Читать онлайн Негасимое пламя, автора - Филлипс Патриция, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Негасимое пламя - Филлипс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Негасимое пламя - Филлипс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Негасимое пламя - Филлипс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Патриция

Негасимое пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Стояло морозное декабрьское утро, когда Рис в полном одиночестве вывел во двор коня и накинул ему на спину седло. Все семейство Мэсси еще спало, и Рис мысленно возблагодарил небеса за этот подарок судьбы. К тому же хотя он и не был совершенно уверен, но почему-то ему показалось, что накануне вечером обстановка в доме была несколько напряженной. Элинед то и дело бросала на него испепеляющие взгляды, а стоило ему открыть рот, как принималась метать молнии. Что же касается Гвен, то кислым выражением лица она и вовсе выводила его из себя. Такое впечатление, что они узнали, где он провел рождественскую ночь.
Рис потуже подтянул подпругу, потом украдкой бросил взгляд на окно, и ему почудилось какое-то движение. А что, если они проследили его до гостиницы, подумал он. Конечно, думать об этом противно, но что касается Элинед, то она вполне могла придумать и не такое. Тогда нет ничего удивительного в том, что он впал в немилость. Впрочем, ему до этого дела нет. Он постарается поскорее прекратить все отношения с семейством Глиннов.
Как только вернется домой, в родной Уэльс, тут же признает недействительным давнее соглашение о помолвке, подписанное его отцом и старым Джаспером Глинном. Это не более чем формальность, однако Джессамин обрадуется. Может, после этого она станет больше доверять ему?
А наверху, продрогшая в холодной галерее, Элинед украдкой следила, как Рис готовится к отъезду. Стоило ей подумать, как он нагло ее обманывает, и глаза ей застилала пелена гнева. Увы, что она могла поделать — не в ее власти запретить ему ехать в Кэрли с этой девчонкой Дакре! Она и так уже сломала голову, пытаясь придумать, как им помешать.
Стиснув зубы, она решительно повернулась спиной к окну. Проклятие, как же он хорош собой, этот негодяй! Впрочем, она никогда не обманывала себя, уверенная, что в его жизни всегда будут другие женщины. Но раньше она никогда особо не расстраивалась из-за этого.
Только сейчас, когда в жизни Риса появилась Джессамин Дакре, Элинед впервые поняла, что не желает мириться с соперницей. Прежние Марджери и Бетси были, в конце концов, обычными деревенскими девицами, гревшими его постель, но не задерживавшимися в ней надолго. А Джессамин Дакре — благородного происхождения, по крайней мере она так утверждает. Нижняя губа Элинед презрительно выпятилась, и она фыркнула, вспомнив примитивные удобства замка Кэрли.
Однако ничего не поделаешь. Кто бы она ни была, на несколько дней придется уступить ей Риса! Но уж Элинед позаботится, чтобы их романтическая идиллия никогда больше не повторилась. Вспомнив о том, что посланный ею гонец, должно быть, уже подъезжает к Шрусбери, Элинед злобно ухмыльнулась. Очень скоро в руках сэра Ральфа Уоррена будет анонимное письмо, из которого он узнает, что леди Кэрли разгадала его намерения и позаботилась, чтобы они не осуществились.
Элинед успела навести справки об Уорренах из Кэйтерс-Хилла. Один из приятелей Проктора Мэсси жил неподалеку от Шрусбери и удовлетворил ее любопытство. Казалось, он мог до бесконечности рассказывать о богатстве и могуществе сэра Ральфа, о его тесной дружбе с Генри Болингброком, о влиянии, которое он имеет при дворе, а также о воинском искусстве лорда и о его бесконечных победах на рыцарских турнирах. Взахлеб рассказывая о своем кумире, тот выболтал и кое-что еще. Еще до женитьбы на Элинор Уитмен поговаривали о помолвке сэра Ральфа с Джессамин Дакре из замка Кэрли. Услышав эту новость, Элинед чуть не упала в обморок. А вспомнив, что сэр Ральф недавно овдовел, она вдруг подумала: уж не охотится ли он за чем-то более ценным, нежели захудалый замок Кэрли?! Вполне возможно, что он просто желает получить эту женщину. Именно поэтому в письме, которое скоро должно было попасть ему в руки, Элинед намеренно упомянула о том, что некий Рис из Трейверона — нынешний любовник Джессамин Дакре. Писать об этом было мучительно. Однако она утешалась надеждой, что проклятое письмо заставит англичанина, забыв обо всем, ринуться в Кэрли и немедленно захватить замок. А лучшую месть вряд ли можно придумать.
Элинед упомянула и о том, когда Рис должен встретиться с Глендовером, рассчитывая этим обеспечить его безопасность. Если сэр Ральф и впрямь такой опытный воин, как о нем говорят, то уж он позаботится выждать, пока замком можно будет завладеть без особого риска.
Рис нетерпеливо мерил шагами двор, укутавшись до подбородка в теплый плащ, чтобы хоть немного укрыться от холода. Прищурив глаза от пронизывающего ветра, он то и дело поглядывал на дорогу, ожидая увидеть приближающихся всадников.
Он заранее позаботился послать двоих из отряда, чтобы те проводили Джессамин до городских ворот. Но, как ни странно, их вес еще не было. Конечно, вряд ли могло случиться что-то непредвиденное. Но почему-то Рис не мог избавиться от ощущения, что Элинед пронюхала обо всем и каким-то образом ей удалось выместить свой гнев на Джессамин. Теперь Рис уже не сомневался — Элинед узнала о том, что он провел ночь на Рождество в постели Джессамин.
Когда он вскочил в седло, Элинед вдруг выбежала во двор, чтобы поднести ему прощальный кубок вина на дорогу. Разодетая в свое лучшее платье, отороченное драгоценным мехом, с изящно уложенными светлыми волосами, она проводила его очаровательной улыбкой, но глаза ее были холодны как лед. Выпив кубок, он поблагодарил ее и поцеловал ей руку.
— Надеюсь, ты сполна насладишься ею за неделю, любовь моя, потому что, клянусь, это будет в последний раз, — сказала тогда Элинед.
С этими словами она круто повернулась и вбежала в дом.
И все время, пока он ехал по Лоуэр-Бридж-стрит, запруженной народом, гружеными повозками и of арам и овец, Рис не мог выбросить из головы прощальные слова Элинед. Как раз через неделю он со своими людьми рассчитывал прибыть в Кэрли.
Возможно, Элинед догадалась, что Джессамин и была тем самым пареньком, который привез в Честер письмо. После этого нетрудно было догадаться и о том, что в Кэрли он вернется вместе с Джессамин. Так что же за подлость задумала эта хитрая маленькая сучка? Он давно уже знал, как она ревнива, мстительна и жадна, — Элинед никогда не потерпит, чтобы кто-то или что-то стояло между ней и тем, что она уже считает своим. А ведь она давным-давно привыкла к мысли, что именно он и никто другой станет ее мужем. Да разве только это? По какой-то непонятной для него причине она хотела получить его. Риса, и никого другого. Вспомнив об этом, он почувствовал смутную тревогу. Похоже, Джессамин в большой опасности. Он не должен спускать с нее глаз, иначе ему не удастся защитить ее. Как удачно, что у Элинед не хватило ума промолчать о том, что она замышляет! А уж он позаботится, чтобы задолго до того, как она вернется в Уэльс, было официально разорвано то проклятое соглашение, что не хуже кандалов связывало его по рукам и ногам.
Тут он заметил, что с севера к ним приближается группа всадников, закутанных в плащи. Они ехали быстрой рысью, низко опустив головы, укрываясь от пронизывающего ветра. Как только они поравнялись с ним, Рис узнал путешественников. Тревога его исчезла как по волшебству.
— Однако ты не торопился, парень! — прокричал он Бронли, который, завидев командира, пришпорил Коня, чтобы приветствовать его.
— А сколько народу на улицах — мы думали, что так никогда и не выберемся из этого проклятого города! Нет уж, дома куда лучше! — проворчал тот.
Но внимание Риса было приковано к тоненькой фигурке на огромном, слишком высоком для женщины коне.
— Джесси… слава Богу, с тобой все в порядке! А я уже воображал всякие ужасы! — выдохнул Рио прерывающимся от волнения голосом. Он взял ее замерзшие руки в свои и благоговейно поднес их к губам. Нет, он не осмелится обнять ее на глазах у своих людей, хотя порой ему казалось, что они и без того догадываются, кто завладел всеми его помыслами.
— Наконец-то… эти часы показались мне вечностью! Знаешь, до сих пор не верится, что мы и в самом деле вместе отправляемся в Кэрли, — ответила Джессамин. Сердце у нее бешено заколотилось при взгляде на его суровое лицо с гладкой оливково-смуглой кожей. От холода черты заострились, и сейчас Рис казался намного старше. А может быть, его состарило беспокойство — ведь предстоящее путешествие обещало быть нелегким. Ей и самой никак не удавалось избавиться от страха при мысли о том, что придется встретиться с отрядом сэра Ральфа.
Они оставили позади шумный и беспокойный Честер, впереди расстилалась безлюдная равнина.
Вскоре показались Чеширские пустоши, будто призрачным саваном окутанные седоватым покровом тумана. Решив сократить путь, они свернули с главной дороги и направились через болотистые топи. Когда же путники вернулись на дорогу, лошади быстро набрали скорость, а вооруженные всадники, сомкнув ряды, мгновенно превратились в небольшой, но грозный отряд.
Был уже полдень, когда они решили пообедать и дать отдых лошадям.
В следующий раз отряд остановился, когда над землей уже сгустились сумерки. К счастью, им удалось найти какой-то постоялый двор.
Поездка для Джессамин была тяжелой, Но она ни о чем не жалела — ведь Рис все время был рядом. Джессамин опять предпочла переодеться в мужское платье и сейчас напоминала юного оруженосца, отправившегося в свой первый поход. Всю дорогу Рис не переставал дружески болтать с ней — много и охотно рассказывал о себе.
На третий день путешествия они коснулись в разговоре и политики. И хотя Джессамин мечтала, чтобы их отношения так и оставались вне династических разногласий, но в глубине души прекрасно понимала, что вряд ли это возможно.
— Так, значит, ты — один из приверженцев Глендовера? — собравшись с духом, отважилась она спросить наконец.
— А как ты угадала? — ответил он вопросом на вопрос.
— Ну… в конце концов, ты же валлиец. Вот мне и показалось, что так и должно быть.
— А как насчет тебя, Джессамин, — можно узнать, на чьей ты стороне?
Она пожала плечами, даже не зная, что сказать.
— Видишь ли, как ни странно, но владельцы Кэрли традиционно сохраняют нейтралитет.
— Но это невозможно! Вы должны сделать выбор: Генри Болингброк или король Ричард!
Она уставилась на него широко распахнутыми глазами, не веря своим ушам:
— Но ведь король Ричард мертв!
— Или скрывается, дожидаясь удобного момента, чтобы вернуться и потребовать назад свой трон. Оуэн Глендовер верит в это. Когда-то много лет назад он был его оруженосцем. После того как король попал в плен, Глемдовер долго разыскивал его, но все было напрасно.
— Я знаю, многие валлийцы до сих пор верят в то, что Ричард жив, — начала Джессамин, ласково положив ладонь поверх его руки. — Но король умер, Рис. Один менестрель рассказывал мне, что сам видел, как тело Ричарда везли из Понтефракта. Он хорошо знал короля в лицо… тут не могло быть никакой ошибки.
— Может, твой менестрель просто набивал себе цену!
— Нет… не думаю… Да и для чего ему лгать мне? Рис помолчал, потом поднял голову и с тяжелым вздохом произнес:
— Я подозревал об этом, причем довольно давно. Большинство валлийцев до сих пор хранят верность Ричарду. Узнать о его смерти… это все равно что умереть самим… Поэтому будет лучше, если я не стану болтать о том, что услышал от тебя. Ты же понимаешь, эта легенда… она дает им надежду.
— Но неужели это имеет какое-то значение для Глендовера? — спросила Джессамин.
Рис расхохотался и покачал головой:
— Конечно, нет. Глендовер враждует с Греями из Руфина. После того как был разграблен Сичарт, он поклялся, что отомстит.
— Но ведь Глендовер и так уже захватил Руфин! Неужто ему все мало? — спросила Джессамин. Она знала, что еще в сентябре во время ежегодной ярмарки валлийцы окружили и предали огню этот город, который издавна принадлежал английским Маршам.
— Око за око, любимая. А уничтожение Руфина — малая плата за все, что было между ними. Ты, верно, забыла, что Реджи Грей был первым, кто захватил земли Глендоверов. Ведь Круасо-Коммон веками принадлежал им. И если бы не наглость Грея, ссоры бы и не было.
— Но неужели Глендовер намерен из-за этого начать в стране гражданскую войну?
— Если все суды в этой стране всегда на стороне английского лорда, что нам остается делать?!
Джессамин не знала, в самом ли деле закон столь пристрастен, как обычно уверяли валлийцы. В конце концов, Рис в это верил.
— Ты так и не сказала мне, за кого же Кэрли? — резко осведомился он.
— За Дакре.
— Но ведь вы живете не на необитаемом острове, — сурово напомнил Рис.
— Мой отец когда-то был сторонником Ричарда.
— Значит, он был бы на нашей стороне.
— Он был верным слугой короны!
— Даже если она на голове у вора?
— Он был слугой короны! — упрямо повторила Джессамин, отчаянно желая прекратить этот бессмысленный спор.
— Тогда ты должна понять, Джессамин: как только я вырву Кэрли из рук людей сэра Ральфа, над его бастионами взовьется знамя с валлийским драконом!
Онемев от изумления, Джессамин растерянно заморгала.
— Нет, ты не сделаешь этого! Мы не сторонники Глендовера! Ведь если ты так поступишь, то любой проходящий мимо английский отряд сочтет своим долгом нас атаковать!
— Если я завладею Кэрли, над ним поднимут валлийский флаг!
— Это что — угроза?
— Нет, леди, обещание.
Следующие несколько миль они проехали в молчании. Размышляя о его безумном упрямстве, о том, как он настаивал, чтобы она перешла на сторону Оуэна Глендовера, Джессамин закипала от ярости. Когда она бросилась к нему за помощью, он ни словом не обмолвился об этом. Боже мой, неужели он не понимает, что стоит им только объявить о переходе к Глендоверу, и для Кэрли все будет кончено!
Пошел снег с дождем. Люди до того промерзли, что Рис приказал остановиться на ночлег. Ближайшим местом, где мог бы укрыться от непогоды отряд, была ферма с полу развалившимся амбаром. Рис распорядился, чтобы его воины, говорившие по-английски, попросили хозяина о ночлеге для них самих и их измученных лошадей, пообещав расплатиться золотом.
Джессамин скорчилась, прижавшись к стене амбара, чтобы хоть как-то защититься от пронизывающего ветра. Рис бросил на нее мимолетный взгляд и, убедившись, что девушка одета достаточно тепло, занялся своими людьми. Их ссора больно ранила самолюбие обоих, а Рис к тому же был не тот человек, который мог с легкостью попросить прошения у женщины.
Фермер охотно разрешил им переночевать, и воины с радостью поспешили распахнуть дверь амбара. Аромат сена и привычный запах скотного двора, такой мирный и знакомый, заставил многих блаженно заулыбаться.
Пока его воины расседлывали и кормили лошадей, Рис молчал. Он сам ухаживал за своим конем.
Так же поступила и Джессамин. Расседлывая своего длинноногого жеребца, она не переставала гадать, собирается Рис заговорить или же решил сердито молчать всю дорогу до Кэрли.
Потом она устроилась на охапке сена и принялась жевать хлеб, запивая его элем, который охотно продала им фермерша. Рис тоже принес чистую солому, устроил постель, а поверх бросил одеяло.
Он завернулся в свой плащ и вытянулся вдоль стены, подальше от Джессамин. Хрипло буркнув «Доброй ночи!», он повернулся к ней спиной. Они устроились на ночлег в отдалении от остальных, поэтому Джессамин была сильно разочарована, убедившись, что он и не помышляет заняться с ней любовью. А она-то рассчитывала, что жгучая страсть и поцелуи помогут им забыть о нелепой ссоре. И сейчас, чувствуя себя несчастной и одинокой, Джессамин просто кипела от злости.
Она еще долго лежала без сна в полной темноте, беспокойно прислушиваясь к бесконечным шорохам вокруг. Оставалось только надеяться, что крысам не придет в голову явиться с визитом, поскольку она с детства до судорог боялась этих мерзких тварей. Джессамин стала потихоньку придвигаться к Рису, как вдруг над ее головой послышался резкий пронзительный свист, сопровождавшийся оглушительным хлопаньем крыльев.
Со сдавленным криком Джессамин метнулась в сторону — из темноты на нее смотрели чьи-то сверкающие глаза. До смерти перепугавшись, девушка вцепилась в Риса и принялась трясти его, стараясь разбудить.
— Что такое? — сонным голосом произнес он, делая вид, что крепко спал.
На самом же деле он и сам мучился без сна, ломая голову, как бы помириться с Джессамин.
— Прости, что разбудила тебя, — дрожащим голосом пробормотала она, вспомнив об их ссоре. — Взгляни, оттуда кто-то смотрит на нас!
Рис приподнялся на локте. Два огромных сверкающих глаза уставились на них из темноты, медленно повернулись сначала вправо, потом влево и, наконец, снова взглянули на них в упор. Рис затрясся от хохота и, толкнув Джессамин, опрокинул ее на солому.
— Отправляйся спать, глупая. Это всего лишь обычная сипуха!
Джессамин свернулась калачиком на солому, чувствуя, как от пережитого ужаса все еще бешено колотится сердце. В детстве она наслушалась преданий о демонах и ведьмах, которых полным-полно в их местах. Но скоро она и сама уже улыбалась, лежа и темноте и потешаясь над собственной глупостью. — У нее вырвался слабый смешок.
— Ты собираешься спать или будешь смеяться? — хрипло спросил Рис, перекатываясь на спину.
К удивлению Джессамин, он быстро протянул к ней руки, и не успела она оглянуться, как уже оказалась в его объятиях.
— Я думала, ты все eще злишься на меня, — прошептала она.
— Так оно и есть. А ты — на меня.
— Глупо было ссориться!
— М-да, согласен… К тому же это отнимает сколько сил!
Они лежали тесно прижавшись друг к другу, и слушали, как в темноте над их головами ночной ветер Тоскливо воет, тряся в бессильной злобе соломенную крышу старого амбара. Ледяная крупа со стуком и шорохом монотонно барабанила по обледеневшей кровле.
— Ты еще любишь меня? — стыдливо промолвила Джессамин.
— Конечно. А ты? Ты меня любишь?
— Ты же знаешь, что да.
— Давай не будем больше ссориться, Джесси! Жаль тратить время на ссоры, нам ведь так мало предстоит быть вместе.
— Обещаю, но и ты поклянись, что не станешь поднимать флаг с валлийским драконом над моим Кэрли, — непримиримо напомнила она. — Я не могу этого позволить.
Несколько долгих мгновений он молчал. При мысли о том, какую вспышку гнева могли вызвать ее слова, Джессамин вся сжалась от страха. И вдруг она почувствовала, как все его мощное тело содрогается от хохота.
— Черт тебя побери, женщина, ты, наверное, упрямее всех ослов в мире!
— Кэрли — мой дом. Я должна сделать все, чтобы защитить его.
— Может быть, договоримся? Давай повесим флаг с гербом Дакре, а над ним — дракона.
— Нет!
— Ну хорошо, пусть дракон будет под ним. Идет?
— Нет, Дракона там не должно быть вообще! Разве ты не понимаешь, что толкаешь меня на самоубийство?! Как только ты и твои люди покинут замок, мы останемся без зашиты.
Какое-то время Рис размышлял над ее словами. Наконец он неохотно кивнул:
— Хорошо, я понимаю, куда ты клонишь. Будем надеяться, что Глендовер так ничего и не узнает. Можешь успокоиться — дракона не будет. Ну, теперь ты довольна?
Улыбаясь, Джессамин спрятала лицо у него на плече.
— Я могу быть счастлива, но это зависит от тебя, — шепнула она. Ладонь ее медленно коснулась его груди, потом игриво скользнула вниз на плоский, твердый, как камень, живот и, наконец, накрыла напряженно подрагивающую, пульсирующую плоть. У нее вырвался удивленный возглас.
— Ничего странного, — заявил Рис. — Такое обычно бывает у каждого мужчины, особенно на рассвете. Так что к тебе это не имеет никакого отношения.
— Лгун! — Она игриво стукнула кулачком по его груди. — До утра еще далеко. Да к тому же у нас все равно не хватит времени, чтобы поспать. Мне кажется, ты все это время притворялся, что спишь.
— Насколько я помню, ты была в такой ярости, что непременно отказала бы мне… разве не так? Ну давай, сознавайся!
Джессамин улыбнулась и прильнула горячими губами к его рту, заглушив последние слова, Почувствовав, как он откликнулся на ее поцелуй, она неожиданно возразила:
— Но, любовь моя, я ведь больше не сержусь. И никогда больше не буду сердиться.
Рис насмешливо и недоверчиво фыркнул:
— Ну и кто из нас лгун, хотел бы я знать?
— Замолчи и займись более интересным делом! — приказала она и больно прикусила мочку его уха.
От боли он зашипел и, скинув ее с себя, навалился сверху, придавив своим тяжелым телом так, что они оба почти скрылись в огромной охапке сена.
— Очень хорошо, леди! Вы слишком часто искушали меня сегодня. И теперь вам придется заплатить за это. Я намерен любить вас до тех пор, пока вы не взмолитесь о пощаде.
— Ах, как замечательно! Не смела и надеяться! — с довольным видом промурлыкала Джессамин. — О, Рис, как глупо, что мы поссорились! — прошептала она и дразняще коснулась его кончиком языка. — Но ты и впрямь вывел меня из себя.
Его яростный поцелуй заглушил эти слова. При этом неожиданном натиске страсть охватила Джессамин с такой силой, что она побудила Риса не тратить время на любовную игру, а взять ее тут же, без промедления.
Тот не заставил просить себя дважды — у него тоже закипела кровь, когда он почувствовал яростное желание, обуревавшее Джессамин. Не прошло и нескольких минут, как он нетерпеливо содрал с них одежду. Джессамин изогнулась, широко раскинув ноги. Она сгорала от желания почувствовать горячую мужскую плоть глубоко внутри себя. Рис лишь слегка коснулся кончиком дрожащего от нетерпения копья ее сокровенной плоти, как Джессамин содрогнулась, не сдержав ликующего крика. Когда же он одним мощным толчком глубоко ворвался в ее тело, наполнив его своим жаром, она лишь слабо простонала, вспомнив о тех, кто спал рядом. Прижав Риса к себе, она обвила стройными, длинными ногами его мускулистые бедра, стараясь принять его в себя как можно глубже.
Джессамин покорно распласталась в объятиях Риса. Она медленно приходила в себя, позабыв о том, что лежит в ворохе сена, что вокруг вповалку спят воины Риса, а в щелях крыши посвистывает ледяной ветер.
Ласково коснувшись лица Риса, она шепотом поблагодарила его.
Он улыбнулся в темноте, крепко прижав девушку к себе. Склонившись к ней, Рис осторожно коснулся поцелуем ее мягких губ, чувствуя, как пронзительная нежность этой женщине захлестнула его.
И, найдя мир и покой в объятиях друг друга, они оба мгновенно уснули, укутавшись теплым плащом Риса.
Была холодная, безлунная мочь, когда они разбили лагерь в лесу, простиравшемся до самого Кэрли. Если бы не темнота, Джессамин могла бы увидеть высокие стены замка. Однако мысль о грозившей им опасности умаляла радость от возвращения домой. Что, если Риса ранят? Об этом и подумать страшно. Что, если их план потерпит поражение? Джессамин даже не представляла, что будет делать дальше. И Рис тоже предпочитал помалкивать, хотя девушка догадывалась, что он что-то задумал, поскольку не раз видела, как он толкует о чем-то со своими подчиненными.
Его люди отыскали несколько лесных полянок и разожгли с десяток костров, позаботившись, чтобы те находились на некотором расстоянии друг от друга. Джессамин терялась в догадках, пока Рис наконец не соблаговолил посвятить ее в свой замысел:
— Я хочу, чтобы в замке решили, будто у нас большое войско.
— Ты хочешь дать им знать, что мы уже здесь? — удивленно переспросила она.
— Это и есть часть моего плана. Как ты считаешь, Дровер сможет передать весточку твоему брату, чтобы он готовился принять нас? Можно ему доверять?
— Да, Джек всегда был нам предан. Уолтеру пришлось все рассказать капитану стражи и управляющему замком, но они не знают, когда мы вернемся.
— Неплохо. Дровер то и дело ездит в Честер и обратно, во всяком случае, достаточно часто, чтобы прикинуть расстояние. Так вот, ты притворишься, что повезла кому-то из деревенских лекарства, покинув замок до рассвета, когда вес еще крепко спали. Томас и я переоденемся деревенскими ремесленниками — на тот случай, если кому-то в замке нужно подковать лошадей, — или придумаем еще что-нибудь. А потом проникнем в замок вслед за тобой.
Джессамин испуганно сглотнула.
— Но ты исходишь из того, что Уолтеру и Саймону удалось скрыть мое отсутствие.
— Придется — выбора у нас нет. А твоя задача — убедить капитана английского отряда, что в лесу скрывается огромный отряд валлийцев. Не думаю, что для него это явится неожиданностью — ведь он уже давно заметил наши костры. Надеюсь, мне удастся выманить их из замка. Если я не ошибаюсь, после долгих недель безделья они на стену лезут от скуки и будут только счастливы немного поразмяться. По себе знаю, как тяжело сдерживать своих людей, когда они «грызут удила». Тут-то мы и потреплем их, постаравшись заманить подальше в лес. Я оставлю здесь парочку своих людей, а остальные, переправившись через реку, вернутся назад по собственным следам. И после этого войдем в замок. Скажи, через крепостной ров можно перебраться верхом?
— Да, пойдем, я покажу где, в этом месте ом почти высох.
— Отлично! Пока отряд сэра Ральфа будет рыскать по лесу в поисках валлийцев, мы преспокойно проникнем в замок и поднимем мост.
— А что будет потом? Ты думаешь, они пойдут на приступ?
— Вряд ли. Скорее всего пошлют сэру Ральфу письмо с душераздирающей историей о том, как огромный отряд валлийцев чуть было не растерзал их, и отправят с гонцом в Шрусбери. И я буду счастлив, когда они оставят нас в покое. А теперь скажи, что ты об этом думаешь?
Джессамин пожала плечами:
— Все пройдет как надо, если только каждый ответственно сыграет свою роль. — Джессамин могла лишь надеяться, что Джек сделал все, о чем она просила, и что Уолтер с пьяных глаз не проболтался о скором появлении Риса или какой-нибудь предатель не выдал их тайну.
— Перестань! Что толку сходить с ума? Кто не рискует, тот не выигрывает, — напомнил Рис, мягко похлопав девушку по плечу. — А если это не сработает, придумаем что-нибудь еще. Ты же не ожидала, что они распахнут перед нами ворота и встретят, как дорогих гостей?
Джессамин с улыбкой покачала головой.
Было холодно. Сырой, пронизывающий ветер пробирал до костей, и Джессамин обрадовалась, когда пришло время отправляться в путь.
Еще до восхода солнца они выехали в Морфа Бэч.
Увидев свою леди, Джек и Марджери от изумления чуть не упали в обморок. Они даже не сразу заметили за ее спиной двух незнакомых всадников, и только тогда им все стало ясно.
Джек предложил проводить их в замок, прихватив повозку с сеном. И он же посоветовал Рису с Томасом оставить своих великолепных боевых коней в деревне и пробраться в замок, сидя на повозке с сеном. С хитрой усмешкой он пояснил, что большинство знакомых ему ремесленников вряд ли могут купить себе какую-нибудь клячу, не то что рыцарского скакуна. Такие кони не для простых людей.
Слава Богу, что Джек подумал об этом. Он же отыскал грязную блузу из простой грубой ткани и снабдил Риса потертым шерстяным плащом. Томас облачился в шерстяную тунику и кожаный фартук. Джек с трудом убедил их, что только такая одежда им больше всего подойдет.
Кроме того, он предложил, чтобы они выдали себя за плотников, а не кузнецов, поскольку в замке идет строительство и двое рабочих ни у кого не вызовут подозрений.
Уже не было времени седлать собственного конька Джессамин. Поэтому она решила одолжить у Джека его старого мерина вместо того длинноногого жеребца, на котором приехала из Честера. Мерин был послушный, ничем не примечательный, и Джессамин надеялась, что Джексон еще не успел как следует обжиться в замке и вряд ли заподозрит что-то неладное, увидев ее верхом на этой кляче. А она будет уверять, что выбралась из замка задолго до рассвета, чтобы навестить Марджери, которая, по слухам, страдала от лихорадки.
С первыми лучами солнца они двинулись в путь. Рис и Томас с недовольным видом взгромоздились на повозку с сеном. Джессамин ехала сзади.
Джек был наверху блаженства.
Участие в столь важном предприятии заставило гуртовщика переоценить свои достоинства, казалось, он вырос на целую голову в собственных глазах и чувствовал себя очень важной персоной. А желание как можно лучше сыграть доверенную ему роль сделало его на редкость предусмотрительным. Как только путники подъехали к замку, он остановился и громко крикнул, приветствуя стражников, которых хорошо знал. И пока они неторопливо двигались вперед, Джек рассказал историю о том, как случайно повстречался на дороге с двумя плотниками-валлийцам и. Зная о том, что в замке позарез нужны рабочие руки, он решил привезти их с собой.
Джессамин подивилась, как все легко сошло. Не прошло и нескольких минут, как повозка затарахтела по подъемному мосту. С высоко поднятой головой Джессамин приветствовала Саймона, как будто они расстались накануне, и быстро выпалила заранее заготовленную историю о том, как спешила отвезти бедняжке Марджери целебный настой.
Джексон выразил свое недоумение по поводу того, что ей понадобилось так рано выбираться из замка. Но тут снова вмешался Джек — сокрушенно качая головой, он мрачно поведал о недуге, постигшем его молодую жену. Однако Джессамин продолжала чувствовать на себе подозрительный взгляд Джексона. Как только она въехала во двор, он тут же подошел и принялся внимательно разглядывать ее лошадь.
— Примите мои поздравления, леди, по поводу вашего чудесного выздоровления, — мрачно нахмурившись, процедил он. — Да еще, как я вижу, вы успели обзавестись новой лошадью!
Джессамин заволновалась, заметив, сколько подозрительности было в его голосе. Стараясь держаться невозмутимо, она величественно спешилась.
— Да. Старик Мерлин порядком обленился и растолстел. Должно быть, оттого, что я давно на нем не ездила. Вот и пришлось взять этого мерина. К тому же до Морфа Бэч рукой подать.
— М-да, здорово же вы разболелись, раз целых две недели носа из своей комнаты не показывали. Пропустили святки, даже ни разу не спустились вниз попраздновать вместе с нами, — продолжал Джексон, внимательно вглядываясь в ее лицо. Ему показалось, что она очень бледна, глаза запали и под ними залегли синеватые тени.
— Да, честно говоря, я уж думала, что умираю. Поблагодарите Господа, Джексон, что сами не свалились вслед за мной, — заявила она, глядя ему прямо в глаза. — Теперь мне намного лучше, так что приготовьтесь, больше бездельничать вам не придется.
Он внезапно принял подозрительно кроткий вид, и Джессамин поняла, что наступила на больную мозоль. Скорее всего бедолага Уолтер и знать не знал, что люди день-деньской болтаются без дела. Да и где ему, раздраженно подумала Джессамин. После смерти отца он почти не занимался замком. А она все это время по вполне понятной причине ни разу не заглядывала ни в оружейную, ни в сторожевые башни.
— Мы же солдаты, госпожа. Мы не привыкли бездельничать, — недовольно прошипел Джексон, и лицо его побагровело.
— Да-да, это я уже слышала, и не раз! — резко ответила Джессамин. — Надеюсь, так оно и есть. Дело в том, что в лесу большой отряд валлийцев. Поэтому-то мы и выехали ни свет ни заря — надеялись прошмыгнуть у них под носом.
— Мы видели костры. Как вы думаете, их много?
— Не знаю. Может быть, сотни. Во всяком случае, слишком много, чтобы ваш отряд смог что-то сделать. Джексон презрительно расхохотался:
— Вы даже не понимаете, о чем говорите! Да мои солдаты зададут им жару! Мы им покажем, что такое английское гостеприимство!
— А вдруг они ожидают подкрепления? Об этом вы не подумали? Может, они поэтому и скрываются в лесу? — с невинным видом спросила Джессамин.
Джексон нахмурился и задумчиво потер подбородок.
— Ну, если так, то с нашей стороны будет благоразумно позаботиться об этих бездельниках прежде, чем их станет еще больше! — Он хрипло рассмеялся.
— Я не позволю своим людям покинуть замок! — резко оборвала его Джессамин. — Не хочу, чтобы кто-то из них был убит или ранен. А валлийцев там куда больше, чем вы сможете одолеть собственными силами.
— Да разве вы не знаете, что один английский воин стоит четырех валлийских псов?! Мы разобьем их в пух и прах без помощи ваших сопляков и старых баб, которые называют себя воинами Кэрли! ~ Джексон выразительно покосился на Саймона, который как раз подошел поближе и вспыхнул от нанесенного оскорбления, причем со стороны человека гораздо моложе его. — Ведь мы закаленные бойцы и состоим на службе у самого короля Генри, благослови его Господь! — Джексон закатил глаза и выразительно ударил себя в грудь. — А кроме того, госпожа, не забывайте, что вашего разрешения, пока я здесь, мне не требуется. Сэру Ральфу было угодно возложить на меня ответственность за безопасность — и вашу в том числе, леди Джессамин, — грубо напомнил он, похоже, забыв, с кем разговаривает. — Поэтому отправляйтесь в дом и спокойно отдыхайте. Ни о чем не беспокойтесь — я сам обо всем позабочусь.
И с этими словами доблестный капитан удалился.
Джессамин перехватила брошенный Рисом взгляд и, когда он заговорщически подмигнул ей, ответила быстрым кивком. Ей все-таки удалось заманить Джексона в расставленную ими ловушку!
Теперь им оставалось только ждать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Негасимое пламя - Филлипс Патриция



Отличный роман. Почему никто не читал?? Только много графических ошибок. А так очень интересный роман. И начало емть и любовь и интрига и хорошая развязка.
Негасимое пламя - Филлипс Патрициянека я
21.06.2013, 12.07





Читала не отрываясь....замечательный роман...
Негасимое пламя - Филлипс ПатрицияСветлана
26.07.2013, 16.28





Хороший роман, очень интересный и волнующий.
Негасимое пламя - Филлипс ПатрицияLina
12.03.2014, 19.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100