Читать онлайн Меч и пламя, автора - Филлипс Патриция, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Меч и пламя - Филлипс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.73 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Меч и пламя - Филлипс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Меч и пламя - Филлипс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филлипс Патриция

Меч и пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Внутри повозки было холодно, снаружи зарядил дождь, и Адель слышала, как крупные капли отбивали барабанную дробь у нее над головой. Она открыла глаза и почувствовала резь от набившегося в них песка. Затем девушка приподняла голову, и ей показалось, будто внутри у нее гудит огромный колокол. Застонав, она сжала руками виски и снова опустилась на солому, стараясь не шевелиться.
Ей понадобилось несколько минут, чтобы собраться с силами и снова открыть глаза. Повозка тронулась с места, раскачиваясь из стороны в сторону, словно корабль в море, и теперь Адель пришлось бороться с приступом тошноты, который не отступал до тех пор, пока тряска не прекратилась.
Наконец она достаточно пришла в себя, чтобы сесть. Просунув пальцы в щель между кусками линялой парусины, накрывавшими повозку, она раздвинула их и выглянула наружу.
Повозка медленно тащилась по холмистой равнине с редкими деревьями. Кругом виднелись гниющие остатки растительности, тесно переплетающиеся между собой; среди желтой чахлой поросли, задевавшей края повозки, попадались яркие бусины плодов шиповника – они были так близко от нее, что она могла их сорвать.
Понемногу к Адель возвращалась память, а вместе с ней и потрясение, которое она испытала, узнав голос Лоркина Йейтса – последнее, что ей удалось услышать перед тем, как все погрузилось во тьму. Ее охватила дрожь ужаса. Каким-то образом Йейтсу удалось разыскать ее как раз тогда, когда она думала, что он навсегда исчез из ее жизни.
Руки Адель были связаны, но ноги оставались свободными, и она принялась разминать их. Левую лодыжку пронзила острая боль, и Адель вспомнила, как подвернула ее, угодив ногой в выбоину на дороге. Она снова осторожно раздвинула парусину в задней части повозки в надежде выпрыгнуть из нее и скрыться, благо они двигались вперед достаточно медленно.
Выглянув наружу, она, к своему разочарованию, увидела там голову осла и потертые штаны сидевшего на нем наездника. Тогда Адель перебралась в переднюю часть повозки, но и тут ее постигла неудача – с той лишь разницей, что здесь ее взгляд наткнулся сразу на четырех всадников. Побег был явно невозможен. Когда они сделают привал, она попробует найти какой-нибудь другой выход. Сама мысль об объятиях и мокрых жадных поцелуях Лоркина вызывала у нее омерзение.
Наконец тряская повозка накренилась и остановилась, заставив Адель очнуться от дремоты. Сжавшись в комок, она присела на корточки в самом темном углу повозки, зная, что за нею придут, и моля Бога о том, чтобы это оказался не Йейтс.
– Все в порядке, – донесся до нее снаружи чей-то возглас, затем между кусками парусины мелькнул свет фонаря.
– Здравствуй, Адель, дорогая моя.
Все ее надежды на спасение окончательно улетучились. Хотя она и не отдавала себе в этом отчета, до этого момента в глубине души Адель цеплялась за отчаянную мысль, что ее похитителем был все же не Лоркин Йейтс. Теперь последние сомнения развеялись, и это стало для нее сокрушительным ударом.
Показавшись в проеме между кусками парусины, Йейтс поднял повыше фонарь, чтобы рассмотреть ее лицо, и, похоже, остался доволен тем, что увидел.
– Наконец-то, – выдохнул он, протянув к ней руку. – Как раз такая, какой ты мне запомнилась. Я так боялся, что мы никогда больше не встретимся.
Все еще улыбаясь, самозванец, выдававший себя за Джоса, помог Адель выбраться из повозки и подвел ее к бивачному костру. Огонь был слабым, поскольку древесина еще не успела просохнуть после недавнего дождя, но, несмотря на это, Адель протянула руки поближе к колеблющимся язычкам пламени. Она бросила взгляд по сторонам – на густой лес, окружавший их, на тощие фигуры спутников – и сердце в ее груди оборвалось. Итак, Лоркин снова захватил ее в плен в еще одном лесном лагере, намереваясь и дальше жить с нею во лжи. Интересно, догадывается ли он о том, что она уже знает правду?
– Я думала, ты все еще в тюрьме, – произнесла она наконец, вывернувшись из его цепких рук.
– На всем свете не найдется таких тюрем, которые могли бы меня удержать, в особенности когда у меня есть цель. Я должен был бежать, хотя бы для того, чтобы спасти тебя, сестренка, – ответил Йейтс, протянув руку, чтобы погладить ее по щеке.
– И что ты собираешься делать со мной теперь?
Тон ее вопроса был таким резким, что его лицо помрачнело.
– Как, ни единого слова приветствия для своего родного брата? Никакой благодарности за то, что я вызволил тебя из беды?
– А я и не просила меня вызволять, – пробормотала Адель, принимая из рук Йейтса кружку теплого эля и одновременно решая про себя, стоит ли ей прямо сказать о том, что он самозванец, или с этим лучше повременить. По здравом размышлении она пришла к выводу, что проявить свою осведомленность сейчас было бы ошибкой – здесь, в лагере, она всецело зависела от его милости. Ради ее же блага ей лучше оставаться в глазах Йейтса его сестрой – в противном случае он наверняка попытается ее изнасиловать. Кроме того, если ему станет известно, что его разоблачили, для него уже не будет смысла оставлять ее в живых. Ей не были известны дальнейшие планы сэра Гая, но, судя по тому, что рассказывал ей о Лоркине Йейтсе Рейф, этот человек мог быть очень опасен. Рейф говорил ей…
Рейф! Приступ дрожи потряс все ее тело. Ей так и не удалось выяснить, что произошло с ним на турнире. Когда эти негодяи схватили ее, она как раз направлялась к шатру Фицалана, чтобы расспросить о его судьбе. Похоже, что у нее и впрямь случился временный провал в памяти, но теперь боль и тревога снова нахлынули на нее удушливой волной. Она должна знать, пострадал он или нет.
– Отвези меня обратно, – потребовала Адель, поставив кружку на землю.
– Куда?
– В Сент-Эдмундсбери. Я остановилась там в доме Фицаланов, и они наверняка станут меня искать. Если ты сейчас же доставишь меня туда, возможно, тебе еще удастся бежать.
– Бежать? Зачем? Разве я не свободен как птица?
– Ты по-прежнему остаешься изгоем, стоящим вне закона. Я бы не назвала это свободой.
Глаза Йейтса превратились в щелочки; он долго смотрел на нее при свете костра, после чего произнес:
– Ты очень изменилась, сестра, и это не к добру. Не знаю, что тебе про меня наговорили, но я не изгой и… нет ничего более естественного для брата и сестры, чем жить вместе. Скоро мы с тобой вернемся в Эстерволд и забудем о том, что было прежде.
Адель едва удержалась от того, чтобы не выложить ему все, что она о нем думает, однако вместо этого лишь спросила:
– А как же Хью д’Авранш?
– Ублюдок! – Йейтс сплюнул в костер. – Все, чего он заслуживает, – нож в спину. Когда я явился с предложением доставить тебя к нему, он обошелся со мной как с последним нищим.
Встревоженная его словами, Адель выпрямилась:
– Что ты имеешь в виду? Когда это было?
– Он приехал в Сент-Эдмундсбери, чтобы участвовать в турнире. Я сказал, что знаю, у кого в плену ты находишься, и готов за плату привести тебя в его шатер. Д’Авранш в ответ назвал меня мошенником и даже угрожал натравить на меня своих людей.
– Так ты сообщил ему про Рейфа!
– Разумеется. Кроме того, я предложил ему похитить тебя, но он не согласился.
Итак, теперь Хью д’Авранш знает о том, что Рейф отказался подчиниться королевскому приказу. При этой мысли Адель охватила дрожь. Д’Авранш тоже участвовал в турнире, и вполне возможно, что именно он в конце концов предательским ударом в спину выбил Рейфа из седла. Адель не знала герба д’Авранша.
– Глупец! Из-за тебя Рейф де Монфор мог лишиться жизни! – воскликнула она, вскочив на ноги.
Лоркин Йейтс в гневе схватил ее за руку и насильно усадил на место.
– Не смей больше называть меня так, – процедил он сквозь зубы, – не то я перережу тебе горло!
Этой угрозы оказалось достаточно, чтобы заставить Адель замолчать. Ярость в его голосе ясно показывала, что ее ожидает, если она осмелится встать у него на пути. Теперь Адель более чем когда-либо понимала, что ей необходимо сосредоточить все свое внимание на побеге. Если Рейф в состоянии отправиться на поиски, наверняка он так и поступит, но где он будет ее искать? Кроме того, Рейф уверен в том, что Лоркин Йейтс надежно упрятан за решетку. Не исключено также, что он ранен или, еще хуже…
Адель постаралась выбросить ужасную мысль из головы и сосредоточиться. Вряд ли они за день успели отъехать далеко от Сент-Эдмундсбери на этой старой колымаге. Скоро все окрестные дороги окажутся наводнены рыцарями и их вассалами, возвращающимися домой с турнира. Если она увидит среди них кого-нибудь из тех дворян, которые вместе с ними отправились в паломничество, то сможет обратиться за помощью, а до тех пор ей нужно все время держаться начеку и бежать, как только представится случай. К несчастью, на сей раз с ней нет ее верного Лунного Света, поэтому ей придется рассчитывать только на быстроту собственных ног.
Мужчины, собравшиеся возле костра, во время их с Йейтсом разговора не проронили ни слова, по-видимому, опасаясь гнева своего предводителя. Были это те самые люди, которые помогли ему бежать, или его новые товарищи по несчастью?
– Здесь слишком сыро, так что мне придется ночевать в повозке вместе с тобой, – заявил Лоркин Йейтс, закончив ужин и отшвырнув в сторону обглоданные кости.
– Нет, ни за что! Скорее я буду спать на траве, завернувшись в плащ, чем соглашусь на это.
Неожиданная вспышка гнева со стороны Адель ошеломила ее похитителя. Глаза его зловеще блеснули.
– Ладно, можешь провести эту ночь в повозке, а завтра мы продолжим разговор, – помедлив, великодушно предложил он, поглаживая ее руку.
Адель с трудом подавила в себе дрожь отвращения – ей очень хотелось прогнать его вон, высказать ему прямо в лицо все, что она о нем думает, и покончить с этим фарсом раз и навсегда; однако Адель вовремя спохватилась: вся ее жизнь теперь зависела от того, останется ли он для окружающих ее братом или нет.
Отвергнув помощь Лоркина, Адель забралась в повозку. Йейтс швырнул ей вслед грязное одеяло, но она отбросила его в сторону. Позже, когда ночной холод усилился и на землю опустился туман, она все же поборола брезгливость и накрылась одеялом с головой.
Довольно долго Адель лежала без сна, прислушиваясь к звукам лагеря. К своему удивлению, она узнала среди них женские и детские голоса, из чего следовало, что они находились в еще одном сооруженном на скорую руку тайном убежище, надежно скрытом в чаще леса. Были ли эти грязные, оборванные люди заключенными, бежавшими вместе с Лоркином Йейтсом, или же они следовали за каким-нибудь другим крестьянским вождем, а Йейтс присоединился к ним позднее?
Возле повозки была выставлена охрана, что лишало ее всякой возможности незаметно ускользнуть из лагеря под покровом ночи. Сам Йейтс ночевал под повозкой – она услышала его голос, пожелавший ей приятного сна, а затем до нее доносился его громкий храп. Лежа в темноте, Адель вертела на пальце кольцо Рейфа де Монфора, моля Бога о том, чтобы с ним все было в порядке и чтобы он как можно скорее явился ей на помощь.
* * *
Рейф поморщился, едва его оруженосец затянул потуже бинты на его левом предплечье. Когда его выбили из седла, лезвие меча противника вспороло рукав кожаной куртки и проникло под кольчугу, пронзив ему руку. К счастью, рана оказалась не настолько серьезной, чтобы вывести его из числа участников состязания, и, покинув на короткое время ристалище, он снова занял место в седле и бросился в атаку.
Рейф и его команда одержали победу в этой потешной схватке, выбив из седла и захватив в плен многих соперников, чтобы затем получить с них выкуп. Торжественным галопом он выехал в сопровождении Джералда Монсореля к трибунам, горя нетерпением сообщить Адель об их неслыханной удаче.
Однако, оглядев толпу, он не нашел ее рядом с Барбарой и Маргарет, весело щебетавшими с подругами. Очевидно, Адель устала от их пустой болтовни и спустилась вниз, чтобы немного размяться.
Когда рыцари ехали верхом по тропинке между шатрами, сторонники приветствовали их ликующими криками – в особенности те, кто ставил на их команду и выиграл. Внутри огромного шатра Фицалана свет угасающего дня, просачиваясь сквозь вишневую ткань, придавал лицам всех находившихся в ней неестественный оттенок. О Господи, как же ему было жарко! В холодный ноябрьский день Рейф весь покрылся потом.
Его оруженосец Симм тут же поспешил ему навстречу, чтобы освободить хозяина от доспехов. Как и опасался Рейф, шлем был сильно помят в сражении – теперь его придется отдать в починку оружейнику вместе с мечами и кинжалами, которые после сегодняшнего турнира требовалось как следует заточить.
Симм отстегнул верхнюю часть кольчуги Рейфа, за которой последовал капюшон на мягкой подкладке.
– Вот умница. – Рейф тряхнул головой. – А теперь дай-ка мне немного выпить.
Почти сразу же у него в руке оказалась кружка холодного эля, и Рейф залпом осушил ее – до такой степени у него пересохло в горле. Затем он с благодарностью принял из рук юноши влажное полотенце и вытер с лица слой грязи.
– Милорд, вы весь в крови! – встревоженно воскликнул Симм.
– Пустяки! Просто меч попал ниже шлема и порезал плечо. – Рейф поморщился. Кровь, стекая тонкой струйкой по руке, скопилась лужицей на ладони.
В конце концов Рейф послушно прилег на койку, давая возможность Симму снять с него часть доспехов. У самой ключицы стала видна рана шириной в два дюйма. Хотя Рейф ни словом не обмолвился об этом оруженосцу, он понимал, как ему повезло.
Симм перевязал, как умел, раненое плечо хозяина. При этом Рейф слышал, как стонал Джералд, когда его слуга перетянул ему потуже бедро, чтобы остановить кровотечение.
– Неужели так плохо? – спросил он, сев на койке и взмахом руки отослав Симма.
– Пока терпимо, – отозвался Монсорель. – Но если бы удар пришелся несколькими дюймами выше… – Он выразительно закатил глаза. – Ты уже знаешь о том, что нам сегодня досталась крупная сумма в качестве награды, друг мой?
Рейф рассмеялся:
– Да. Если бы мы участвовали в этом турнире ради денег, то не получили бы ничего.
Тут его внимание привлекло внезапное смятение у входа в шатер, и, подняв голову, он увидел на пороге широко ухмыляющегося Фулка Фицалана.
– Примите мои поздравления, милорды! – прогремел Фулк и устремился к ним, чтобы пожать им руки, но тут же отступил не без некоторой брезгливости, заметив запекшуюся кровь и грязь.
– Неизбежное зло, – пояснил Рейф, оценив выражение лица собеседника. – Обещаю, что к вечеру я снова буду выглядеть чистым и ухоженным.
– О нет, что вы! Просто я не привык к… – Фулк вдруг прервал свои объяснения и поспешил к койке своего зятя, встревоженный видом свежей крови. Из-за его спины Рейф скорчил гримасу, и Монсорель едва заметно улыбнулся:
– Что ж, братец, думаю, сегодня ты можешь нами гордиться – мы не опозорили имя Фицаланов.
– Гордиться? Да я просто вне себя от радости! – воскликнул Фулк, и лицо его снова засияло. – Я даже не предполагал, что вы с Рейфом окажетесь такими опытными и ловкими бойцами. Быть может, вы согласитесь в будущем участвовать в…
– Ну уж нет, – прервал его Рейф. – Мне жаль тебя разочаровывать, но у меня накопилось слишком много дел в Фордеме, чтобы попусту тратить время на турниры. – Он свесил ноги с койки и жестом приказал Симму унести остатки полотна и миски с кровью. Теперь, когда Фицалан нанес им положенный визит вежливости, он мог снова обратить все внимание на Адель – задача, которая была ему куда больше по нраву.
– Как только вы приведете себя в порядок, милорды, дамы будут рады принести вам свои поздравления, – напомнил Фицалан, собираясь уходить и оправляя свои лайковые перчатки.
– Адель еще никогда прежде не приходилось присутствовать на турнире, – заметил Рейф, приняв из рук Симма чистую тунику. – Надеюсь, ей понравилось это зрелище? Или она решила, что здесь слишком шумно и слишком много крови?
– Скорее последнее, я полагаю. Кстати, ее нигде не видно – возможно, она уже ушла. – Фицалан пожал плечами.
– Что? – Рейф тут же вскочил на ноги.
– По словам Маргарет, Адель покинула трибуны около часа назад. По-видимому, ей стало дурно при виде крови.
– Ты хочешь сказать, что она ушла одна?
Фицалан снова пожал плечами:
– Я не знаю. Думаю, она взяла с собой кого-нибудь из слуг, но…
– Но ты не можешь утверждать наверняка, и тебе даже не пришло в голову это выяснить? – В голосе Рейфа зазвучал металл. – Боже праведный, Фулк, девушка находится в незнакомом городе, где вокруг слоняется столько разного сброда, и ты отпустил ее домой без сопровождения!
Фицалан густо покраснел, на его полном лице проступила тревога.
– Да, пожалуй, сейчас я могу понять причину твоего беспокойства, но в тот момент как-то об этом не подумал. Возможно, она остановилась возле одного из прилавков; пожалуй, пойду и расспрошу служанок.
– Лучше я сам их расспрошу, – заявил Рейф, направляясь к выходу из шатра. – Будем надеяться, что они дадут обнадеживающий ответ.
Однако вскоре Рейф убедился, что никто из женщин не видел, как Адель покинула трибуну. Хотя поначалу он грозил задать им хорошую взбучку, если они не перестанут причитать и не ответят прямо на его вопросы, но все его усилия ни к чему не привели – ни одна из служанок не знала, куда ушла Адель.
Рейф разослал повсюду своих людей с приказом допросить торговцев в надежде на то, что хоть кто-нибудь из них заметил ее, но ничего определенного узнать ему так и не удалось. Объяснялось ли это тем, что он не предложил им достаточно серебра, или же тем, что выдавать подобные сведения было небезопасно, Рейф не знал.
Незадолго до наступления сумерек пошел дождь. Рейф стоял с непокрытой головой, наблюдая за всеобщей суетой, между тем как торговцы поспешно убирали свои товары, а толпа зрителей старалась укрыться от дождя. Ощущение торжества, которое он еще недавно испытывал от сегодняшней победы, исчезло без следа. Даже тот трудный выбор, который ему предстояло сделать, встав на сторону короля или повстанцев, уже не имел для него значения. Ему казалось, что клятвы, принесенные перед высоким алтарем в церкви святого Эдмунда, принадлежали совсем другому времени, – сейчас его единственной задачей было найти Адель.
Подняв глаза к небесам, Рейф принялся истово молиться, чувствуя, как крупные капли дождя падают на его обращенное вверх лицо. Не будучи откровенным противником религии, он, однако, никогда особенно не доверял людям в сутанах; но теперь, доведенный до отчаяния и не зная, к кому еще обратиться, он опустился на колени прямо в раскисшую грязь и потупил голову. То единственное, чем он дорожил в жизни, было у него отнято. Рейф молился с неведомой прежде горячностью, и полузабытые слова быстро приходили ему на ум, когда он обращался к Создателю с просьбой помочь ему в его поисках.
Разумеется, никакого немедленного ответа с небес не последовало. Совершенно подавленный, Рейф молча следил за тем, как солдаты упаковывают вещи. Лошади были уже приготовлены к путешествию, а его удрученные неудачей люди оставили всякую надежду выяснить что-нибудь о судьбе Адель и заняли места в седлах. Они медленно пустились в обратный путь. Грязь хлюпала под копытами лошадей. Посреди низменной равнины уже образовался стремительно бегущий ручеек, разделивший ее надвое. Многие повозки застряли в размокшей глине, а их владельцы, крича и напрягаясь изо всех сил, пытались стронуть их с места.
То, что произошло затем, только укрепило веру Рейфа в силу молитвы. Его солдаты остановились возле ближайшей телеги, принадлежавшей какому-то оружейнику и его подмастерью, чтобы помочь вытащить ее из грязи, по привычке обратившись к хозяевам с вопросом, не видели ли они рядом с шатрами юную леди.
– Конечно, я хорошо ее запомнил, – ответил оружейник, – потому что не каждый день случается встретить такую красавицу.
Рейф крепче ухватился за поводья и выпрямился в седле.
– Значит, вы ее видели? – спросил он, вмешавшись в разговор. – И что, она была одна?
Оружейник тотчас приподнял шляпу.
– Я мало что могу к этому добавить, милорд. Она расспрашивала, как ей лучше пройти, и какой-то парень вызвался ее проводить. Похоже, что сегодня все задают одни и те же вопросы. Большинство из них люди сердобольные и платят мне за труды звонкой монетой…
Он сделал многозначительную паузу. Рейф, раздраженно вздохнув, сделал знак Симму дать старику немного серебра.
– Ну и что потом? Куда она пошла?
Оружейник почесал голову.
– Точно не знаю, но она ушла с этим парнем.
Адель рука об руку с мужчиной? Рейф пожал плечами. Его надежды рухнули, и он утратил интерес к дальнейшим расспросам. По всей видимости, старый оружейник спутал Адель с кем-то другим. Он уже собирался ехать дальше, когда его собеседник предположил:
– Возможно, лорд д’Авранш сможет сказать вам больше. Тот парень беседовал и с ним тоже, и, судя по крикам, здорово его разгневал…
– Д’Авранш? Хью д’Авранш из замка Саммерхей?
– Да, он самый. Вы, конечно, хорошо его знаете.
По другую сторону поля Рейф мог различить мокрый от дождя стяг д’Авранша, развевавшийся над ярко-красным шатром. Как и многие другие рыцари, прибывшие издалека, д’Авранш, по-видимому, предпочел переждать ливень у себя в шатре.
Рейф круто изменил направление, поехав обратно к заляпанному грязью шатру д’Авранша. Он отправил впереди себя одного из своих солдат с просьбой о встрече, хотя предпочел бы, чтобы этот разговор состоялся при других обстоятельствах. Но сегодня судьба распорядилась так, а не иначе, и потому он жадно цеплялся за малейшую нить надежды, которую этот человек держал в своих руках.
Рейф ждал своего посланца, укрывшись под навесом соседнего шатра, откуда доносились голоса его весело пирующих обитателей, неразборчивые от выпитого эля. Наконец солдат вернулся. Хью д’Авранш дал согласие на встречу.
Как это великодушно с его стороны, подумал про себя Рейф угрюмо, плотно сжав губы при мысли о той малоприятной беседе, которая ему предстояла. Подстегивая коня, он с трудом пробрался через месиво в узком пространстве между шатрами и возле входа в забрызганную грязью красную палатку спешился, передав своего жеребца Симму, после чего, нагнувшись, вошел внутрь.
К своему удивлению, он застал там д’Авранша в компании всего двух вооруженных вассалов. Дождь громко барабанил по крыше шатра, которая прохудилась в нескольких местах, так что Рейфу приходилось уклоняться от струек стекавшей вниз воды.
– Вот мы с вами наконец и встретились, милорд, – проворчал Хью д’Авранш голосом, охрипшим от криков во время недавнего состязания. Рядом с ним на полу лежали окровавленная накидка и кольчуга. Рейф тотчас же узнал доспехи своего противника во время большой свалки: рыцарь атаковал его с такой яростью, что Рейфу понадобилось все его искусство, чтобы избежать сокрушительных ударов. Теперь личность безымянного соперника и мотивы его поведения стали ему ясны. Д’Авранш знал намного больше, чем предполагал Рейф.
– Прежде всего позвольте мне принести вам свои поздравления, милорд, вы показали себя достойным противником на турнире, – произнес Рейф невозмутимо, взяв протянутый ему кубок с вином.
– Я могу сказать то же самое о вас, – буркнул в ответ д’Авранш. Его угрюмый вид и хмурая складка на лбу выглядели не особенно обнадеживающе. Из-под густых темных бровей жесткие, как кремень, глаза с явной враждебностью следили за каждым движением Рейфа.
Некоторое время ни один из мужчин не произносил ни слова. Рейф в несколько глотков осушил кубок и поставил его на стол. Д’Авранш последовал его примеру и тут же громко рыгнул. Рейф невольно вспомнил о Бохане, тем более что у д’Авранша на том же самом месте туники было заметно горчичное пятно, еще более подчеркивавшее общность их привычек.
– Удивительно, как у вас хватило смелости явиться сюда после того, что я узнал сегодня, – наконец нарушил молчание д’Авранш.
– И что именно, милорд?
– Похитить у меня женщину! Это просто неслыханно!
– Женщину? Вы имеете в виду невесту, которую выбрал для вас наш досточтимый король? – язвительно осведомился Рейф.
Они обменялись гневными взглядами, после чего д’Авранш, не будучи больше в силах сдерживаться, прорычал:
– Вы не только совершили государственную измену, не только отняли у меня невесту! – Вены на его шее вздувались: – Что еще хуже, вы превратили меня во всеобщее посмешище!
– Вот как, милорд? Поскольку вы сами узнали об этом только сегодня, а я был с Адель с самой весны, вряд ли о случившемся могло стать известно всем.
– Король хочет, чтобы она была моей, черт побери!
– Не думаю, что это так, если вспомнить о вашей недавней ссоре с королем, – заметил Рейф холодно. Он умел вести свою партию не хуже любого другого.
Д’Авранш угрюмо взглянул на собеседника – он был явно не готов к подобному выпаду со стороны Рейфа.
– Что ж, так или иначе, вам это не сойдет с рук, – возразил он. – Безземельный обычно не терпит непослушания.
Рейф пожал плечами:
– Посмотрим. Так или иначе, ввиду вашей опалы я попросил у короля руки Адель.
– Что? Вы ответите за свою дерзость, де Монфор! – вспылил д’Авранш. – Подобного вероломства я…
– Да полно уж! Давайте не будем зря отнимать друг у друга ни время, ни силы. Адель Сен-Клер вам совершенно безразлична. Она была чем-то вроде подарка с целью обеспечить вашу лояльность; а поскольку вы уже поклялись пойти войной против короля, если он откажется подчиниться вашей воле, это делает вас еще большим предателем.
Д’Авранш проворно вскочил на ноги, рука его метнулась к кинжалу. Краем глаза Рейф уловил быстрое движение среди наблюдавших за ними вооруженных людей; лязгнула сталь, предупреждая его о том, что он стоит на зыбкой почве.
– Как вы посмели открыть эту тайну?
– Клятва была произнесена вами в присутствии многих людей, и я не знал, что она до сих пор остается тайной.
– А вы, скользкий ублюдок, как я подозреваю, намерены лицемерно уверять короля в своей преданности до тех пор, пока не станет ясно, откуда ветер дует!
– Вашим принципом всегда было придерживаться именно такой благоразумной тактики, и я удивлен тем, что теперь вы осуждаете меня. Я всего лишь следую вашему примеру. Кроме того, мы с вами оба знаем: вы переметнулись к повстанцам, поскольку уже вытянули из короля все, что можно.
Понимая, что высокий рост Рейфа ставит его в более выгодное положение, д’Авранш снова опустился в кресло. Некоторое время они сердито смотрели друг на друга.
– Если вы согласны, я готов предложить вам щедрую сумму в возмещение ущерба, нанесенного вашему имени. Если же вы хотите получить вместо Адель другую женщину, я могу устроить и это тоже.
– Итак, в ваши намерения не входит уступать мне леди Сен-Клер без борьбы?
– Ни в коем случае, – лицо Рейфа сделалось жестким. – Кстати, поединок – еще один возможный исход, так что выбирайте сами.
К его изумлению, на небритом лице д’Авранша промелькнула улыбка.
– Ну уж нет, де Монфор, черт бы вас побрал! Мне еще не совсем надоела жизнь. Сегодня вы сражались ради забавы, и будь я проклят, если вызову вас на бой, когда речь пойдет о чем-либо действительно важном.
Напряжение Рейфа несколько ослабло. Партия была почти выиграна, и, повинуясь внезапному порыву, он протянул д’Авраншу правую руку ладонью вверх. Тот сначала колебался, но потом пожал протянутую ему руку в знак примирения:
– Я уважаю настоящего воина. Думаю, мы с вами сможем обсудить сумму компенсации в Саммерхее за кубком доброго вина, – наконец предложил он. – Еще одно. Ваш посланец говорил мне, что у вас есть ко мне какой-то вопрос. Что это за вопрос?
Рейфу ничего не оставалось, как открыть ему горькую правду.
– Сегодня днем во время турнира Адель исчезла. Очевидно, ее похитили где-то возле ряда шатров. Только не спрашивайте меня, как она там оказалась, потому что я сам этого не знаю. Мы гостили в доме Фицаланов, и я решил, что с ними она в полной безопасности. Какой-то оружейник сообщил мне, что вы беседовали с тем самым молодым человеком, с которым ее видели в последний раз. Я хочу выяснить, кто он и где его найти.
Д’Авранш налил себе еще вина в кубок и предложил другой кубок Рейфу, размышляя над его вопросом.
– Выяснять это, приятель, все равно что искать иголку в стоге сена! Я разговаривал сегодня со многими людьми.
Подавшись вперед и не сводя с него пристального взгляда, Рейф произнес:
– По словам оружейника, этот человек вызвал ваш гнев, поэтому я надеялся, что вы его запомнили.
– Вызвал мой гнев, говорите? – переспросил д’Авранш, припоминая. – Да, действительно, один молодой наглец из наемников явился сюда с предложением доставить ко мне леди Сен-Клер – разумеется, за плату. Именно от него я и узнал о той роли, которую сыграли в этом деле вы, – добавил он хмуро.
У Рейфа все оборвалось внутри. Он выпрямился и сделал несколько шагов к выходу из палатки. Им вдруг овладело ужасное предчувствие…
– Коренастый, среднего роста, со светлыми волосами и бородой? Из тех людей, при виде которых у вас возникает желание внимательнее следить за своим кошельком?
– Да, он самый. Запрошенная им цена была такой непомерной, что я не согласился бы заплатить столько даже за саму Пресвятую Деву!
Губы Рейфа сжались в тонкую линию. И как только он раньше не подумал о Лоркине Йейтсе? Впрочем, ему уже был известен ответ – он полагал, что негодяй надежно заперт в тюремной камере; однако каким-то образом Йейтсу удалось избежать петли. Теперь Рейфу предстояло исправить эту ошибку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Меч и пламя - Филлипс Патриция



очень неплохой роман, легко читается, богат событиями. В общем мне понравился. Читайте 9/10
Меч и пламя - Филлипс Патрициялюбовь
1.04.2015, 19.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100