Читать онлайн Обретенный рай, автора - Филдинг Пегги, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обретенный рай - Филдинг Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обретенный рай - Филдинг Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обретенный рай - Филдинг Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филдинг Пегги

Обретенный рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

О Боже! Кусочек креветки застрял у неё в горле. Он нашел корсет? Неужели он видел, как она разгуливала по джунглям в шляпке, чулках и туфлях? И эти обезьяны? Сара чувствовала, что лицо ее горит. Она уставилась в бамбуковый пол, от всей души желая, чтобы щели в нем были больше и она или капитан провалились сквозь них. Неважно кто, лишь бы не сидеть с ним лицом к лицу.
Сара не могла оторвать взгляда от пола И есть она тоже не могла, даже прожевать то, что было у нее во рту, она была не в состоянии. Не было никаких сил сдвинуться с места и произнести хоть слово.
Сара не видела, а чувствовала, что Мархем продолжает спокойно есть суп серебряной ложкой ее бабушки. Все так же уставившись в пол, она выслушала конец его рассказа.
– Я им, конечно, объяснил, что при вашей фигуре носить корсет – все равно, что покрывать лилию позолотой.
Она была готова убить его.
– Правда, я кое-что утаил, например, как вы в неглиже танцевали перед обезьянами. Конечно, в шляпке, туфлях и чулках. – Ом рассмеялся. – Кажется, обезьянам ваше представление понравилось не меньше, чем мне.
Сара просто подскочила, как будто ее ужалили. Значит, все это время он просто смеялся над ней. Ну и правильно. Она гордо вздернула подбородок. Теперь все ясно, она больше ни разу не заговорит с ним и даже думать о нем забудет. Сегодняшний вечер в его обществе она вытерпит, но в дальнейшем воздержится от встреч с ним. Плата за его услуги оказалась слишком высока.
– Еще супу, капитан Нэш? – Сара старалась говорить спокойно.
– О, опять вернулись к «капитану Нэшу»? – Он удовлетворенно захохотал. – Честное слово, я никому не открою нашу тайну. Поверьте, вы были просто восхитительны, когда скакали по джунглям совсем голая, ах, почти совсем голая!
– Нашу тайну? – выпалила Сара против своего желания.
– Ну конечно. Вы проделали все это, а я видел. Неужели теперь это не стало нашей общей тайной? – Он опять засмеялся. – Держу пари, ваша мама сказала бы, что вы сошли с ума, – В его глазах плясало пламя свечи, но ее затуманенному слезами взору представились две обнаженные белокурые прыгающие девушки в широкополых соломенных шляпках.
Сара сжала кулаки. Надо перевести разговор на другую тему и сделать вид, что она ничего не слышала. В ее ушах зазвучали интонации маминого голоса. Наверное, потому, что Мархем вспомнил о ней.
– Капитан, я очень беспокоюсь за Бонга и Магдалину, скажите они могут пожениться? Или вы не знаете? – Она посмотрела в усмехающееся лицо Мархема Нэша, и ей захотелось запустить в него стаканом или надеть ему на голову пустую супницу.
Ну нет. Выше голову! Надо продолжать разговор.
– Ее отец в этом деле не помощник.
Упоминание о старосте разом отрезвило Мархема. Он перестал улыбаться.
– Старый подонок. Он бы еще раз продал ее, если бы мог, но теперь за нее ничего не дадут. И ему абсолютно все равно, что с ней будет.
– Она, конечно, может остаться в моем доме, но, мне кажется, они любят друг друга. – Пальцы Сары нервно теребили накрахмаленный воротничок белой блузки.
Мама советовала ей никогда не падать духом. Но крайней мере, ей удалось уйти от разговора об этом чертовом корсете с розовыми оборочками.
– Наверное, они мечтают пожениться. Как вы думаете?
– Я поговорю с Бонгом, Сара. Но, думаю, торопиться не надо.
– Я завтра буду помогать на строительстве школы. – Она помолчала. – Бонг не хочет, чтобы я там что-нибудь делала, но я не могу сидеть сложа руки и смотреть, как другие строят для меня школу. Может быть, мне завтра и поговорить с ним?
– Может быть. Мы поговорим с ним вместе. У Сары вырвался вздох облегчения. Как хорошо, что она догадалась переменить тему.
– Я думаю, нам надо обсудить наше будущее, – прошептал Бонг на ухо Магдалине. – Все может получиться гораздо раньше, чем мы думаем.
– Они – хорошие люди, – пробормотала Магдалина. – Но не забывай, что они американцы. Американцы никогда ничего не понимают, пока не столкнутся с этим вплотную. – Она с гордостью потрогала золотой крестик. – Они утратили остроту восприятия.
– Но, согласись, в речи и поведении они значительно превосходят нас.
– Да. Правильное поведение и хорошие манеры иногда спасают их. – Магдалина приложила палец к губам, как бы призывая воздержаться от дальнейшего, обсуждения американцев.
Бонг кивнул и, когда никто не мог этого увидеть, погладил Магдалину по спине. Молодая женщина слегка откинулась назад, отдаваясь его молчаливым ласкам.
На следующее утро Сара пришла на строительство школы и сразу поняла, что Мархем велел Бонгу не мешать ей участвовать в работе. Она решила пренебречь тем обстоятельством, что приказ исходил от него. Самое главное – поскорее построить школу.
Она подала капитану доску, и он взял в руки пилу. Сара удивилась, как эти огромные ручищи могут работать с такой точностью и аккуратностью. Работа нравилась ей все больше и больше. Запах свежеструганного дерева, выкрики Бонга и его товарищей на их родном языке. И потом, ей было приятно находиться около Мархема. Она даже губу закусила, поймав себя на том, что любуется этим высоким мужчиной с широкой, белозубой улыбкой. Он, конечно, ужасный человек... Но его улыбка... Когда он улыбается... будто солнце всходит, наполняя все вокруг теплом и радостью!
Она опять украдкой взглянула на него. Честно говоря, он замечательно работал, как и его солдаты. Он больше ни разу не упомянул об их тайне. Может быть, если бы он забыл о ее дискредитирующем поведении, она тоже смогла бы когда-нибудь забыть об этом.
Они работали молча и слаженно. Сара приносила, держала и складывала доски. Мархем измерял их, распиливал и приколачивал. Около дюжины шоколадных ребятишек вертелись поблизости и с любопытством наблюдали за ними, подходя все ближе к странному сооружению. Запах нарубленного бамбука и влажной земли напоминал Саре благоухание сенного сарая в ее родной Айове. Воздух был наполнен сладким запахом неизвестных ей экзотических цветов, смешанным с вонью чеснока и тухлой рыбы. Но это был запах филиппинцев, и она училась терпеть его. Теперь всегда, почувствовав смешанный запах чеснока, рыбы и этих цветов, она будет мысленно возвращаться в это замечательное место.
Еще когда они ехали сюда, Мархем объяснил ей, что, по мнению филиппинцев, от американцев плохо пахнет. Скоро она заметила, что буйволы, которых использовали в хозяйстве, с отвращением фыркали, когда она проходила мимо. Ребятишки, окружавшие их, казалось, насквозь пропахли местными ароматами. Все местные жители носили украшения из цветов, и ей иногда казалось, что даже младенцы едят чеснок.
Когда Сара улыбнулась детям и приветливо сказала «мабухай», они захихикали, отбежали и спрятались за ближайшим цветущим деревом и густой зеленью карликовой пальмы. Она слышала, как они переговариваются высокими, тонкими голосами.
Вдруг Мархем запрокинул голову и что-то запел на тагалогском языке. Она услышала, как кто-то из детей засмеялся, и несколько смельчаков помладше подошли к недостроенному навесу, будто привлеченные песней.
– Что вы поете?
– Это детская песенка. Я слышал, как матери поют ее своим детям, но не знаю ее названия. – Он хмыкнул: – Наверное, ужасно, когда американский офицер издает такие звуки.
– Скажите им, чтобы они пришли сюда сегодня после обеда. Я приготовлю для них что-нибудь. – Ей понравилось, что угрюмый капитан так терпелив и весел с детьми. – Я попробую испечь печенье или что-то в этом роде.
Громкий голос Мархема заставил даже самых смелых удрать под защиту кустов, но дальше дети не ушли. Они стояли, прижавшись друг к другу, и смотрели, как строится их первая школа.
Детям повезло. Они будут с ней целый день. Мархем оторвался от распиливания досок, удивляясь, что дождливый день сделался ясным и солнечным из-за сияния золотистых волос Сары. Черная мантилья висела на колышке, вбитом в дальнюю стену. Эта уродливая вещица была похожа на паутину. Веселый красный зонтик висел на соседнем колышке.
Вдруг он догадался. Траур. Так вот почему она все это время носит серое платье. Наверное, у нее не было черного. Конечно, помогая на стройке, она надевала белый фартук поверх серого платья, этот фартук, он был готов поспорить, принадлежал ее матери. Но то, что она постоянно носила серое платье, выдавало ее. Теперь он понял, почему она покрывала голову этой ужасной черной тряпкой. Только самые старые женщины в селении носили черные мантильи и в знак траура по кому-нибудь. Этот ублюдок Роберт.. Он бы лично вытащил его из гроба, если бы это могло воздействовать на нее.
– Обшивку стен мы закончим завтра, и надо подумать об обстановке.
Какое ему дело до того, что она изображает из себя вдову? Его дело – помочь построить школу, а лично перед ней у него нет никаких обязательств. Тоже мне, учительница. Сама еще ребенок. Покончив с этим, он вернется к своей работе. Мархем с удовлетворением подумал, что его миссия закончится сразу после окончания строительства, и пусть этот невинный младенец отвечает сам за себя.
– Еще пара недель, и школа будет готова к приему учеников, уважаемая учительница. – Он шутливо отсалютовал ей пилой.
– Мы начали со скамеек, потому что их быстрее делать. – Сара встала позади Мархема, любуясь семью гладкими деревянными скамейками, которые солдаты внесли в чистенький класс.
Она взглянула на высокий потолок. Оставалось только надеяться, что пальмовые листья будут пропускать воздух и задерживать дождь. Когда-нибудь они настелют настоящие полы, но пока сойдет и утрамбованная земля.
Магдалина вызвалась помогать утрамбовывать землю специальным валиком, сделанным Бонгом, и сейчас Сара видела, как она ходит, то появляясь, то исчезая в трех оконных проемах. Деревянные ставни на окнах в зависимости от капризов погоды можно было открывать и закрывать, как раковину моллюска.
– У меня есть школа, почти настоящая школа, – ликовала Сара и закружилась от радости, раздувая юбку, как маленькая девочка.
Но тут же одернула себя, вспомнив о Мархеме. Вдруг он наблюдает за ней как тогда, в джунглях. Надо помнить, что она вдова и учительница, и вести себя подобающим образом.
– А чем это не настоящая школа? – Тут же услышала она знакомый насмешливый голос.
Сара знала, что ему нравится подтрунивать над ней, но она не сердилась, поскольку ему пришлось потрудиться больше других. Кроме того, молодой женщине действительно нравилось это простое сооружение из красного дерева. Скоро они все доделают. Мархем сказал, на следующей неделе. Она с трудом сдерживала нетерпение. Сара улыбнулась Мархему и показала на утрамбованную землю у себя под ногами.
– Настоящая, настоящая, даже полы из черного мрамора, – радостно пропела Сара, подвигая скамью к дальней стене. – Если вы поможете мне развесить по стенам наглядные пособия, то я сразу же смогу начать учить английскому этих маленьких бесенят. – Она показала на смуглые мордашки, торчащие в каждом открытом окне.
Самые маленькие сидели на плечах у своих старых братьев и сестер. Они приходили каждый день, занимали позицию у окон и беспрерывно галдели, обсуждая происходящее. Когда она обращалась к ним, они прятали глаза, хихикали, но в класс не входили. Сара никак не могла понять, почему не может заманить их внутрь, и решила обсудить это с капитаном.
– Я просил вас не волноваться, Сара. Большинство родителей не считают, что их детям надо ходить в школу. Они пришлют в школу своих детей, командир военной части прикажет им это сделать.
– А он прикажет?
– Непременно.
– Почему вы в этом так уверены?
– Я хорошо знаю нового командира.
– Майора Файрстоуна?
– Нет. Нового. Майора Мархема Алленбоя Нэша, приступающего к своим обязанностям с первого числа следующего месяца. – Он подошел к Магдалине и взял у нее из рук валик. – Я получил назначение сегодня утром. Поэтому-то мне доподлинно известно все, что будет делать новый командир. Дайте-ка я утрамбую землю, прежде чем вы начнете развешивать свои плакаты. – И он принялся катать валик по тому месту, куда она собиралась встать.
Сара забралась на скамейку, чтобы прикрепить повыше карточки с английскими буквами, которые бережно везла из Айовы.
– Как хорошо, Мархем. Повышение по службе. Я так за вас рада.
Он повернулся и что-то сказал Магдалине на тагалогском языке. Молодая филиппинка молча вышла из комнаты.
– Что вы сказали ей, Мархем?
– Я сказал, что валик слишком тяжел для будущей матери и что она поможет значительно больше, если принесет нам что-нибудь поесть.
– Это хорошо. Я тоже проголодалась. Откровенно говоря, меня беспокоило то, что она толкает эту тяжеленную штуковину. Ребенок, думаю, должен родиться через месяц. – Поверх детских головок, торчащих в окне, она увидела Магдалину, быстро идущую по грязной улице. – Я так обрадовалась, что забыла о еде. – Стоящая на скамейке Сара сразу стала выше ростом и теперь смотрела сверху на походную шляпу капитана.
Оказывается, приятно иногда иметь возможность посмотреть на него сверху вниз.
– А вы не рады?
Карие глаза взглянули на нее с удивлением, и по искоркам смеха, мелькнувшим в их глубине, она поняла, что он опять подтрунивает над ней.
– Чему, мадам учительница?
– Повышению по службе, конечно. Это же замечательные новости.
– Вы эти карточки собираетесь вешать? – Он поднял пачку карточек с темно-зелеными буквами.
Сара выбрала «А» и «В», а остальные положила на скамейку около ног. Она уже рисовала в своем воображении, как дети старательно выводят буквы на грифельных досках. Если у них есть грифельные доски или мел. А если нет, ей придется что-нибудь придать. Сара приложила карточку к стене и залюбовалась красиво написанными буквами. Потом посмотрела вниз на улыбающееся лицо Мархема.
– Мы уже наговорились о школе, расскажите поподробнее о вашем новом назначении.
Его улыбка разом угасла.
– Это повышение может означать, что меня ждет отправка в еще какую-нибудь Богом забытую дыру здесь, на Филиппинских островах, или в другом месте. – Взгляд карих глаз пронзил ее. – А я не хочу уезжать, пока не увижу, что белокурая учительница хорошо устроилась, работает и счастлива.
При его последних словах Сара вдруг с ужасом увидела, что по утрамбованному земляному полу как будто пробежала волна. Мелко затряслись стены, скамейки сдвинулись с места. Карточки с алфавитом рассыпались по земле.
– Мархем! – закричала Сара, – Что это? – Она почувствовала, что летит в пустоту.
Сильные руки подхватили ее.
– Это землетрясение, дорогая. Обыкновенное небольшое землетрясение. С вами все в порядке?
Пол встал на место, стены перестали трястись. Бонг вернул в прежнее положение перевернутые скамейки.
– Я не позволю, чтобы с вами что-нибудь случилось, малышка Сара. Разве вы забыли, что охранять вас – это моя работа, военный приказ? – Он крепко прижимал ее к своей груди, и ее легкие волосы шевелились от его возбужденного дыхания.
Сара не двигалась, не могла двигаться. Руки капитана, нет, майора до сих пор действительно защищали ее в этом странном, неизвестном мире, с которым она рискнула связать свое будущее. И вот теперь единственный человек, который заботится и охраняет ее, может уехать! Она прижалась к нему и заплакала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обретенный рай - Филдинг Пегги



хороший роман.....
Обретенный рай - Филдинг Пеггивалентина
11.02.2012, 10.27





Милый роман на фоне экзотической филиппинской жизни. Что в филиппинских джунглях, что в Российских глубинках-одно и тоже. Приезжает работать мужик-пьет, таскается по бабам и дурака гоняет. Приезжает женщина- наводит порядок, организует работу, решает все проблемы...и процесс пошел.
Обретенный рай - Филдинг ПеггиВ.З.,66л.
14.09.2014, 16.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100