Читать онлайн Пламя любви, автора - Филлипс Патриция, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя любви - Филлипс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.75 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя любви - Филлипс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя любви - Филлипс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Патриция

Пламя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Во второй раз Элинор разбудили сердитые голоса и топот ног на лестнице. Было уже светло. Видимо, остальные постояльцы давно встали. Чем вызван такой переполох, Элинор не представляла.
Услышав голос своей госпожи, она бросилась к кровати.
— Господи, Элинор, что со мной? Должно быть, я умираю. — Леди Бланш тяжело дышала, каждое слово давалось ей с огромным трудом.
Губы ее были сухими и потрескавшимися, влажные от пота волосы слиплись и потускнели. Элинор с ужасом осознала, что ее госпожа серьезно больна.
— Я принесу вам подогретого эля с хлебом.
— Нет, не надо еды. Я ощущаю такую тяжесть в груди, что каждый вздох превращается в пытку.
— Не вставайте. Я сбегаю за поссетом.
Приказав Крошке оставаться с хозяйкой, Элинор откинула полотняную занавеску и поспешила вниз, откуда доносились негодующие крики и рыдания.
— Как вы можете подозревать меня, добрые господа? — громко возмущался хозяин. — Да меня самого ограбили!
— Наше золото пропало, лошади исчезли! Признавайся, мошенник, ты заодно с грабителями! — кричал разгневанный мужчина, потрясая кулаком перед лицом трактирщика.
— Наших лошадей тоже нет! И багажа!
Мэтью Гуд повернулся к Элинор. Лицо его было темнее тучи.
— Надо бы вам поглядеть, как там кобыла леди Бланш. Похоже, все лучшие лошади пропали. Я этого так не оставлю. К чему мы идем, если останавливаться на ночь в гостинице небезопасно?
Прежде чем проверить предположение купца, Элинор нашла хозяйку и попросила приготовить посеет для ее госпожи. К своему изумлению, она получила грубый отказ. Трактирщица вела себя так, словно не чаяла, как избавиться от постояльцев.
Кипя от гнева, Элинор решительно зашагала к конюшне. Стойла Мелисанды и ее собственной лошади оказались пустыми. Только пони Дайкона и костлявые клячи служанок одиноко стояли в темном углу. Сердце Элинор упало. Мужчина, забравшийся в их комнату, видимо, искал ценные вещи. Путешественники имели обыкновение держать свои сумки на виду, облегчая ворам задачу. Можно себе представить, как он был разочарован, когда обнаружил, что золото леди Бланш спрятано, да еще охраняется злобной собачонкой.
Элинор поспешила к госпоже сообщить о свалившихся на них бедах.
— Извините, миледи, но поссета нет, — сказала она, приподняв голову леди Бланш, и поднесла к ее запекшимся губам кружку с колодезной водой. — Нужно срочно перебираться в Эйнфорд. Там о вас позаботятся. Леди Бланш сделала глоток.
— В монастырь, — тупо произнесла она, уронив голову на подушку. — Нет, Элинор, здесь удобно.
— У гостиницы дурная слава, леди Бланш. Наших лошадей украли. Многих постояльцев ограбили. Мне очень жаль, но аббатиса была права.
— Не может быть. Такая прекрасная гостиница… и еда… ох! — Леди Бланш схватилась за голову. — Ну ладно, поедем в монастырь, а то, как бы мне не умереть здесь без покаяния.
— Да, но прежде нужно раздобыть лошадей. Подозрения Элинор, что хозяин причастен к ночному грабежу, только укрепились, когда она увидела во дворе торговца, ведущего в поводу нескольких лошадей. Надеясь утихомирить разгневанных постояльцев, хозяин поспешил сообщить им радостную весть:
— Вы только поглядите, добрые люди, что послал нам Господь! Я купил лошадей и продам их вам по дешевке.
Поворчав, постояльцы высыпали во двор посмотреть па лошадей. Лишь некоторые животные были породистыми, остальные вид имели неказистый. Но путники в их бедственном положении привередничать не стали.
— До чего же кстати он здесь объявился, — ядовито бросила Элинор проходившему мимо хозяину.
— Воистину, миледи, Господь всегда помогает страждущим.
— Но не всегда так быстро, — отрезала девушка.
— На что это вы намекаете, леди? Я из кожи вон лезу, чтобы угодить постояльцам, — и вот благодарность! Что ж, вы не первая бросили тень на мое честное имя нынче утром. Я этого не потерплю! Выбирайте лошадь, а не хотите — дело ваше.
Дайкон, с удрученным видом крутившийся поблизости, указал ей на двух жеребцов:
— Только эти на что-то годятся, Элинор. У тебя хватит денег, чтобы купить их?
— Смотря сколько запросят.
— Можно сказать, задаром, леди, — заявил трактирщик. — Сорок гиней за гнедого и пятьдесят за пегого. — Да это просто грабеж! — возмутилась Элинор. — Эти лошади не стоят и половины.
— Не хотите — не берите. Желающих более чем достаточно.
Элинор зло уставилась на него, понимая, что проиграла.
— Ладно. Я беру этих двух. Хоть и считаю, что вы вор и мошенник.
— Я дам в придачу седла, — предложил трактирщик с довольной ухмылкой. — Поздравляю с удачной покупкой, леди.
Сэм Долли и Мэтью Гуд, не перестававшие поносить бесчестного хозяина, осмотрели оставшихся лошадей. Их жены, усевшись на копну сена, ныли, умоляя отвезти их домой. Лишившись денег, они вынуждены были обменять свои скромные драгоценности и одежду на лошадей. Хозяин торговался до тех пор, пока к нему не перекочевали подбитые мехом плащи купцов, шляпы с перьями и даже головные платки их жен.
Разжившись за счет постояльцев, трактирщик на радостях помог отнести вниз леди Бланш. Он даже настоял, чтобы они перекусили подогретым элем и пудингом, прежде чем пуститься в дорогу.
Покормив больную с ложечки, как ребенка, Элинор вывела ее во двор. Прохладный воздух придал сил леди Бланш, и она смогла взобраться в седло без посторонней помощи. Но всю дорогу Элинор пришлось придерживать госпожу, чтобы она не свалилась с лошади. Леди Бланш бредила, а затем впала в бессознательное состояние.
Дорога в Эйнфорд шла вверх по склону, петляя по заросшим папоротником лесным опушкам. Элинор настороженно прислушивалась, шаря взглядом по деревьям. Однако тишину нарушало только пение птиц.
Наконец их взору открылись каменные стены монастыря. Путники облегченно вздохнули. Элинор слегка пришпорила лошадей.
Маленький отряд пересек узкий мост, перекинутый через горный поток, огибавший монастырь. Натянув поводья, Элинор отправила Дайкона в странноприимный дом, надеясь, что титул их госпожи обеспечит им надлежащий прием.
Она испытала настоящее облегчение, когда два послушника бережно сняли леди Бланш с лошади и отнесли в дом, где ее ждали чистая постель и жаркий огонь в камине.
Настоятель внимательно выслушал рассказ Элинор об их злоключениях. Узнав, что леди Бланш приходится сестрой аббатисе Сесили, он заверил девушку, что не пожалеет усилий, дабы восстановить подорванное здоровье ее госпожи. Правда, он не выразил желания приютить также двух горничных, Эвис и Мэб, тактично намекнув, что им лучше оставаться под опекой аббатисы вплоть до выздоровления их хозяйки.
Элинор и ее спутники перекусили хлебом с маслом, овсянкой и душистым элем.
Солнце выглянуло из-за туч, озарив двор бледно-желтым сиянием, когда они покидали монастырь. Леди Бланш, несмотря на болезнь, не отказала себе в удовольствии написать сестре письмо, в котором припомнила аббатисе собственные мрачные пророчества относительно пагубности путешествия в мокрой одежде.
Они двинулись кратчайшим путем, который указал им настоятель. Тенистая дорога пересекала лес и выходила на тракт, по которому двумя часами раньше выехала аббатиса. По словам настоятеля, оба отряда должны были оказаться на перекрестке примерно в одно и то же время.
Солнце снова скрылось за облаками, а Элинор, Дайкон и две горничные все еще ехали по лесу. Вместо того чтобы вывести их на перекресток, дорога превратилась в узкую тропу, изрытую заполненными водой колеями. Было далеко за полдень, когда они поняли, что сбились с пути. Пошел дождь, и путники натянули на головы капюшоны. Ливень быстро закончился, однако воздух оставался сырым и тяжелым. Путники хранили напряженное молчание. Даже Дайкон приуныл.
— Мы заблудились, да? — спросил он.
Элинор удрученно кивнула:
— Боюсь, что так. Придется вернуться к развилке.
— Но скоро стемнеет! Ты же не хочешь провести ночь в лесу? — испуганно воскликнул мальчик. — Вот увидишь, мы найдем дорогу. Поехали дальше.
Тропинка петляла, то устремляясь вперед, то поворачивая назад. Наступили сумерки. Наконец деревья расступились, и Элинор увидела горстку хижин, притаившихся в неглубокой лощине. Над печными трубами курился приветливый дымок. Близость человеческого жилья воодушевила уставших путников.
К поселению вела дорога, такая темная и заросшая, что Элинор ощутила трепет. Ей вдруг захотелось, чтобы рядом чудесным образом оказались рыцари с постоялого двора. Теперь она поняла, почему трактирщик постарался от них избавиться. Вооруженные мужчины могли помешать тщательно спланированному ограблению.
Внезапно на дорогу выскочил бородатый человек и преградил им путь. Тут же из зарослей появилось еще несколько разбойников. Оглянувшись, Элинор обнаружила, что путь назад отрезан. Один из мужчин попытался выхватить у нее поводья, но взвившаяся на дыбы лошадь отшвырнула его в кусты. Ее с трудом утихомирили. Перепуганные горничные заголосили, и даже Дайкон, хотя и храбрился, всхлипывал от страха.
— Прочь от моей лошади! — громко крикнула Элинор.
— Спокойно, красотка, мы позаботимся о тебе. Мужчины стащили Элинор с седла и поволокли в лес.
Колючий кустарник рвал ее одежду, царапал кожу. Грязная ладонь закрыла ей рот и заглушила крики. Шайка скрылась в лесу, прихватив с собой лошадей и пленников.
После непродолжительного пути, во время которого Элинор не только связали, но и заткнули ей рот кляпом, они оказались на небольшой поляне, где горел костер. Разбойники подтащили Элинор к бородатому верзиле, сидевшему на корточках у огня.
— Где вы их взяли? — поинтересовался он.
— Да здесь, неподалеку, — отозвался один из злодеев. — Плевое дело, только ничего у них нет, кроме лошадей. Если только эта чертовка не прячет золото на себе.
— Надо бы взглянуть.
Мужчины, посмеиваясь, изъявили готовность приступить к делу. Однако бородач охладил их пыл.
— Назад! — рявкнул он, проведя заскорузлым пальцем по гладкой щеке девушки. — А девица-то из благородных.
Он велел сообщникам развязать Элинор, предупредив, чтобы не рыпалась, не то получит нож промеж лопаток.
Запястья Элинор были натерты и кровоточили. Она жадно вдохнула воздух, подавив приступ тошноты, когда один из оборванцев вытащил у нее изо рта вонючую тряпку.
— Куда вы направлялись? — спросил главарь.
— В Кентербери. С отрядом паломников.
Мужчина ухмыльнулся, обнажив почерневшие остатки зубов.
— А остальные где? Прячутся в лесу?
Дождавшись, когда стихнет хохот, Элинор сердито объяснила, что они отстали от аббатисы Сесили. Она надеялась, что упоминание столь важной дамы произведет впечатление на главаря, но, судя по его реакции, он никогда не слышал об аббатисе.
Доносившиеся из-за кустов вопли напомнили ей об опасности, которой подвергались горничные, оказавшиеся во власти разбойников.
— Не трогайте их! — закричала Элинор, вскочив на ноги. Главарь одним ударом опрокинул девушку на землю и угрожающе навис над ней.
— Здесь я отдаю приказы! — прорычал он. — А ты свое получишь, когда я поем.
Женщины продолжали истошно голосить. Элинор снова попыталась кинуться им на помощь, но главарь опять отшвырнул ее назад.
— Я вижу, тебе не терпится.
Оглушенная, она лежала на земле, сдерживая слезы. Это были отщепенцы без чести и совести, и Элинор не видела способа остановить их.
К своему ужасу, она заметила Дайкона, которого тащили куда-то в темноту. Мальчик кричал, умоляя Элинор спасти его. Когда она попыталась вмешаться, главарь вцепился одной волосатой лапой в ее волосы, а другой отвесил затрещину, разбив губы в кровь. Бедный Дайкон продолжал жалобно кричать, затем его вопли перешли в рыдания. Пока Элинор приходила в себя, главарь со злобной ухмылкой наблюдал за ней. Он пожирал куриную ножку, громко чавкая и слизывая с пальцев жир.
— Судя по визгу, парень получает удовольствие. — Он хмыкнул. — Слишком уж он смазливый для мальчишки.
Девушка в ужасе молчала. Когда разбойник бросил обглоданную кость в огонь, сердце ее лихорадочно забилось. Неужели она станет следующей жертвой? Элинор отчаянно искала выход. Может, выдать себя за дочь знатного вельможи и тогда разбойники не решатся тронуть ее?
— Посмей только коснуться меня, — сказала она, когда главарь протянул к ней грязную пятерню. — Мой отец — владелец замка Мелтон. Тебя повесят, если ты причинишь мне вред.
— Никогда не слышал о Мелтоне, крошка. Где это?
— Это самый большой замок в Кенте.
Главарь кивнул, словно бы размышляя над ее словами. Затем, зажав между сальными пальцами золотистую прядь, выбившуюся из-под ее растерзанного головного убора, недоверчиво поинтересовался:
— Если ты дочь такого знатного лорда, у тебя должны быть драгоценности?
Меня ограбили прошлой ночью в гостинице.
Ответ, похоже, удовлетворил его. Вокруг них начали собираться разбойники. Элинор обрадовалась, заметив среди оборванцев монаха. Это был брат Мартин собственной персоной!
— Брат Мартин! — с облегчением воскликнула она. — Помогите мне, прошу вас! Эти негодяи держат меня в плену.
Они украли наших лошадей и…
Взрыв хохота заглушил ее причитания.
— Ах, бедняжка! — Монах скорчил умильную мину и склонился к ней, обдав гнилостным дыханием. — Ради такой куколки, парни, я готов нарушить обет.
Элинор отпрянула от него:
— Вы не настоящий монах! Вы тоже разбойник!
— А ты смышленая девица. Хотя едва ли это тебе пригодится в лондонском борделе.
Разбойники разочарованно загалдели. Бородатый верзила, которого Элинор приняла за главаря, повернулся к брату Мартину:
— Разве нельзя оставить ее здесь?
— Ну уж нет! Слишком лакомый кусочек для таких грязных бездельников, как вы! Эта красотка принесет нам целое состояние, если найдется подходящий покупатель. Надеюсь, она еще девственница, Лем? Если ты, мерзавец…
— Что ты, Мартин, никто из нас не трогал девку! — попятившись, заверещал верзила. — Клянусь тебе.
— Это правда?
Элинор тупо кивнула. Она была вне себя от ужаса, сообразив, какая участь ей уготована.
— Вот и славно. Но лучше удостовериться… — Брат Мартин повернулся к кучке оборванных женщин. — Энни, Пег, проверьте-ка девицу.
От толпы отделилась старуха в грязных лохмотьях и, шаркая ногами, двинулась к ним. За ней следовала другая женщина, лицо ее скрывали нечесаные волосы. Когда она приблизилась, Элинор в ужасе отпрянула. Вместо носа у нее была одна сплошная язва.
— Пойдем в дом, — буркнула старуха, пнув Элинор ногой.
Они вошли в ближайшую хижину. Молодая женщина покачивалась, словно пьяная. Она стояла в стороне, придерживая факел, а старуха, толкнув Элинор на кучу тряпья в углу, сунула грязную руку между ее бедрами. Она трогала и тыкала, пока несчастная жертва не вскрикнула от боли.
— Вроде бы все на месте, да что толку? Несколько лет в борделе — и ты будешь выглядеть не лучше, чем она, — проскрипела старая ведьма, выпрямившись. — Пег уже ни на что не годится. Ей теперь красная цена — пара медяков. Да и то если мужик так надерется, что ему плевать на ее рожу.
Она поднесла факел к лицу женщины и разразилась радостным кудахтаньем при виде ужаса, отразившегося на лице Элинор.
Брат Мартин остался доволен результатом осмотра. Схватив девушку за руку, он потащил ее к убогому навесу неподалеку от костра.
— Мошенник! — крикнула Элинор, пытаясь вырваться. — Прав был рыцарь, который сказал, что ты откопал святые мощи на кладбище.
— Хватит умничать! — рявкнул монах, бросив ее на кучу папоротника. — Ложись и замолкни. Я получу за тебя много золота, если ты останешься нетронутой, словно младенец.
Прежде чем уйти, он приставил к Элинор двух стражей и велел ей спать, чтобы она хорошо выглядела, когда они доберутся до Лондона.
Элинор лежала без сна, дрожа от холода. Однако у нее даже не возникло мысли укрыться грязным, вонючим одеялом, которое ей бросили. Лагерь затих.
Оба стража, караулившие ее, вскоре заснули. Бежать! Это ее единственный шанс! Она не представляла себе, куда направится, главное — оказаться как можно дальше отсюда. Но не успела она скользнуть в окружавшие лагерь заросли, как тяжелая рука обхватила ее шею.
— Не спеши, крошка. Мартин не любит непослушных женщин.
Элинор вскрикнула от боли и разочарования, но шершавая ладонь зажала ей рот. Негодяй потащил ее назад, под навес, разбудил нерадивых стражей, отослал прочь и устроился рядом, видимо, решив караулить ее сам.
Разбойник набросил на нее одеяло, оказавшееся попоной Мелисанды. Шерстяная попона была чистой и теплой, и Элинор не заметила, как уснула.
Ее разбудил топот копыт. Прозвучал сигнал тревоги, и лагерь пробудился. Отовсюду неслись крики и проклятия. Поляну быстро заполнили всадники, их обнаженные мечи сверкали в свете костра. Женский визг, грубая брань разбойников, вопли и стоны огласили все пространство вокруг.
От охваченных пламенем хижин стало светло как днем. Нападавшие разили всех, кто оказывал сопротивление, и поджигали соломенные крыши домов. Некоторые спешились и теперь рубились с разбойниками, пытавшимися защитить награбленное добро.
Забившись в дальний угол под навесом, Элинор в ужасе наблюдала за происходящим. Внезапно она увидела брата Мартина, устремившегося к ней с неожиданной для его грузной фигуры прытью. Мчавшийся мимо всадник взмахнул мечом, и монах с визгом рухнул под копыта коня.
Элинор, затаив дыхание, зарылась с головой в кучу папоротника. К ее ужасу, кто-то бросил на навес горящий факел, и сухая солома вспыхнула. Пламя загудело, распространяясь с пугающей быстротой, и Элинор пришлось вылезти из-под навеса.
Один из всадников ее сразу заметил, издал торжествующий крик, подхватил девушку на полном скаку и перебросил через седло. К своему изумлению, она увидела герб на попоне коня. Такой же герб красовался на груди у мужчины, а на сапогах сверкали серебряные шпоры. Элинор отчаянно вцепилась в него, пытаясь объяснить, что она пленница. Но он либо не слышал, либо не поверил ее слезным мольбам.
Яростная схватка закончилась, и всадники, спешившись, собрались в центре лагеря, куда слуги стаскивали найденное добро.
— Святой крест, да ты прехорошенькая, — нетвердым голосом произнес всадник, стащив Элинор с лошади. — Слишком хорошенькая для этого сброда. — Он прильнул губами к ее губам. Девушка отчаянно вырывалась. Рассвирепев, мужчина тряхнул ее так, что зубы Элинор стукнули. — Проклятие! Не смей задирать передо мной нос, потаскушка. Я тебя живо научу…
Спасение пришло неожиданно. Невидимые в темноте руки отшвырнули пьяного рыцаря и вывели Элинор на свет.
— Вы!
Элинор вскинула голову и, сморгнув слезы, взглянула на своего спасителя.
— О, сэр Джордан! — воскликнула она и разрыдалась от радости.
— Леди, как вы сюда попали? Ваша госпожа тоже здесь?
— Нет. Она заболела и осталась в Эйнфорд-Прайори. Мы заблудились, и нас захватили эти негодяи. Горничные и Дайкон… Вы нашли их?
Мрачно кивнув, рыцарь проводил Элинор к поваленному дереву.
— Да, леди, мы нашли ваших слуг. Одна из девушек сможет продолжить путь, но другая, к сожалению, мертва. Что касается мальчика… думаю, он поправится.
Элинор спрятала лицо в ладонях и заплакала.
Когда она наконец успокоилась, рыцарь протянул ей платок. Пока девушка вытирала слезы, он не сводил с нее сумрачного взгляда.
— Прошу простить меня, леди, но я должен знать… Вы тоже пострадали?
— Нет, — быстро ответила Элинор, избавив обоих от нескромных вопросов. — Меня решили приберечь для лондонского борделя.
Рыцарь не удержался от возмущенного возгласа.
— Слава Богу, мы вовремя прибыли. Я пришлю вам служанку. Здесь есть относительно чистая хижина, где вы сможете переночевать. Не бойтесь, — поспешно добавил он, заметив страх на лице девушки. — Хотя почти все мои товарищи в подпитии, вам ничто не угрожает. Они знают, что со мной шутки плохи.
— Благодарю вас, сэр Джордан, — улыбнулась Элинор. — Вы так добры.
Он принес ей кружку эля и кусок пирога, прихватив заодно подбитый мехом плащ. И, пообещав скоро вернуться, направился к костру, где расположились остальные рыцари.
Элинор никак не могла поверить в свое неожиданное спасение и была сильно возбуждена. Все ее беды закончились. Доблестные рыцари, поклявшиеся служить идеалам справедливости и добра, не дадут ее в обиду.
Ее уверенность, однако, несколько поколебалась, когда она окинула взглядом разоренные хижины и мертвые тела. Священные обеты не помешали рыцарям истребить обитателей лагеря. Но это были разбойники, вероотступники, негодяи. Элинор перевела взгляд на пьяных рыцарей, развалившихся у костра. Неужели это герои ее грез?
Элинор отпила немного эля. За несколько дней, проведенных в пути, она узнала о жизни больше, чем за все прошлые годы. Она идеализировала людей и не была готова к встрече с реальным миром. Зверства разбойников, мерзость их логова, разлагающееся лицо Пег заставили Элинор содрогнуться. А леди Бланш, заверявшая ее в своей привязанности?..
Элинор плотно сжала губы. Милая леди Бланш, которую девушка считала чуть ли не святой, без колебаний пожертвовала ею, только бы заполучить Гая.
А как насчет ее спасителя, такого смелого и мужественного? Неужели и он разочарует ее со временем? Нахмурившись, Элинор поискала глазами Джордана, и сердце ее снова екнуло. Нет, этого не случится. Его сияющий образ останется незапятнанным.
Когда Джордан наконец вернулся в сопровождении плачущей женщины, Элинор с улыбкой поднялась. Рыцарь принес пуховые подушки.
— Пора спать, леди… — Он вопросительно вскинул брови.
— Элинор. Леди Элинор Десмонд из замка Мелтон. Он слегка поклонился:
— Сэр Джордан де Вер, рыцарь из Эссекса. Жаль, что нам не довелось познакомиться при более счастливых обстоятельствах.
Пока Элинор повторяла про себя его имя, показавшееся ей восхитительным, он подтолкнул вперед всхлипывающую горничную.
— Мэб, что они с тобой сделали? — встревожилась Элинор. Мэб едва ли была девственницей, как и все крестьянские девушки старше тринадцати лет, но ее вид до глубины души потряс Элинор.
— О, леди Элинор, — зарыдала горничная, приникнув к ее плечу. — Слава Пресвятой Деве, с вами все в порядке.
Элинор обняла девушку. Она сама нуждалась в утешении, однако бодрилась.
— Не плачь, — успокаивала она горничную. — Этот добрый рыцарь позаботится о нас.
Мэб подняла голову и, всхлипнув, улыбнулась.
— Благослови вас Господь, леди, за вашу доброту, — прошептала она.
Джордан проводил их до хижины, но внутрь не вошел, остановившись у двери.
— Не тревожьтесь, леди Элинор, — сказал рыцарь. — Никто не побеспокоит вас ночью, а утром мы тронемся в путь.
Элинор присела в глубоком реверансе:
— Благодарю вас, сэр. Я хотела бы как можно скорее присоединиться к моим спутникам.
Они расстались, и Элинор последовала за горничной в хижину. Мэб приготовила для госпожи постель, расстелив ее плащ на куче папоротника, а сама легла в противоположном углу.
Элинор прочитала благодарственную молитву. У нее слипались глаза от усталости и от выпитого эля. Из угла, где расположилась Мэб, доносились приглушенные всхлипывания.
Закрыв глаза, Элинор представила себе своего спасителя, но его образ был вытеснен жуткими сценами насилия. Отчаянные крики Дайкона все еще звучали у нее в ушах. Невыносимое чувство вины охватило Элинор, и вскоре ее рыдания и всхлипывания Мэб слились в один горестный дуэт. Прошло много времени, прежде чем горничная и ее госпожа забылись тревожным сном.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пламя любви - Филлипс Патриция



Очень интересный роман. Столько всего наверчено. Очень похож на стиль б. Смолл. Я даже удивилась что написала др.писательница. но почитать очень даже можно. 9 из 10
Пламя любви - Филлипс Патрициянека я
27.08.2013, 13.01





А,что.Очень даже ничего! Вначале не очень,а потом не оторвёшь!
Пламя любви - Филлипс ПатрицияНаталья 66
27.10.2014, 17.59





Такого бреда давно не встречала. Вымученный и вытянутый из пальца сюжет, нагромождение каких-то нелепых ситуаций вокруг главных героев. Градусы ревности зашкаливают до маразма у обоих, это при том, что девицу имеют то один, то другой...а герой посыпохивает в своё удовольствие с наложницей. Да ещё и дитя приживает с ней же... ТА - ДАМ - оказывается, что данный элексир сумасбродства и есть чистая любовь друг к другу наших Г/героев в неразбавленном виде. Когда-то довелось сказать, повторюсь и теперь - книга на любителя. Мне эта белиберда решительно не понравилось.
Пламя любви - Филлипс ПатрицияNatali
27.10.2014, 22.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100