Читать онлайн Негасимое пламя, автора - Филлипс Патриция, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Негасимое пламя - Филлипс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Негасимое пламя - Филлипс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Негасимое пламя - Филлипс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Патриция

Негасимое пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Сэр Ральф со своим отрядом покинул замок Кэрли на рассвете. Правильные ряды воинов представляли собой поистине величественное зрелище, с развевающимися над головой знаменами, украшенными гербом их господина — серебряным щитом со змеей. Уолтер, взобравшись на стену, словно счастливый подросток, махал и махал им вслед, пока отряд проезжал по опушенному мосту и поднимался вверх по тропинке.
Сэр Ральф, на лице которого играла дружелюбная улыбка, отвечал ему. Трудно было поверить, что этот приветливый человек замыслил черное предательство.
Закутавшись в свой самый толстый плащ, Джессамин провожала их взглядом, пока отряд не превратился в черную точку на горизонте. Всходило солнце, окрашивая начинающее светлеть небо в ярко-алый цвет. Все было таким мирным, что Джессамин едва не поверила, что вчерашний разговор, подслушанный ею, просто плод ее воображения. Сэр Ральф до последней минуты играл роль заботливого друга. Он даже потребовал список всего того, что им понадобится к весне, и был настолько любезен, что позаботился оставить целую повозку с продуктами для своих людей. Он хлопотал и суетился, точно добрый дядюшка. Казалось, даже Джессамин была забыта. Лишь на одно короткое мгновение, уже надев свои сверкающие серебром доспехи, сэр Ральф замешкался и, подойдя к девушке, прижал ее руку к губам.
— Помните, у вас есть время подумать, но только до весны, — тихо прошептал он, жадно пожирая ее глазами. — А я буду с нетерпением ждать вашего ответа.
«Я тоже буду с нетерпением ждать, только не весны, а той минуты, когда смогу в лицо назвать тебя предателем», — подумала Джессамин.
Все последующие дни она только и делала, что пыталась потихоньку разузнать, кого же в отряде зовут Нодди. Когда же ей это удалось, то Ход, один из ветеранов Кэрли, беззаветно преданный Джессамин, поскольку когда-то она спасла жизнь его жене и ребенку, охотно согласился не спускать с него глаз, пообещан тут же сообщить, если парень соберется улизнуть.
В это время Джексон, капитан оставленного сэром Ральфом отряда, снискал полное доверие Уолтера. К раздражению Джессамин, оказалось, что он великолепно играет в шахматы, что сделало ее задачу еще более тяжелой. Следовало убедить Уолтера держаться настороже. Ведь брат становился ребенком, когда речь заходила о его так называемых друзьях. Стоило ей только заикнуться о том, что Джексону нельзя доверять, как он сердито отмахивался. А капитан стал проводить за хозяйским столом больше времени, чем она сама.
И что самое неприятное, теперь, когда нависшая над ними угроза отодвинулась, Джессамин поймала себя на том, что ее мысли все чаще возвращаются к Рису. Сам того не желая, сэр Ральф на какое-то время помог ей отвлечься.
До Рождества оставалось две недели. Джессамин постаралась забыть обо всем и заняться подготовкой праздничного пиршества. Начала она с того, что послала людей в лес нарезать побольше веток падуба, остролиста и пушистых еловых лап. Шустрый паренек вскарабкался на самый верх огромного вяза, чтобы срезать омелу, которой потом торжественно украсили зал в Кэрли. С шумом и хохотом ее внесли в замок, предвкушая поцелуйный обряд. У Джессамин не было возлюбленного, но она не сомневалась, что и слуги, и солдаты ждут не дождутся повода, чтобы пофлиртовать и повеселиться.
Она суетилась возле большого стола, подрезая, связывая и укладывая пушистые зеленые ветки в красивые гирлянды и венки, которые скоро украсят степы и двери Кэрли Ей помогали две служанки. Все они шутили, хохотали, во все горло распевая веселые рождественские гимны.
Джессамин бросила взгляд в окно, на небо, покрытое свинцово-серыми тучами.
Зубчатый край крепостной стены был опушен белым инеем, а далеко внизу, у самого подножия Кэрли, виднелась покрытая рябью грязновато-серая река. Засмотревшись на нее, Джессамин не сразу заметила Хода, единственного из воинов Кэрли, которого она посвятила в свои дела, Застыв в дверях, он делал ей знаки рукой.
Джессамин быстро пробормотала какие-то извинения и бросилась к нему, велев девушкам продолжать.
— Он собирается улизнуть еще до полудня, миледи, — прошептал Ход, заглядывая ей в глаза, чтобы убедиться, что все сделал правильно.
Сердце Джессамин подпрыгнуло. Она должна завладеть тем письмом, которое Джексон собирается переправить своему господину. Только это сможет ей помочь. Прочитав его собственными глазами, Уолтер наконец ей поверит.
— Выбери несколько человек из тех, кому можно доверять. Поедете вместе со мной. Мы спрячемся в лесу. Срубим несколько деревьев и перегородим дорогу. А пока будем дожидаться Нодди, нарежем еще еловых лап.
— А вам известно, какой дорогой он поедет, миледи?
— На юг. Ему нужно в Шрусбери.
Стараясь скрыть волнение, Джессамин кинулась к себе и второпях натянула свой обычный мальчишеский костюм. Поверх накинула толстый плащ и кубарем скатилась по лестнице, где ее уже поджидали отобранные Ходом люди. Махнув им рукой, Джессамин поскакала к лесу. Вместе с ними отправились еще двое слуг, чтобы нарубить лапника для украшения замка. Заметив их приготовления и узнав, зачем они едут, Уолтер немного поворчал, сказав, что в замке и так ступить некуда из-за их проклятых веток, но возражать не стал. А Джексон, капитан стражи, хоть и уставился на нее в недоумении, но, похоже, ничего не заподозрил. К тому же все возражения как по команде вылетели у Уолтера из головы, стоило ему увидеть на столе шахматную доску с расставленными фигурами.
Добравшись до места, ее люди спешились и торопливо завалили узкую тропу, ведущую на юг. Джессамин в это время не сводила глаз с долины. Заметив, как из приоткрывшихся ворот замка осторожно выскользнул одинокий всадник, она предупредила своих людей, чтобы приготовились. По-видимому, Нодди решил поехать кружным путем. На одно мгновение испуганной Джессамин даже показалось, что она упустила его. Неужели, подумала она, этот сумасшедший решил переправиться через реку напротив замка, а потом — еще раз, ниже по течению, и все это только для того, чтобы сбить со следа возможных преследователей?! Но, к немалому ее облегчению, он наконец появился на тропинке прямо перед ними. Завернувшись в толстый плащ, чтобы уберечься от зимней стужи, Нодди ехал, низко опустив капюшон плаша, и, похоже, не сразу их заметил.
Дорогу перед ним перегородила масса зеленых еловых лап. Бросив по сторонам настороженный взгляд, гонец повернул лошадь на боковую тропинку, решив пробраться через негустой подлесок.
Джессамин подала знак своим людям, спрятавшимся на дороге. Они не сводили глаз с приближающегося Нодди. Тот медленно пробирался, направляясь прямо к ним в руки. Лошадь его поскользнулась и, с трудом удержавшись на ногах, испуганно захрапела. В этот момент над его головой с громким треском надломилась тяжелая ветка и рухнула вниз. От удара Нодди вылетел из седла и распростерся на мерзлой земле.
С быстротой молнии Джессамин метнулась к испуганной лошади. Быстро схватив ее под уздцы, девушка принялась успокаивать обезумевшее животное. Поскольку, как она успела заметить, за поясом у Нодди ничего не было, письмо должно было быть в сумке, притороченной к седлу. Сам же незадачливый гонец лежал без чувств, порванный плащ его запутался в колючих ветвях.
Джессамин знала, что Нодди вез два письма, поскольку Уолтер, движимый горячей признательностью к благородному и щедрому родичу, настоял на том, чтобы отправить сэру Ральфу письмо от себя. Пальцы Джессамин от холода стали неловкими — торопясь развязать кожаные ремешки седельной сумки, она не задумываясь сбросила теплые рукавицы. Нужно во что бы то ни стало забрать письмо до того, как очнется Нодди. Девушка отчаянно дергала задубевшие от мороза завязки, пока они наконец не поддались. Вначале она вытащила холщовый узелок с едой, потом флягу с вином. Потеряв терпение, Джессамин лихорадочно рылась в кожаной сумке, пока не извлекла пакет, обернутый плотным куском шелка. Трясущимися пальцами девушка развернула его — внутри лежало три письма, запечатанных восковыми печатями.
По-детски корявый почерк Уолтера узнать было легко. Отделив это письмо от остальных, Джессамин вновь обернула его куском материи; два других были написаны одной и той же рукой. Одно из них было потолще. Джессамин осторожно отвернула уголок, чтобы не повредить печать и надеясь разобрать подпись, чтобы определить, не это ли отчет сэру Ральфу. Разобрав слова «люблю» и «скучаю», она догадалась, что это скорее всего письмо Джексона к жене. Торжествуя, Джессамин принялась за второе. И сразу поняла разницу. Это письмо было сложено куда тщательнее, чем любовное, на котором виднелось даже несколько капель растопленного воска.
Прежде чем аккуратно убрать два ненужных письма обратно в седельную сумку, Джессамин осторожно сунула драгоценный листок под рубашку. Но было уже поздно. Она услышала треск веток за своей спиной. Нодди, по-видимому, пришел в себя и кинулся к лошади.
Джессамин с сияющей улыбкой повернулась к нему. Ее люди сгрудились вокруг них. Она украдкой незаметно кивнула им и обратила все свое внимание на Нодди.
— Надеюсь, ты не сильно расшибся? Здесь довольно опасное место.
— Да ну, подумаешь, всего-то шишка на голове! Этим меня не удивишь. Но все равно здорово, что вы так быстро подоспели ко мне на помощь! — Парень добродушно расхохотался. Он был хорош собой — коренастый, крепкий, с огромными, как у пахаря, ручищами и простым открытым лицом. Джессамин облегченно вздохнула. Этот простак вряд ли что заподозрит.
— Вот твоя лошадь. Она сначала испугалась, но мне удалось быстро ее успокоить, лошади меня любят.
— Благодарю, леди Джессамин.
— В будущем никогда не съезжай с тропы, — добродушно предупредила девушка, удерживая фыркавшую лошадь под уздцы, пока охавший Нодди забирался в седло.
Усевшись наконец, он послал ей благодарную улыбку.
— Да я бы с радостью шлепнулся еще раз, только бы вы, миледи, еще разок подержали моего конька! — воскликнул он, уверенный, что ведет себя галантно, точь-в-точь как настоящий рыцарь. — Я съехал с дороги, потому как тут веток навалило!
Когда Джессамин придумала загородить дорогу ветками и заставить всадника спешиться, чтобы без помех обыскать его сумку; ей даже в голову не приходило, что он попросту может перескочить через устроенный ею завал и преспокойно поехать дальше.
— Я еду в Шрусбери, — сообщил юный Нодди. — Везу важные донесения для нашего лорда.
— Тогда не лучше ли тебе поторопиться? До Шрусбери довольно далеко, — напомнила Джессамин, кивнув в сторону. При этом движении плащ ее распахнулся, приоткрыв рубашку, и Джессамин взмолилась, чтобы сунутое ею впопыхах письмо ненароком не вывалилось наружу.
На лице Нодди сверкнула широкая улыбка. Помахав ей на прощание рукой, он повернул коня и одним прыжком оказался на дороге. Поблагодарив людей Джессамин, которые помогли ему выбраться из чащи, он поскакал на юг по направлению к Шрусбери.
— Можно возвращаться, — сказала Джессамин, дождавшись, пока парень выедет на хорошо утоптанную дорогу.
Маленький отряд, нагруженный охапками еловых веток и остролистом, неторопливо проследовал по мосту и вернулся в замок. Крикнув своим людям, чтобы не позабыли отнести ветки туда, где служанки мастерили гирлянды, Джессамин заторопилась в зал, рассчитывая отыскать там Уолтера. Как она и ожидала, тот вместе с неизменным Джексоном по-прежнему играл в шахматы. Никем не замеченная, она бесшумно прокралась по лестнице и укрылась на хорах в маленькой комнатке.
Лихорадочно вытащив письмо, Джессамин устроилась возле неплотно прикрытого ставня. Пока девушка взламывала печать, руки у нее так тряслись, что она едва справилась с ней. На какое-то мгновение ей стало страшно: а вдруг она вытащила не то письмо?! Что, если у нее в руках полное любовных уверений письмо Джексона, а проклятый отчет едет сейчас по дороге в Шрусбери?!
Почерк был настолько коряв, что она едва разбирала его, но все это было не так уж важно. Радость охватила Джессамин, стоило только ей бросить взгляд вниз, где в конце письма был нацарапан подробный план замка и крестиком отмечены места, где стояла стража. Она угадала — это было то самое письмо! Джексон позаботился указать до мельчайших подробностей все слабые места в обороне замка. «Лучше всего взять замок приступом с юга, — писал он, — именно в то время, когда обычно меняется стража. В замке все идет через пень-колоду, полный хаос и неразбериха, так что это будет нетрудно».
Читая последний абзац, Джессамин почувствовала, как запылали ее щеки. Надо немедленно расставить дозорных в других местах.
Однако, позлорадствовала она, немного успокоившись, этой единственной фразы достаточно, чтобы убедить Уолтера.
Мрачно усмехнувшись, она тщательно сложила листок и засунула его под рубашку. Пусть пока полежит — ей придется набраться терпения и подождать, пока представится удобный момент.
Ожидание ее было долгим — партия в шахматы затянулась. Уолтер, мрачно задумавшись, уселся перед камином, ломая голову над тем, как убить время.
— Уолтер, мне надо поговорить с тобой, лучше прямо сейчас.
Он вздрогнул, Джессамин бесшумно проскользнула за его спиной. Она уже переоделась в платье из голубой шерсти, а поверх накинула другое, украшенное вышивкой. Волосы ее были заплетены в косу и туго обернуты вокруг головы, что придавало ей суровый вид.
— А почему сейчас? А, понимаю — наверное, ты обнаружила еще одно доказательство измены Ральфа! Послушай, Джессамин, я устал и хочу есть, давай лучше ужинать.
— Ужин может подождать. Мне нужно показать тебе нечто важное.
Она пошла вперед. В душе Джессамин нарастало нетерпение, и она едва сдерживалась, слыша, как брат за ее спиной медленно, не переставая ворчать, карабкается по лестнице. В маленькой комнатке, куда Джессамин привела его, горела медная жаровня, и Уолтер немедленно бросился к ней. По-прежнему что-то ворча себе под нос, он протянул к ней озябшие ладони.
— Выгляни — охрана все еще в зале?
Бросив на нее злобный взгляд, Уолтер приподнял край портьеры и осмотрел зал.
За столом никого не было, в это время менялись дозорные, и большинство солдат обычно толпились в караулке.
— Нет тут никого. А почему ты спрашиваешь?
— Я хочу, чтобы ты прочитал вот это.
Уолтер нехотя взял из ее рук письмо и развернул его. Мельком взглянув на план замка, нацарапанный внизу, он быстро пробежал глазами письмо, и Джессамин удовлетворенно усмехнулась, заметив, как он переменился в лице.
— Где ты это взяла?
— В седельной сумке гонца.
— И куда он ехал?
— Не валяй дурака! К сэру Ральфу, разумеется. Это донесение Джексона — как видишь, здесь подробно описано, как легче захватить замок.
— Ты уверена?
Уолтер бессильно откинулся на спинку кресла. Его ум был не в состоянии принять тот факт, что письмо написал его друг — и послал еще одному другу!
— Уолтер, милый, ну пойми же! Неужели этого недостаточно, чтобы поверить мне?!
— Не могу поверить… Ральф… он мой лучший друг. И Джексон тоже. Как они могли… — Уолтер в бешенстве стиснул подлокотник кресла.
— Да никакие они тебе не друзья! Они просто валяли дурака, водили тебя за нос, а на самом деле с самого начала планировали захватить замок!
Джессамин порывисто обняла брата. Она была слишком великодушна, чтобы напомнить ему, что его доверчивость и упрямство завели их обоих в ловушку.
— Он мой друг, — с отчаянием в голосе повторил Уолтер. — Он не пойдет на это. — Сердце Джессамин сжалось от жалости к нему. Казалось, снова перед ней сидел испуганный маленький ребенок, несчастный калека, которым он был много лет назад.
— Послушай, Уолтер, Ральф никогда не был тебе другом. Ты доверился ему, а он нас предал. Но у нас есть одно преимущество; они и не догадываются, что нам известен их замысел. Джексон ничего не заподозрит по крайней мере до тех пор, пока посланный им гонец не побывает в Шрусбери, А может быть, если нам повезет, он и тогда не поймет, что произошло.
— Но что нам делать? Он оставил здесь сорок солдат! А у нас не так уж много воинов для защиты замка. Да и будут ли они сражаться? Я очень сомневаюсь. Нас всех просто перебьют! — Побелев от ужаса, с глазами, полными слез, он повернулся к сестре.
Сердце Джессамин дрогнуло при виде его искаженного лица. Она ласково похлопала брата по руке.
— Перестань, еще не все потеряно! — В ее голове начал вырисовываться смутный план. — Я отправлюсь за помощью.
— К кому? Кто нам поможет?
— Рис Трейверон, думаю, не откажет.
— Валлиец?!
— Да перестань ты! Куда лучше принять помощь от валлийца, чем попасть в лапы английскому родственнику. Или ты не согласен с этим, а, Уолтер?
— А откуда тебе знать, что он захочет нам помочь? Кроме того, мы и знать не знаем, где он сейчас. Честер большой город.
— Тот человек, что остался у нас — помнишь, его лучник? — он может знать, где его найти. Я спрошу у него.
— Ох, как замечательно придумано! Только он говорит на своем варварском языке — черт его поймет, а не ты! Даже если он соблаговолит указать нам дорогу, мы не разберем ни единого слова. Будь же благоразумна, Джессамин.
В глазах девушки вспыхнул гнев.
— Я-то как раз благоразумна. А у тебя есть план получше? Или вообще никакого нет?
Уолтер безнадежно покачал головой.
— Тогда лучше помолчи. Ты ведь знаешь, я немного говорю по-валлийски. А кроме того, у нас есть служанки, которые смогут помочь.
— Но кого можно послать так, чтобы никто ничего не заподозрил? Стоит нам только отправить одного из наших людей, и Джексон обо всем догадается.
— Я поеду сама.
— Ты что, рехнулась?! Разве женщина в одиночку может поехать в Честер? Ты никогда не найдешь дорогу, Джессамин. К тому же это очень опасно.
— Знаешь, поскольку ты не можешь предложить ничего получше, значит, мой план принимается. Я смогу найти дорогу в Честер, отыщу там Риса и расскажу ему вес, что с нами случилось. А потом привезу его сюда.
— Нет!
Внезапно Уолтер решительно выпрямился. Лицо его потемнело, губы сурово сжались.
— Это наш последний шанс.
— Надо подумать, как вес сделать, но по-другому. То, что ты задумала, слишком опасно. Я просто не могу позволить тебе одной ехать в Честер. Да и потом, всем сразу станет известно о твоем отъезде, этого не скроешь. Начнутся вопросы — и кого-нибудь пошлют в погоню. А там… тебя легко настигнут и привезут обратно.
— Нет. Мы притворимся, что я серьезно заболела. Сомневаюсь, что Джексону придет в голову проверять мою комнату. И я не поеду одна. Возьму с собой Джека Дровера, он как раз собирался на рождественскую ярмарку.
— Ехать с Дровером — да ты с ума сошла!
— Он сумеет защитить меня, если понадобится. Ты же сам знаешь, как он нам предан. Я переоденусь мальчиком, и никто меня не узнает. А если нам кто-то и встретится, так подумает, что я его сын.
Глаза Уолтера сузились, он подозрительным взглядом впился в раскрасневшееся от возбуждения лицо сестры.
— Это ведь предлог, чтобы еще раз увидеться с этим валлийцем, я угадал?
— Уолт, ты говоришь глупости! Вес это для того, чтобы спасти наш замок.
— Думаешь, я такой дурак, что не догадываюсь о том, что у тебя на уме? Забудь об этом, Джессамин. Я никогда не соглашусь на подобное безрассудство. А кроме того, это верх неприличия, если ты останешься с ним наедине.
И тут гнев Джессамин выплеснулся наружу. С размаху влепив брату звонкую пощечину, она в ярости завопила:
— Ну знаешь, Уолтер Дакре, я в жизни не видела дурака, подобного тебе! Сам ничего придумать не можешь, Бог с тобой! Но ты и мне шагу не даешь ступить! Сколько раз тебе говорить, что Рис Трейверон помолвлен! Нет у меня на его счет никаких планов, да и никто другой меня тоже не интересует. Мне и одной хорошо, можешь быть уверен, мне ни к чему мужчина, чтобы следил за каждым моим шагом.
— Если это так, почему же ты так рвешься к нему? Сбитая с толку, Джессамин сердито уставилась на брата. А в самом деле, зачем?
— Потому что нам нужна помощь. Он сам сказал, что если нам что-нибудь понадобится…
— Это просто обычная вежливость, не более.
— Вежливость или нет, но я намерена отыскать его.
— Мы можем отправить ему письмо, а отвезет его Дровер, — вдруг просиял Уолтер. — Это будет гораздо безопаснее.
— Да… а если оно не попадет вовремя в его руки, что тогда? Или вообще до него не дойдет? Джек ведь сообразительностью не отличается, сам знаешь. Нет, Уолтер, самое разумное, если я отправлюсь сама.
— Но ты можешь никогда не доехать до Честера, уныло покачал он головой, — тут полно разбойников. Рано или поздно ты непременно напорешься на них. Кроме того, я слышал, многие из них предпочитают для развлечений молоденьких мальчиков. Так что придумай что-нибудь еще.
— Мы можем сидеть тут до Страшного суда и спорить до бесконечности! Решено, я еду в Честер.
Их взгляды встретились.
— Тебе пока еще не удалось убедить меня, что ты не гоняешься за этим валлийцем, — кисло процедил Уолтер. — А если уж говорить об обстоятельствах… не понимаю, почему нельзя послать письмо, по-моему, великолепная идея… У нас достаточно времени до весны.
— Нет у нас времени. Как только он уедет из Честера, мы и знать не будем, где его искать. Осталось всего две недели до Рождества.
— Он ведь собирался заехать на обратном пути, забрать своего лучника. Ты что, забыла?
Джессамин и вправду забыла. Она досадливо передернула плечами. Но могут ли они ждать так долго? Что, если ему придет в голову прогостить в Честере до весны?
— Нельзя рисковать. Решено, я поеду в Честер с Джеком. А сейчас мне лучше съездить в деревню — узнать, когда он собирается на ярмарку. Молю Бога, чтобы он еще не уехал.
Уолтер понял, что вес кончено. Она победила. Еще в начале разговора, увидев решительный огонек в се глазах, он догадался, что спорить бесполезно.
— Ладно, — нехотя согласился он наконец, но в голосе его звучали нотки сомнения. — Но обещай, что будешь осторожна. Не знаю, как я переживу, если с тобой что-нибудь случится.
Искренняя тревога в его голосе заставила се смягчиться. Джессамин с нежностью улыбнулась брату:
— Не волнуйся. Обещаю, что буду очень осторожна. А ты должен дать мне слово, что будешь регулярно принимать свой настой. Я тоже не переживу, если с тобой что-нибудь случится, пока меня не будет.
Уолтер молча кивнул. Он не выносил лекарств, хотя и не мог не признать, что с тех пор как сестра следит за его здоровьем, жизнь его стала куда приятнее.
— Будет нелегко делать вид, что ничего не случилось, когда этот мерзавец не спускает с меня глаз, — сказал он, пока они шли к лестнице, — Не знаю, смогу ли я…
— Ты должен, Уолтер, должен! Если ты выдашь себя, у нас ничего не получится, вся наша жизнь рухнет, — сцепив зубы, напомнила она сурово. — И не начинай сначала, Уолтер, не трави мне душу. В конце концов, рискую ведь я.
— Наверное, ты хочешь подчеркнуть, что на твоем месте должен быть я, — безрадостно отозвался Уолтер, споткнувшись на верхней ступеньке.
— Нет смысла обсуждать, чье дело рисковать, раз многое поставлено на карту. Раз уж ты не можешь ехать в Честер, стало быть, это придется сделать мне, ведь так? А теперь отправляйся вниз играть в шахматы с этим предателем, как будто ничего не случилось… И не пей много! — добавила она. — Иначе сболтнешь что-нибудь, и он почует неладное.
— Прекрати! — Угрюмо оскалившись, Уолтер повернулся к ней лицом. — Я и сам прекрасно разберусь, что к чему! А ты занимайся собственными делами.
Эта мальчишеская вспышка гнева позабавила Джессамин, Правда, она все еще сомневалась, хватит ли у Уолтера выдержки. Но когда чуть позже она спустилась вниз поговорить с ним, оказалось, что Уолтер уже прикончил второй кубок эля. Верный своим привычкам, брат топил в нем огорчения. Джессамин уже открыла было рот, чтобы напомнить ему об осторожности, но передумала. Она молила Бога, чтобы тот не оставил их, больше она ничего не могла сделать. Разве что запереть Уолтера на замок в его комнате и оставить там до своего возвращения. Но даже в этом случае, мрачно подумала она, Уолтер нашел бы способ добраться до спиртного.
— Завтра на рассвете, — едва слышно произнесла она одними губами, дождавшись, пока Уолтер обратит на нее внимание.
— Что на рассвете? — не сообразив, переспросил он. Затем, когда до него дошел смысл ее слов, брат украдкой кинул осторожный взгляд на Джексона, нарезавшего тонкими ломтиками холодную баранину. Похоже, тот ничего не слышал. — Это слишком быстро, — в отчаянии прошептал он.
— Вот и хорошо. Не будет времени переживать и расстраиваться, — добавила Джессамин, усаживаясь на свое место рядом с ним. Голова ее шла кругом. Опасности предстоявшего путешествия, возможность того, что план не сработает, — все это меркло перед тем, что через несколько дней она, возможно, увидит Риса.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Негасимое пламя - Филлипс Патриция



Отличный роман. Почему никто не читал?? Только много графических ошибок. А так очень интересный роман. И начало емть и любовь и интрига и хорошая развязка.
Негасимое пламя - Филлипс Патрициянека я
21.06.2013, 12.07





Читала не отрываясь....замечательный роман...
Негасимое пламя - Филлипс ПатрицияСветлана
26.07.2013, 16.28





Хороший роман, очень интересный и волнующий.
Негасимое пламя - Филлипс ПатрицияLina
12.03.2014, 19.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100