Читать онлайн Невеста дракона, автора - Филлипс Патриция, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста дракона - Филлипс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста дракона - Филлипс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста дракона - Филлипс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Патриция

Невеста дракона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Блодуэн медленно ехала верхом по тропе. Редко кто проходил здесь, и эта дорожка заросла травой и дикими цветами. Странно, но на этой стороне холма она никогда не видела коршунов или соколов; здесь не было диких коз и даже зайцев.
Невысокие березы и рябины виднелись среди густых зарослей папоротника и ежевики, усеянной крупными ягодами. Гроздья рябины уже покраснели, напоминая о приближении осени. А Морган все еще не вернулся домой.
Злость и печаль смешались в сердце Блодуэн. Между ней и Морганом не было разногласий, пока в их жизнь не вошла эта англичанка. Они ссорились из-за Изабель де Лейси, а теперь Морган забросил свои земли и колесил по Англии в ее поисках.
Сжав поводья с такой силой, что побелели костяшки пальцев, Блодуэн неожиданно ощутила прилив ярости. Ей захотелось отомстить этой женщине, ставшей причиной их раздоров. Она стала представлять, как гладкая белая шея Изабель задрожит под ее руками. Потрясенная живостью этого видения, Блодуэн тряхнула головой. Гнев охватил ее с такой силой, что она была готова на убийство! Блодуэн поразилась небывалой глубине своих чувств. Но с тех пор как она стала встречаться с Родри, ее чувства сильно обострились.
Девушка счастливо улыбнулась, вспомнив о Родри. Она пустила коня рысью, ей не терпелось поскорее снова увидеться с ним. Она представила, как Родри торопится к ней навстречу, широко раскинув свои сильные руки. Глаза у него темны как ночь. А какое красивое загорелое лицо! Конечно, темная, окладистая борода придает ему зловещий вид. Но это настоящий воин! И возлюбленный… Блодуэн вздрогнула от наслаждения, когда вспомнила его ласки, прикосновение его губ к своим губам. Родри нашептывал ей чудесные слова, нежные и страстные. Она и не мечтала услышать от мужчины такие слова. Он напомнил ей, что она женщина.
Блодуэн добралась до конца тропинки. Впереди стояла священная дубрава. Сегодня Родри должен быть здесь. В полдень он совершит жертвоприношение своим языческим богам. Блодуэн была не из слабых, но ей не очень хотелось видеть, как зарежут животное на огромном темном пне, который служил алтарем. Этот алтарь, окруженный высокими каменными столбами, которые исчезали в кронах деревьев, остался от древнего языческого храма. Густые кусты в дубраве и высокие дубы хранили темную тайну прошлого. Родри говорил, что прежде здесь приносили в жертву не только животных, но иногда и людей.
Это загадочное место имело непонятную власть над Блодуэн. Приблизившись к дубраве, девушка почувствовала зло, которому не в силах была противиться. А может, это были чары верховного жреца языческого храма, которым она не могла противостоять. Сердце Блодуэн начинало сильно биться при одной мысли о Родри. Родри Маунт оказался первым мужчиной, кто увидел в ней женщину и кого она впервые в жизни поцеловала. Родри еще не стал ее любовником, хотя, к своему удивлению, Блодуэн была готова к этому. Он пробудил в ней неведомые прежде чувства. Она удивлялась этому как чуду. Блодуэн никогда не думала, что сможет встретить достойного мужчину. Она считала мужчин слабыми, неверными созданиями. Но Родри, напротив, был сильным и властным — настоящий вождь. И самое главное, Родри любил ее!
Тропинка кончилась возле дерева. Конь Блодуэн резко остановился. Она нетерпеливо толкала его ногами в бока, но Пенн упрямо отказывался двигаться вперед. Всякий раз, когда она добиралась до этого места, конь вел себя одинаково, будто боялся чего-то.
Спешившись, Блодуэн набросила поводья на ближайший сук. Она приободряюще похлопала животное по шее. У коня от ужаса даже закатились глаза.
Блодуэн пошла дальше одна, в своих высоких мягких сапожках она продвигалась совсем неслышно по густой поросли под этими древними дубами. Редкие лучи солнца, пробивавшиеся сквозь густые кроны деревьев, освещали тропинку призрачным и неестественным светом.
Блодуэн задрожала, но не от холода. Словно для защиты девушка поплотнее закуталась в свою накидку. Сегодня она не надела кожаный камзол, выбрав вместо него бархатный жакет темно-зеленого цвета. Она уложила свои серебристо-светлые волосы в узел и закрепила его на затылке костяными шпильками. Ее высокие сапожки из оленьей кожи и пояс, обхватывавший бедра, были красиво отделаны золотом. Даже себе девушка не решалась признаться, что оделась так, чтобы понравиться Родри. Конечно, она еще не была готова решиться на последнюю жертву и надеть платье. Одно воспоминание о юбках заставляло ее содрогнуться. Когда-нибудь, возможно, она придет к этому, но это превращение должно происходить постепенно.
Девушка знала, что приближается к алтарю. Высоких каменных столбов еще не было видно, но она необъяснимо ощущала их. Блодуэн вздрогнула и торопливо перекрестилась. Она никогда не была слишком религиозной, но сейчас вдруг ощутила необходимость божественной защиты от непонятного зла, которое исходило от этого места.
Возле алтаря стоял Родри, одетый в длинный белый балахон. Со спины трудно было определить, кто это, но Блодуэн сердцем почувствовала, что это Родри. Об этом говорили необыкновенно широкие плечи и сильное, крепкое тело, знакомое ей. Девушка впервые видела его в обрядовом одеянии верховного жреца. Непривычная одежда как-то отдалила его от нее.
Не успела Блодуэн и шага сделать, как Родри обернулся, словно почувствовал ее присутствие. У Блодуэн перехватило дыхание от неожиданного зрелища. На шее у него висела блестящая золотая гривна, а на голове блестел золотой венец, украшенный драгоценными камнями. Но не этот золотой венец приковал к себе внимание девушки. Его белое одеяние было спереди вымазано кровью.
Блодуэн непроизвольно отшатнулась, когда Родри шагнул к ней. Удивительно, но потоки света, пробивавшегося сквозь густую листву, сливались в два луча, которые встречались над алтарем. Родри был залит этим сверхъестественным сиянием, и кровавые пятна ярко выступали на белом фоне. В руке он все еще держал окровавленный жертвенный нож. Когда он вышел из этого светлого круга, девушка заметила зарезанное животное, лежавшее позади него на алтаре. Внутренности животного были разложены на небольшом подносе внизу. Иногда древние колдуны изучали внутренности жертвенного животного, чтобы предугадать будущее. Блодуэн догадалась, что Родри именно этим сегодня занимался.
— Я ждал тебя, — произнес Родри своим звучным, мелодичным голосом. — Иди сюда. Здесь нечего бояться.
Блодуэн неохотно подошла поближе к алтарю. Она неожиданно почувствовала, что теряет способность сопротивляться. Родри подчинил себе ее волю.
— Я надеялась застать тебя здесь, — произнесла Блодуэн. Ее голос немного дрожал от волнения. — А мне нужно находиться в этой священной дубраве? — неуверенно спросила она.
— Конечно, любимая. Если я сам пригласил тебя сюда, — ответил Родри, и легкая улыбка заиграла на его полных губах. Он погладил лицо девушки, вымазав кровью ее щеку. — Он возвращается, — произнес Родри.
— Кто? — спросила Блодуэн. Ей так понравилась его ласка, что она не сразу поняла, о ком он говорит.
— Твой брат.
— Морган? Когда?
— Похоже, уже сегодня к вечеру. Тогда тебе придется решать, что делать.
Блодуэн встревожило неожиданное известие. Но еще больше — последние слова Родри.
— Что… что ты имеешь в виду?
Родри улыбнулся и положил на алтарь окровавленный нож.
— Боги открыли мне, что огромное зло скоро придет на нашу землю. И нет такой силы, которая могла бы остановить его. Только я один могу прогнать это зло. Ты должна верить мне, Блодуэн, милая.
— Что за зло? Ты говоришь о нападении врагов?
— Не все так просто, — сказал Родри и взял девушку за руку. — Иди сюда, я тебе покажу.
Блодуэн нехотя повернулась к окровавленным частям животного, разложенным на алтаре. Родри показывал ей на внутренности и пояснил, какое великое предзнаменование увидел там. Он говорил низким, завораживающим голосом, прикасаясь к кровавому месиву концом священного ножа, указывая ей на те признаки, которые предвещали грядущую великую битву и смерть.
— Ты должна верить тому, что я говорю, Блодуэн. Есть только один путь избежать этого бедствия. Боги также говорят, что я — законный правитель всей нашей земли. Ваша земля Нельсов принадлежит мне. И ты поможешь мне вернуть ее, чтобы восстановить справедливость и спасти наш народ.
Побледнев от его слов, Блодуэн отшатнулась.
— Нет! Эта земля принадлежит нам. Мы унаследовали ее от нашей матери. Я не могу предать Моргана. Мы с ним правим вместе. Только она… Изабель должна уйти. Не проси меня становиться против брата. Я люблю его, — открыто призналась она, и ей на глаза навернулись слезы при одной мысли о предательстве.
Родри внимательно смотрел на нее. Его черные глаза казались бездонными.
— Ты еще не готова, — холодно произнес он и повернулся спиной к девушке.
У Блодуэн похолодело в груди. Испугавшись, что Родри может бросить ее, она судорожно ухватилась за длинный рукав его одеяния.
Родри сбросил ее руку.
— Ступай домой к своему любимому брату. Поскольку ты отказываешься повиноваться мне, Блодуэн, нам больше незачем видеться.
— Нет, Родри… пожалуйста, — заплакала девушка, пытаясь удержать его рядом с собой. — Я пришла увидеть тебя.. Ведь должен быть еще какой-то путь. Мы можем стать союзниками. Я знаю, что без этой женщины Морган снова станет прежним. Он любит эту землю и ее людей.
— Любовь не может спасти их. Мы все должны вернуться к почитанию прежних богов. Разве ты не видишь, ваш христианский Бог оставил вас. Чума и голод скоро поразят эту землю. Ты должна делать так, как я говорю.
— Я не могу, — вымолвила Блодуэн, пораженная его предложением. — Ты заставляешь меня предать мою собственную семью.
— Смотри. — Родри сорвал ветку можжевельника, что рос возле алтаря. Его ягоды были белыми и сочными. Поднеся ветку к лицу девушки, Родри заговорил на незнакомом язьже. Застью от ужаса, Блодуэн смотрела, как каждая восковая ягода наполняется кровью. Потом Родри взял ее руку и вложил ей в ладонь эту ветку.
— Мужество и почитание прежних богов, Блодуэн. Если ты хочешь спастись, то должна встать рядом со мной против всех остальных.
Родри со злостью сжал ее руку вместе с веткой так, что послышался хруст костей. Блодуэн сморщилась от резкой боли и, когда Родри наконец отпустил ее руку, девушка удивленно уставилась на него. За все то время, что она знала его, он был таким нежным и любящим. Блодуэн разжала руку и увидела кровь на ладони. Она с отвращением стала тереть руку об одежду, но не могла избавиться от пятна.
Глаза девушки недоверчиво округлились, когда она увидела, что Родри направился к деревьям. Отчаянно надеясь удержать его, Блодуэн шагнула вперед.
— Родри, не оставляй меня. Чем я так рассердила тебя? В наших бедах виновата эта женщина, а не Морган. Помоги мне избавиться от нее.
— Нет, слишком поздно. Силы зла уже приближаются. Со временем ты научишься верить мне. А до тех пор прощай, Блодуэн.
Девушка заморгала и вдруг с удивлением увидела, что стоит совершенно одна в священной дубраве рядом с зарезанным животным. Блодуэн с ужасом смотрела на отрезанную голову. В больших глазах животного стояли слезы.
Задрожав от страха, Блодуэн бросилась бежать. Что случилось с ее храбростью и силой, которыми она всегда так гордилась? Сейчас она спотыкалась и падала, и всякий раз приходилось затрачивать все больше усилий, чтобы подняться. Казалось, что невидимые руки тянули ее назад. Родри не должен был так холодно обращаться с ней. А как же тогда его слова любви, его поцелуи и ласки? Сегодня она наконец узнала, что требовал от нее Родри в обмен на свою любовь, — но такую цену она не могла заплатить.
Несмотря на его устрашающие слова о зле, о чуме, грозящей их земле, Блодуэн сомневалась, что можно столкнуться с еще большим злом, чем то, что таилось в этой дубраве. И чем больше она размышляла об этом ужасном ощущении, тем труднее становилось дышать. В голове у нее продолжал звучать голос Родри, требовавшего предать брата.
Блодуэн наконец удалось выбраться из темной дубравы на свет, и она с такой радостью ступила на пыльную дорожку, словно выбралась из ворот ада. Ей хотелось как можно быстрее убраться из этого места.
Дрожащими руками девушка отвязала поводья и очень удивилась, когда конь отшатнулся от нее. Должно быть, он почувствовал запах крови на ее руке. Блодуэн отчаянно пыталась стереть кровь с ладони, но пятно осталось.
Девушка вскочила в седло и стремглав помчалась вниз по тропинке. Потом она замедлила ход и оглянулась на зловещую темную дубраву. Блодуэн показалось, что белые одежды Родри мелькали среди деревьев, словно он наблюдал за ней. Слезы текли у нее по щекам. Много лет уже она не плакала. А « теперь ощутила, как рушатся ее мечты. Она и не ожидала, что окажется перед таким страшным выбором.
Родри смотрел на одинокую фигуру, быстро скакавшую вниз по склону, и на его лице застыла торжествующая улыбка. Пусть она подумает над его словами. Эта девица Нельс надеялась, что все будет так легко. Родри услышал за спиной тихие шаги и резко обернулся.
Он вздохнул с облегчением, увидев, что это Олуэн. Ее зеленая одежда почти сливалась с листьями. Светлые волосы девушки, украшенные яркими полевыми цветами, спускались до самого пояса. Сердце Родри радостно забилось при виде Олуэн. Тонкая ткань едва прикрывала ее мягкую грудь, а округлые бедра соблазнительно покачивались, когда она шла к нему. Из всех живущих на земле существ Родри любил только Олуэн и свою козу Бран.
— Олуэн… ты давно здесь?
Девушка улыбнулась и погладила его по лицу.
— Давно. Она убежала? Это был ловкий ход — обещать чуму и разрушение, если она не сделает по-твоему.
— Как это «ловкий ход»? Ты хочешь сказать, что сомневаешься в моем пророчестве?
Олуэн понимающе улыбнулась:
— Без сомнения, многое из этого может оказаться правдой. Ты забываешь, что я хорошо знаю тебя, Родри. — Она провела пальцем по его губам. — Будь очень осторожен со своей силой. Ты любишь эту девицу больше, чем меня?
Удивленный таким вопросом, Родри улыбнулся и неторопливо покачал головой.
— Кем ты меня считаешь, если думаешь, что я могу променять тебя на это жалкое подобие женщины? Вот ответ на твой вопрос: я совсем не люблю ее. Она мне нужна для дела, для достижения цели, — заверил он девушку, погладив ее мягкую грудь. — Помни, ты принадлежишь мне навсегда. Клянусь.
Олуэн улыбнулась в ответ на его заверения и прижалась к нему.
— Хорошо… и не забывай никогда.
Услышав предупреждение в ее голосе, Родри крепче прижал ее к себе.
— Не забуду. Но я должен еще повозиться с Блодуэн. Пока она не склонится на нашу сторону. Сегодняшний день показал, что она еще не готова. Я ошибся.
Олуэн вздохнула, ей все это было не по душе.
— Хорошо, но только до тех пор, пока она не станет нашей.
— Обещаю. А ты не ревнуй меня.
Рассмеявшись, Олуэн обняла Родри. Ей не хотелось, чтобы он возвращался к священному алтарю. Ее любимый Родри у алтаря становился другим человеком. Там он пугал ее своей властью и необыкновенными способностями.
Морган с отрядом поднимался из долины в горы. Он настороженно озирался, ожидая возможного нападения, но было тихо. После затяжных летних дождей все кругом необыкновенно зеленело. Густые кроны деревьев покачивались на ветру. В траве было много ярких цветов, а заросли ежевики были усеяны крупными ягодами. На тучных пастбищах паслись коровы. А вот рожь не уродилась: прибитая дождем и залитая водой, она даже не успела вызреть.
Морган слышал недовольные возгласы своих людей, когда они увидели погубленный урожай на полях. На возвышенностях еще можно было что-то собрать, но в низинах все было уничтожено водой.
Подъезжая к первой деревне, Морган напомнил воинам об осторожности. Они неторопливо проехали по селению, где их радостно приветствовали высыпавшие навстречу женщины и дети. В ответ на расспросы жители отвечали, что ничего не слышали о нападениях или столкновениях. Кругом было спокойно. Отряд беспрепятственно поднимался все выше и выше. У Моргана стало веселее на душе. Он заметил парившего над головой коршуна. Морган дышал полной грудью, наслаждаясь чистым горным воздухом. Он был рад вернуться домой.
Они добрались до самых ворот Ллисвена. Морган удивился, увидев, что Блодуэн выбежала ему навстречу. Слезы текли по ее худым щекам.
— Морган, Морган, добро пожаловать домой! — кричала она, когда бежала рядом с его конем, въезжавшим во двор. — Наконец-то ты дома. Мы так скучали по тебе.
Обрадовавшись встрече с сестрой, Морган соскочил с коня и заключил Блодуэн в объятия. И поразился непривычной податливостью ее тела. Он даже никогда не думал, что сестра способна на это.
— Я рад, что вернулся домой. От одной красоты этих долин можно расчувствоваться, — произнес он, прижавшись щекой к ее волосам. Он заметил, что ее волосы были аккуратно уложены и пахли розами. Тяжелое предчувствие шевельнулось у Моргана в груди. За время его отсутствия что-то произошло, что-то изменило Блодуэн, и ее перемена, похоже, подтверждала то, что ему сообщили: его сестра влюбилась. Это известие обрадовало бы его, если бы не ее выбор.
Взяв Моргана за руку, Блодуэн повела его в прохладный коридор их старого замка.
— Я вижу, ты один, — произнесла она наконец. Может, он не нашел эту женщину?
— Изабель осталась в Англии, в своем поместье. Ее надежды рухнули.
— Она не приедет сюда?
— Позже. Я слышал, что здесь не все спокойно, и не захотел подвергать ее опасности, — уклончиво объяснил Морган, не зная, можно ли доверять сестре. Если Блодуэн действительно состояла в заговоре против него, то следовало быть осторожным. Но радость сестры при его появлении, похоже, была искренней. Ему очень хотелось развеять все подозрения. Мысль о том, что родная сестра могла участвовать в заговоре, чтобы лишить его законного наследства, была слишком болезненна, и Моргану не хотелось верить в это.
— Идем… я приготовила праздничный обед в честь твоего возвращения домой.
Морган застыл на том месте, где солнечный луч падал на каменный пол.
— Праздничный обед? Но откуда ты узнала, что я вернусь сегодня? — недоверчиво спросил Морган.
Блодуэн покраснела. Она торопливо соображала, как ответить брату.
— У меня было предчувствие, — сказала она и быстро ушла.
Морган задумался. Говорили, что Родри Маунт мог предсказывать будущее. Может, именно от него Блодуэн узнала о его приезде? Такое объяснение было вполне правдоподобным. От этой мысли у Моргана на лбу выступил холодный пот. Люди верили, что Родри мог вызывать дождь и ветер, умел разговаривать с животными и деревьями. Если хоть что-то из этого было правдой, то Моргану следовало остерегаться Родри. Такой враг был самым грозным из всех, с кем доводилось сталкиваться Моргану. Ведь Родри Маунту покровительствовали силы потустороннего мира.
Морган посмотрел в окно. Были видны земли Родри, раскинувшиеся на заросшей лесами возвышенности до самого горизонта. На высоком холме, за деревьями, иногда виднелось пламя большого костра. Много слухов распространялось о том, что происходило во время этого ритуала, начиная от культового обряда поклонения языческим богам и кончая жертвоприношениями. Поговаривали даже, что сам дьявол присутствовал на этих сборищах. Люди Моргана были христианами, хотя у многих эта вера была еще очень хрупкой. А после такого сырого лета, когда от дождей погибла большая часть урожая, людей легко можно склонить к поклонению прежним богам. Может, именно этого хотел добиться Родри при помощи Блодуэн. Если так, то в грядущей битве придется сражаться не только за свою землю, но и за души своих людей.
Морган перекрестился, стараясь избавиться от неприятного холодка, пробежавшего у него по спине. Он посмотрел в другую сторону, где находилась главная башня его замка. Там нужно будет разместить большое количество воинов на случай нападения.
Сидя за праздничным столом, Блодуэн смотрела, как ел ее брат, и не могла сдержать слез умиления. Она ругала себя за эту слабость, появившуюся у нее вместе с пробудившейся женственностью. Боль разрывала сердце девушки, когда она думала о предательстве, на которое толкал ее Родри. Без этой англичанки Морган снова взялся бы править землями. Прежде он делал это хорошо. Может быть, теперь, наконец отыскав Изабель, он обратит все свое внимание на хозяйство. Все будет как раньше, до появления в их поместье этой задаваки.
У Моргана был усталый вид. На его лице появились новые морщины. Гнев охватил Блодуэн. Это тоже из-за англичанки, подумала она. Бедный Морган дни и ночи напролет скитался по Англии, забросив свои земли, своих людей, и все ради этой женщины… Она ахнула, осознав как раз вовремя, что ее ярость быстро перешла опасную границу. Девушке показалось, что голос Родри раздается у нее в голове, и сердце у нее испуганно забилось. Люди говорили, что Родри был колдуном и что он обладал гораздо большим могуществом, чем верховный жрец друидов. Может, это он пробуждал ее гнев, чтобы таким образом заставить подчиниться его требованиям? Но она не могла сделать так, как он говорил, — эта земля принадлежала ей и Моргану, роду Нельсов. И все-таки ей хотелось снова увидеть улыбку Родри, услышать его нежный голос, ощутить его ласку и прикосновение его губ…
Блодуэн взяла свой кубок и допила эль. Нет, она не позволит Родри завладеть ее душой. Ее воля достаточно сильна, чтобы противостоять тем силам, которыми пользовался Родри, желая подчинить себе ее разум. Но в клубах дыма от горящего факела Блодуэн мерещилось лицо Родри. Его бездонные черные глаза были устремлены прямо на нее.
У Изабель оказалось много работы в Амбри. Управляющий очень долго объяснял, что по приказу лорда Харли он прекратил несколько видов работ, рассчитал часть слуг, перевел некоторых на другие работы… Изабель была вне себя от ярости. Каждый день она сталкивалась с тем, что свидетельствовало о жадности и тупости Лайонела.
Прежде всего девушка распорядилась привести в порядок имение, чего, похоже, не делали довольно давно. Запасов продовольствия было достаточно, но Изабель приказала добавить. Хотелось быть спокойной во время зимы. Изабель проверила содержимое погребов и амбаров и убедилась, что Лайонел очень много вывез к себе в замок Стоун-хем. Она с ужасом узнала, что часть домашней прислуги он отправил работать в поле, надеясь таким образом собрать больше зерна.
Изабель стремилась побыстрее вернуть своему поместью былое величие и красоту. Весь день она была чем-то занята и не замечала, как летит время. Только ночи казались долгими и одинокими. Как ей хотелось снова очутиться в объятиях Моргана, ощутить биение его сердца, прижаться к его крепкому телу, наслаждаться его страстными поцелуями. Прошла всего неделя, но ей казалось, что минул целый год с тех пор, как они были вместе. Вестей из Уэльса не было, и Изабель каждое утро молилась в часовне о спасении Моргана.
После нескольких недель тяжелой работы поместье Амбри преобразилось. Там стало лучше прежнего. Люди ходили и улыбались. Служанки пели за работой. Изабель слышала, как весело насвистывали кузнецы, занимаясь починкой необходимого инструмента.
Псарни оказались пустыми, что сильно огорчило Изабель. Всех собак увезли, сначала в Стоунхем, а оттуда, вероятно, в подарок королю. К счастью, в Ллисвене Изабель оставила Сибиллу и Гектора. Она верила, что Морган заботится о них. Без собак было как-то непривычно тихо. Изабель решила, что при первой же возможности снова разведет собак.
Изабель очень хотелось излить на Лайонела весь свой гнев, но она думала, что он не осмелится приехать в Амбри. И хорошо бы никогда больше не видеть его коварной, отвратительной физиономии.
Сентябрь тоже выдался дождливый. В редкие солнечные дни Изабель объезжала поместье, наслаждаясь последним теплом. Кончилось лето, и наступила осень. В лугах среди травы было полно грибов, кусты жимолости с блестевшими на них капельками росы образовывали густую изгородь, за которой шумные стайки черных дроздов склевывали остатки смородины. В зеленых кронах деревьев уже появлялись золотые пряди, а в полях краснели листья дикого щавеля. Скоро наступит День святого Михаила, и Изабель будет вершить правосудие — выслушивать жалобы своих крестьян и разрешать их споры. А Моффат, ее управляющий, будет сидеть за своим столом и собирать оброк. Она так надеялась, что в этот раз Морган будет рядом и поможет решать спорные вопросы. Может, на Рождество он займет свое законное место рядом с ней. Изабель не рассчитывала наполнить до краев амбары и сундуки на этот День святого Михаила — ведь лето было сырым и холодным.
Ночью дождь лил как из ведра, и вода шумно стекала вниз-по каменной стене. Сильный ветер рвался в закрытые ставни. Было слышно, как в парке ломались ветви деревьев. Изабель, устав после тяжелого дня, завернулась в одеяло на мягкой пуховой постели и уснула, мечтая о Моргане.
Яркая молния рассекла небо. Изабель вскочила, проснувшись от сильного удара грома. Потом еще что-то громыхнуло. И тут Изабель услышала гневный мужской голос:
— Наставили здесь черт знает чего! А ну-ка, вставай, маленькая дрянь!
Кровь застыла у нее в жилах. Это был Лайонел!
Он стоял в дверях. Вода с его плаща и сапог стекала на пол. Мокрые перья его бархатного берета обвисли и прилипли к щекам.
— Как ты посмел войти в мою спальню? — Изабель, от волнения едва держась на ногах.
Лайонел злобно смотрел на нее. Шагнув вперед, он с грохотом захлопнул за собой дверь. Изабель слышала голоса и шаги в коридоре. Но никто из слуг не осмелился войти в комнату.
— Этот дом принадлежит мне! И ты принадлежишь мне! — заорал Лайонел. Сорвав с плеч мокрый плащ, он бросил его на стоявший рядом стул.
— Нет! Это мое поместье. И я сама себе хозяйка, — сердито возразила Изабель, стараясь унять охватившую ее дрожь.
Она торопливо накинула шаль поверх ночной рубашки. Ей не хотелось оказаться полуодетой перед Лайонелом. Голодные, сладострастные взгляды, которые он часто бросал на ее тело, заставляли Изабель быть крайне осторожной рядом со своим сводным братом.
— Что ты хочешь сказать? Я — твой опекун, поэтому и Амбри принадлежит мне, — проворчал он, подходя к еле теплившемуся огню. Он схватил лежавшие рядом поленья и бросил их в камин. Потом протянул руки к разгоревшемуся пламени.
— Король вернул мне поместье, — храбро солгала Изабель.
Знает ли Лайонел, что это неправда? Если он здесь, а не при дворе, значит, Эдуард не доволен им. Даже если его не вышвырнули из королевского дворца, то он все равно лишился милости короля. Изабель подумала, что на этом можно было бы сыграть.
Лайонел повернул к ней свое искаженное яростью лицо.
— Так ты хлопотала о своей собственности в его спальне, да, сучка? Ты должна была раздвигать ноги, а не вести переговоры о своем имении!
— Король поступает так, как считает нужным, — осторожно напомнила она ему, пытаясь сообразить, к чему он клонит.
— Ты хорошо зарядила его. Наплела ему такого, что он вышел из себя от ярости.
— Я ничего не наплела. Я рассказала ему, зачем ты привез меня ко двору и какую клятву заставил дать. Все это тоже ложь, как я потом узнала, потому что Морган был в Уэльсе сразу после Рождества.
— Это еще одна проделка, за которую ты дорого заплатишь мне… Убежать с каким-то менестрелем. Бог мой, Изабель, такое унижение…
Неужели он не знал? Неужели Лайонел действительно думал, что она сбежала из Хэверинг-Бауэр с незнакомцем?
— Что ты имеешь в виду? Какой менестрель? — спросила она.
— Не притворяйся! Менестрелем был рыцарь Дракон. Это все он! — взорвался Лайонел. — Как только этот проклятый валлиец попадется мне на глаза, я проткну его своим мечом. Даю тебе слово. Как ты могла с ним сбежать? А я-то, осел, нарядил тебя, словно принцессу. Ты, дрянь, предала меня, опозорила перед королем!
Пока Лайонел бесился от злобы, Изабель потихоньку продвигалась к двери. Неожиданно он развернулся, схватил ее за руку и с силой толкнул к кровати.
— Не смей прикасаться ко мне, негодяй! — закричала Изабель. Она накинулась на Лайонела и расцарапала ему щеку. Он оттолкнул ее и заскулил как пес.
— Из-за тебя я весь погряз в долгах. Король от меня отвернулся. И ты, маленькая распутная сучка, теперь совсем бесполезна для меня. Ну кто теперь захочет жениться на тебе? Ты не представляешь, что о тебе говорят при дворе после твоего бегства с менестрелем.
— Никто на мне не женится, потому что я обручена с Морганом. Я давно сказала тебе, что была счастлива с ним. Ты забыл, что это была твоя идея сделать меня любовницей короля, не я добивалась этого.
Изабель немного испугалась, когда увидела, что лицо Лайонела перекосилось от злобы. Он уставился на нее. Потом зажег несколько свечей и с шумом поставил канделябр на комод. Скинув мокрый камзол, Лайонел продолжал смотреть на Изабель. Его грудь вздымалась от ярости.
— Ты разрушила мою жизнь! У меня больше ничего не осталось. Ни милости короля, ни друзей. Ну зачем ты рассказала Эдуарду свою жалостливую историю? Он сгорал от страсти к тебе. Я добился его расположения, а ты все испортила.
На стуле, стоявшем возле кровати, лежало платье. В рукаве платья, в маленькой складке, был небольшой, украшенный драгоценными камнями кинжал. Это красивая вещица могла оказаться полезной. Если Изабель наденет платье, у нее по крайней мере будет небольшая защита.
— Теперь ты бесполезна для меня, — повторил Лайонел, сжав пальцы в кулаки. — Я могу избить тебя, заставить тебя заплатить за то, что ты сделала со мной, — грозился он, хотя сам понимал, что не может испортить ее красоту. — Ну почему? — снова спросил он, и его голос смягчился. — Почему ты это сделала? Почему ты сломала мою жизнь?
— Я не могла стать любовницей Эдуарда. Ты хорошо знал это, но только не хотел слушать меня. Ты настаивал на своем. Что мне оставалось делать?
— Но ты не подумала обо мне. Я влез в долги, чтобы представить тебя при дворе.
— Я никогда не просила тебя об этом. Ты упрекаешь меня. Но вспомни, чье имение ты обобрал, чтобы оплатить все расходы. Почему я должна испытывать сочувствие к тебе? Ты ограбил со всех сторон и меня, и эту землю. Ты тратил на меня мои собственные деньги, не так ли?
Лайонел уставился на Изабель, разозлившись, что она оказалась такой прозорливой. Боевой настрой исчез. Снедаемый злобой, он прискакал в Амбри. Он устал, замерз и промок, в животе урчало от голода. Он представлял, как изобьет Изабель, испортит ее красоту так, что ни один мужчина не захочет взглянуть на нее. Он воображал, как сломает ей шею и выбросит ее тело в ров, но все это были нездоровые фантазии. Теперь, когда он оказался лицом к лицу с Изабель, он не мог ничего сделать с ней. Изабель была невероятно красива, и его все еще одолевала сильная страсть к своей сводной сестре.
В этот момент в дверь громко постучали, и взволнованный голос позвал Лайонела. Тихо выругавшись, Лайонел прошел к двери и распахнул ее.
— Ну что еще?
— Валлийский пленник, милорд, он сбежал.
— Господи… Иду. А вы, миледи, — он взглянул на Изабель, — одевайтесь и спускайтесь вниз. Поужинаем вместе.
Он вышел из спальни. Внизу во дворе его люди кричали друг на друга, потом послышался стук копыт.
Изабель выглянула в окно, но ничего не смогла разглядеть, лишь горящие факелы и мечущиеся фигуры. Определенно этот валлиец не мог быть Морганом! Если бы Лайонелу так повезло, то вряд ли он позволил бы ему ускользнуть, он сам охранял бы Моргана.
Изабель не хотелось ужинать с Лайонелом, но выбора у нее не было. Решив обойтись без особых приготовлений, Изабель надела вчерашнее платье и попробовала уложить распущенные волосы под чепец, но они рассыпались. Тогда Изабель решила перевязать волосы лентой и накрыть короткой вуалью. Кинжал лежал внутри рукава, и Изабель чувствовала себя увереннее.
Сонные слуги торопливо готовили еду — разогревали похлебку, резали мясо и взбивали крем для овсяной каши. Из погреба принесли вино и эль. Вскоре послышался во дворе шум. Можно было понять, что пленника поймали.
Изабель хотела посмотреть, кто был этот валлиец. Когда мужчину со связанными руками ввели в зал, она узнала в нем одного из людей Моргана.
— Почему вы держите этого человека в плену? — смело спросила она Лайонела, когда тот вошел в зал.
— Он мой пленник еще после Шрусбери. Был ранен во время стычки. Мои слуги выходили его. Я собирался отправить этого валлийца домой. Но он оказался неблагодарным — ударил кухонным ножом одного их моих людей.
— А вы не думаете, милорд, что он пытался спастись? Редко кто согласится быть пленником в чужой стране, — сказала Изабель, подходя к валлийцу. По блеснувшей в его темных глазах надежде девушка поняла, что он узнал ее.
— Освободите его и дайте возможность уехать домой.
— Здесь не вы отдаете приказания, миледи, — грозно ответил Лайонел. — Кстати, есть еще служанка…
— Мали здесь? — воскликнула Изабель, удивленная и обрадованная этим известием. — Вы и ее держите в плену?
— А что еще мне делать с этой женщиной? Я собирался отправить их домой вместе.
Изабель потребовала, чтобы привели Мали. Когда та наконец появилась, по ее подавленному виду и опустошенному взгляду Изабель поняла, что с женщиной не все в порядке. Без сомнения, оруженосцы Лайонела надругались над ней.
— Мали, — нежно произнесла Изабель и протянула руку. Но Мали отшатнулась от нее, не узнавая. Она начала плакать и замахала руками, а потом упала на пол, устланный тростником, закрыла лицо руками и зарыдала.
— Милорд, что вы с ней сделали? — спросила Изабель, зло посмотрев на Лайонела. — Она ведет себя так, словно потеряла рассудок.
Лайонел пожал плечами и отвернулся.
— Откуда я знаю? Меня это не интересует. У меня полно важных дел. Не начать ли еще заботиться об этой шлюхе?
Изабель настояла, чтобы пленников хорошо накормили. Лайонел все-таки пообещал, что о женщине позаботятся. Сердце Изабель защемило от жалости к бедняжке. Мали ушла, низко опустив голову.
— Ну, Лайонел Харли, это еще один грех, который добавится к твоему списку, — сердито произнесла Изабель, проходя мимо него, чтобы сесть за стол. — Если даже сто лет проживешь, все равно не сможешь расплатиться за все зло, что сотворил.
— Ты… заткнись! Я достаточно наслушался тебя сегодня! — заорал Лайонел.
Слуги вошли в зал, неся на блюдах еду. Изабель старалась сохранить хладнокровие.
— Вас сюда не приглашали, милорд. Это мой дом, и здесь я буду говорить все, что хочу, — ответила Изабель. Ее так и подмывало дать ему пощечину.
Со стороны могло показаться, что хозяин и хозяйка Амбри немного не в духе. Ужинали вместе и выясняли отношения. Однако Изабель хотелось вонзить в Лайонела свой нож или опрокинуть горячую похлебку ему на голову и пнуть его под столом. Представив себе картину мести, Изабель сладко улыбнулась. Это выражение лица было мимолетным, но Лайонел успел заметить.
— Ваше настроение улучшилось, не так ли? Выпейте немного вина, — предложил он и кивнул слуге, чтобы тот налил в бокал госпожи красного, как кровь, французского вина.
— Теперь, когда вы лишили нас возможности жить при дворе, как видится вам наша жизнь в будущем, дорогая? — неожиданно спросил Лайонел. Выпитое вино рассеяло его мрачное настроение.
— Придется придумывать что-то новое — новые хитрости, интриги. Обман всегда был вашим любимым занятием, не так ли, дорогой Лайонел?
— Я здесь не для того, чтобы меня оскорбляли, — проворчал он, наливая еще вина. — Если ты не можешь быть более сговорчивой, тогда лучше отправляйся спать.
— С удовольствием, — ответила Изабель и тут же встала. Высоко подняв голову и расправив плечи, она вышла из зала, оставив опешившего Лайонела сидеть за столом, уставленным яствами.
По дороге в свою комнату Изабела заглянула к пленникам Лайонела. У мужчины, которого звали Алун, как вспомнила Изабель, было множество порезов и синяков, а колени были разодраны в кровь, когда его тащили по земле привязанным к лошади. Моффат уже распорядился промыть ему раны и перевязать.
С болезнью Мали все было гораздо сложнее.
Изабель наклонилась к Мали. Она сидела на скамье у камина.
— Мали, это леди Изабель. Ты помнишь меня?
Мали обернулась на ее голос и, увидев, что это женщина, не отшатнулась. Но в ее светлых глазах ничего не промелькнуло. Даже когда Изабель взяла ее руку и нежно погладила, ответа не последовало.
Алун знал только несколько английских слов. Прежде Мали могла бы перевести ему, но теперь она затерялась в своем собственном мире. Изабель со вздохом встала. Сегодня было бесполезно пытаться что-то сделать.
Она прошла мимо Алуна и ободряюще похлопала его по плечу. Он улыбнулся Изабель. В его темных глазах промелькнуло недоумение — почему она здесь одна, без его хозяина. Изабель не знала, как сказать по-валлийски, что это ее собственное поместье. С тяжелым сердцем она вернулась в свою комнату.
Снова пошел дождь. Изабель подошла к окну и увидела серые тени возле конюшни. Оседланные лошади стояли под дождем. Вот болван! Он даже не послал своих людей расседлать коней и завести в конюшню. Изабель направилась было к двери, чтобы заняться этим делом. Но остановилась. Нет! Это ведь животные Лайонела. Пусть он сам заботится о них.
Стиснув зубы, Изабель сняла платье. Она не посылала за служанкой, чтобы одеться, и ей не нужна была помощь, чтобы раздеться. Чтобы чувствовать себя в безопасности, она вытащила из рукава кинжал и спрятала его под подушкой.
Девушка была слишком злой и взволнованной, чтобы уснуть. Ей страстно хотелось спуститься вниз и избить своего сводного брата. Наконец под шум дождя она задремала. Но скоро очнулась.
Изабель лежала на спине и пыталась предугадать, чего еще можно ждать от Лайонела.
Она предусмотрительно заперла свою дверь. Вдруг за ручку подергали несколько раз, затем послышались удалявшиеся шаги. Неужели Лайонел снова собирался нанести ей визит? Она усмехнулась, поправила подушку, повернулась на бок и заснула.
Что-то разбудило ее. Изабель заморгала, в комнате чуть серело от утреннего света. Дождь кончился, и врывавшийся в окно свежий прохладный воздух заставил ее задрожать. Изабель натянула одеяло до самого подбородка. Тут она услышала звук, от которого застыла на месте. В комнате кто-то был.
— Кто здесь? — громко спросила она, вглядываясь в полумрак комнаты.
— Только твой любящий братик.
Сердце девушки заколотилось. Должно быть, Лайонел воспользовался ключами управляющего, чтобы проникнуть в ее комнату, пока она спала. Ее подозрения оказались верными. Это Лайонел тогда дергал дверь.
— Что ты здесь делаешь? Дверь была заперта.
— Да, чтобы не пускать меня. Но я не такой дурак, — со смехом произнес он и подошел к ее постели. Он наклонился к Изабель. Глупая улыбка на его лице говорила о том, что он изрядно нагрузился сладким французским вином.
— Что тебе нужно?
— То, что нужно любому мужчине, когда он видит тебя. Холодок пробежал по спине Изабель.
— Убирайся!
— Ты забыла, что провела некоторое время в спальне короля Эдуарда? Господи, да ни один достойный мужчина не захочет тебя теперь. Что мне с тобой делать, Изабель, любимая?
— Не тебе решать, что со мной делать. Кроме того, ты слишком много выпил и должен поспать. Иди в свою комнату и оставь меня в покое, — приказала Изабель, понимая, что придется полагаться только на себя, чтобы спастись. Никто не осмелится перечить Лайонелу и рисковать жизнью.
— Мы оба прокляты, Изабель. Мы должны быть вместе. Подумай об этом. Зачем нам ссориться, в этом нет никакого проку. Перестань набрасываться на меня по всякому поводу.
— Хорошо, я перестану. Но тогда ты должен оставить меня в покое. Возвращайся домой и оставь меня здесь одну. Я не так много прошу.
— Ты не представляешь, как мне трудно оставить тебя здесь, — начал он, присев на край ее постели.
Изабель отодвинулась от него на дальний край кровати.
— Поезжай к своей жене и детям. Там твое место, Лайонел, а не при дворе короля и, уж конечно, не здесь. У тебя много дел в Стоунхеме. И у тебя есть замок в Ирландии. Это еще одна дополнительная ответственность, которая может тяготить тебя, — предположила Изабель, надеясь умиротворить его проявленной симпатией.
— Ты совершенно права, — с готовностью согласился Лайонел. Он сжал в руке ее мягкую шаль и поднес к лицу, вдыхая ее запах. — Все это налагает большую ответственность… хотя в действительности мне нужно только одно.
— И что же это?
— Ты.
— Я?
Изабель с ужасом уставилась на него. Лицо Лайонела казалось бледным в утреннем свете.
— Да, ты. Неужели ты не догадывалась… все это время… О Изабель, Изабель. Я приберегал тебя для Эдуарда. Теперь это больше не имеет значения. Мы можем последовать зову наших сердец.
— Говори только за себя, — попросила Изабель, пытаясь выскользнуть из-под покрывал. Она надеялась, что это всего лишь пьяная болтовня. Лайонел выпил столько вина, что сделался развязным. Было бы хорошо, если бы он заснул. Нужно только заговорить его.
— Больше не нужно играть и притворяться, глупая женщина. Охота закончена. Я здесь, в твоей спальне, и мы совершенно одни здесь, — пояснил Лайонел, снисходительно улыбаясь Изабель, словно ребенку. — Я всегда хотел тебя. И сегодня намерен овладеть тобой. Но я предпочел бы, чтобы желание было взаимным.
Девушка не ответила на его предложение. Лайонел нетерпеливо воскликнул:
— Ну почему ты всегда так холодна со мной? Я красивый мужчина. Другие женщины считают меня привлекательным. Не будь такой холодной со мной, Изабель.
— Но ты мой сводный брат! — с ужасом воскликнула девушка.
Лайонел пожал плечами:
— Ну и что? Мы же не связаны кровным родством. И я ведь не собираюсь на тебе жениться. Хотя как знать, если бы я не был связан с этим убожеством, со своей женой, то я бы ни секунды не колебался.
Лайонел говорил и придвигался все ближе.
Изабель в конце концов оказалась прижатой к стене. К ее ужасу, Лайонел проворно скользнул под покрывала. Он торопливо сгреб девушку, и она стала отчаянно вырываться из его объятий. В комнате стало светлее, и она увидела, что на Лайонеле был только один халат.
Перехватив ее испуганный взгляд, Лайонел развязал пояс.
— Смотри, женщина! Я бросаю вызов этому проклятому валлийцу, я лучше его, — хвастался Лайонел, показывая на свое возбужденное естество. — Как мужчина я гораздо лучше его… ведь так? — кричал он. Его гнев возрастал.
— Лайонел, ты прекрасный мужчина, но я твоя сводная сестра, и я никогда не думала о тебе как о мужчине.
— Но почему? Одному Богу известно, как я хотел тебя все это время… смотрел на тебя… сгорал от страсти к тебе. Черт побери, Изабель, не смей отказывать мне! — орал он. — Ложись на спину, и тогда тебе не будет больно.
Лайонел набросился на Изабель, и они вместе упали на покрывала. Изабель вскрикнула, когда он ударил ее. Она отчаянно боролась с ним, но скоро с ужасом поняла, что, хотя Лайонел и очень пьян, он все равно гораздо сильнее ее. За долгие годы участия в рыцарских турнирах он стал крепким и выносливым, а его мускулы казались железными. Ее сопротивление только распаляло его желание. Он одолевал Изабель, и в его глазах сверкал победный блеск. — Не смей говорить мне «нет», неблагодарная сучка, — заревел Лайонел. Расставив колени по обеим сторонам ее бедер, он пытался раздвинуть ей ноги. Изабель изворачивалась и сопротивлялась. Она громко позвала на помощь, но Лайонел прижался к ее рту губами, заглушив крики. Она укусила его за губу и ощутила соленый привкус крови. Лайонел взвыл от боли и откинулся назад. Пока он пытался остановить кровь, которая текла по подбородку, Изабель просунула руку под подушку, и ее пальцы сжали рукоятку кинжала.
— Черт, как больно! Так ты хочешь получить грубую игру, да? — заорал он, с силой встряхнув ее за плечи.
Изабель извивалась и пиналась, колотила его свободной рукой, в то время как другой сжимала кинжал.
— Ты дура! Дрянь! Я не хотел причинять тебе боль, — слезно заговорил Лайонел, — никогда не хотел оставлять синяки на твоей белой коже. Но ты вынуждаешь меня. Почему ты не хочешь принять меня как любовника? Почему ты заставляешь меня насиловать тебя?
— Я же сказала — я не хочу тебя, Лайонел. И никогда не захочу! — закричала девушка. — Помни, в эту игру играешь ты один.
Лайонел с такой силой раздвинул ее ноги, что Изабель показалось, будто он вывернул ей бедра. Она перестала сопротивляться и сделалась податливой в надежде застать Лайонела врасплох. Удивленный такой неожиданной покор-ностью, он выпустил ее руку и начал ласкать груди, едва прикрытые тонкой рубашкой. Эта ласка только усилила его желание. Он наклонился поцеловать Изабель, на его губах чувствовался привкус крови.
Изабель подняла руку, занесла кинжал и с размаху вонзила его в шею Лайонела. Лезвие вошло в тело с удивительной легкостью. Изабель вытащила кинжал и спрыгнула с кровати.
Лайонел закричал, схватившись за шею, и откинулся назад. Она отчаянно озиралась по сторонам, пытаясь найти, чем защититься. На стене висела сковорода с длинной ручкой, которой пользовались для согревания постели. Изабель схватила ее как раз в тот момент, когда Лайонел наполовину спрыгнул, наполовину свалился с постели, держась за шею. Девушка что было сил ударила его сковородой по голове.
Вскрикнув от боли и удивления, Лайонел упал на колени, а затем свалился на устланный тростником пол.
Изабель схватила свое платье и быстро оделась. Натянула сапожки. Набросив на плечи плащ, подняла капюшон. Лайонел не шевелился, но Изабель не думала, что он был мертв, вероятно, она просто оглушила его. Изабель не знала, много ли у нее времени, но надо было спешить, пока он не очнулся. Спрятав кинжал в рукав, она бросилась к двери.
Она сбежала по лестнице, перескакивая через две ступени, и направилась к конюшне. Если оседланные лошади все еще во дворе, то она возьмет одну и умчится. Но разве она сможет выжить одна и без денег? Лучше отправиться в Ллисвен. То, что она не знала дороги, не останавливало ее. Кто-нибудь покажет ей путь до границы Уэльса. Но кто поймет ее там, когда она переберется через границу?
Тут Изабель вспомнила о двух пленниках. Алун сможет проводить ее до Ллисвена! Он также сможет все разузнать. Это замечательная идея! Теперь она даже обрадовалась, что Лайонел так долго держал пленников.
Когда Изабель распахнула дверь, Алун вскочил с тюфяка, приготовившись защищаться.
— Алун, пойдем, — воскликнула Изабель, показывая на дверь. Он испуганно уставился на нее. — Поедем в Ллисвен, — медленно произнесла Изабель, надеясь, что Алун поймет. Увидев, как просияло его лицо, она поняла, что добилась своего.
Он подошел, прихрамывая, и показал на Мали. Изабель подняла девушку и успокоила ее, когда та начала хныкать. Она схватила с тюфяков одеяла, протягивая их Мали и Алуну вместо накидок. Понимая, что время не ждет, Изабель поторопила их. Они быстро вышли во двор.
Птицы запели. На кухне грохотала посуда. В поместье уже просыпались. Изабель увидела, что лошади все еще терпеливо дожидались своих хозяев. Она сомневалась, смогут ли эти лошади выдержать весь путь до Уэльса, но выбора не было. Изабель показала, чтобы Мали и Алун садились на коней. Сама же она помчалась в конюшню за Спартанцем.
Дрожащими руками Изабель схватила седло. Ей с трудом удалось застегнуть пряжки, ремни казались такими жесткими.
Изабель вывела Спартанца на прохладный утренний воздух, и тот загарцевал и замотал головой, радуясь такой неожиданной прогулке. Алун и Мали уже были в седлах и ждали ее. Изабель помчалась по двору к воротам. Никто в доме не встревожился при стуке копыт. По тому, как люди Лайонела бросили своих коней под дождем, Изабель решила, что они всю ночь пьянствовали.
Когда беглецы добрались до большой дороги, Изабель снова произнесла:
— Ллисвен.
Алун огляделся, а затем поскакал на холм, чтобы определить направление. Он быстро вернулся назад и показал, в какую сторону ехать. Он широко улыбался, радуясь свободе.
Беглецы развернули коней и поскакали на запад, в Уэльс.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста дракона - Филлипс Патриция



неплохой романчик
Невеста дракона - Филлипс Патрициямарианна
3.11.2011, 16.25





прочитать разок можно
Невеста дракона - Филлипс Патрициянаталия
14.03.2012, 14.25





Да довоьно приличный романчик но не более.
Невеста дракона - Филлипс Патрициянека я
12.05.2013, 11.01





Не знаю, может это ко мне такой корявый вариант попал, но впечатление от книги портиться отвратительным "рубленным" переводом.
Невеста дракона - Филлипс ПатрицияМисс Мэри
2.06.2013, 6.07





Туфта !!!
Невеста дракона - Филлипс ПатрицияКолючка
3.04.2014, 22.07





Мне понравилось.
Невеста дракона - Филлипс ПатрицияКэт
25.04.2014, 19.25





А мне очень понравился романчик
Невеста дракона - Филлипс Патрициянаталья
4.07.2014, 21.40





Мда... Самое начало было интригующим. А потом откровенно не понравилось. Автор столько наворатила: и негодяй сводный брат, и предательница сестра, и чума, и колдовство , причем все это в 18 главах. Это уж чересчур даже для любителей закрученных сюжетов. Максимум 3 из 10.
Невеста дракона - Филлипс ПатрицияНатали О.
11.11.2014, 17.06





Довольно не плохо)))
Невеста дракона - Филлипс ПатрицияИлона
9.05.2016, 10.31





Довольно не плохо)))
Невеста дракона - Филлипс ПатрицияИлона
9.05.2016, 10.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100