Читать онлайн Сладостная месть, автора - Филдинг Лиз, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостная месть - Филдинг Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостная месть - Филдинг Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостная месть - Филдинг Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филдинг Лиз

Сладостная месть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

День был ясным, один из лучших зимних дней. По ярко-голубому небу проносились легкие прозрачные облака. Ветер подгонял белые барашки волн, набегающих на берег, а бледное солнце давало слабый намек на приближение весеннего тепла.
Хорошая погода выманила горожан из дома, и многие из них, укутавшись от ветра, вышли прогуляться на пирс. В ресторане было оживленно. Это ободрило Физз, подтверждая правильность ее решения. К сожалению, успех не мог прийти достаточно быстро, чтобы предотвратить катастрофу в том случае, если она откажется принять деньги Люка Дэвлина.
– Мы можем поесть здесь, – предложила Физз.
Гордость подталкивала ее показать Люку, что она не так уж плохо разбирается в коммерции, как он, по-видимому, думает, показать, что она приняла правильное решение, произвести на него впечатление.
– Будете чувствовать себя в большей безопасности на своей территории? – Он взглянул на нее сверху вниз. – Почему? Боитесь остаться со мной вдвоем?
Произвести впечатление на него? Какая наивность. Да он смотрит на нее как на глупую девчонку, барахтающуюся на глубине без спасательного круга.
Боится? А почему бы ей не бояться? Любой человек с хорошо развитым чувством самосохранения будет бояться Люка Дэвлина. Он как акула в спокойной воде. А когда акула приглашает тебя на обед, стол бывает накрыт лишь на одного.
И угроза, которая исходит от него, относится не только к ее бизнесу. Она охватывает более глубокий, личный уровень. Он вытряхнул ее из тихого, безмятежного существования, он лишил ее душевного спокойствия. Но позволить ему обсуждать это… Физз бросила на него взгляд, предполагавший изумление.
– Я всего лишь старалась быть вежливой, мистер Дэвлин… Люк. Так как вы искали Мелани, я решила, что вы собираетесь обедать с ней.
– Я действительно собирался.
Его рот недовольно сжался. Возможно, он превосходно читает чужие мысли, но не слишком любит, когда роли меняются, подумала Физз.
– Но наблюдать, как она завладевает сердцем вашего ведущего, не входило в мои планы, – продолжил он.
– А она в самом деле делает это?
– Да. Совершенно непредумышленно, разумеется.
Он бросил взгляд на ресторан, но Мелани и Энди не были видны сквозь узорчатые стекла с изображением изящных силуэтов викторианских дам, прогуливающихся со своими кавалерами.
– А вы не возражаете?
– А почему я должен возражать? Я уверен, что мистер Гилберт выживет. Но я слишком много раз наблюдал эту картину, чтобы наслаждаться ей.
С этими словами он повернулся и пошел по пирсу.
Физз, совершенно шокированная, словно приросла к месту. Такое пренебрежение граничило с бессердечностью. Или эта язвительность просто прикрывает истинные чувства Люка Дэвлина? Она пожала плечами. Быть может, он настолько самонадеянно относится к своей власти над этой девушкой, власти денег, что даже не рассматривает возможности соперничества.
Осознав, что ее нет рядом с ним, Люк остановился и пошел обратно к ней. Она вздрогнула, когда он взял ее за руку.
– Надо было надеть перчатки, – сказал он. – Здесь холодно.
Он вложил ее руку себе под локоть, и Физз напряженно сглотнула, почувствовав тепло его тела. Она обернулась и посмотрела на ресторан.
– Не надо волноваться, Физз. Энди выживет.
Конечно, выживет. У него многолетняя практика. Она вовсе не волнуется за Энди.
– И вы тоже, – добавил Люк.
– Я? Что вы имеете в виду?
– Только то, что сказал.
И внезапно согретая его улыбкой и теплом его сильных пальцев, крепко сжимающих ее руку, она неожиданно улыбнулась в ответ.
Когда они приблизились к началу пирса, Люк Дэвлин замедлил шаг. Уходя из офиса, он хотел лишь убедиться в безопасности Мелани. Одна в городе, совершенно беззащитная, она легко могла попасть в какую-нибудь неприятную ситуацию. Однажды в Сиднее он видел нечто подобное. Он оставил ее всего лишь на минуту, но до сих пор не мог забыть свой страх за нее, когда ему пришлось с силой проталкиваться к ней сквозь обезумевшую толпу.
В тот момент, когда он добрался до пирса, он понял, что перестраховался. Все вокруг неспешно занимались своими делами. Не было ни истеричных поклонников, ни оголтелых репортеров. Ему следовало повернуть назад и возвратиться в свой офис – там было достаточно работы, чтобы сидеть не отрываясь от письменного стола до самого вечера. Но Физз Бьюмонт преподнесла ему сюрприз, и ему это не понравилось. Это означало, что он недооценил ее.
Он сам не вполне понимал, почему настоял на ее участии в поисках дома. Он вообще не был уверен, что ему нужен дом. В его планы никогда не входило надолго оставаться в Брумхилле. Он приобрел «Харрис индастриз» по смешной цене, собираясь провести реорганизацию компании, создать небольшие производственные единицы, на которых дочерние фирмы могли бы собирать электронное оборудование. Как только грязная работа будет сделана, они с Мелани отряхнут пыль Брумхилла со своих подошв и никогда больше не вернутся сюда.
Люк бросил взгляд на идущую рядом с ним девушку, задыхающуюся от попыток приноровиться к его быстрой широкой походке. Она выглядела живой, полной жизни. Ее волосы развевались на ветру, щеки раскраснелись от холода. По тем ее фотографиям, которые он видел, ему казалось, что она должна быть маленькой и хрупкой. Да, она уязвима. Но и сила в ней тоже есть.
Если бы ее секретарша не вошла в нужный момент и не выбила у нее почву из-под ног, вряд ли бы ему удалось вытащить ее из кабинета, не прибегая к какой-нибудь угрозе. Он не хотел угрожать ей, он хотел, чтобы она доверяла ему. А она не доверяла. Что в общем-то странно, так как расходы, на которые он готов пойти, облегчили бы ей жизнь.
Она повернулась и взглянула на него. Что-то сжалось у него в душе. Он резко остановился и стал смотреть на океан.
Восточные. купола Павильона отливали белизной на фоне бледно-голубого зимнего неба. Поверхность моря была расщеплена сотнями мелких гребешков, которые мчались вперед, подгоняемые ветром.
– Люблю море зимой, – сказал он.
– Интересно, что бы вы сказали во время шторма, – заметила она, тоже поворачиваясь лицом к морю.
– Наверное, здесь, на пирсе, вы чувствуете беззащитность перед стихией?
Она пожала плечами.
– Попечительский совет истратил много средств на укрепление опор, восстановление пирса и Павильона. Конечно, нужно постоянно заботиться о том, чтобы содержать их в порядке, но сейчас мы чувствуем себя в безопасности… – она улыбнулась неторопливой, широкой, странно обольстительной улыбкой, – по крайней мере, от природы. Теперь, когда Майкл ушел на покой и уехал в Португалию, нам нужен новый попечитель. Вы понимаете, что как новый глава компании, которая построила пирс, вы почти обязаны занять его место?
Даже в ситуации борьбы за выживание она не устояла перед искушением бросить ему вызов. Это понравилось Люку. Он осознал, что при других обстоятельствах Физз Бьюмонт действительно могла бы понравиться ему. Эта мысль вызвала у него легкую досаду.
Но стать попечителем? Такой поворот он не рассматривал. Возможно, стоит подумать об этом. Однако Люк не произнес этого вслух. Вместо этого он наградил ее холодным взглядом, просто для того, чтобы указать ей место, а затем вывел через ажурную арку входа на набережную, где стояла его машина, привлекая завистливые взгляды прохожих. Он открыл дверцу, и Физз проскользнула в пахнущий кожей салон автомобиля.
– «Астон Мартин», – весело сказала она. – Просто чудесно.
К чему относились ее слова? К погоде, пейзажу, его вкусу в выборе машин? Не следует отдавать ей инициативу в разговоре. Люк повернулся и встретился с ее легкой улыбкой. На какой-то момент он почувствовал, что идет по зыбучим пескам, что, находясь рядом с Физз Бьюмонт, он не может чувствовать себя спокойно.
– В моей развалине больше погремушек, чем в кроватке у младенца, – призналась Физз.
Она продолжала улыбаться, и у Люка на мгновение перехватило дыхание – ощущение, подобное тому, которое возникает, когда слишком быстро проезжаешь по горбатому мостику.
– Надеюсь, эта машина не гремит? – спросила девушка.
Люк бросил взгляд на устаревшую модель «ягуара», припаркованную неподалеку. Несмотря на почтенный возраст, автомобиль выглядел ухоженным и все еще красивым.
– Ваша развалина была отличной машиной в свое время, – сказал он. – К сожалению, ее время истекло лет двадцать назад.
– Двадцать? Всего лишь? Будьте честны со мной, Люк, я пойму это. Не чувствуйте себя обязанным проявлять доброту.
Улыбка резко исчезла с его лица. Доброту? Что могут Бьюмонты знать о доброте?
– Я не чувствую себя обязанным ничему.
Физз бросила в его сторону удивленный взгляд. Выругавшись про себя, Люк отвернулся и вставил ключ зажигания. Прежде чем снова взглянуть на нее, он с усилием изобразил на лице улыбку.
– Уж во всяком случае, я не чувствую себя обязанным проявлять доброту к вашей машине. Так мы едем?
Физз почти физически почувствовала гнев, кипящий глубоко в душе этого человека. Это длилось всего лишь секунду, как жар из дверцы печи, когда ее открыли и тут же снова захлопнули. Сейчас его улыбка снова была на месте, и, как ни всматривалась Физз в эту маску, ни резкие скулы, ни ястребиный нос, ни твердая линия рта не дали ей ключа к разгадке его истинных чувств. Но она поняла, что не ошибалась, не доверяя ему.
Ей следовало быть умнее и помнить, что Люк Дэвлин вовсе не собирался стать спонсором «Павильон-радио» по доброте души. Если бы не было так очевидно, что Мелани Бретт способна разжечь страсть в этих агатовых глазах, Физз решила бы, что у него вообще нет души.
Или эта девушка – всего лишь приятное приобретение мужчины достаточно богатого, чтобы позволить себе дорогие игрушки? Как машина, в которой она сидит. Как часы на его руке.
Неожиданно, сама не понимая почему, Физз почувствовала жалость к Мелани. Она сделала глубокий вдох.
– Хорошо. Раз мы едем обедать, мы можем посмотреть некоторые дома по дороге. У вас есть адреса?
Он вынул из нагрудного кармана лист бумаги и протянул ей.
– Агент по недвижимости дал мне этот список. Здесь перечислено все, что сдается, хотя вряд ли все из этого подходит.
– Разумеется, не все.
Листок все еще хранил тепло его тела, и на мгновение ей захотелось прижать его к лицу и проверить, успела ли бумага впитать его запах. Чувствуя, что начинает сходить с ума, Физз резко развернула листок.
– Что именно вы ищете?
– Комфортабельный дом, не требующий больших забот, достаточно уединенный. И с видом на море, – сказал он, ожидая, когда она просмотрит список и укажет ему, в какую сторону ехать.
– Вид на море – это самое легкое, – заметила Физз. – Любой дом в Брумхилле имеет вид на море. Что касается остального…
Физз нашла в своей сумочке ручку и вычеркнула две трети из списка домов как абсолютно неподходящие для мужчины с его средствами и для девушки, которая, безусловно, будет нуждаться в некотором уединении.
– Оставьте любые три из четырех, – распорядился он, накрывая ее руку своей ладонью.
Забытые ощущения, словно бабочки, вспорхнули в ней от этого прикосновения, разрушая то холодное спокойное равнодушие ко всему, кроме работы, которое она заботливо культивировала в себе долгие годы. Физз пыталась сопротивляться. Почему она должна терять свой душевный покой? Ради кого? Ради Люка Дэвлина? Почему она никогда не приходит в подобное состояние, когда рядом с ней Джулиан, такой добрый, заботливый и внимательный?
То же самое было с Патриком. Физз, банг. Шипение, треск, взрыв – и все, конец. Она была тогда, как Мелани, – юная, полная жизни, вся в ожидании любви. На секунду у нее перед глазами всплыл неясный образ прежней Физз. Она с усилием моргнула. За эти годы ей удалось изменить свою жизнь, возродить себя заново, избавиться от боли. Она стала старше и мудрее, и она не позволит Люку Дэвлину отнять у нее что бы то ни было. Ни радиостанцию. Ни ее сердце.
– Я оставила те дома, которые удовлетворяют по крайней мере двум требованиям, – сказала Физз, стараясь сохранять спокойствие.
– Думаете, я хочу невозможного? Его губы тронула добродушная улыбка. Не такая, как та, которой он покорил Сюзи, но все же опасная. Физз подумала, что ей гораздо легче сохранять трезвый рассудок, когда Люк Дэвлин просто груб.
Вовсе нет, – сказала она, не отрывая глаз от листа бумаги. – Я не сомневаюсь, что вы готовы заплатить, чтобы получить то, что хотите. Но Брумхилл небольшой город, и предложение домов для сдачи в аренду здесь ограничено. Если вы не скорректируете свои требования, то, возможно, вам придется долгое время жить в «Метрополе».
С Me лани Бретт.
От этой мысли Физз стало легче. Она повернулась к Люку Дэвлину и встретилась со слегка озадаченным взглядом, направленным на нее. Она умудрилась изобразить некое подобие улыбки.
– Начнем? – спросила она. – Что бы там ни говорила Сюзи, у меня продолжается рабочий день и я не хочу терять время.
– Я уверен, что вы относитесь к этому, как к работе, Физз. А так как вы хотите, чтобы я стал спонсором вашей радиостанции, вам придется потратить столько времени, сколько я сочту нужным.
Я не говорил, что это будет развлечением.
Физз не нашлась что ответить. И слава Богу. Что бы она сейчас ни сказала, потом ей пришлось бы пожалеть об этом.
Люку не хотелось выходить из машины и осматривать дом. Он был вынужден признаться себе, что этот осмотр домов всего лишь повод, чтобы заставить Физз Бьюмонт провести с ним несколько часов. Не для того, чтобы флиртовать с ней, поддразнивать ее, тащить в постель. Нет, он хотел разобраться в ней, понять, где ее слабое место. И несмотря на свои резкие слова, он хотел, чтобы ей было приятно его общество. Хотя ему почему-то казалось, чтЪ она все время ведет с ним борьбу. Быть может, так оно и есть?
Это прекрасный дом, – заявила Физз с едва прикрытым раздражением из-за зря потраченного времени.
Все остальные дома тоже вполне подходили для временного проживания. Но усадьба Уинтерборн не просто подходила. Это был дом, о котором можно только мечтать. Место, чтобы растить детей, взрослеть, стариться. Место, чтобы жить. Вещи, недоступные для него. Он не знал примера семейного счастья. Его отец бросил его мать, когда он был совсем ребенком. Его сестра… Ну, Джульет не дошла даже до этого.
Люк стряхнул тяжелые мысли.
– А вам не кажется, что это место чересчур изолированно для Мелани?
– Я думала, что ваша цель – поставить Мелани перед свершившимся фактом?
– А вам бы понравилось жить здесь? Это всего в пяти милях от Брумхилла. Мелани наверняка умеет водить машину. Вы просили уединения, и в разгар лета вы будете рады изолированности. Вы оба.
Не дожидаясь ответа, она открыла дверцу машины и свесила на землю длинные ноги, видимо решительно настаивая, чтобы он осмотрел дом.
Люку совершенно не нравился костюм, в котором Физз приходила к нему в офис, но на мгновение он пожалел, что сегодня она не в нем. Он вспомнил, как его забавляла ее борьба с юбкой, из-под которой, несмотря на старания Физз, иногда проглядывал верхний край чулка. Сейчас он наблюдал, как она идет вперед по дорожке. У нее была великолепная походка. Люк невольно залюбовался плавными и легкими движениями ее ног. Интересно, какова она в постели? Он вспомнил ее жаркие глаза и понял. Боже, он понял, что хочет ее, хочет почувствовать под собой ее тело, ее раздвинутые навстречу ему бедра. Эта мысль, подобно удару в солнечное сплетение, лишила его возможности дышать.
Физз перегнулась через каменный парапет.
– Люк, посмотрите, здесь есть небольшой собственный пляж, – сказала она. В ее голосе звучало нетерпение. – Вот увидите, это понравится Мелани.
Он выбрался из машины и подошел к месту, где она стояла. Внизу, среди темных скал, образующих крохотную бухту, виднелся бледно-желтый песчаный прямоугольник пляжа.
– Совсем небольшой, – согласился он. – А здесь когда-нибудь бывает достаточно тепло, чтобы купаться?
Глаза Физз были прикованы к пляжу. Она наблюдала за парой чаек, занятых поисками пищи. Люк с удовольствием смотрел на ее маленькие белые руки, охватывающие край парапета, на ее пальцы с идеально овальными ногтями, розовыми и гладкими, как внутренняя поверхность морской раковины. Его собственные руки, лежащие рядом, были темны от загара и покрыты рубцами – свидетельство его короткой, но славной карьеры геолога.
– Ну, так как же? – напомнил он о своем вопросе.
– Вы сами знаете, – сказала она, подняв на него глаза. Она не отвела их в сторону в ответ на его молчаливый вызов. —
Если, конечно, вас не изнежили теплые воды Тихого океана.
Люк понял, что сделал серьезную ошибку. Было ошибкой позволить ей занять место ее отца на переговорах, увязнуть в вопросах, на которые не могло быть ответа. Фелисити Бьюмонт играла в его сценарии вспомогательную роль. Он хотел использовать ее лишь для последнего небольшого поворота ножа в уничтожении Эдварда Бьюмонта. Но место, которое она занимала во всем этом деле, становилось непропорционально большим.
– Не надейтесь на это. А когда вы в последний раз плавали у этих берегов?
– Я? – Она поколебалась долю секунды. – Я не умею плавать.
Она солгала не моргнув глазом. Люк это видел.
Это несколько безрассудно для того, кто работает на пирсе.
– Я не думала об этом, – холодно сказала она.
– А следовало бы. Это опасное место. Его намек на неустойчивость ее положения был достаточно прозрачен. Разумеется, она поняла его. Люк Дэвлин повернулся и, опершись локтями о каменные перила, посмотрел на дом.
– Согласно заверениям агента, эта усадьба имеет бассейн с подогретой водой.
Если хотите, я могу дать вам несколько уроков, – вкрадчиво предложил он.
Он заметил, как она нервно проглотила слюну. Ничего, в следующий раз не будет врать.
Это очень любезно с вашей стороны, мистер Дэвлин, – произнесла она, пытаясь этим обращением вернуть их отношения на официальный уровень.
– Люк, – поправил он, отказывая ей в этой возможности.
– Но вы еще не сняли этот дом, – сказала Физз. – Как вы и хотели, это совершенно уединенное место.
Он не отрицал этого. Он вообще ничего не делал – просто позволял ей говорить.
– Правда, мне кажется, дом слишком велик для двоих, – продолжила Физз.
Она говорила с отчаянием ребенка, который только что научился плавать и в своей решимости переплыть бассейн погружается с каждым взмахом все глубже, но не сдается.
– Отопление будет стоить кучу денег, – заявила она.
– Особенно обогрев бассейна.
– Да, – сказала Физз. И покраснела. Люк наслаждался происходящим. Ему нравилось придуманное им сравнение ее с ребенком, который учится плавать. Оно хорошо сочеталось с фотографиями из старых журналов, запечатлевшими Элен Френч, купающуюся с двумя дочерьми в бассейне своего лондонского дома. Физз тогда было около четырех лет, и она чувствовала себя в воде как рыбка.
Этот дом действительно удовлетворяет двум моим требованиям. Вы, кажется, полагали, что глупо рассчитывать на большее.
– Двум?
– Он достаточно изолирован и имеет вид на море.
– Но он такой большой. И там, наверное, сквозняки…
– Почему бы нам не зайти внутрь и не посмотреть?
И мягко, но решительно взяв – ее под руку, Люк направился к огромным дубовым дверям.
Усадьба Уинтерборн выглядела так, как будто была частью окружающего ландшафта. Дом удачно разместился на защищенной от ветров площадке. Построенный много лет назад из местного желтовато-серого камня, он естественным образом вписался в пейзаж, совершенно не бросаясь в глаза.
Физз потянулась к звонку, но Люк опередил ее, достав ключи.
– А где хозяева? – удивленно спросила она.
– Очевидно, в Америке. Они получили дом в наследство около года назад. В доме живет экономка, но она уехала на пару дней погостить к сестре.
– И агент вручил вам ключи? Просто так?
– Он отчаялся сдать этот дом. Или продать его, – сказал Люк, бросив на нее удивленный взгляд. – И, наверное, у него хватает ума не оскорблять меня предположениями, что я могу украсть фамильное серебро.
– Если бы вы это сделали, он знал бы, где вас искать.
– Может быть, и так, – согласился Люк.
Он обнаружил, что заставлять Физз краснеть доставляет ему неожиданное удовольствие. Она отвернулась, делая вид, что рассматривает дом. Но Люку не было необходимости смотреть на него. Он почувствовал, что усадьба Уинтерборн излучает внутреннее тепло. Там не было никаких сквозняков. Физз оказалась права. Это прекрасный дом.
– Ну? С чего вы хотите начать? – спросила Физз.
– Вы у нас практик, вы и предлагайте.
– С кухни?
– Я разочарован, Физз. Дом сдается вместе с экономкой. Я с радостью оставлю кухню ей. По-настоящему практичные люди начинают с водопровода.
– С водопровода? Вы хотите осмотреть запорные краны?
Люк на мгновение представил, как прекрасная мисс Бьюмонт пробирается сквозь пыль и паутину какого-нибудь чулана, пытаясь разобраться в хитросплетении водопроводных труб.
– Нет, не запорные краны, – сказал он. – Меня интересует душ.
– А-а. – Она подняла глаза и взглянула на широкую дубовую лестницу, которая, как и весь дом, была построена на века. – Тогда наверх.
Неожиданная дрожь в ее голосе удивила Люка. Несмотря на постоянное стремление огрызаться, она так же, как и он, явно чувствовала сексуальное напряжение между ними. Может быть, в этом и состояла причина ее резкости. Ему следует быть осторожным, иначе она отпрянет назад, как пугливый жеребенок.
– Наверх, – согласился он с нечаянной улыбкой, на которую тут же откликнулись ее глаза.
Затем она резко повернулась и легко взбежала наверх по пологим ступенькам. Он не сразу последовал за ней, с удовольствием наблюдая, как покачиваются ее бедра под короткой кожаной курткой. Он представил, как охватывает эти бедра руками и прижимает к себе. Сила его желания оказалась неожиданной для него. Он сглотнул слюну, переводя дыхание.
Физз остановилась на площадке между этажами, чтобы взглянуть сквозь высокое витражное окно. Зимнее солнце, проникая сквозь окрашенное стекло, отбрасывало на стену цветные блики. В его лучах каштановые волосы Физз отсвечивали темной медью, и Люк почувствовал, как в нем пробуждаются жизненные силы.
Он не предполагал трудностей в соблазнении дочери Эдварда Бьюмонта. Не из-за высокого самомнения. Просто, по его данным, у нее не было в последнее время никаких любовных связей, и к тому же он знал, что девушки, которые живут в тени своих более красивых сестер, обычно с благодарностью откликаются на любые знаки внимания. Но он не собирался извлекать из этого удовольствие. Волосы зашевелились у него на голове, когда он понял, что его подстерегает опасность слишком увлечься этим самому.
Люк не хотел думать об этом. Он уже все обдумал заранее. Сейчас настало время действовать. Перепрыгивая через две ступеньки, он в одно мгновение достиг лестничной площадки и остановился позади Физз, следя за тем, чтобы не коснуться ее. Он хотел увидеть, что приковало ее взгляд. На сотню метров тянулся регулярный парк, за которым начинался лес. Под деревьями белели оазисы подснежников. – Красиво, но не практично, – произнес он. – А любование садом определенно является напрасной тратой времени.
– Есть вещи, которые никогда не бывают напрасными, – возразила Физз.
Она повернула голову, изогнув длинную шею, и посмотрела на него широко распахнутыми глазами. Ее губы слегка приоткрылись. Люк почувствовал почти непреодолимое желание поцеловать ее, прижать к себе, почувствовать, как она дрожит. Он с трудом поборол в себе это желание. Он хотел, чтобы она влюбилась в него. Заставив ее ждать, он быстрее достигнет цели. Фокус в том, чтобы сохранить при этом трезвую голову. Эта перспектива возбуждала и странно тревожила его.
– Предлагаю обменяться мнениями о наших любимых способах тратить время за обедом, – с улыбкой сказал он. – А пока можете наслаждаться пейзажем. Я осмотрю второй этаж. Для этого не требуется присутствия нас обоих.
Он отправился наверх. Спальни сохраняли увядшее изящество обстановки. Скорее всего, каждое поколение владельцев что-то убирало и добавляло. Но некоторые предметы явно приобретались еще тогда, когда дом был новым.
В хозяйской спальне стояла массивная кровать с пологом. При взгляде на нее можно было поверить, что на ней спали еще во времена Елизаветы. Вторая спальня, с отдельной ванной и небольшой гардеробной, очень походила на первую, но была выдержана в более светлом, женственном стиле. Люку неожиданно стало грустно от того, что такой замечательный семейный дом дошел до того, что его сдают на короткое время.
– Люк? – послышался в дверях голос Физз. – Все в порядке? Вы куда-то пропали. Душ работает?
– Да. – Он изобразил на лице улыбку и повернулся к ней. – Что вы думаете об этом? – спросил он, указывая на кровать. – Вполне возможно, что Me лани никогда не простит мне, если я лишу ее возможности спать на настоящей кровати с пологом.
– Если вы ей не расскажете, она никогда не узнает. Кроме того, кровать немного коротковата, – пренебрежительно сказала Физз. Люк ожидал большего энтузиазма, но она лишь бегло взглянула на кровать, прежде чем посмотреть на часы. – Вы уже все осмотрели, Люк? Время идет.
Он заметил легкий румянец, покрывший ее щеки, и улыбнулся в душе. Ей понравилась кровать.
– Я еще не осмотрел первый этаж, но это не займет много времени. Вы, наверное, проголодались, – сказал он.
Двадцать минут спустя они остановились у небольшого ресторанчика на склоне холма.
– Я думала, вы хотите снять что-нибудь временное, – сказала Физз, пробегая глазами список.
Видимо, Люк Дэвлин собирается потратить весь день на осмотр домов, решила Физз. Она бы отдала любое количество жареного картофеля в обмен на свой бутерброд в безопасном маленьком кабинетике на краю пирса. Правда, теперь он отнюдь не безопасен. Люк вторгся туда так же, как и в ее жизнь. Но она уже достаточно наслушалась о предпочтениях Мелани. Кровать явилась последней каплей.
– Усадьба Уинтерборн полностью соответствует вашим требованиям. Тем более что там есть экономка, которая возьмет на себя все заботы по дому.
– И там есть собственный пляж.
Он поймал ее взгляд. Он снова поддразнивал ее.
– Да, хотя и очень маленький, – сдержанно согласилась она.
– Правда, я все еще думаю, что Мелани предпочла бы жить ближе к городу.
Мелани.
– Я же вам говорила, что нужно было взять ее с собой. Если бы она увидела усадьбу, она бы тут же влюбилась в нее.
– Как и вы, – сказал он. – Хотя на нее, вероятно, произвела бы впечатление кровать, а не сад.
– Кровать? – переспросила Физз, как будто в первый раз слышала о ней.
В этой маленькой старинной усадьбе ей понравилось все, до последней деревянной панели, отполированной за века до мягкого матового блеска. Ее взгляд встретился со взглядом Люка. Он слегка приподнял бровь. Она могла бы не заметить этого. Но она заметила.
– Она замечательная, – сказала Физз.
– Очень живописная, – согласился он. – Несмотря на маленький размер.
– Я имела в виду усадьбу.
– Мы могли бы вернуться и уточнить размер, – задумчиво предложил он. – Вы примерно такого же роста, как Мелани.
Физз поспешно отвернулась и уткнулась в список, чтобы скрыть гневный румянец, проступивший на ее скулах. Она во власти этого человека. Но ведь он не должен флиртовать с ней? Неужели для его самолюбия недостаточно того, что он обладает Мелани Бретт?
– Больше ничего подходящего в этом списке нет, – упрямо заявила она.
– Вы сможете убедить меня в этом за обедом.
Он вышел из машины и открыл ей дверцу. Обед. Обед означал, что она будет сидеть напротив него, не имея никакой возможности скрыться. И обсуждать достоинства кровати с пологом.
– Для обеда довольно поздно, – сказала она, глядя на часы. – Мне пора возвращаться. У меня куча дел.
– Ублажать меня – самое важное дело для вас, – напомнил он, помогая ей выйти из машины.
Ее макушка едва доставала ему до подбородка.
– Вы пока еще не наш спонсор, – сказала она, обращаясь к его галстуку.
Он взял ее за подбородок и приподнял его так, чтобы она встретилась с ним взглядом.
– А вы нашли другого? – спросил он. Низкий, хрипловатый звук его голоса отозвался эхом внутри нее, прикосновение его пальцев посылало сигналы, на которые ее тело реагировало недвусмысленным образом.
– Зачем мне кого-то искать, если вы так щедры, – сказала она, пытаясь сохранить выдержку.
– Неужели? Но ведь вы ищете. Безуспешно. Вряд ли кто-нибудь в Брумхилле горит желанием швыряться сейчас деньгами. Все ждут объявления об увольнениях в «Харрис индастриз».
Итак, он контролирует ее действия. Интересно, как ему это удается? Он что, нанял частного сыщика? Прослушивает ее телефон? Внедрил шпиона на радиостанцию? Ей очень хотелось бы знать. И использовать те же методы против него.
– Их будет много? – спросила она. – Увольнений?
– Я не собираюсь говорить вам этого, Физз. – Он почти улыбался. – И вы это понимаете.
Конечно, она понимала. Но если бы она не спросила…
– Новость, что Мелани будет работать с нами, привлечет рекламу, – напомнила она.
– Сколько дополнительного рекламного времени вам удалось набрать на сегодня?
– Около пяти минут. Но у меня было слишком мало времени.
– Отнесите в банк мой чек, и вы получите все, что вам нужно.
– Но ведь сначала мы должны подписать официальное соглашение, – заметила она.
– В пятницу, в двенадцать. Разумеется, если вы не подпишете его, Мелани не будет работать у вас.
– Разве не она решает это?
– Нет. Возможно, нет.
– Понимаю.
– Я рад этому.
Как может он быть таким безжалостным? Вопрос читался у нее на лице. Его темные глаза горели непреклонной решимостью, и по телу Физз пробежала волна нервной дрожи. Она попыталась скрыть ее, беспечно пожав плечами.
– А почему я не должна подписывать? Насколько я могу судить, это выгодная сделка для меня.
– Значит, у вас есть все основания ублажать меня. И пятница будет хорошим днем для нас обоих.
Его рот находился так близко, что на какой-то момент Физз подумала, что он собирается поцеловать ее. Понимание того, что она хочет, чтобы он ее поцеловал, что он мог прочесть это желание в ее глазах, мгновенно охладило ее, как если бы она нырнула в ледяную воду. Она резко отступила назад, освободившись от теплого прикосновения его пальцев.
Люк слегка приподнял брови, и она попыталась рассмеяться, чтобы скрыть смущение. В конце концов, мысль о поцелуе была на самом деле смешной. У него есть Мелани Бретт, чтобы согревать ему постель.
– Вы, кажется, говорили об обеде? Он слегка улыбнулся, как будто желая выразить одобрение ее послушанию, и, взяв под руку, провел внутрь. Ресторан был небольшим, уютным и, видимо, очень старым.
– Я обязательно должен привести сюда Мел, – сказал Люк, пока Физз оглядывалась вокруг. – Она обожает всякую древность.
– Я вам говорила, что ей понравится Уинтерборн. Кстати, там у дверей растут дикие розы. Летом вы будете рады уединению.
– Что вы будете пить? – спросил он.
– Воду, пожалуйста.
– И все? Вы ведь не за рулем.
– Я на работе.
– Неужели общение со мной представляется вам столь тяжелым трудом?
– У меня такое чувство, что вы хотите, чтобы это было так, – сказала она.
Тогда я должен постараться, чтобы помочь вам расслабиться, – ответил он. Мягкость его тона была обманчивой. – Особенно если учесть, что вы тратите ваше драгоценное время, помогая мне.
– У меня не было выбора. – Физз вспыхнула, осознав, насколько позволила личным чувствам вторгнуться в то, что было чисто деловым вопросом. – Извините. Я не имела в виду… – Она остановилась. Она не знала, что она имела в виду, но извинения только ухудшили дело. – Радиостанция не работает сама по себе, Люк. Я должна заниматься делами.
– Вы должны? Но ведь ответственность лежит на вашем отце?
Что-то в его тоне заставило Физз помедлить, прежде чем возразить ему.
Да, имя ее отца стояло в документах на право вещания. И Эдвард Бьюмонт имел кабинет в мезонине, гораздо более роскошный, чем ее нора на чердаке. Но он занимался главным образом своими собственными делами, и ему помогала в этом секретарь, предоставленная радиостанцией в обмен на его участие в сериале «Залив каникул». Такое положение устраивало всех.
Для всего внешнего мира, включая сотрудников радиостанции, за исключением нескольких человек, которые работали здесь с самого начала, «Павильон-радио» принадлежал Эдварду Бьюмонту. В конце концов, кто в здравом уме мог серьезно подумать о том, чтобы выдать лицензию девятнадцатилетней девушке, которая на руинах своей мечты пытается построить для себя новую жизнь и найти новое дело?
– Ваш отец держатель лицензии? – настаивал Люк.
Физз почувствовала, что для него это важно, и неожиданно испугалась, что, если он узнает, что радиостанция – это ее детище, а вовсе не многоуважаемого Эдварда Бьюмонта, он, возможно, не станет с такой готовностью оказывать им поддержку.
– Мой отец? – переспросила она, уставившись в свой стакан.
Говори «да», Физз, подталкивало ее подсознание. Говори быстрее.
В конце концов, это было правдой. И все же эта идея осенила именно ее, Физз, когда отец в один из дней вытащил ее из дома, где она страдала над своим разбитым сердцем, и привел на пирс. Он хотел просто вытащить ее на свежий воздух, вернуть ее бледным щекам немного румянца.
В городе уже поговаривали о необходимости открыть местную радиостанцию, и неожиданно Павильон – полуразрушенный и заброшенный показался Физз идеальным местом. И, увидев искру воодушевления в глазах дочери, Эдвард Бьюмонт поддержал ее, согласившись внести свое имя, если она найдет деньги и подготовит документы. Деньги были меньшей из проблем. Она и Клаудия унаследовали состояние матери. Оно было небольшим для актрисы, которая долгое время была на вершине своей профессии. Конечно, мать всегда была экстравагантна, тратила кучу денег на наряды и драгоценности. И потом, это состояние тратилось в течение девяти лет после аварии, до ее смерти. Но все же денег хватило.
Физз неожиданно оцепенела. Драгоценности. Они лежат в банковском сейфе. Половина их принадлежит ей.
Она поймала на себе удивленный взгляд Люка. Он, казалось, чувствовал ее нежелание признать роль отца. Она не была рада тому, что отец выбрал этот момент, чтобы вытолкнуть ее в холодный, суровый мир, но, несмотря на проблемы, с которыми она столкнулась за последние несколько дней, в ней росло нежелание продолжать поддерживать обман. Именно ее тяжкий труд привел радиостанцию к успеху, и, когда настанет время возобновления лицензии, она будет рада открыто взять в свои руки бразды правления. Если, конечно, до этого их не проглотит какой-нибудь информационно-развлекательный монстр. Но сначала ей придется пообедать с дьяволом.
Она подняла взгляд и встретилась с глазами этого конкретного дьявола.
Зачем вы спрашиваете, Люк? Вы, кажется, знаете все о нас. Я уверена, что вы знаете ответ и на этот вопрос.
Линия его рта заметно расслабилась.
– Я знаю не все. Почему, например, вы не присоединились к своей блестящей семье на сцене?
Физз моргнула. Ее так давно никто не спрашивал об этом, что она успела забыть, как больно ранит этот вопрос.
– Я удивлена, что вы спросили, Люк, – усмехнулась она. – На вас не произвел впечатления мой спектакль в вашем офисе.
– Немного через край, – согласился он, – но со страстью. И все же вы должны испытывать соблазн – в конце концов, вы ведь учились в Королевской академии драматического искусства.
Физз почувствовала неловкость, обнаружив еще одно доказательство его интереса к их семье. Учеба в Академии была очень давно. Она постаралась скрыть тревогу за небрежным пожатием плечами.
– Все ожидали от меня этого. Отец до сих пор сожалеет о том, что у него не три дочери, чтобы играть с ним в «Короле Лире».
Люк Дэвлин резко поднял голову и прищурил глаза.
– Интересная мысль, – холодно произнес он.
– Ничего не получится. Я не создана для сцены.
Он кивнул, и тот факт, что он принял ее слова без вопроса, ясно показывал, что талант у нее все же есть.
– Идемте обедать? – предложил он.
– А нас обслужат так поздно? – спросила Физз, глядя на почти пустой обеденный зал.
– Я сделал заказ по телефону прямо из машины, пока вы ахали и охали от восторга в саду.
– Вовсе нет, – возразила она. – Я никогда в жизни не ахала от восторга. – Она поймала его взгляд, и с ее губ сорвался неожиданный смешок. – Ну разве что в ранней юности.
Люку пришлось почти силой увести ее из старого сада, который она заметила из окна и отправилась исследовать, пока он осматривал комнаты первого этажа.
– Но дело не только в саду, – заметила Физз. – Весь дом замечательный.
– В нем должна жить семья, которая будет следить за ним. Такой дом не должен сдаваться на время, как безликая квартира.
– Наверное, он сильно отличается от вашего дома в Австралии, – сказала она, усаживаясь на отодвинутый им для нее стул. – Вид на сиднейскую гавань, да? Металл и стекло? – добавила она, припомнив фотографию из досье Джима.
– Должно быть, вы читали какие-то старые газетные вырезки, – сказал он, слегка пожимая плечами. – Я продал его четыре или пять лет назад.
– Старые газетные вырезки – это все, что было у меня в руках, – сообщила она.
Они оба поигрывали ножами и вилками, избегая смотреть друг другу в глаза.
– Я предпочитаю разыгрывать мою собственную пьесу на частной сцене.
– Именно по этой причине вы хотите побыстрее покинуть «Метрополь»?
Он поднял голову.
– Популярность Мелани причиняет мне неудобства, – согласился он. – Орды юных девиц, оккупирующих ступеньки крыльца, отнюдь не забавляют меня.
Физз усмехнулась.
– Могло быть и хуже.
– Не понимаю, как.
Это могли бы быть орды юнцов, – сказала она и затаила дыхание.
Вряд ли было тактично указывать, что Мелани достаточно молода, чтобы быть привлекательной для юношей. Но с тех пор как она встретилась с Люком Дэвлином, чувство такта все чаще покидало ее. Однако он, казалось, не заметил ее выпада и с улыбкой повернулся к официантке, которая принесла им еду. Пока их обслуживали, Физз успела перевести дыхание.
Замечательно, – проговорила она, попробовав тонкий ломтик ростбифа. Она решила перевести разговор на более безопасную тему, чем квартирные проблемы Люка.
– Вы здесь никогда не были?
– Была когда-то давно. У меня не слишком много свободного времени. Радиостанция отнимает весь день.
– И ночь?
Физз подняла глаза, удивленная вопросительной интонацией его голоса. С какой стати он проявляет интерес к ее личной жизни?
– У нас круглосуточное вещание, Люк, – напомнила она.
Это оставляет не много времени для… другого.
– Не очень много.
И это вполне устраивало ее.
– Возможно, не стоит так увлекаться работой. Вы можете потерять чувство перспективы. Что вы будете делать, если, к примеру, ваш отец потеряет лицензию?
– А почему он должен потерять ее? – спросила она, уловив странную нотку в его голосе. – Вы знаете что-то, чего мы не знаем?
– Не исключено. Но можете забыть об этом. Я не вижу пользы в радиостанции.
– Однако вы используете «Павильон-радио» для чего-то. Я не знаю для чего. Но я знаю, что вы не вполне откровенны со мной.
Тогда как вы, конечно, сама честность?
– Мне нечего скрывать.
– Возможно. Но похоже, эта радиостанция беспокоит вас гораздо больше, чем вашего отца. Он не удосужился даже снять трубку телефона, чтобы позвонить мне.
Все-таки она права. У этого человека дискриминационное отношение к женщинам. Он просто не может вручить свои драгоценные деньги в руки девушки. Она почувствовала удовлетворение оттого, что сумела сохранить свою тайну. Сейчас не время объявлять войну, бороться за свои права. Ее время еще придет. Физз спрятала гордость и придала лицу серьезное выражение.
– Я могу заверить вас, что мой отец всецело предан «Павильон-радио». – Она попыталась вспомнить его речь в тот вечер, когда они впервые вышли в эфир. Он целиком и полностью вошел в роль общественного благодетеля. Физз еще долго потом поддразнивала его. – Брумхилл его дом, и он считает, что город заслуживает большего, чем обычная станция с поп-музыкой и рекламой. Он хотел обеспечить широкий выбор передач.
Этого хотел он. А чего хотите вы?
Я? О, я просто веду бухгалтерию, слежу за тем, чтобы все было на ходу. Любой может делать это. – Она хорошо вошла в роль. – Если мы потеряем лицензию, я найду другую работу, – серьезно заявила она. – Но папа…
В этом месте ее отец, наверное, приложил бы руку к сердцу. Но он был законченный актер и мог позволить себе лишний жест. Физз отказалась от столь драматического продолжения и просто выразительно пожала плечами.
Таким образом, как я понял, перед вами не стоит вопрос об отказе от моего предложения? – сказал Люк.
Он сказал это очень, очень мягко. Мягко стелет, да жестко спать, подумала Физз. Она была рада, что ее руки заняты ножом и вилкой, так что она не имела возможности стереть пощечиной с этого гордого лица приводящее ее в ярость довольное выражение.
Вместо этого Физз заставила себя улыбнуться. Ее челюсть едва не затрещала от предпринятых усилий.
– Не стоит портить такой чудесный обед разговорами о делах, – сказала она. – Лучше расскажите, как вы заработали свои миллионы.
– Зачем? Надеетесь почерпнуть идеи, чтобы поймать собственную удачу?
– Мне много не нужно. Всего лишь деньги, достаточные для того, чтобы удержать радиостанцию на плаву.
– Я уже предложил вам это совершенно бесплатно.
Не бесплатно, подумала Физз. Он берет и продолжает брать. Он вторгается в ее жизнь.
– Вряд ли бы вы отдали мне бесплатно даже стружки от вашего карандаша, – сказала Физз с исключительной вежливостью.
– Вы так думаете?
Физз заметила, что его улыбка стала немного натянутой. Она задела его за живое.
– Могу заверить вас, что я не рассчитываю, что вы будете расплачиваться за этот обед, – сказал он.
– А я не собираюсь требовать с вас оплату за помощь в подборе дома. Может быть, закончим на этом?
– До пятницы.
– До пятницы, – согласилась она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладостная месть - Филдинг Лиз



не очень
Сладостная месть - Филдинг Лизполи
2.11.2011, 22.08





Не идёт роман. Начало скучное.
Сладостная месть - Филдинг ЛизАлиса
23.09.2012, 0.13





Скучно нудно,ожидаемо. Еле домучила
Сладостная месть - Филдинг ЛизGala
27.10.2012, 22.26





и СОВСЕМ НЕ СКУЧНО. НОРМАЛЬНЫЙ ЛР.
Сладостная месть - Филдинг Лизиришка
25.06.2015, 2.12





Неплохо.
Сладостная месть - Филдинг ЛизМаленькая...
25.06.2015, 21.58





А мне очень понравилась книга....
Сладостная месть - Филдинг ЛизМария
21.10.2016, 16.03





А мне очень понравилась...
Сладостная месть - Филдинг ЛизМария
21.10.2016, 15.16





Не очень, бессмыслица какая то. У героини надуманная травма, видете ли жених изменил ей. Она 7 лет страдала. Герой тоже бесхарактерный, диалоги идиотские. Не советую. Из недавно прочитанных рекомендую сентябрьское утро, думаю Вам должен понравиться романчик.
Сладостная месть - Филдинг Лизюлия
22.10.2016, 7.13





Не очень, бессмыслица какая то. У героини надуманная травма, видете ли жених изменил ей. Она 7 лет страдала. Герой тоже бесхарактерный, диалоги идиотские. Не советую. Из недавно прочитанных рекомендую сентябрьское утро, думаю Вам должен понравиться романчик.
Сладостная месть - Филдинг Лизюлия
22.10.2016, 7.13





normalno
Сладостная месть - Филдинг Лизiamze
22.10.2016, 18.24





Роману явно не хватает легкости и правдоподобия: 5/10.
Сладостная месть - Филдинг ЛизЯзвочка
23.10.2016, 8.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100