Читать онлайн Сладостная месть, автора - Филдинг Лиз, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостная месть - Филдинг Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостная месть - Филдинг Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостная месть - Филдинг Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филдинг Лиз

Сладостная месть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

– Физз! – прокричал Люк из кухни. – Где у тебя штопор?
Не дождавшись ответа, он положил бутылку и, широко улыбаясь, пошел к двери, предвкушая очередную игру.
– Я не знаю, что ты там затеяла, девочка моя, но…
Три пары глаз повернулись к нему. Мелани, застыв с открытым ртом, по-видимому, утратила способность говорить. Энди понимающим взглядом посмотрел на его мокрые волосы и обернутое вокруг бедер полотенце и тоже промолчал. Физз оцепенела.
– Хорошенькое время для того, чтобы зайти в гости, – сказал Люк. – Что случилось?
– Эдварду стало плохо в студии час тому назад, – сказал Энди, быстро взяв себя в руки. – Его отвезли в Центральную больницу. Клаудия попросила нас сообщить об этом Физз и отвезти ее туда.
– Стало плохо? – Люк почувствовал, как его внутренности перекручиваются, как спагетти, намотанные на вилку. – Что с ним, сердечный приступ?
Физз испуганно вскрикнула, а Мелани начала плакать.
Это все из-за меня, – прорыдала она.
На какое-то мгновение перед глазами Люка всплыло кошмарное порождение его собственных замыслов. Он должен отослать Физз отсюда, пока Мелани не выплеснула все это со слезами. Он должен сам все объяснить.
Он дотронулся до ее руки.
– Физз?
Она повернула голову. Хрупкая и беззащитная, она смотрела на него таким взглядом, от которого сердце любого мужчины могло разорваться на части.
– Пойди и оденься, любовь моя. Я отвезу тебя в госпиталь.
– Да. Да, конечно.
Он посмотрел ей вслед. Ему хотелось быть рядом с ней, хотелось поддержать ее, сказать, что он никогда не думал, что все получится так. Что он никогда не хотел причинить ей боль. Но это было неправдой. Это входило в его намерения – заставить страдать дочерей Эдварда. Чтобы сделать Эдварду больно. Он не вправе рассказывать Физз об этом сейчас. Это означало бы удовлетворение лишь собственной потребности облегчить душу. Физз сейчас и без того плохо. Люк заставил себя сконцентрировать внимание на Мелани. Прошел всего лишь год, как она потеряла мать. Тогда ему пришлось сказать ей об аварии и отвезти в больницу, где умирала Джульет.
– Как ты оказалась в студии, Мел? Я думал, что вы с Энди собираетесь на концерт в Брайтон.
– У Клаудии завтра прослушивание, какая-то серьезная роль. Она попросила перенести запись эпизода «Залива каникул» на сегодняшний вечер. Эдвард приехал специально.
Прослушивание. Вилка повернулась снова. Это было прослушивание для пьесы, которую он согласился спонсировать при условии, что ведущую роль получит Клаудия Бьюмонт. О Боже, какая ирония, какая дурацкая ирония. Он не успел сделать одну-единственную вещь и не беспокоился об этом, решив, что спешки нет и можно подождать до утра. И вот судьба нанесла ему удар прямо в лицо.
Ты можешь рассказать мне, что произошло?
Мелани шмыгнула носом и откинула с лица волосы.
– Ну… мы сделали уже большую часть записи, когда приехал мистер Бьюмонт. У него было всего несколько слов в самом конце… Мне кажется, он даже не успел прочесть сценарий. Он просто взял его в руки, посмотрел свои слова и сказал, что можно начинать.
– И что дальше?
– О, он играл замечательно. Можно было подумать, что он целую неделю репетировал. Он сказал свои слова, я сказала свои, режиссер записи кивнул, что все в порядке, и мы все сразу начали говорить – ну, ты знаешь, как это происходит.
Люк не знал, но не хотел, чтобы ему сейчас это объясняли.
– И что случилось?
Это было как-то неожиданно. Я повернулась, чтобы обратиться к мистеру Бьюмонту, а он так странно посмотрел на меня. Затем он сказал: «Джульет?» У него был такой вид… как будто он увидел призрак. Затем он рухнул на пол… О, Физз, – прервала она свой рассказ, увидев появившуюся в дверях спальни Физз. – Я не думала, что так получится. Это все из-за имени. Я не должна была менять имя.
– Мел, – резко прервал ее Люк, – это не твоя вина. Ты ни в чем не виновата, – повторил он, глядя в ее полные слез глаза. – Энди, отвези ее домой, пожалуйста. Ты можешь побыть с ней, пока я не вернусь?
– Конечно.
Люк заметил, что пуговицы рубашки, которую надела Физз, застегнуты неправильно. Эта детская ошибка придавала ей совершенно беззащитный вид. Его сердце едва не разрывалось от желания подойти к ней, сказать, что все будет в порядке, что он все вернет назад, если она ему позволит. Но если Эдвард умрет…
– Мы сейчас поедем. Я позвоню, как только что-то выяснится, – сказал он, провожая Энди и Мелани и закрывая за ними дверь. Потом медленно повернулся, не желая встречаться взглядом с девушкой, которую любил до безумия. Не желая читать обвинение в ее глазах. Но когда повернулся, то увидел, что она еще ничего не поняла. Он подошел к ней.
– Я пойду оденусь.
Она не ответила. Он почти видел, как вращаются шестеренки в ее мозгу. Затем она сделала глубокий дрожащий вдох и сказала:
– Поспеши, Люк.
Он уже одевался, радуясь отсрочке того момента, при мысли о котором у него начинали трястись руки. Физз ждала его в холле. Ее лицо было хмурым. Шестеренки снова деловито щелкали. Ты готова, Физз?
Люк постарался, чтобы его голос прозвучал как можно спокойнее. Она не ответила, просто взяла свою сумку и поспешила по ступенькам вниз, оставив его захлопывать дверь.
Некоторое время они ехали сквозь темноту в молчании. Тишина была такой плотной, что Люк почти физически ощущал ее, чувствовал, как ее волны исходят от Физз и накатываются на него. Он смотрел вперед, сосредоточившись на дороге. Руки сжимали руль до побеления костяшек пальцев. Затем Физз повернулась и посмотрела на него.
– Люк, это твоих рук дело? Мелани это имела в виду, говоря, что это ее вина?
– Физз, сейчас не время…
– Я не знаю, как и почему. Но если мой отец умрет, ты будешь виноват в этом.
Он не отрицал. Не искал оправданий. Какие оправдания он мог найти? Филипп предупреждал его, что месть – это дикое правосудие. Запущенный однажды процесс может стать неуправляемым и привести к непредвиденному результату.
Ты сможешь жить с таким грузом на совести? – спросила она. Без гнева, как будто искренне хотела знать это.
Ответ был ясен для него. Нет. Он не сможет жить с этим. Он не заслуживает. Он должен просто молиться, чтобы этого не случилось. С некоторым облегчением Люк остановил машину у подъезда больницы. Физз выбралась наружу, не дожидаясь, пока он откроет ей дверцу.
– Я поищу место для стоянки, – сказал он.
– Нет. Уезжай, Люк. Уезжай и оставь нас в покое.
Она не стала смотреть, подчинится ли он ее указанию. Толкнула входную дверь и исчезла в вестибюле больницы.
Люк уронил голову на руки, сжимавшие рулевое колесо. Если бы он мог сделать то, о чем она просила. Вернуть им покой, которого он лишил их. Он попытается. Но если Эдвард умрет, они все надолго будут лишены покоя. А он, быть может, навсегда.
Клаудия была в приемном отделении. Она ходила по комнате взад и вперед. Джим Райан тоже был здесь. Он сразу же подошел к Физз и дружески обнял ее.
– Что случилось? Почему вы здесь? Почему никого нет рядом с папой? Я могу его увидеть? – сыпала вопросами Физз.
Слова, спотыкаясь, вылетали друг за другом. Они были как противоядие для тех ужасных мыслей, которые крутились в ее голове. Эти мысли были слишком спутанными, чтобы разбираться с ними сейчас. А может, она просто не хотела разбираться с ними.
– С ним врачи, Физз, – спокойно сказал Джим. – У него берут кровь на анализ, проводят обследование. Присядь пока. – Он повернулся к Клаудии: – Клаудия, ради Бога, сядь. Незачем вытаптывать ковер.
Клаудия остановилась.
– Извини.
Она выглядела смертельно бледной, несмотря на безупречный макияж. Физз подошла к сестре и сжала ее руку.
– Я чувствую себя такой беспомощной, – сказала Клаудия. – Теперь я понимаю, почему люди курят. Еще немного, и я начну грызть ногти. Что еще остается делать в таком ожидании. – Она бросила взгляд поверх головы Физз. – О, Люк. Я не ожидала увидеть тебя здесь.
– Я довез Физз до больницы. Какие новости?
Физз не обернулась, не в силах взглянуть ему в лицо. Или взглянуть в лицо факту, что мужчина, в которого она так глупо, так безумно влюбилась, который так страстно обнимал ее сегодня и который предложил ей стать его женой, каким-то образом несет ответственность за то, что произошло с ее отцом. Он не отрицал этого. Но каким образом?
– Сейчас у Эдварда врач, – сказал Джим, заполняя тишину. – Анализы, исследования и все прочее. Если хотите, есть горячий кофе.
Люк отрицательно покачал головой. Клаудия снова начала расхаживать взад и вперед. Джим налил себе кофе. Стрелки часов медленно тащились по кругу.
– Я больше не могу здесь оставаться, – наконец заявила Клаудия. – Я пойду и выясню в чем дело.
– Клаудия, тебя пригласят… – начал Джим, но она решительно открыла дверь и пошла по коридору.
Физз хотелось пойти вместе с ней, побежать следом за ней. Но она боялась, ужасно боялась того, что может узнать.
Несколько минут спустя дверь открылась, и в приемный покой заглянула медсестра.
Мисс Бьюмонт?
Физз резко обернулась.
– Хотите увидеться с отцом? Ваша сестра уже у него. Можете пройти. Но больше никого, – предупредила она, оглядываясь вокруг. – Ему нужен покой.
Бледный, с осунувшимся лицом, Эдвард Бьюмонт лежал под капельницей. На фоне равномерного гудения оборудования раздавалось ритмичное пиканье прибора, непрерывно измеряющего сердечный ритм и кровяное давление. Эдвард с усилием улыбнулся своим девочкам и приподнял кислородную маску, чтобы она не мешала ему говорить.
– Простите, что так напугал всех, – произнес он, прерывисто дыша. – Возраст дает о себе знать.
Физз наклонилась и поцеловала его.
– Не разговаривай, – сказала она. – Береги силы.
– Вашему отцу нужен покой, – вмешалась медсестра. – Вам лучше оставить его сейчас.
– Что с ним случилось? – спросила Физз. – Я могу поговорить с врачом?
– Боюсь, что вам придется подождать до утра, если вы хотите увидеть доктора. У нас сегодня беспокойная ночь. В последнее время у вашего отца было много нервных стрессов?
– Да, – сказала Клаудия. – Довольно много.
Тогда это может быть причиной. Мы не обнаружили признаков инфаркта, хотя сможем сказать наверняка, только когда получим результаты анализов. Ему вводят противотромбный препарат для профилактики.
– Мы можем остаться здесь? – спросила Физз.
– В этом нет необходимости. Он вне опасности. Скорее всего, у него просто нервное истощение. Я обещаю, что мы позвоним вам, если будут какие-нибудь изменения. Впрочем, вы можете подождать, пока он не заснет, – добавила она, почувствовав с высоты своего опыта работы медсестрой их желание быть рядом с любимым человеком в тревожную минуту. – В приемном отделении есть чай и кофе.
– А если мы все же захотим остаться?
– Я не выставлю вас на улицу, но все же не советую вам делать это. Вам ни к чему изматывать себя. Вашему отцу это не принесет пользы.
Люк и Джим подняли глаза, когда сестры вернулись в приемный покой.
– Как он? – спросил Люк. Клаудия взглянула на Физз, видимо, ожидая, что она ответит. Но Физз не могла говорить.
– Стресс, нервное истощение, – объяснила Клаудия. – Надеются, что инфаркта нет. Он выглядел очень усталым, когда приехал на запись. У него был напряженный день.
– Ему не нужно было приезжать, – сказала Физз. – Мы могли бы вмонтировать его слова завтра.
Клаудия посмотрела на Люка.
– Он не хотел разочаровывать Мелани. Он знал, как она ждет этой большой сцены с ним.
– Большой сцены? Я думала, там всего пара предложений, – удивленно сказала Физз.
– Да, но каких предложений. То, что мы записали, – это же почти «Убийство сестры Джордж» на радио.
– А кого мы там убиваем? – в ужасе спросила Физз.
– Разве ты не была на конференции по сценарию?
Физз знала, что Клаудии там не было.
– Ну да, была… Но, честно говоря, я не очень внимательно следила за обсуждением. У меня было столько дел в голове…
Дверь позади нее открылась, и она обернулась.
– Мистер Бьюмонт заснул, – сказала молодая медсестра, появившаяся на пороге. Она вспыхнула, неожиданно оказавшись в центре внимания. – Вам лучше поехать домой. Можете звонить в любое время, с самого раннего утра.
– А вы обещаете, что позвоните нам, если что-нибудь случится? – спросила Физз. – У вас есть номер телефона?
– Я оставила свой номер, – сказала Клаудия.
– Я обязательно позвоню.
– Пойдем, Физз, не будем мешаться тут под ногами. Джим, можешь подбросить меня на набережную? Моя машина осталась там, – попросила Клаудия.
– Я поеду с тобой, – поспешно сказала Физз, не глядя на Люка.
Она не могла смотреть на него. Одновременно любить его и ненавидеть – что может быть тяжелее?
– И останусь у тебя ночевать, если ты не возражаешь, – добавила она, скорее почувствовав, чем увидев, как Люк сделал движение в ее сторону.
– Конечно, всегда пожалуйста, – откликнулась Клаудия.
Но когда Джим высадил их у входа на пирс, Физз не пересела в машину сестры.
– У меня здесь еще есть одно дело, – сказала она.
Физз…
Не беспокойся. Кто-нибудь отвезет меня домой. Или я возьму такси.
Ты, кажется, собиралась ночевать у меня. Или это был просто предлог, чтобы сбежать от Люка?
Физз не ответила. Клаудия вздохнула.
– Патрика Марча следовало выпороть за то, что он сделал с тобой. Я позволила ему легко отделаться.
– Патрику?
В течение многих лет никто не осмеливался произносить это имя в присутствии Физз, а теперь, похоже, это стало входить у всех в систему.
– А что ты ему сделала?
– Почти ничего. Запустила несколько нужных слухов, и нервные продюсеры стали держаться от него подальше. Разве я могла допустить, чтобы он стал звездой, в то время как ты чахла вдали от сцены? Это было бы несправедливо.
– Но ведь у него настоящий талант. При благоприятных возможностях…
– И у тебя тоже, сестричка. – Клаудия поцеловала ее в щеку. – И разве он не испортил тебе возможность показать себя? И ничего не сделал, чтобы исправить положение.
– Да, думаю, ничего.
– Не стоит жалеть его, Физз. Ты все-таки нашла свое место в жизни, хотя тебе приходится работать, как рабыне, в этой ужасной комнате на чердаке. Патрик Марч имел хорошие внешние данные и талант, но он решил воспользоваться коротким путем наверх, не подумав, чем это кончится для тебя. Если бы у него была половина твоей силы воли, он бы пробился в звезды, так или иначе. – Клаудия погладила сестру по щеке.
– Ты все еще можешь стать звездой, если достаточно сильно захочешь этого.
Физз не могла поверить своим ушам. Клаудия когда-то сама заявляла, что Физз получила эту роль только благодаря своей фамилии и что ничем хорошим это не кончится. И именно она примчалась спасать ее, когда предсказание оправдалось.
Ты хочешь этого?
– А кто будет руководить моей радиостанцией?
– Боже милостивый, действительно, кто захочет этим заниматься? Ну, хорошо, не задерживайся здесь сегодня слишком долго, Физз. Увидимся утром в больнице. А если позвонит Люк, я скажу ему, что дала тебе снотворное и уложила спать с теплой грелкой.
– Можешь сказать ему все, что угодно.
– Я временно снимаю тебя с крючка, сестричка, но имей в виду, что он от тебя не отстанет, и будь готова. Рано или поздно тебе придется встретиться с ним лицом к лицу. Если только ты не планируешь провести остаток своей эмоциональной жизни прячась.
Эмоциональная жизнь? Какая шутка.
– Я не прячусь, Клод. Больше не прячусь. – Она покачала головой. – У меня есть неотложное дело. Это не займет много времени. Увидимся утром.
На радиостанции было тихо, комнаты темны и пусты. Только в редакции новостей и в одной из студий вещания шла работа. Физз прошла прямо в студию записи. Она повернула выключатель, и комнату тут же залил яркий свет. Как она и ожидала, разрозненные листы сценария лежали, рассыпавшись, на столе и на полу, там, где актеры бросили их, прочитав свой текст. Сколько бумаги тратится зря, подумала Физз. Она собрала листы в кучу и стала просматривать их, подбирая полный комплект.
Затем села и быстро прочитала сценарий, торопясь дойти до последних нескольких строк, которые, как казалось, стали причиной того, что ее отец попал в больницу.
Неплохо закручено, подумала она. Свадьба главных героев так долго откладывалась, что слушатели, наверное, не сомневались, что что-нибудь произойдет. Но до сих пор ничего не происходило. Жених выжил после разгульного мальчишника. Невеста справилась с нервным напряжением последних минут. Все шло как по маслу. Напряжение нарастало. Что-то должно было случиться. И конечно, случилось. Когда невеста – персонаж Клаудии – и ее отец, роль которого исполнял Эдвард, собирались ехать в церковь, появилась симпатичная молодая девушка и с заметным австралийским акцентом заявила, что она внебрачная дочь отца невесты. У отца невесты случился инфаркт. Состоится ли свадьба? Останется ли жив отец? Правда ли то, что сказала девушка? И кто ее мать?
Физз сожалела, что она была так рассеянна на конференции по сценарию. Интересно, кто предложил такой поворот сюжета? В ее памяти всплыл первый визит Мелани на радиостанцию.
Когда в то утро Физз водила Мелани по студиям, она использовала каждую возможность, чтобы выведать мотивы интереса Люка к радиостанции, все еще не веря, что Мелани действительно хочет получить роль в «Заливе каникул».
– Я удивлена вашим интересом к радио, – сказала она, закидывая удочку.
– Моей маме это очень нравилось. Не надо учить роль, гримироваться, можно прийти в удобной одежде. Все в голосе, говорила она. – Лицо Мелани омрачилось. – У меня есть несколько ее записей, Физз. Она действительно замечательно играла. Ей предлагали роли в кино и на телевидении, но она всегда отказывалась. Она говорила, что ей нравится ее анонимность на радио. Вот почему я была так рада возможности попробовать это самой.
– А ваш отец тоже был актером? – спросила Физз.
Щеки Мелани слегка покраснели.
– Мама никогда не говорила о нем. Они не были женаты, – пояснила она.
Физз собиралась сказать какую-нибудь банальную фразу насчет того, что в наше время это ничего не значит, чтобы помочь девушке справиться со смущением, но неожиданно поняла, что для Мелани это значит много.
– Мне приходила в голову мысль, что она стыдится его. Однажды я спросила ее, не по этой ли причине она не хочет назвать мне его имя.
– Да? – уклончиво переспросила Физз, глубоко сожалея, что затронула эту тему.
– Я никогда не видела ее в таком гневе. Потом она расплакалась, а затем обняла меня и сказала, что ни капельки не стыдится его. Она сказала, что он хороший человек, но они не могли быть вместе. Он не бросал меня. Он даже не знал обо мне.
– Она не сказала ему об этом? – потрясенно спросила Физз.
– У него была семья. Жена, которую он не мог бросить.
А ребенка, значит, можно бросить, сердито подумала Физз.
– Вы поэтому приехали в Брумхилл? Чтобы разыскать его?
Мелани удивленно посмотрела на нее.
– В Брумхилл? Боже, мне никогда не приходило в голову, что он может быть здесь. Скорее, где-нибудь в Австралии. Иначе зачем мама уехала туда?
Зачем?
– О, извините. Мне казалось, что Люк говорил, что ваша семья родом отсюда. Наверное, я что-то неправильно поняла.
Возможно.
Физз встала. В том разговоре не было ничего, что объясняло бы случившееся с ее отцом. И однако, когда она стояла в дверях спальни и слушала, как Мелани объясняет случившееся, она была уверена, что это как-то связано. «Он сказал „Джульет?“ и рухнул на пол», – вспомнила она слова Мелани.
Она принялась ходить по студии. Возможно, все это ни при чем. И все же Физз была уверена, что Люк каким-то образом использовал «Залив каникул»… И сегодня он признался в этом. Сегодня. Она смутилась, вспомнив о том, что было сегодня.
Однако это чересчур тщательно продумано, чтобы быть расплатой за одну язвительную реплику. Это все равно что использовать кузнечный молот, чтобы расколоть орех.
Джульет. Кто такая Джульет? Она уже слышала это имя.
Физз снова пролистала сценарий, почему-то уверенная, что ответ может лежать здесь. У каждого актера была своя манера отмечать свои реплики в тексте, и Физз машинально рассортировала листы для каждого персонажа. Она поняла, что разгадку надо искать в экземплярах Мелани или Эдварда.
Мелани отметила свои слова ярко-оранжевым маркером, и они сразу бросались в глаза, но последняя страница отсутствовала. Физз посмотрела вокруг и увидела угол белого листка, торчащий из-под пианино. Она вытянула его. Едва она увидела изменения, сделанные в последней строчке, ее сердце сжалось. И все наконец стало на свои места.
Щелк. Антагонизм Люка по отношению к ее отцу. Замечания, которые она не вполне могла понять. Пренебрежительные высказывания по поводу семьи Бьюмонт.
Щелк. Вырезка из газеты, которую дал ей Джим. Самым важным там было не едкое замечание Клаудии, а комментарий репортера: «Я был сразу поражен ее сходством с нашей юной звездой Мелани Бретт…» Ее отец тоже сразу увидел сходство. Увидел и вспомнил что-то. Или кого-то. После чего у него возникло желание выпить рюмку чего-нибудь крепкого.
Щелк. Клаудия здесь вовсе ни при чем. Конечно, Люк был рад использовать «Залив каникул», чтобы смутить ее, заставить ее заплатить за бесцеремонную реплику, сделанную в те минуты, когда она находилась еще на вершине возбуждения после спектакля. Но это лишь побочная линия. Настоящая причина вовлечения Мелани в радиосериал заключалась не в этом. Люк хотел использовать сюжет «мыльной оперы», чтобы представить Эдварда Бьюмонта не только мужчиной, изменявшим жене, но и отцом, бросившим своего ребенка.
Физз снова опустилась на стул и поднесла ко рту сжатый кулак, чтобы не дать вырваться страдальческому воплю. Нет, она все поняла правильно. Когда Люк говорил, что семья Мелани родом из Брумхилла, возможно, он хотел предостеречь ее. Или это было закодированное сообщение, которое предназначалось для передачи ее отцу? Вместе с остальными подробностями, касающимися вопроса о спонсорской поддержке. Было ли это важно? Физз снова посмотрела на лист бумаги в ее руке. Имя «Джилл Брейди» было зачеркнуто. Сверху было подписано: «Джульет Кэри». «Я не должна была менять имя». Это сказала Мелани. Физз прочитала текст ее роли:
Разумеется, вы знали мою мать. Ее сценическое имя было Джулъет Кэри. И когда она была беременна, вы бросили ее. Ну, а теперь ее нет в живых, а я здесь, чтобы сказать вам, что я ваша дочь. И я хочу, чтобы все узнали об этом.
Искусство, имитирующее жизнь, подумала Физз, вспомнив, где она слышала это имя. Сестру Люка звали Джульет. Джульет Кэри? А как еще? С заменой имени это уже жизнь стала имитировать искусство вплоть до того, что обвиняемому действительно стало плохо.
А сейчас она должна свыкнуться с фактом, что мужчина, который совсем недавно держал ее в объятиях, мужчина, который вернул ее к жизни так, что каждая клеточка ее тела все еще помнила его прикосновения и ласки, мужчина, который украл ее сердце и тело, совершенно бессердечно и намеренно отправил ее отца в больницу.
Месть. Желание отомстить нетрудно увидеть во всем, когда понимаешь в чем дело. Карьера Клаудии. Ее радиостанция. И репутация их отца. Даже сейчас она не могла поверить, что он хотел подвергнуть риску жизнь Эдварда. В конце концов, он ведь и отец Мелани. Даже Люк не мог быть так жесток. Или мог, потому что Мелани ни о чем не догадывалась. Люк каким-то образом выяснил все, но не сказал племяннице.
Физз хотелось плакать. Слезы жгли ей глаза, но она не могла дать им волю, не могла излить свою боль. Вместо этого она положила голову на колени, накрыла ее руками и стала молиться. Ради отца. Ради Мелани. Ради того, чтобы найти ответ.
– Физз?
Она сжалась, но не двинулась с места.
– Физз, прости, я не хотел этого. – Он остановился у двери. – Ты должна мне поверить.
– Должна?
Она с трудом подняла голову и повернула ее к нему. Голова была тяжелой. Люк выглядел худым и изможденным в безжалостно-ярком свете ламп. Она так любила его, так хотела поверить ему. Но ее отец лежал в больнице с трубкой капельницы, прикрепленной к руке. И отправил его туда Люк.
– Как тебе удалось добиться того, что Мелани изменила имя? – спросила Физз.
Он помолчал, потом сказал, слегка пожав плечами:
– У нее не слишком хорошо получалась ее фраза. Ей казалось, что все звучит недостаточно убедительно. Она хотела добиться совершенства.
– Но ведь она актриса. Или ты заставил ее усомниться в этом? – Физз смотрела на него, не отрывая взгляда. – Это было не трудно. Она считает тебя почти богом.
Он ответил не сразу.
– Я предложил ей маленькое тренировочное упражнение. – Он снова помолчал. Впадины на его щеках стали темнее. – Я предложил, чтобы она попыталась представить, что Эдвард Бьюмонт действительно тот человек, который бросил ее мать, бросил ее.
– И поэтому она изменила имя в тексте.
Это сработало так хорошо, что Мел позвонила сценаристам и спросила, не возражают ли они против этого. И конечно, они были только рады помочь.
– А если бы у тебя не получилось так просто?
– Находчивый человек всегда выйдет из положения, Физз.
Ты, безусловно, самый находчивый человек, которого я встречала.
– Слишком находчивый, черт возьми. Я не думал, что так получится. Запись была назначена на завтра, на после обеда. Я считал, что у меня бездна времени, чтобы встретиться с Эдвардом. Я оставил сообщение его секретарю, что хочу видеть его утром и что это срочно. Я собирался рассказать ему все.
– И после этого все стало бы хорошо, да? – вспыхнула Физз.
– Все хорошо быть уже не может. Попытайся понять меня. Моя сестра погибла из-за того, что она в конце концов решилась увидеться с твоим отцом. Видимо, поговорить с ним. Мы никогда не узнаем, что она хотела сказать ему. Она унесла это с собой в могилу.
Он подошел к Физз и склонился над ней.
Ты можешь выслушать меня?
– Почему я должна слушать тебя? – жестко сказала она, откинувшись на спинку стула и отдернув руку, которую он хотел взять.
Она не могла допустить, чтобы он прикасался к ней. Пока.
– Потому что я сделаю все, что смогу, чтобы исправить положение. Потому что я… – Он резко оборвал себя.
– Нет, – сказал он, выпрямившись, – ты права. Я не буду оправдываться. Это невозможно.
– Невозможно.
Физз закрыла глаза, отчаянно усталая. Но она знала, что сон не избавит ее от кошмара.
– Это все началось с газеты, да? – спросила она. – Когда репортер заметил, как похожи Мелани и Клаудия? Я сначала думала, что ты невзлюбил нашу семью из-за тех слов, которые Клаудия сказала в интервью.
– Мне действительно не понравилась Клаудия из-за того, что она сказала. Хотя я должен признать, что после знакомства с ней мое мнение улучшилось. Вовсе не газетная статья дала мне нить, Физз, хотя позднее она подтвердила мои подозрения.
– Как ты можешь быть уверен, что это правда? Мелани сказала мне, что не знает, кто ее отец.
– Да, она не знала и все еще не знает, – подтвердил Люк. – Послушай, может, пойдем отсюда? – предложил он после некоторого колебания.
Физз подняла голову, пошевелила шеей.
– Я чувствую себя так, как будто меня побили.
– Неудивительно. Во-первых, уже ночь, а во-вторых…
В обращенном на него взгляде Физз стоял упрек, и Люк запнулся на полуслове.
– Полный триумф находчивого мистера Дэвлина.
Триумф подразумевает выполнение всех желаний, Физз. А это… – Он устало махнул рукой.
– Это пиррова победа. Пойдем, я отвезу тебя домой.
Люк протянул ей руку, но она не приняла ее. Его рука опустилась, и он отступил назад.
– Ты не можешь оставаться здесь, – настойчиво сказал он.
– Как ты узнал, где я? – спросила она, вставая. – Тебе сказала Клаудия?
– Нет. Она сказала, что ты легла в постель и уснула. Почему-то я не поверил, что после всего случившегося ты можешь просто пойти спать. А когда тебе плохо, ты всегда приходишь сюда. Может быть, поэтому ты так много работаешь.
– Не пытайся анализировать мои поступки, Люк, – сердито сказала Физз. – Я пришла сюда, чтобы найти ответы на вопросы, которые беспокоили меня с того самого момента, как ты появился в городе. Кстати, как ты попал внутрь? – спросила она, нахмурившись.
– Наступил отлив. Я спустился на пляж и взобрался по пожарной лестнице. Поэтому у меня такой вид.
Физз наконец-то по-настоящему посмотрела на него и увидела следы песка и водорослей на его руках, куртке, мокрых ботинках. Она только однажды лазила по пожарной лестнице. Ей было десять лет, и она хотела доказать, что она не слабее любого мальчишки в городе. Она сделала это, но все еще не могла забыть страх, от которого пересохло во рту, когда ей пришлось повиснуть на одной руке, чтобы ухватиться другой рукой за перила.
– Идиот!
Его рот насмешливо скривился.
– Я думаю, мы это уже установили. Ночь была ясной, луна освещала море, которое плескалось вокруг опор пирса, окутанного легкими облачками тумана. В полном молчании, не касаясь друг друга, они прошли по пирсу.
Люк усадил ее в свою машину, болезненно следя за тем, чтобы не дотронуться до нее, хотя ему хотелось заключить ее в объятия, прижать к себе и пообещать, что он никогда больше не причинит ей боль. Ему потребовалось все его самообладание, чтобы сдержаться, чтобы подождать. Он не заговаривал с Физз, пока она не открыла дверь своей квартиры и не преградила ему дорогу, когда он попытался последовать за ней.
Но Люк не собирался оставлять ее. Пока она не выслушает его.
– У нас есть неоконченное дело, Физз, – напомнил он ей и протянул руку, чтобы не дать ей закрыть дверь. – Иди и сядь к огню – ты, наверное, замерзла. Я приготовлю тебе чай.
Она смотрела на него, не двигаясь с места.
– Или ты предпочитаешь что-нибудь покрепче? – спросил он. – Мы ведь так и не выпили вино.
Физз открыла рот, чтобы возразить. Затем припомнила слова Клаудии о том, что она прячется.
– Чай, – согласилась она.
Через десять минут Люк принес ей чашку горячего сладкого чая и, когда она свернулась калачиком в кресле, сел напротив. Некоторое время они оба молчали.
– Люк? – наконец окликнула его Физз.
Он оторвался от глубоких раздумий и поднял на нее глаза.
– Будет лучше, если ты расскажешь мне всю историю.
Только Джульет знает все, но я расскажу тебе, почему я верю, что Эдвард – отец Мелани. – Он помолчал, собираясь с мыслями. – Все началось в прошлом году, когда Мелани попросила меня повести ее в театр, чтобы посмотреть твоего отца в «Венецианском купце». Он тогда был на гастролях в Австралии.
– Но это еще не причина…
Ты сказала, что выслушаешь меня. Это только начало. – Он подождал, чтобы убедиться, что она готова слушать. – Я был рад повести Мелани в театр, – продолжил он, – но, поскольку мне казалось, что это не совсем ее круг интересов, я стал поддразнивать ее насчет тайного желания стать серьезной актрисой.
– Почему? – спросила Физз. – Почему ты стал поддразнивать ее?
Люк пожал плечами.
– А разве не это всегда делают дядюшки? Насколько я знаю, большинство из ее сверстниц хочет стать поп-звездами. И я был сильно удивлен, когда она сказала мне, что хочет именно этого.
– Стать серьезной актрисой? Он кивнул.
– И в ее глазах самым лучшим актером был Эдвард Бьюмонт, вот почему она хотела пойти и увидеть его. Я выразил удивление, что она вообще слышала о нем, и тогда она мне рассказала.
Физз в молчании ждала продолжения.
– Что… что она рассказала тебе, Люк? – не выдержала она.
Он пошевелился.
– Оказалось, что Джульет никогда не пропускает его, когда он появляется на телевидении.
– Джульет? Мать Мелани?
– Да, ее мать. Моя дорогая, моя милая сестра. Она смотрела все его старые фильмы, у нее были видеокассеты того сериала, в котором он снялся несколько лет назад и за который получил приз. Мелани рассказала мне, что всякий раз, когда Эдвард Бьюмонт появляется на телеэкране, он доводит ее мать до слез, и если он настолько хорош… – Люк посмотрел прямо на нее. – Скажи мне, Физз, он действительно настолько хорош?
Она не ответила. Ее отец обаятелен, имеет свой сценический образ и хороший вкус. Но он, конечно, не Лоуренс Оливье.
– Нет, – сказал Люк, очевидно удовлетворенный ее молчанием. – Я так не думаю.
Физз отвернулась, не в силах встретить его взгляд.
– Мое мнение здесь ни при чем, правда? Ведь это твоя сестра была его большой поклонницей.
– Да, к несчастью. После того как Мел сказала мне, как сильно он нравится Джульет, я подумал, что ей будет приятно увидеть его в живом спектакле. Сестра жила за городом в горах, в двух часах езды от Сиднея. Я позвонил ей и предложил, чтобы она приехала в город на несколько дней. Я сказал, что она может походить с Мелани по магазинам и сходить в театр… В качестве подарка от младшего брата, – с горечью добавил он.
Физз немного подождала продолжения, потом не выдержала и спросила:
– Ну? Что она сказала?
– Немного. Что ей надо подумать об этом и что она перезвонит мне позже. Через день она позвонила и сказала, что у нее много дел и она не сможет найти время.
– Но я думала…
Затем она позвонила снова и сказала, что изменила решение. Я должен был догадаться, что здесь что-то не так. Она была так возбуждена, совсем как Мел. Как бывала когда-то… – Люк уставился вниз, как будто пытаясь найти какой-то ответ на дне своей кружки. – После того как я купил билеты, она позвонила опять и сказала, что, к сожалению, она не в состоянии вести машину. Я предложил приехать за ней, если она хочет, но она отказалась. – Он с печальным сожалением покачал головой. – Я слышал прогноз погоды – сильные дожди, угроза ливневых потоков, – но не придал этому значения.
– Люк…
Он, казалось, не слышал ее.
– У меня было позднее совещание в тот день, поэтому я переоделся на работе, заехал за Мел, и мы поехали прямо в театр. Там мы встретили приятелей и после спектакля пошли с ними ужинать. Когда я наконец добрался до дома, огонек автоответчика мигал. Это была Джульет. Она передумала, она должна увидеть Эдварда. – Он поднял глаза. – Просто Эдварда. Не пьесу, не Эдварда Бьюмонта. Эдварда. Она сказала, что встретится с нами в театре. – Ручка кружки хрустнула в его руке. – Вряд ли ты когда-нибудь видела ливневый поток.
Физз понимала, что ответа не требуется, но все же покачала головой. – Не видела, – сказала она.
Там, где ты находишься, может быть сухо. Но в горах идут дожди, а скалистая почва не в состоянии быстро впитать воду. Вода заполняет высохшие русла ручьев и устремляется к рекам. Массы воды оказываются зажатыми между узкими скалистыми берегами и, не находя выхода, образуют огромный вал, который несется вниз, сметая все на своем пути. Деревья, постройки, скот. Если ты едешь в закрытой машине при включенном радио, ты не услышишь шума. Ты видишь, что уровень воды в реке немного выше обычного, но не беспокоишься – ведь ты едешь на хорошем автомобиле. Но неожиданно машина перестает слушаться руля, ты оборачиваешься, но уже слишком поздно. Тебя настигает стена грязной темной воды. Она ударяет в борт машины, и ты уже ничего не можешь сделать. Ничего…
– О, Люк. Какое несчастье.
– Она не утонула. Когда ее нашли на следующий день, она была еще жива. Все то время, пока мы были в театре и смотрели, как твои отец и сестра – Шейлок и Порция – перекидываются репликами в этой блестящей, остроумной и ужасающе расистской пьесе, Джульет, искалеченная, в полубессознательном состоянии сидела по пояс в грязной воде…
– Люк! – протестующе воскликнула Физз, не в силах вынести его боли. Она бросилась к нему, опустилась перед ним на колени и взяла за руки. – Не мучай себя. Это не твоя вина.
– Нет?
Она опомнилась, отстранилась и поднялась на ноги.
И это не вина моего отца, – сказала она. – Это ничья вина. Это несчастный случай.
– Если бы я не предложил ей приехать… – Он положил отломанную ручку в кружку и поставил ее на столик рядом с ним. – Наверное, мне просто надо было кого-то обвинить.
– И мой отец подвернулся под руку. Ты же понимаешь, что во всем этом нет ни капли доказательств твоей правоты. Это все обстоятельства…
– Возможно, ничего такого, что можно предъявить в суде. Но твой отец потерял сознание, когда столкнулся с правдой. Сомнений быть не может.
– Не может? Люк, неужели ты считаешь, что этого достаточно, чтобы доказать, что Мелани…
Она остановилась, неожиданно осознав, что это означает.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладостная месть - Филдинг Лиз



не очень
Сладостная месть - Филдинг Лизполи
2.11.2011, 22.08





Не идёт роман. Начало скучное.
Сладостная месть - Филдинг ЛизАлиса
23.09.2012, 0.13





Скучно нудно,ожидаемо. Еле домучила
Сладостная месть - Филдинг ЛизGala
27.10.2012, 22.26





и СОВСЕМ НЕ СКУЧНО. НОРМАЛЬНЫЙ ЛР.
Сладостная месть - Филдинг Лизиришка
25.06.2015, 2.12





Неплохо.
Сладостная месть - Филдинг ЛизМаленькая...
25.06.2015, 21.58





А мне очень понравилась книга....
Сладостная месть - Филдинг ЛизМария
21.10.2016, 16.03





А мне очень понравилась...
Сладостная месть - Филдинг ЛизМария
21.10.2016, 15.16





Не очень, бессмыслица какая то. У героини надуманная травма, видете ли жених изменил ей. Она 7 лет страдала. Герой тоже бесхарактерный, диалоги идиотские. Не советую. Из недавно прочитанных рекомендую сентябрьское утро, думаю Вам должен понравиться романчик.
Сладостная месть - Филдинг Лизюлия
22.10.2016, 7.13





Не очень, бессмыслица какая то. У героини надуманная травма, видете ли жених изменил ей. Она 7 лет страдала. Герой тоже бесхарактерный, диалоги идиотские. Не советую. Из недавно прочитанных рекомендую сентябрьское утро, думаю Вам должен понравиться романчик.
Сладостная месть - Филдинг Лизюлия
22.10.2016, 7.13





normalno
Сладостная месть - Филдинг Лизiamze
22.10.2016, 18.24





Роману явно не хватает легкости и правдоподобия: 5/10.
Сладостная месть - Филдинг ЛизЯзвочка
23.10.2016, 8.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100