Читать онлайн Обретенный рай, автора - Филдинг Пегги, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обретенный рай - Филдинг Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обретенный рай - Филдинг Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обретенный рай - Филдинг Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филдинг Пегги

Обретенный рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Капитан Нэш держал перед собой серые в полоску выходные брюки и внимательно их разглядывал.
– Если вы так уверены, – обратился он к Саре, – что вам не понадобится весь этот мужской гардероб, то почему бы не отдать его Лус? – Он бросил брюки в кучу вещей Роберта, которые разбирала Сара. – У нее наверняка масса родственников: дядьев, братьев и шуринов, которым это подойдет.
– Прекрасная мысль. Но вы сказали, что мне придется ехать верхом.
– Да. У меня для вас есть чудесная спокойная лошадь.
– Тогда я оставлю кое-что из одежды Роберта, чтобы было удобнее ехать. Мне не хочется надевать новый костюм, который мне сшила мама.
Слезы навернулись ей на глаза.
– Мама хотела, чтобы я в нем венчалась. – Саpa достала шерстяную юбку в полоску и пиджак. – Посмотрите, узкие голубые полоски подобраны в тон лентам на моей шляпке. – Она приподняла юбку, чтобы он полюбовался и полосками и выглядывающей из-под подола изящной нижней юбкой. – Она сделала мне прекрасную полотняную нижнюю...
Сара осеклась. Господи! Она сказала мужчине «нижняя юбка». Что он теперь подумает о ней? Быстро сложив костюм, она убрала его в сумку и приглушенно сказала:
– У меня даже не было времени переодеться перед венчанием.
– Должно быть, ваша мама знакома с кем-нибудь из военного начальства.
– О чем вы?
– Этот хорошенький костюмчик – из чистейшей шерсти. В здешнем климате носить его невозможно, слишком жарко. Но в армии не заботятся об удобствах солдат. – Он немного оттянул воротник мундира. – Вот и ваша мама. Она думала только о том впечатлении, которое вы должны произвести, и больше ни о чем. Там, в Америке, начальство не знает, как здесь жарко, но, даже если бы и узнало, у меня такое подозрение, что это его и не взволновало бы. В шерстяной форме мы сходим с ума от жары. Я же все три дня проходил в этой сбруе с золотыми пуговицами.
– А я все три дня думала о том, как она вам идет.
– Видимо, так же думает наше командование. Привлечь внимание девушки – единственное, на что мы способны в этой форме. – Мархем улыбнулся. – В дорогу мне надо будет одеться поудобнее.
– О том я и говорю. Когда мы поедем, мне надо будет надеть брюки. – Она улыбнулась в ответ на его ошарашенный взгляд. – Брюки, капитан. Брюки больше подходят для езды верхом, чем юбка, разве не так?
Она взяла в руки пару накрахмаленных полотняных брюк.
– Должно быть, Роберт купил их здесь. Дома он никогда таких не носил.
– Наверное, вы правы. – Мархем опустил глаза и сделал вид, что укладывает вещи.
Ему не хотелось, чтобы она прочла его мысли.
– Бонг привезет остальное с минуты на минуту, и, если вы считаете, что взяли все необходимое, мы можем уехать завтра утром.
– А куда мы денем мои вещи, когда я пересяду на лошадь?
– В дороге будут питаться четыре человека и животные – значит, какое-то место освободится. Ваши сумки из повозки вы приторочите к седлу.
– Четыре человека?
– Вы, я, Бонг и возница. Четыре. – Он ловко перетянул тюк кожаными ремнями. – Это прекрасно, когда во время путешествия еду готовит женщина.
– Мне придется готовить?
– Я полагаю, вы захотите внести свою лепту в общее дело. Думаю, что Бонг согласится быть вашим помощником. – Он бросил готовый тюк на внушительную кучу баулов и сумок. – Вы имеете какие-то возражения?
Внутренне содрогнувшись, Сара отрицательно покачала головой. Он прав. Она хотела быть полезной. Может быть, все не так страшно, и приготовление пищи на костре не так уж сильно отличается от готовки на плите дома. В любом случае у нее будет обязанность, разве не к этому она стремилась?
– Вряд ли Бонг захочет мне помогать. Мне кажется, он очень неодобрительно на меня смотрит.
– Неодобрительно?
– Больше того, сурово.
– Не волнуйтесь. Он просто себе на уме. В пути он станет более разговорчивым. Бонг как раз тот человек, которого всегда хорошо иметь рядом.
– Ну и замечательно. Я готова. – И она указала на вещи Роберта, которые отложила для себя: полосатые брюки, две белые рубашки без воротников и белые льняные брюки.
Она была уверена, что полосатые брюки предназначались для венчания, как и найденный ею фрак. Фрак ей был ни к чему, но брюки могут пригодится.
Складной нож, кошелек с тремя десятидолларовыми бумажками и несколькими по доллару, горсть серебряных долларов, запонки, золотые часы с цепочкой, десяток книг в кожаных переплетах – вот, пожалуй, и все, что она оставила себе из вещей Роберта. А семья Лус будет прекрасно одета.
Действительно, позже в кухне Лус краснела от удовольствия, принимая в подарок мужскую одежду:
– Эти вещи очень понравятся отцу. Большое спасибо, мисс.
Выглянув в окно, Сара заметила вернувшегося капрала. Она попробовала высунуться подальше и почувствовала, как корсет впился в ее потное тело. Иногда быть женщиной просто невыносимо. Она посмотрела на солдат. Конечно, им было жарко в шерстяных мундирах, но зато хоть под ними ничего не натирает.
Капрал Манаве вернулся с повозкой, нагруженной клетками с живыми цыплятами, корзинами с овощами, мешками риса и пакетами с сушеными бобами. Не обращая внимания на наблюдающую за ними женщину, мужчины молча и слаженно работали. Каждый знал, что от него требуется, чтобы поездка была спокойной и безопасной. Мархем распределял груз и следил за его укладкой, Бонг чистил и точил оружие.
– Неужели мы должны везти всю эту гору оружия, капитан? – спросила спустившаяся во двор Сара.
– Вряд ли мое начальство придет в восторг, мадам, если мы оставим его на церковном дворе в Маниле. – Он вопросительно посмотрел на Сару: – Вы боитесь огнестрельного оружия?
– Вам приказано привезти револьверы, винтовки и эти огромные ножи?
– Лучше сказать, позволено привезти. Оружие предназначено для нашего лагеря. – Он поднял самый большой нож. – Кроме того, он принадлежит капралу Манаве. Этот нож называется мачете и в какой-то степени тоже является оружием. Наверное, у вас в Айове есть нечто подобное, серп, например. – Он провел рукой по острому лезвию ножа и кивнул капралу.
– Конечно, этой штучкой можно прорубить себе путь в любых зарослях, но для Бонга мачете – это нечто большее, чем просто нож. Правда, Бонг?
Молодой филиппинец хмыкнул и взял мачете из рук капитана.
– А для меня оружием является только это, – капитан поднял винтовку, – оно обеспечит нам безопасность в джунглях и сохранит наши жизни. – Он ласково погладил деревянный приклад винтовки.
Сара почувствовала, что слегка завидует этой винтовке.
– Я взял в руки оружие в... – он бросил взгляд на Сару, – думаю, еще до вашего рождения.
– Мне двадцать лет, капитан. Вы что, умели стрелять еще ребенком?
– Конечно. Там, где я вырос, еду можно было добыть только в лесу. Мы ходили на охоту за дичью. И потом, я на пятнадцать лет старше вас, моя девочка. – Нэш поднял два пистолета.
Сара невольно отступила, когда он, ловко повертев их в руках, взвел курки и прицелился. Дула пистолетов смотрели как раз на зловонную уборную. Сара почувствовала явное облегчение от того, что смертоносные штукенции направлены не в ее сторону.
– Я подарил их себе на день рождения. Это прекрасные пистолеты, и они не принадлежат армии, они мои. Мне кажется, я заслужил их. Армия кормит меня бесплатно, поэтому я сумел скопить деньги, чтобы заплатить за них. И довольно быстро, мне ведь не надо содержать жену и детей.
У Сары громка застучало сердце. Он не женат. Она подошла к горе оружия. Он поднял и показал ей два пистолета.
– М-да. Эти тоже мои. Браунинги. Последняя модель ручного оружия. – Он с нежностью подбросил их на ладонях. – Старина Бонг разевает рот каждый раз, как видит их. Правда, капрал?
Капрал опять усмехнулся и кивнул. Сара поняла, что маленький филиппинец обожает своего командира, а тот, в свою очередь, уважает способности капрала Манаве.
– Ваши вещи уложены, миссис Зумвальт.
– Мархем, раньше вы называли меня Сарой. Откуда вдруг такая официальность?
– Вы были настолько непреклонны в своем стремлении стать женой, а потом вдовой, что я решил не лишать вас радости именоваться новым именем. – Он покосился на дуло револьвера и прикрыл глаз. – Ваши бумаги готовы и в полном порядке. Вы хотите отправить их домой?
– Да, с письмом, в котором все рассказала. Папу и маму, конечно, расстроит смерть Роберта. Но они уверены, что я поступлю, как надо. Мне не терпится приехать на место и начать работать. – Какое-то время она разглядывала бронзовое от загара лицо капитана. – Я знаю, вы сделали все возможное, чтобы избавиться от меня, и мне пришлось использовать все виды оружия в борьбе с вами, от венчания до вдовства.
– Чтобы добиться своего.
– Да, я думаю, вы правильно выразились.
– Ну что ж, вы победили, моя дорогая. Остается надеяться, что вы не раскаетесь.
– Не раскаюсь. – Она крутанула в руках револьвер так, как это сделал Мархем Нэш несколько минут назад. – Расскажите о себе, капитан. Где вы родились? И какое место вы называете домом? Я знаю, вы не из Айовы, у вас легкий южный акцент.
– Надеюсь, что легкий. Я из резервации.
– Индейская резервация?
– Да, индейская и оклахомская резервация. Говорят, скоро Оклахома станет штатом. Но дома я не обращал большого внимания на политику, поскольку все равно никак не мог на нее повлиять.
– Индейская резервация. Ваши родители сейчас там?
– Да. Мой отец белый, он из Кентукки. Мать из племени ирокезов.
– Вы индеец? – Сара с удивлением посмотрела на него. – Вы похожи, похожи...
– Я похож на отца, хотя иногда мне кажется, что и на мать... Это хорошо. Я всегда считал ее более энергичной. Именно она отправила меня в школу. – Он минутку помолчал. – И она убедила меня, что пора перестать без всякого толку скакать на лошадях по окрестностям резервации с толпой орущих парней. Она объяснила мне, что я мог бы использовать свою буйную энергию на службе в армии, где скачка на лошадях, стрельба и крепкие выражения не только вполне допустимы, но и обязательны. – Он вновь подбросил на ладони револьвер, как бы прикидывая его вес. – Она знала, что никакими силами меня нельзя поставить за стойку бара или усадить за письменный стол. Отец согласился с ней. Он сказал, что, поскольку я наполовину индеец, опасности военной службы придутся мне по вкусу, ну а вторая моя половина, белая, не останется равнодушной к завоеванию чинов и званий. Они достаточно хорошо знали своего сына.
– Я никогда не думала, что белым разрешается жить в индейских резервациях. – Она испуганно зажала рот рукой.
Вот дуреха, надо сначала думать, а потом говорить.
Мархем смерил ее взглядом и усмехнулся:
– Отец всегда довольно свободно обращался с законом. Он, как и большинство белых в резервации, женился на индианке, а попадали они туда, скрываясь от чего-то или от кого-то. Возможно, и он приехал из Кентукки с той же целью, возможно, у него осталась там семья. А может быть, он и бежал от семьи. Он никогда ничего не рассказывал о своей жизни до резервации. – Мархем улыбнулся. – Скорее всего, он просто хотел быть с мамой. Проходя мимо нее, он до сих пор похлопывает ее пониже спины. Они все еще влюблены друг в друга, старые перечницы.
– Думаю, что мои родители тоже. – Сара вдруг почувствовала острый прилив тоски по дому. – Со дня свадьбы они не расставались больше чем на день. Конечно, мама с папой не целовались на людях, но всегда так смотрели друг на друга, что всем становилось ясно, как они любят друг друга.
Ей казалось, что прошли не месяцы, а годы с того дня, когда она в последний раз видела мать и отца. Может быть, они и не отличались большим умом или выдающимися способностями, но они любили ее, а она любила их. Любила скучную Айову, большой уютный родительский дом, мисс Арнольд и школьных друзей. Она вздохнула и сглотнула подкативший к горлу ком.
Может быть, действительно надо было вернуться в Айову, И так ли серьезна ее вина перед Робертом? И на самом ли деле так нужна здесь ее работа? Может быть, она зря не послушалась капитана Мархема Нэша и не позволила ему отправить ее домой?
Никто не укорил бы ее за такой выбор. И не важно, что она подписала какие-то бумаги мистера Хайнза. Если она захочет, то может уехать. Мархем с радостью объяснит в департаменте образования, что она раздумала. Он будет доволен. А она? Она должна принять решение сейчас... Другой возможности не будет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обретенный рай - Филдинг Пегги



хороший роман.....
Обретенный рай - Филдинг Пеггивалентина
11.02.2012, 10.27





Милый роман на фоне экзотической филиппинской жизни. Что в филиппинских джунглях, что в Российских глубинках-одно и тоже. Приезжает работать мужик-пьет, таскается по бабам и дурака гоняет. Приезжает женщина- наводит порядок, организует работу, решает все проблемы...и процесс пошел.
Обретенный рай - Филдинг ПеггиВ.З.,66л.
14.09.2014, 16.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100