Читать онлайн Соблазненная роза, автора - Филлипс Патриция, Раздел - Глава ОДИННАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазненная роза - Филлипс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.35 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазненная роза - Филлипс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазненная роза - Филлипс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Патриция

Соблазненная роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава ОДИННАДЦАТАЯ

То снег, то дождь, то солнце, то тучи — с тех пор, как Генри уехал, на дворе стояла всякая погода. Но пригревало ли солнце, лепил ли мокрый снег, одно-единственное желание одолевало Розамунду: скорее свидеться с ним. Она даже не вышла его проводить и теперь нещадно корила себя за строптивость. Смотрела на него из окошка и специально встала у самой стенки, чтобы он ее не увидал. А он ведь искал ее глазами и специально подольше удерживал Диабло под окном. Эта картина не давала ей покоя. Если Генри не суждено вернуться домой, она никогда не сможет забыть своей жестокости в то злосчастное утро и навечно останется виноватой перед ним.
И все потому, что Бланш Помрой так сумела ожесточить ее, что сердце ее превратилось в ледышку.
От Генри целую неделю не было ни словечка. Единственное, что подбадривало Розамунду, — это то, что он поехал не сражаться, а собирать войско. Однако, когда страна не вылезает из войн, сражение может подстерегать где угодно. Она дала себе слово, что, если небеса услышат ее молитвы и Генри вернется живым и невредимым, она примет его с распростертыми объятиями. Жизнь слишком коротка, чтобы портить ее вздорными обидами.
Розамунда тщетно пыталась нашарить в шкафчике новую свечу. Как только Генри уехал, слуги стали проявлять очевидное небрежение к ней. С солдатами у нее были неплохие отношения, но знала она лишь тех, кто был под началом Кристи Дейна, и тех, кто оправлялся от ран в покоях, отведенных под лазарет. Слуги же, с которыми ей приходилось иметь дело изо дня в день, совершенно обленились, не исполняли вовремя ее приказаний, все делали спустя рукава. Основной их заботой было чесать языки. Сплетничали они без устали, чуть ли не при ней обсуждали шашни Генри с Бланш и множеством других женщин. Раненная в самое сердце, Розамунда догадалась, что кто-то специально раздувает сплетни и настраивает слуг против нее. Она подозревала, что это Хоук, однако поймать е поличным никак его не могла. Не иначе как он сочувствует леди Бланш, потому и старается насолить хозяйке Рэвенскрэга.
Если бы Тургуд наконец выздоровел и снова возглавил бы обширное хозяйство, эти безобразия вмиг бы прекратились. А что сейчас? Вчера она слала отчитывать за нерадивость двух горничных, так они посмели отвернуться и уйти, прежде чем Розамунда кончила говорить с ними. Чужеземка, пришлая — Розамунда подозревала, что это еще не самые худшие прозвища, которыми ее награждают за ее спиной.
Этим утром Розамунда одевалась сама. Марджери временно у нее забрали, поручив ей какую-то работу, а вместо этой девчушки Хоук прислал ей женщину в годах, которая все время норовила соснуть часок-другой. Пряча заплетенные косы под косынку, Розамунда мстительно усмехнулась. Xoyк решил ей досадить, всучив в камеристки нерасторопную старуху… ишь как напугал!
Терпение Розамунды, однако, лопнуло. Она решила навестить Тургуда и попросить у него помощи. Старик, оказывается, расхворался не на шутку. Розамунда с. состраданием смотрела на бледное, точь-в-точь как его подушка, лицо. Он сильно постарел и исхудал.
— Леди Розамунда, я очень тронут вашим вниманием, — сказал он, почтительно коснувшись лба и откидывая с него редкие пряди.
— Вам не лучше сегодня? — участливо спросила она, усаживаясь подле кровати.
— Не хуже, — сдержанно улыбнулся он. — Есть новости о лорде Генри?
Она покачала головой, и он решил ее подбодрить:
— Скоро приедет. Он ведь только готовит армию. О каких-нибудь драках и разговору не было.
— Вы правы. Но я пришла к вам не для того, чтобы поделиться тревогой о Генри. Мне очень нужна ваша помощь.
— Какая уж помощь от больного старика, но чем могу помогу.
— Скажите, Хоук случайно не по милости леди Бланш оказался при дворе лорда Генри? — Изумление, отразившееся на обычно бесстрастном лице Тургуда, невольно вызвало у нее улыбку. — Я уже знаю, кто она такая. Так что не бойтесь, говорите смелее.
— Откуда он здесь, сказать не берусь, но он какая-то ей родня, это верно. А что он там натворил?
Розамунда ответила не сразу, обдумывая то, что сообщил ей Тургуд. Так, значит, вот в чем дело… Она тяжко вздохнула.
— Сдается мне, что он настраивает против меня слуг. Они стали очень нерадивыми и дерзкими. Вы только не расстраивайтесь. Я сказала вам об этом лишь потому, что хочу, чтобы вы немного мне помогли. Только если это вам не в тягость.
Не на шутку раздосадованный ее признанием, он попытался подняться, но тут же со стоном откинулся на подушку и схватился за живот. На бледном лбу выступили капельки пота.
— Вот загадка так загадка. Он ведь никогда не был в чести у прислуги. Если только… вы много чего знаете про леди Бланш?
— Немало.
Тургуд опасливо оглянулся и шепотом сказал:
— Говорят, она ведьма.
Холодок ужаса пробежал по спине Розамунды.
— Да, про нее такое болтают.
— Это не болтовня, миледи. Говорят, она умеет превращаться в кошку.
Розамунда недоверчиво ахнула — потрясающе! Однако очень скоро ее снова охватил страх: ей ведь тоже показалось, что Бланш очень похожа на кошку… Да ну, выдумки все это. Суеверие. Сестры в обители всегда наказывали ее за то, что она верила в подобную чепуху.
— Пусть превращается, от этого мне никакого урону, — попыталась отшутиться Розамунда. — А что еще она может?
— Готовит всякие снадобья, с помощью волшебства. Кое-кто из наших горничных бегает к ней за приворотными зельями. Может, и Хоук ими пользуется, чтобы склонить на свою сторону служанок? Лорд Генри знает об этих беспорядках?
— Все началось после того, как он уехал. — Розамунда ни словом не обмолвилась о визите Бланш и о своей ссоре с Генри, но она не сомневалась, что Тургуду обо всем донесли.
— Будьте осторожнее, леди Розамунда. У нее много силы. Лорд Генри не верит в ведъминские фокусы, но кто что может знать… Пока господина нет, вам бы лучше пожить у вашего батюшки. Там вам будет спокойнее.
Этим советом Розамунда никак не могла воспользоваться. В замке сэра Исмея она будет еще более чужой, чем здесь. Она даже не смогла бы точно назвать, где находится Лэнгли Гаттон… но Тургуду об этом знать ни к чему.
— Нет, я останусь здесь, я должна знать, что с лордом Генри, убедиться, что он жив.
— Ну, коли так, дайте мне перо и бумагу. Напишу слугам наказ, пусть знают, что я скоро оправлюсь. Эта весть выведет их из спячки.
Розамунда повиновалась, хотя не слишком верила в затею Тургуда. Записка была написана, чернила осушили песком. Для пущей важности наказ должен был огласить один из помощников отца Джона.
Слуг ознакомили с посланием Тургуда, и буквально на следующий день Розамунда ощутила заметные перемены к лучшему. Теперь у нее всегда были в запасе свечи и дрова для очага, а в голосах дворни появилась былая почтительность. Розамунда воспряла духом, надеясь, что добрые изменения продолжатся. Однажды утром, когда она дурачилась с Димплзом, Хоук объявил о прибытии гостя. У Розамунды упало сердце, она с опаской спросила, кто приехал.
— Молодой господин Аэртон, миледи.
Розамунда не сразу догадалась, что господином Аэртоном величают ее верного Пила. Она слышала, что он оправился от тяжких побоев, хотя до сих пор его мучают головные боли и слабее стала память.
Розамунда рада была повидаться со своим бывшим пажом. Она сердечно его обняла. Пип вспыхнул от удовольствия. Троих его слуг они отослали на лестницу.
Розамунде бросилась в глаза его необыкновенная серьезность — она сочла, что это последствия того злосчастного вечера. Сразу же по возвращении из Йорка она навещала его: Пип только-только пришел в сознание и почти ничего не помнил о нападении бандитов. Розамунда решила вообще не упоминать про Йоркское приключение.
Подкрепившись угощением, он сразу кинулся к окну и стал вглядываться в пустынные просторы.
— Когда вы ожидаете возвращения лорда Генри?
— Я даже не знаю, — сказала Розамунда, удивленная его любопытством.
— Молите Господа, чтобы он поскорее вернулся, — тихо пробормотал он, снова подходя ближе к огню. — Мой отец со своими солдатами тоже уехал с сэром Генри. Очень жаль.
— Почему? К нам сюда идут войска Йорка?
— Нет-нет, они сейчас гораздо южнее.
— Тогда о чем же нам тревожиться? Тут на много миль в округе — никого. Даже все соседи ушли с лордом Генри.
— Не все. — Пип наклонился к ней и понизил голос: — Мой дядя собирается напасть на ваш замок, пользуясь тем, что гарнизон ваш сейчас ослаблен. И еще он знает, что последние несколько дней у вас опушен мост.
Розамунда почувствовала, как глухо застучало ее сердце, а ноги налились тяжестью.
— А кто он… твой дядя?
— Джон Терлстонский.
— Разве он не ушел вместе с Генри? Вроде бы он его упоминал?
— Нет, он отговорился тем, что ему нужно укомплектовать свой отряд. Думаю, его пока удерживала слишком неустойчивая погода. Будьте начеку. Он старик вероломный и убьет любого, кто вздумает ему перечить или препятствовать.
Они шептались, как заговорщики, опасаясь, как бы их не услышали слуги Пипа.
— Откуда тебе стало известно про его намерения?
— Я сейчас живу у него. Однажды он хорошенько выпил и проговорился. Это случилось два дня назад, но меня все не выпускали из-за плохой погоды покататься на лошади. А сегодня я все-таки вырвался, потому что выдался солнечный день. Леди Розамунда, вы должны предупредить лорда Генри. Напишите, что вы в опасности и попросите его скорее вернуться домой.
— Как? Я не знаю, где он?
— Правда?! — Пип не смог скрыть своего изумления.
— Правда. Знаю только, что он все время ездит где-то по округе. В замке и мужчин-то почти не осталось… способных защищаться и держать в руках оружие. Почитай всех забрал с собой лорд Генри.
— Будем молить Бога, чтобы заставил моего дядю отказаться от этого безумства. Старый совсем, а вот что выдумал. Да ему нипочем не справиться с войском лорда Генри. Но ежели что вобьет себе в голову, его уж не переубедишь. Пора мне. Никто не знает, что я сюда поехал — так далеко от замка. Придется сейчас галопом назад, а то еще что подумают. Будьте осторожны, леди Розамунда.
Пип распрощался и уехал, предоставив Розамунде готовиться к дальнейшим ударам судьбы. Через час пришли дурные вести из лазарета: у Тургуда началась сильная лихорадка. А ведь с утра ему вроде бы полегчало…
Розамунда поспешила во дворик и направилась к входу в мощную главную башню, где располагался их гарнизон во главе с оставшимся за капитана его помощником, Кристи Дейном. День был солнечный, но холодный. Вскоре Розамунда увидела, что мост все еще не поднят, — его, оказывается, чинили. А это означало, что враг в любую минуту могут ворваться в самое сердце Рэвенскрэгского замка. Ей следовало сразу распорядиться, чтобы поторопились с ремонтом, но она слишком увлеклась своими переживаниями…
Молоденький помощник капитана, увидев Розамунду, вышел ее встретить « подвел к стулу. Новость он воспринял очень спокойно, но Розамунда поняла, что на самом деле он встревожен: на щеке, как раз под белым ножевым шрамом, быстро запульсировала жилка.
— Сколько у него людей? — деловито осведомился Кристи Дейн.
— Я… я не знаю, забыла спросить, — смущенно призналась Розамунда.
— Хоуку вы уже сообщили?
Она покачала головой и спросила:
— А как же мост? Серьезная поломка?
— Да, и лебедку надо чинить, и цепь. Постараемся управиться до темноты, я пришлю еще людей на подмогу.
Кристи тут же отправился отдать приказания, оставив Розамунду одну. Сидя в этой спартанского вида комнате, она мучительно старалась придумать выход. Кристи вернулся немного повеселевший и доложил:
— Обещали наладить все через пару часов, хоть об этом можно теперь не беспокоиться.
Оказывается, Кристи Дейн успел оповестить Хоука, тот через несколько минут тоже предстал пред очами хозяйки и тут же, конечно, начал ее высмеивать:
— Кто вам наговорил такое, миледи, как вы могли поверить в эту нелепую сказку, сэр Джон Терлстон столько лет был союзником лорда Генри.
— Мне сказал об этом Пип Аэртон, — сухо сказала Розамунда, старательно пряча свою неприязнь к этому наглецу.
— А, теперь мне понятно. Всем известно, что после Йоркского происшествия он немного не в себе. Не стоит принимать его слова всерьез. Так что идите и спокойненько продолжайте вышивать, леди Розамунда, такие дела касаются только мужчин, — Он открыто подмигнул Кристи, и тот сразу заулыбался, соглашаясь.
Стараясь не показать, как она оскорблена, Розамунда встала и гордо вскинув подбородок, промолвила:
— Что ж, если слова Пипа все же подтвердятся, очень надеюсь, что вы, мужчины, быстро справитесь с непрошеными гостями. — С чуть нарочитым почтением раскланявшись, Розамунда ушла.
Как смеют они обращаться с нею, точно с неразумным дитятей! Кристи вел себя совсем по-другому, пока не заявился этот Хоук. Правда, возможно, помощник капитана просто подыгрывал Хоуку, чтобы польстить ему. Тургуд воспринял сообщение Розамунды куда серьезнее, но бедного старика так била лихорадка, что ему было не до спасения замка.
Всю ночь Розамунда не сомкнула глаз, вслушиваясь в каждый шорох и стук: не идут ли… Розамунда молила Бога, чтобы скорей вернулся Генри, ее мольбы были теперь еще горячее, чем прежде, ибо нужно было спасать замок. А сердечные дела могут и подождать.
Следующий день опять выдался ясным и солнечным. Два погожих дня подряд в их краях — просто дар небесный. Это, конечно, понимает и Джон Терлстон, и коли он действительно что-то удумал, то заявится к ним сегодня. Слава Богу, вчера подняли мост. Спасибо Дейну, что с сочувствием отнесся к ее тревоге. А если б ремонтом распоряжался Хоук, мастера и посейчас бы продолжали копаться. Дескать, чего спешить: враги где-то на юге, соседи все поразъехались… АН не все.
Хоук с утра опять испортил ей настроение — никак она не могла от него добиться, сколько у них людей и припасов. Ведь вдруг придется терпеть осаду. Нет на него никакой управы. Розамунда только и оставалось, что продолжать молиться о выздоровлении Тургуда и скорейшем возвращении Генри.
Когда солнце целиком вышло из-за горизонта, дозорный на башне подал знак тревоги. Розамунда с бьющимся сердцем, не чуя под собой ног, влетела на стену. С севера, растянувшись в извилистую ленту, надвигалось, огибая холмы, чье-то войско. Может, Господь услышал ее молитвы? Может, это Генри возвращается домой? Она с нетерпением ждала, когда видны будут флаги. Однако на вьющихся на ветру флагах она не увидела знакомого ворона: на густой зелени сверкало серебром изображение замковых ворот. У Розамунды вспотели ладони. Так и есть, ей не померещилось — сюда приближается сэр Джон Терлстонский, с целой армией, вооруженной до зубов.
Вблизи армия выглядела еще более устрашающе, охране замка был отдан спешный приказ вооружаться. У двери, ведущей в башенку Розамунды, ее встретил мрачный как туча Кристи Дейн.
— Ну что, убедились? — резко спросила она.
— Я вчера сразу вам поверил, миледи, — охрипшим от волнения голосом ответил он, потому и поторопил с ремонтом моста.
Тогда Розамунда, повысив голос, поинтересовалась, как он и его люди намерены защищаться от столь внушительной армии.
— Одно могу сказать: у них тяжелые латы, — значит, на стены им не залезть, постоят-постоят и уйдут. Но зато у сэра Терлстона много лучников.
— И что из этого? — спросила Розамунда.
— У меня очень мало людей, если я не прикажу им уйти со стен, его лучники очень скоро перебьют весь наш гарнизон.
— Прикажите людям спуститься. Это самое разумное и не имеет ничего общего с трусостью.
Капитан Дейн пристально посмотрел на свою госпожу: его мужская честь явно была задета.
— Я не стану прятаться, как какой-нибудь сопливый мальчишка. Я отвечаю за своих солдат, и мы намерены драться. К тому же у противника есть некоторое количество приставных лестниц, и, если мы оголим стены, людям Терлстона не придется даже сражаться — они попросту к нам залезут.
Розамунда побледнела от его слов:
— Сколько у нас людей?
— Пятнадцать, и пятеро ходячих раненых.
— И это все? А слуг сколько?
Кристи лишь презрительно рассмеялся:
— Да эти трусы сейчас же попрячутся по норам, их никакой силой не вытащишь на стену.
Розамунда отчаянно пыталась что-то придумать, а тем временем над их головами просвистела первая стрела и вонзилась в деревянную дверь кухни. Вокруг древка был обмотан лист бумаги.
Кристи Дейн с усилием извлек острие из дерева и развернул записку. Минуты две он мужественно вникал в ее смысл, ибо гордость не позволяла ему призвать на помощь писаря.
— Он говорит, чтобы мы сдавались. Говорит, что у него полно лучников и они перестреляют нас. И еще обещает сохранить всем жизнь, если мы сами сдадимся.
— Ишь какой добренький, — горько заметила Розамунда, устремляясь наверх.
— Нет, миледи, вернитесь. Выходить на стену слишком опасно.
Но Розамунда уже его не слушала. Закутавшись в свой плащ, она неслась вверх по винтовой лестнице… она вся кипела от злости. Да как этот старый обманщик смеет им угрожать? А еще считается другом Генри. И она принимала его здесь, стараясь быть полюбезней, он же, улучив момент, — пока нет дома хозяина замка, — все пытался ее обольстить. А теперь и вовсе предал Генри, пользуясь тем, что тот по дружбе позволил ему остаться дома. И вот вам: вместо того чтобы хлопотать о защите короля, он решил захватить замок своего друга.
Розамунда смело шагнула под слепящие лучи и резкий ветер, подойдя к самой кромке стены и даже не думая пригнуться. Солдаты, опустившиеся — чтобы лучше было прицеливаться — на колено, смотрели на нее с ужасом и молили быть поосторожнее.
Розамунда глянула вниз: перед воротами замка огромным полукружьем стояли вооруженные отряды. С юга, востока и запада замок был окружен крутыми скалами, — значит, атаковать его могли только с севера, со стороны пустошей. Розамунда тут же отыскала взглядом коренастого и тучного сэра Джона. Его длинные седые кудри вились по ветру, выбиваясь из-под допотопного шлема, а чудовищно закрученные усы делали похожим на какого-то дикого разбойника.
— Джон Терлстонский, — крикнула Розамунда, и ее крик ветер отнес далеко-далеко от стен.
Старый вояка поднял голову, и лицо его расплылось в улыбке. Знаком приказав двум солдатам сопровождать его, он подъехал поближе и остановился.
— Изволите объявить о сдаче, миледи?
— Нет, напротив, изволю вас предупредить. Лорд Генри вот-вот будет здесь… возможно, даже сегодня до захода солнца. Не лучше ли вам и вашим солдатам уйти подобру-поздорову, пока вам хорошенько не намяли бока.
Хотя он явно не верил ее словам, Розамунда приметила, что по его лицу скользнула тень испуга.
— Сегодня он будет едва ли. В ваш замок никто сегодня не проезжал, никаких вестовых. Мы следили за дорогой.
Оказывается, они шпионили, а Розамунде это, конечно, не пришло в голову. Но теперь отступать было нельзя, надо было что-то придумывать дальше.
— Почему вы так в этом уверены? Вокруг замка есть секретные тропы, мы никогда и никому их не показываем.
Джон Терлстонский резко выпрямился в седле, обдумывая ее слова, при этом он старательно загораживался рукавицей от солнца, до того слепящего, что он толком не мог разглядеть свою собеседницу и даже не мог понять, одна она или с охраной.
— Нечего плести мне всякие небылицы! — наконец крикнул он.
— Не хотите — не верьте. Время покажет, обманула я вас или нет.
— Да, время точно все нам покажет, — загоготал он и, развернув своего серого жеребца, направился к войску.
Розамунда, воспользовавшись короткой передышкой, все старалась отыскать у сэра Джона какую-нибудь слабину, сыграть на ней. Она ничего толком о нем не знала. Ну старый, ну толстый. Хромает, потому что его когда-то ранили в ногу, вспыльчивый, слаб глазами. Слаб глазами! Надо этим как-то воспользоваться. Значит, он не видит, сколько солдат стоит на крепостной стене, тем более, что солнце отражается в металлических доспехах и из-за бликов вообще ничего нельзя разглядеть — даже с небольшого расстояния. Розамунда была уверена, что не ошиблась — солдаты Терлстона, все как один, прикрывали глаза ладонью.
Розамунда с ужасом увидела, как к стенам стали подкатывать какой-то огромный щит, — он был на колесах! Она ведать не ведала, что это параферналия — просто кусок натянутой плотной холстины. Наконец стоявший рядом с нею гвардеец объяснил:
— За этим щитом будут укрываться их стрелки из лука, миледи. — Почесывая подбородок, он добавил: — Сдается мне, что он нас перехитрил.
— А у нас разве нет лучников?
Гвардеец пожал плечами:
— Есть, но столько, что они не в счет.
Когда она спросила про лучников у Дейна, тот тоже лишь пожал плечами.
Ну что они в самом деле? Почему никто не верит, что она может посоветовать что-нибудь дельное?
— Но сколько-то лучников у нас есть? Почему не использовать хотя бы их?
Кристи Дейн покачал головой:
— Их слишком мало, а хороших стрелков и вовсе человека два-три.
— А почему же они не боятся стрелять в нас?
— Потому что у них есть щит, который позволит им без потерь подойти ближе, — с раздражением ответил капитан.
Пока Розамунда выясняла, что за маневр готовит противник, вражеские лучники успели спрятаться за параферналию и выпустить первый шквал стрел, поразив нескольких рэвснскрэгских солдат. Над стеной раздались страдальческие вопли.
— Но мы не можем стоять тут и смотреть, как они нас убивают. Что вы обычно делаете, чтобы уничтожить шит?
— Поджигаем горящими стрелами, он же из веток и холста.
— Так действуйте!
— Есть, миледи. Сейчас прикажу, — Кристи Дейн довольно ухмыльнулся, — похоже, он ждал, когда ему кто-то прикажет. Розамунда втайне содрогнулась. И этому человеку доверили охрану замка! Он ведь ничегошеньки не может придумать и тем более взять на себя командование. Он способен только исполнять приказ.
И вот первая пылающая стрела полетела к щиту — недолет. Вторая — тоже мимо. О Господи! В конце концов на помощь был призван лучший стрелок, хотя он был весь изранен и хромал. Вскарабкаться по винтовой лестнице на стену стоило ему невероятных усилий. Но вот он поджег стрелу и послал ее в цель — щит был пробит! Громкое «ура» пронеслось нал стенами.
К великому разочарованию Розамунды, враги быстро затушили огонь. Однако с уроном, причиненным второй и третьей стрелой, им справиться не удалось: вскоре пламя выгрызло в середине щита огромную дыру, прямо в серединке. Лучники бросились кто куда, скрываясь от огненных стрел рэвенскрэгцев.
Итак, первую атаку удалось отбить. Но Розамунде донесли, что двое убиты и четверо ранены. Если дело пойдет таким образом, замок будет взят до наступления темноты. Что-то надо, надо придумать. Им не выстоять с жалкой горсткой солдат. Насыпь рва, окружавшего замок, в нескольких местах была относительно низкой. Терлстон вскорости это обнаружит, и тогда все пропало: Кристи сказал, что, как только стемнеет, лазутчики с лестницами перелезут через ров и проникнут в замок.
Она с тоской поглядывала на горизонт, в надежде увидеть замена Рэвенскрэга, но там были видны только бескрайние поля и пустоши. Отчаяние все-таки заставило ее придумать один план, далеко не лучший, но хоть какой-то. Она призвала Дейна и Хоука: держать военный совет. Когда Хоук снова осмелился перечить ей, она смерила его выразительным взглядом. На сей раз ему было не до шуточек. Управляющий знал, что если замок будет отдан врагу, то ему придется объясняться с самим лордом Генри, и тот спросит, как он посмел допустить такой срам. При мысли о предстоящем объяснении физиономия Хоука становилась зеленой, как у покойника.
— Если мы не будем мешкать, то можно попытаться воспользоваться тем, что сегодня яркое солнце. Они не знают, сколько у нас людей, и будут считать доспехи и копья, которые блестят на солнце, а издали за доспехи можно принять любой блестящий предмет. И еще они могут подумать, что часть солдат скрывается в самой крепости, верно?
Мужчины угрюмо кивнули, с опаской выжидая, какую еще глупость сейчас услышат от этой дамочки.
— Заставьте подняться на стену всех имеющихся в замке мужчин. Пусть прихватят с собой котлы, чайники, и чтобы они были хорошенько начищены.
Запасное оружие у нас есть?
— Да, миледи, но иет людей, умеющих с нимобращаться. А весь этот сброд не знает даже, с какого конца…
— Не знает — и не надо. Игра будет очень рискованной, очень возможно, мы ее проиграем. Я прекрасно это понимаю, но хотя бы рискнем. Тащите оружие. Все, что блестит и гремит, все тащите — пригодится. У каждой бойницы поставьте стрелков. Стрелы у нас есть?
— Немного. На всех не хватит.
— Пошлите кого-нибудь собирать отстрелянные стрелы и пусть их срочно чинят. Я знаю, что может ничего не получиться. Но никто из вас не предложил пока ничего лучшего. Да, мы можем торчать тут, не пытаясь спастись, но сдается мне, что нам не продержаться до возвращения лорда Генри. При теперешнем раскладе нас перебьют за два дня, и едва ли сэр Джон будет надолго откладывать прорыв. И пусть меня проклянут, если я просто так отдам этот замок — законное добро сэра Генри.
Не удержавшись, мужчины выразили ей восхищение и без единого протеста отправились исполнять ее распоряжения. Поначалу слуги уперлись как бараны. Розамунде пришлось их припугнуть: дескать, если сэр Джон захватит замок, ни один из них не останется в живых. Розамунда врала напропалую, не чувствуя ни малейших угрызений совести.
На самом деле у нее и в мыслях не было, что сэр Джон станет убивать поварят и посудомоек. Окончательно уверовав, что пощады им не будет, дворовые слуги согласились. Узнав же, что драться им вообще не придется, а только нарядиться в латы да греметь всякими копьями и кинжалами, они немного повеселели, а еще им было приказано «вооружиться» чайниками, ступами, тазами — всем, что блестит и издает звуки, похожие на звон оружия.
Как ни странно, Кристи Дейн очень воодушевился при виде бутафорского войска, собравшегося держать оборону Рэвенскрэга. Он браво выпятил грудь, чеканя шаг обошел строй и приказал всем занять посты. Особенно были довольны поварята, они размахивали пиками и хвастались друг перед дружкой боевыми доспехами. Из запасников были извлечены все до одной стрелы. Опытные стрельцы спешно обучали лучников-новобранцев и брали их под свою опеку. Хороших стрельцов было всего пятеро, но оказалось, что и сам стреловщик, и его сын умеют пользоваться луком.
Примерно через час сэр Джон снова пожаловал с предложением сдаться. Он держал лук и дротик, однако к концу дротика была привязана белая салфетка — знак временного перемирия.
Розамунде был известен этот принятый у воинов обычай, но она до того была возмущена вероломством соседа, что ее одолевало искушение расправиться с ним, презрев старинные обычаи… Да, но ведь и сэр Джон тоже мог заколоть ее стрелой… когда она вышла на стену в первый раз. Скрепя сердце Розамунда призналась себе в том, что рыцарские выдумки иногда не так уж плохи.
— Надумали нам сдаться? — дерзко крикнула она, бесстрашно (якобы!) выпрямившись во весь рост и моля Бога, чтобы знак перемирия не оказался простым подвохом.
Ветер разметал ее волосы по плечам, рвал с нее плащ, и она слышала, как он понес ее крик в сторону вражеского войска.
— Мы — вам? — поразился сэр Джон. — Шутишь, миленькая моя? Я с прежним своим предложением — сдавайтесь!
Никогда!
— Да не сдюжить тебе, аль сама не знаешь? — Он сразу заговорил с резким йоркширским выговором, такое всегда за ним водилось, когда он очень гневался. — Не удержишь ты замка с кучей сопляков, обмочивших портки от страха, да с таким как ты командиром. Аль я неверно говорю?
— С кучкой сопляков? Вы просто не все разглядели, сэр Джон. У меня полно солдат.
Стараясь преодолеть легкую тошноту, подступившую от страха, Розамунда махнула рукой. Войско во всей своей красе высыпало на стену. Солнце играло в полированной меди и начищенной стали. Вокруг Розамунды и за ее спиной стоял сплошной блеск: сияли косы, мерцали стремена. Она знала, что к ее словам прислушались, — солдаты сэра Джона закинули головы, отчаянно щурясь и прикрывая ладонями слезящиеся глаза.
По приказу Кристи Дейна все обитатели замка принялись колотить в тазы и кастрюли. Со стороны могло показаться, что в стенах крепости спешно облачается в доспехи целая армия. И ветер дул как раз в нужном направлении… Господи! Хоть бы он попался на ее обман. Ведь иного плана спасения у нее не было.
Сэр Джон долго совещался со своими соратниками. Розамунда зябко куталась в плащ, твердо отказавшись уходить. Кристи Дейн стоял рядом, готовый встретить врага — если сэр Джон опять предложит им сдаться.
— Я дал вам время подумать. Спрашиваю в последний раз.
— Вы уже получили от меня ответ.
— А где ж твой капитан? Или, лапушка моя, ты сама командуешь гарнизоном? — насмешливо фыркнул сэр Джон, тайком любуясь ее треплющимися на ветру роскошными волосами.
— Да здесь я. Что вам угодно, сэр Джон? — подал голос Кристи Дейн, выступая вперед. Для пущей важности он говорил басом, очень твердо и очень уверенно.
— Эй, парень, где же ты целый день пропадаешь? Под бабскими юбками хоронишься, что ли? — зычно крикнул сэр Джон — его солдаты отозвались на шутку смачным хохотом.
— Готовил своих парней, чтобы встретить тебя как положено. Слышишь, небось, как они стараются? Иль ты не только слепой, но и глухой?
Розамунда очень сомневалась в том, что Дейну стоило говорить последние слова, но они уже прозвучали, ничего не поделаешь.
Сэр Джон побагровел:
— Итак, вы готовы драться?
— Да, пока ты не запросишь пощады и, поджавхвост, не захромаешь назад в свой Терлстон, — огрызнулся Кристи.
Не желая выслушивать подобные насмешки, сэр Джон галопом поскакал вспять. Едва он отъехал в сторону, туча стрел понеслась на стену. Рэвенскрэгцы попрятались за выступы, и урон был не так уж велик. После очередной атаки паренек, которому поручили подбирать стрелы, собрал богатый урожай, которым впоследствии щедро угостили тех, кто их выпустил. Иногда атакующие подходили совсем близко, и тогда раздавались вопли раненых и убитых, радующие защитников и вносящие смятение в ряды супостатов. Командир стрельцов приказал стрелять чаще, чтобы казалось, что лучников у них полным-полно. Однако обман не удался.
— Если эти стрелецкие забавы — все, чем вы можете нам ответить, лучше киньте нам ключ от ворот! — презрительно крикнул сэр Джон.
— Миледи, ничего не получается, — сказал через какое-то время Кристи Дейн. — Придется подстрелить самого старика.
Погоди, может, он все же одумается, — попросила Розамунда, стараясь оттянуть неизбежное… Ведь он столько лет был соратником Генри.
— Дозвольте хоть коня его подбить.
Эта идея тоже очень не понравилось Розамунде. Ей не хотелось думать о том, что последует дальше, но…
— Кроме самого сэра Джона у них еще трое главных — верно, его арендаторы. Надо прекратить стрельбу — пусть думают, что мы уже выдохлись. Слушайте внимательно. Они подойдут поближе и… и нам тогда легче будет это сделать.
Кристи нырнул за выступ скалы, прячась от новой атаки. Несколько солдат упали, послышались крики боли. Собиратель вражеских стрел снова принялся за дело.
— Значит, убираем главных? — спросил Кристи.
Розамунда со вздохом кивнула. Это был дерзкий план. И они не знали, справятся ли со своей задачей их новобранцы. А те были готовы немедленно ринуться в боа, отплатить за товарищей. Однако последовал приказ не стрелять, подпустить врага поближе. Четверым бывалым лучникам определили их цели и велели стрелять только по команде Дейна. Враг двинулся по ровной площадке перед воротами, походя все ближе. Командир стрельцов — самый лучший из них — направил острие в сэра Джона. По просьбе Розамунды он целился ниже груди, чтобы ненароком не убить его. Но вот Дейн отдал приказ — вой и вопли раздались снаружи… а лучники стреляли и стреляли, пока не были опустошены их колчаны. Один из вражеских капитанов рухнул с коня. Второй резко покачнулся от раны, под третьим пал конь. И любимому жеребцу сэра Джона вонзилась в бок стрела. Старик велел пристрелить умирающего друга.
И опять встретили в ответ враги, и опять натянули тетивы рэвенскрэгцы. И так повторялось много раз, пока лучники сэра Джона не обессилели, израненные собственными стрелами.
Между тем небо затянулось облаками, и солнце больше не могло помочь защитникам, ослепляя врага «грозным» оружием. И старательный звон, которым пытались замаскировать отсутствие солдат звучал все менее убедительно. Но тут Розамунда заметила в рядах противника какие-то перемещения: часть войска отделилась и двинулась вспять — кое-кто из союзников покинул сэра Джона.
Облака все сгущались, и вскоре по всем тазам и кастрюлям, вытащенным на стену, забарабанил дождь. Предвидя, что ливень усугубит их неприятности, враги немного отступили и принялись обсуждать, стоит ли продолжать штурм.
Розамунда изнемогала от усталости и голода, но оставалась со всеми. Среди мужских лиц мелькали и девичьи: некоторые девушки тоже облачились в доспехи и шлемы. Розамунда, так недолюблившая до сего дня нерадивых своих прислужниц, вдруг ощутила восхищение и горячую благодарность… как же волшебно преобразила всех общая беда!
Дождь усилился. Тучи налились чернотой, и ветер пронизывал до костей. Розамунда насквозь продрогла и поплелась укрыться от дождя.
И вдруг за ее спиной раздался ликующий вопль. Она тут же ринулась обратно на стену. Враги развернулись и начали отступление, пряча лица от проливного дождя.
У стен солдаты подбирали мертвых и раненых — рэвенскрэгцы их не трогали. Перекинув через седла павших в бою товарищей, люди Терлстона ехали прочь, и первым ехал не кто иной, как сам сэр Джон.
Неужели все! Розамунда не верила собственным глазам… Неужели они победили!?
Ее била дрожь — от холода и от всего пережитого. Кристи Дейн почти силой заставил ее пойти к очагу.
А позже, когда настал вечер, Розамунда надела свое праздничное платье и спустилась в пиршественную залу. Она села за стол лорда, хотя обычно в отсутствие Генри ужинала в своей комнате. За этот стол она пригласила Кристи Дейна и его лучников. Солдаты были тронуты оказанной им честью и щедростью хозяйки, хотя и чувствовали некоторое смущение: не привыкли они сидеть на столь почетном месте. Угощение было нехитрое: хлеб, мясо, миска супа, а запивали все это элем. Но всем, кто ужинал в тот вечер в парадной зале, эта скромная трапеза в честь победы казалась роскошным пиршеством.
Здесь собирались все обитатели замка. Стучал по крыше дождь, сквозь дымоход капли попадали на поленья, и раздавалось уютное шипение. В первый раз Розамунда почувствовала, что она не чужая, своя. Когда она входила в залу, ее встретили громким «ура» и восхищенными улыбками. Даже Хоук сухо поблагодарил ее за храбрость.
Немало тостов прозвучало в ее честь: слезы счастья и страшной усталости сияли в глазах Розамунды. Она спасла замок ради Генри, а вовсе не ради этих людей. Однако, совершив это, она заслужила их восхищение. Приветственные крики были столь долги и горячи, что Розамунда не выдержала, все-таки расплакалась, тронутая их симпатией. Видел бы все это Генри… Но Розамунда понимала, что, будь тут Генри, ничего подобного сейчас не происходило бы. А эта победа — только ее заслуга. Конечно, главное было спасти замок, в эти часы она совершенно не думала о том, что почувствует Генри, узнав эту историю. Однако она втайне надеялась, что, услышав про доблесть и мудрость, проявленные любимой его Розамундой, лорд Рэвенскрэгский будет счастлив и горд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Соблазненная роза - Филлипс Патриция

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Часть вторая

Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 16Глава 17

Ваши комментарии
к роману Соблазненная роза - Филлипс Патриция



Я удивлена, что нет комментариев. Этот роман стоит внимания. Конечно есть минусы в отношениях гг как и в большинство романах. В начале гг-ня прям падает на коленях перед гг в объяснениях в любви, а он говорит, что она (любовь) ему не нужна. Странно. Почему мужчины не должны любить своих жен? Этого так строняться как будто это смертный грех! Потом я чуть не онемела когда он сказал, что любит её. Да ещё только в начале! Но потом я поняла, именно эта любовь помогла им противостоять тому злу, что встречалось на протижении всего романа. Да, были посеяны зерна сомнения любовницей гг. Но гг-ев в таких случаях поддерживали именно эти заветных три слова, сказанных ещё в начале. Если бы они не сказали друг другу, этот роман затянулся бы на глав 40. И так бы ходили, ничего не зная. Этот роман лучший, из мною прочитанных, по этой теме. Ставлю твердую 10.
Соблазненная роза - Филлипс ПатрицияПросто Человек:)
20.07.2014, 10.10





очень хороший роман.и сюжет интересный и гл.герои на высоте)))твердая 9.
Соблазненная роза - Филлипс Патрициячитатель)
21.07.2014, 0.36





переводчику двойка с жирным минусом, прямо не пятнадцатый век и битва Йорков с Ланкастерами, а баллада о полку Игореве. Еле продиралась через совершенно неподходящий для средневековья слог, ну что стОило перевести роман красивым языком, подходящим для рыцарей тех лет? Получилась бы конфетка, есть интрига, есть завязка. А так - масло маслянное, таким слогом писАть о Владимире Красно Солнышко, о Куликовской битве, на худой конец об эпохе Петра Первого. А тут читаешь и спотыкаешься о Розамунду, Генри, Бланш и Стивена. Все впечатление перевод испортил.
Соблазненная роза - Филлипс ПатрицияЗаметки на полях
15.08.2014, 21.59





Интересный роман.
Соблазненная роза - Филлипс ПатрицияКэт
9.05.2015, 13.12





Очень странный перевод в этом романе,а главная героиня ведёт себя,как дурочка учитывая при этом,что соблазнила своего мужа перед свадьбой ведя себя при этом,как шлюха и рыдает на каждом шагу,как истеричка
Соблазненная роза - Филлипс ПатрицияВиктория
19.05.2016, 0.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100