



Очень понравилось. И хотя героиня имеет на протяжении всего романа несколько любовных историй, роман это не портит.
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияКэт
6.12.2012, 11.21





Книга просто супер я три раза ее прочитала сейчас очень хочеться посмотреть фильм весь интернет облазила а его нет пожалуйста снимите фильм по этому роману плиз " Возьми меня с собой"!!!
Возьми меня с собой - Филлипс Патрицияольга
7.01.2015, 12.49





прошу вас помогите мне найти роман. я только сюжет помню. там мама девушки решила ее жениха проверить и он испытание не прошел.молодого человека она увидела с проституткой в борделе.она молодая сорвала свадьбу и уехала то ли в Англию, то ли еще куда. и там встретила свою судьбу. как называется роман может кто помнит????
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияАгата
7.01.2015, 15.33





Такой ерунды давно не читала ужас ,прям с только увидел и люблю
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияКира
8.01.2015, 12.28





Роман надо было назвать "Как из честно давалки превратится в куртизанку". Порой читать противно было. Это как надо себя не уважать. Но читать можно 8/10
Возьми меня с собой - Филлипс ПатрицияМарина
18.01.2015, 17.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100