Читать онлайн Сладостная месть, автора - Филдинг Лиз, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостная месть - Филдинг Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостная месть - Филдинг Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостная месть - Филдинг Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филдинг Лиз

Сладостная месть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

В ожидании, пока Попечительский совет примет решение, Люк Дэвлин медленно бродил вдоль стен Зеленой гостиной, всматриваясь в фотографии, которыми были увешаны стены.
Большинство из них изображали Эдварда Бьюмонта и Элен Френч в известных ролях по отдельности и вместе как любимый в театральном мире дуэт. На фотографиях последнего времени была Клаудия, одна или с отцом. Люк видел их в «Венецианском купце», когда они приезжали на гастроли в Австралию. Вряд ли он пошел бы на спектакль сам, но Мелани попросила его достать билеты, и он импульсивно позвонил сестре и спросил, не хочет ли она тоже пойти с ними. Пустяк, который затронул столько жизней.
Он двинулся дальше. Кроме чисто театральных фотографий, которые составляли большинство, здесь имелось и несколько семейных снимков. Казалось, Бьюмонты играли не только на сцене, но и в личной жизни. Возможно, роли безупречных супругов и любящих родителей были величайшим триумфом Эдварда и Элен.
Никто не подвергал это сомнению – наверное, потому, что людям хотелось, чтобы эта иллюзия была правдой. До сих пор многие вспоминают о них как об идеальной паре. И сейчас Эдвард Бьюмонт, красивый обаятельный мужчина, явно пользующийся успехом у женщин, сумел избежать обычных газетных пересудов.
Люк остановился, чтобы более внимательно рассмотреть одну из фотографий – Физз и Клаудия, маленькие девочки, лепят снеговика вместе с родителями. Фотография выглядела очень естественно. Только закоренелый циник мог заметить безупречный грим на лице Элен Френч, ее небрежно распахнутую на морозе шубку – явно для того, чтобы показать ее красивую фигуру, и специальное освещение.
Дверь позади него открылась, и он обернулся.
Физз Бьюмонт, бледная как полотно, стояла в дверях. Даже ее губы побелели. Она выглядит так, как будто вот-вот упадет в обморок, подумал Люк, и инстинктивно шагнул ей навстречу, вытянув руку.
Она отступила назад так поспешно, что споткнулась, и, чтобы не упасть, схватилась за дверной косяк. На мгновение в ее глазах промелькнуло призывное выражение, но спустя долю секунды жар угас, и она без всякого выражения сказала:
– Меня попросили пригласить вас пройти в зал заседаний. Будьте любезны следовать за мной. – Не дожидаясь его ответа, Физз повернулась и пошла вперед по изогнутой галерее, витиевато украшенной и по-театральному позолоченной. У нее была походка, которую обожают мужчины, – плавное движение ноги от бедра, исполненное непреднамеренной чувственности. Она двигалась с естественной грацией. На ней были высокие черные кожаные сапоги; скроенная по косой юбка из черной шерсти мягко облегала бедра, пушистый свитер оттенка спелого персика соблазнительно обрисовывал фигуру.
Люк абсолютно четко представлял, почему сегодня утром после встречи с Патриком Марчем он позвонил Эдварду Бьюмонту и предложил занять место Майкла Харриса в правлении Попечительского совета. Он знал, что они с радостью примут его. Столько лет они получали деньги из рук Майкла, а теперь надеются, что так же будут получать их из его рук. Конечно, они ошибаются, но он продемонстрирует Физз Бьюмонт, что способен взять инициативу, что он в состоянии захватить власть в ее маленьком мирке, и она ничего не сможет поделать.
Но это страстное томление, которое появилось в глубине его существа, когда он повернулся и увидел ее, было неожиданным. Горячая волна желания, нетерпеливое стремление обнять ее, поддержать, взять назад все жестокие слова, которые он сказал ей, – все это подрывало его уверенность в своей правоте. Ничего, он справится с этим. Она разожгла в нем огонь, она его и погасит. Если у нее нет сердца, которое можно разбить, найдутся другие способы.
Физз остановилась у входа в зал заседаний и посмотрела на него. Она выглядела такой одинокой и беззащитной, что решимость Люка на мгновение ослабла. Но он взял себя в руки и вошел следом за ней в зал. Члены совета встали, приветствуя его. Эдвард Бьюмонт вкратце представил каждого из них, произнес маленькую изящную приветственную речь и предложил выпить по рюмочке, чтобы ознаменовать событие.
– Заседание еще не окончено, – раздался голос Физз.
Все повернулись к ней. Она по-прежнему была бледна, темные круги под глазами выдавали недостаток сна. Люк с силой подавил желание подойти к ней и успокоить ее, пообещать, что все будет хорошо, что он добьется этого. Он тоже почти не спал в эту ночь.
Эдвард взглянул на повестку дня.
– Совершенно верно. У нас в повестке еще разное. Ты не даешь нам расслабиться, Физз. – Он оглядел присутствующих. – У кого-нибудь есть вопросы, сообщения? – спросил он, явно не ожидая никакого ответа. – Если нет, я думаю, мы можем…
У меня есть вопрос, который должен рассмотреть совет. Боюсь, что это нельзя отложить, – сказала Физз.
Она делает ошибку, подумал Люк. Все мысленно уже покинули заседание и находятся в предвкушении празднования. Вряд ли они будут рады тому, что их снова возвращают к делам. Он сел на место, которое показала ему Сюзи, и с интересом стал наблюдать за происходящим.
Эдвард Бьюмонт казался раздосадованным тем, что дочь нарушила его сценарий.
– Ну, что там у тебя, Физз? – недовольно спросил он.
– Ко мне обратился Джон Мур с вопросом о возможности размещения на пирсе киоска по продаже горячих сосисок или чего-нибудь в этом роде. Некоторые из членов совета знают, что несколько дней назад у нас случилось нашествие подростков, которые определенно обрадовались бы возможности выпить горячего кофе и съесть пару сосисок.
– Но ведь это вряд ли будет повторяться часто? – спросила леди Стокли, всем своим видом демонстрируя озабоченность.
– Не слишком часто. Хотя летом…
– Летом для посетителей работает ресторан.
– Ресторан работает круглый год, – резко заметила Физз.
Она сделала на этом ударение ради членов совета или ради него? Люк задумался над этим вопросом, продолжая черкать что-то абстрактное в блокноте, который положила перед ним Сюзи. Если не председатель, то, по крайней мере, секретарь предвидела, что заседание затянется. Значит, Сюзи находится в подчинении Физз. Он поймал взгляд Сюзи и улыбнулся. Она улыбнулась в ответ.
– Возможно, присутствие Мелани Бретт в течение лета привлечет на пирс больше подростков, чем обычно, – продолжила Физз. – А это платежеспособные клиенты. Их надо накормить, и я думаю, что немногие из них захотят зайти в ресторан, сесть за столик и пообедать как следует. Даже если и захотят, я сомневаюсь, что ресторан сможет вместить всех. Но вряд ли они будут довольны, если. им придется возвращаться в город для того, чтобы перекусить.
– Возникнет проблема с мусором. Бумажные стаканчики и пустые банки будут выбрасываться в море, а потом волны вынесут все это на пляж.
– В сезон пляж убирают каждый день рано утром, – спокойно возразила Физз. – И я не убеждена, что подростки мусорят больше, чем все остальные.
Эдвард нахмурился.
– Я думал, что холодные напитки продаются в магазине, Физз.
– Да, но у нас нет возможности расширить продажу там, и, честно говоря, я была бы рада, если бы мы могли вынести это на улицу.
– А как насчет конкуренции?
Это интересный вопрос, но никто не разбирается в нем по-настоящему, решил Люк.
– Кто такой Джон Мур? – спросил он, не обращаясь ни к кому конкретно.
Это шеф-повар «Павильон-ресторана», – пояснил Эдвард и повернулся к Физз: – Ты можешь продавать столько…
Тогда никакой конкуренции нет, – перебил его Люк.
Эдвард повернулся к нему.
– Что вы хотите сказать? Разумеется, это составит конкуренцию магазину.
– Магазином управляет радиостанция?
Эдвард кивнул.
– И радиостанция владеет рестораном?
– Да, но…
– Радиостанция, видимо, считает, что она имеет право поставить еще и лоток с сосисками. – Люк бросил краткий взгляд в сторону Физз. Она сидела, уставившись в пустой блокнот. – Три предприятия, контролируемые одной организацией, будут являться монополией. Это противоречит правилам. Или именно так привыкли вести дела в Попечительском совете пирса? – В зале воцарилась тишина. – Возможно, немного настоящей конкуренции не повредит. Это удержит цены на низком уровне и благотворно отразится на пирсе.
– В каком смысле? – спросил Эдвард.
– Во всех смыслах. Мистер Дэвлин абсолютно прав, – сказала Физз, поднимаясь на ноги, и Люк, собиравшийся объяснить, что продавцы сосисок и гамбургеров будут платить большие деньги за аренду, вместо этого оказался в числе слушателей. – Когда Джон обратился ко мне с этим предложением, объяснив, насколько это выгодно, я поняла, что вы, как попечители, должны рассмотреть этот вопрос более внимательно. Дополнительный доход будет только приветствоваться, но если вы готовы рассмотреть эту идею, то, конечно, захотите соблюсти баланс между интересами пирса и требованиями продавцов.
– А вы не думаете, что мы просто должны установить самую высокую плату за место? – спросил Люк.
Физз повернулась к нему.
– Я считаю… – Она остановилась и сделала жест в сторону остальных членов совета, сидящих вокруг стола. – Мы всегда придерживались мнения, что надо сохранить особую атмосферу на пирсе. – Послышались возгласы одобрения. – Но, быть может, вы представите нам свои соображения на этот счет?
Люк наблюдал, как предательски вздымается и опускается ее грудь под мягким свитером. Остальные, затаив дыхание, тоже наблюдали за происходящим, чувствуя, что за всем этим скрывается нечто большее, чем обмен репликами по деловому вопросу.
– В конце концов, ни один из нас не имеет и подобия вашего опыта в мире бизнеса.
Физз произнесла эту фразу таким тоном, что она прозвучала почти как оскорбление. Люк улыбнулся, глядя прямо на нее, и она вспыхнула. Определенно, она хотела, чтобы это прозвучало как оскорбление.
– Я думаю, – сказал Люк, тщательно взвешивая каждое слово, – что пирс – это скорее исторический памятник, чем увеселительный аттракцион. Брумхиллский пирс в свое время был одним из самых оживленных и модных мест на Южном побережье. На его эстраде демонстрировали музыкальные автоматы, заводных блох, устраивали фейерверки. Это привлекало свыше миллиона посетителей в год. Я цитирую местный путеводитель.
– И все это без соблюдения правил, – поддразнила Физз.
– А разве эти правила распространяются на заводных блох?
– А разве вы не знали?
– Вы видели пирс только зимой, Люк, – вмешался Эдвард, беспокоясь, как бы словесная перепалка не зашла слишком далеко. – Летом у нас на эстраде работают клоуны, фокусники, мимы, бывает много других развлечений.
– А доход от лотков и киосков позволит нам расширить развлекательную программу, – продолжила Физз. – Я предлагаю обратиться к представителям местной торговли, чтобы они могли выдвинуть свои идеи и подать заявки на торговые места. А поскольку до открытия сезона осталось совсем немного и мы не можем позволить себе роскошь потерять возможный дополнительный доход в этом году, вопрос следует обсудить сегодня.
Сказав это, Физз повернулась и посмотрела прямо на него. Люк с удивлением увидел в ее глазах вызов, даже триумф.
Ну, ну. Интересно знать, было ли ее предложение искренним, или она вовремя поняла, что ей не удастся легко протолкнуть свой план, и изменила позицию в ходе заседания. В любом случае, это был впечатляющий спектакль.
Просто поразительно, что он все время недооценивает ее. Он никогда бы не сделал подобной ошибки с мужчиной. Он не сделал бы такой ошибки и с женщиной, если бы воспринимал ее как серьезного делового партнера. Но в Физз он видел лишь неудавшуюся актрису, которая занимает теплое местечко в семейной фирме. Сейчас он не сомневался, что она сама создала себе этот образ, что она хотела, чтобы окружающим все представлялось именно так. Почему? Ответ на этот вопрос следовало искать в ее прошлом. Но Патрик Марч не дал ему ключа к разгадке. Хотя, возможно, он не рассказал всей правды.
Неожиданно большинство членов Попечительского совета охватило желание высказаться по вопросу об арендной плате и торговле с лотков на пирсе. Только Люк и Физз молчали, не принимая участия в дискуссии.
Было принято решение объявить конкурс заявок, заседание закрыли, и Эдвард пригласил всех пройти в его кабинет и выпить по рюмке шерри. Люк заметил, что Физз воспользовалась возможностью незаметно ускользнуть. Поскольку его собственное присутствие в кабинете Эдварда было неизбежным, он позволил ей уйти. Пока.
Физз охватил гнев. Его волны накатывались на нее, отнимая у нее последние силы. Как он посмел? Какое он имел право? Он прекрасно знал, что ее фраза насчет вступления в Попечительский совет была шуткой, и не слишком удачной, как он тогда ясно дал ей понять.
И едва оказавшись в зале заседаний, он попытался выставить ее хапугой, которая, используя свое положение члена Попечительского совета, тащит все в свое гнездо.
Ну нет, она не собирается принимать участие в праздновании его триумфа, вести с ним светские разговоры, внутренне сжимаясь от его улыбки. Она предпочла бы не находиться в одном здании с этим человеком. В одном городе. Пошатываясь, Физз вышла из зала заседаний и скрылась в женском туалете. По крайней мере, здесь она будет в безопасности от него.
Но, к сожалению, не от Сюзи, которая нашла ее и тут.
– Да, такого увлекательного заседания у нас не было с тех пор, как Элли Стокли сломала свой искусственный зуб об орех в имбирном прянике, – сказала Сюзи. – А почему ты не пошла пить шерри со всеми остальными?
– Я не в настроении вилять хвостиком у ног этого выскочки.
– Понимаю, понимаю. Ты прячешься от восхитительного мистера Дэвлина.
– Восхитительного? Ты уже готова лизать…
– Физз Бьюмонт!
– … его ботинки?
Сюзи, причесавшись, оглядела себя в зеркале и решила сменить тему.
– Жаль, что не удалось протолкнуть разрешение на лоток с сосисками. Джон будет расстроен. Ты собираешься подать заявку? – дерзко спросила она.
Ты договоришься до того, что я тебя уволю!
Тогда я буду претендовать на твое место. У меня появился большой опыт. В последнее время я делаю за тебя всю работу.
– Пожалуйста, путь открыт. Но имей в виду, что эта работа не сводится к тому, чтобы через весь зал заседаний улыбаться Люку Дэвлину, – огрызнулась Физз.
– Да успокойся же, Физз. Люк Дэвлин нарушил твои планы быстро заработать деньги, ну и что? Был лишь один шанс на миллион проскочить без помех. Да почти каждый из наших дорогих попечителей точит свой топор, – сказала Сюзи. Потом внимательнее пригляделась к Физз. – А-а, я поняла. Дело не в этом. Тогда в чем же?
– Ни в чем, – резко произнесла Физз, затем вздохнула. – Извини, я не должна была срывать на тебе свое раздражение. Я просто не выспалась, вот и все, – сказала она, проигнорировав недоверчивый взгляд Сюзи. – Зачем ты меня разыскивала?
– Некто, назвавшийся Джулианом, сказал, что ему надо поговорить с тобой. Он настаивал, чтобы я разыскала тебя и попросила немедленно перезвонить ему. Возможно, он просто твой нетерпеливый обожатель, которого ты боишься как чумы, но я решила, что лучше найти тебя и передать сообщение.
– О, силы небесные…
Физз рывком потянулась к своей сумке и неловким движением перевернула ее. Содержимое рассыпалось по полу. Она наклонилась, чтобы собрать все обратно; Сюзи принялась помогать ей – достала губную помаду, закатившуюся под столик, а затем подняла нераспечатанный конверт.
Конверт был слегка помят, испачкан в какой-то зелени и имел безошибочно узнаваемый отпечаток использованного пакетика с чаем.
– Послушай, Физз, неужели почтальон перепутал мусорный бак с почтовым ящиком?
Физз резко выхватила письмо из рук Сюзи и запихнула его в глубь сумки. Она сама не могла понять, почему все-таки вытащила этот конверт из мусорного ведра. Она не распечатала его. Не собиралась читать его. Никогда.
– Знаешь что, Сюзи, раз тебе нечем заняться, то я как раз хотела поручить тебе одно дело. Отец хочет устроить небольшой прием в новом ресторане. Видимо, в обеденное время. Шведский стол, я думаю. Как ты считаешь, через две недели в пятницу – это не слишком скоро?
– Почему такая спешка? – спросила Сюзи, открывая для Физз дверь. – Я хочу сказать, что поняла намек. Если ты не хочешь, чтобы я говорила о твоем письме, так и скажи, что это не мое дело. Оно ведь от Люка Дэвлина, да? Его почерк нетрудно узнать.
– Займись своими делами, – ответила Физз, направляясь к лестнице.
– И его доставили не по почте. Ты собираешься прочесть его или просто носишь с собой как сувенир?
Это абсолютно тебя не касается.
– Даже если так, затевать подготовку приема в ресторане только для того, чтобы избежать прямого ответа, это чересчур даже для тебя. Почему бы тебе не дать шанс бедному парню?
– Он не бедный и вовсе не ждет, когда ему дадут шанс; он берет сам все, что ему нужно. Помни об этом, когда в следующий раз, будешь улыбаться ему на очередном заседании. А после того, как ты организуешь прием, напомни, что я должна тебя уволить.
Ты уже делала это на прошлой неделе, – ухмыльнулась Сюзи. – Если это будет повторяться чаще, чем два раза в месяц, я буду вынуждена принять тебя всерьез.
– Надеюсь. Похоже, меня никто здесь не принимает всерьез, – сказала Физз, толкая дверь своего кабинета.
– Я уже начала принимать тебя всерьез, прямо с этого момента, – воскликнула Сюзи.
Физз улыбнулась, но едва она отвернулась от своей секретарши, улыбка исчезла с ее лица. Широкая спина Люка Дэвлина закрывала половину окна.
– Входи, Физз, – сказал он, даже не оборачиваясь. – И закрой за собой дверь. Я хочу поговорить с тобой.
– Сюзи…
Но Сюзи уже сбежала, как крыса с тонущего корабля.
Несколько долгих мгновений Физз стояла не в силах вымолвить слово или пошевелиться. Наконец Люк повернулся и посмотрел на нее. Отблеск страсти, которую он не вполне смог потушить, вызвал в ней нервный, непроизвольный отклик.
– Что тебе нужно, Люк? Я очень занята.
– Разве так ты должна разговаривать со своим главным спонсором? – мягко укорил ее он. – После субботней демонстрации того, как далеко ты готова пойти, чтобы доставить мне удовольствие…
Он выразительно пожал плечами, желая показать, что был вправе рассчитывать на более теплый прием. Создавалось впечатление, что он хотел спровоцировать ее на какой-нибудь неблагоразумный ответ.
Но Физз не поддалась, сделала вдох и постаралась растянуть губы в улыбке, спрашивая себя, не напоминает ли результат скорее гримасу.
– Если вы хотите обсудить детали договора о спонсорской поддержке, мистер Дэвлин, то, естественно, я рада вас видеть, хотя было бы разумнее позвонить и договориться о встрече заранее. Но раз уж вы здесь, то, пожалуйста, садитесь, – подчеркнуто официально предложила она.
Люк проигнорировал стул, на который она указала.
– А если я хочу чего-нибудь еще? Его взгляд из-под нависших век говорил гораздо больше, чем слова.
Подобие улыбки, которое Физз удерживала на лице, пропало. Она болезненно покраснела, но осталась стоять с высоко поднятой головой.
– Если речь идет о чашке чая, то пожалуйста.
Она потянулась к телефону, чтобы пригласить Сюзи, но рука Люка пригвоздила ее ладонь к трубке.
– Не надо играть со мной в игры, Физз. Ты не выиграешь.
В его голосе слышалась мягкая угроза. Глаза Физз непроизвольно расширились.
– Я не играю в игры, Люк. Зачем ты пришел?
– Я пришел для интервью с Джимом Райаном, а также для того, чтобы принять твое приглашение войти в Попечительский совет пирса. Я надеюсь, что твое плохое настроение не связано с тем, что я испортил твой план поправить финансовые дела с помощью лотка с сосисками.
– Одних сосисок для этого недостаточно, – ответила она. – Потребуются еще гамбургеры, мороженое и, возможно, также леденцы. И я вовсе не в плохом настроении. Просто у меня много дел. Итак, зачем ты здесь? В моем кабинете? Сейчас? – добавила она для верности. – Если это личный вопрос, то, я полагаю, мы все выяснили вчера вечером.
– Разве?
Он сделал небольшую паузу, словно обдумывая что-то, и Физз заметила небольшой синяк на его щеке. Люк проследил за ее взглядом. Линия его рта напряглась. Это могло означать улыбку, а могло и нет. Подняв ее руку от телефонной трубки, он перевернул ее ладонью вверх и коснулся одного из пальцев, опухшего и болезненного после ее вчерашнего удара.
– Некоторые вопросы лучше решать полностью на деловой основе, – сказал он.
– Какие вопросы? Он не ответил.
– Ну? – потребовала она, приходя в ярость от его намека.
– Ну? – повторил он, копируя ее интонацию.
Это было смешно, но она не рассмеялась, и когда он продолжил, то поняла, что права. Она не имела ни малейших оснований веселиться.
– Разве тебя немного не заботит, что я могу прекратить спонсировать тебя?
Конечно, эта мысль мелькала в ее голове, но нельзя сказать, что именно из-за нее Физз почти не спала прошлую ночь. Хотя именно Люк Дэвлин, так или иначе, являлся причиной ее недосыпания за последние несколько дней.
Ты спонсируешь не меня, Люк. Ты спонсируешь ряд программ на моей радиостанции. У нас есть соглашение…
– У «Павильон-радио» есть соглашение со мной, – поправил он. – Хотя ты, по-видимому, воспринимаешь это очень… личным образом.
Сердце Физз билось в бешеном ритме. Рука, которая удерживала ее руку на телефонной трубке, теперь сжимала ее ладонь. Это пожатие было слишком интимным, чтобы она могла воспринимать его спокойно, но выдернуть руку означало бы показать, что это имеет для нее значение. Что это ее волнует.
– Да, – поспешно согласилась она. – «Павильон-радио». Разумеется, я имела в виду именно это.
– Да? Я не вполне убежден в этом. Ты ведь никогда не обсуждаешь детали с отцом?
Физз внутренне напряглась. Очевидно, он не терял времени, когда разговаривал с Эдвардом Бьюмонтом.
– Он очень занят.
– Неужели он так халатно относится к своим делам? Или это касается только радиостанции? Мне показалось, что он достаточно активен в других областях.
Физз слегка пожала плечами.
– Он оставляет повседневное управление радиостанцией мне, – призналась она.
– Ведение дел со спонсорами?
– Да.
– Финансы? Она кивнула.
– Персонал?
– Люк…
– И включение Мелани в актерский состав?
– Я сказала ему об этом.
– Но ты не спрашивала его согласия? Физз не желала быть уличенной во лжи и поэтому не стала отрицать.
– Нет.
– Значит, все это время дела решались между нами?
Люк уставился на ее длинные тонкие пальцы так, что она занервничала.
– Люк… – сказала она, аккуратно попытавшись высвободить руку.
Он выпустил ее пальцы.
– А так как я сделал взнос только за первый месяц…
– Я не верю, что ты хочешь отступить сейчас, – сказала она.
Твоя вера в мою целостность глубоко трогает меня, Физз. Конечно, это удивляет меня, совсем немного. Вчера вечером у меня сложилось впечатление, что нет вещей, на которые ты считаешь меня не способным.
– Вчера вечером в пылу мы оба наговорили много такого, о чем стоит пожалеть. Я сделала ошибку насчет твоих отношений с Мелани. Это была искренняя ошибка, но я готова извиниться. Я уверена, что в ответ ты захочешь взять назад свои слова.
– А если нет?
Тогда боюсь, что не смогу принимать в дальнейшем финансовую помощь ни от тебя, ни от компании, с которой ты ассоциируешься.
Она потрясла его. Никаких внешних проявлений этого она не заметила, но глаза его выдали.
Ты обанкротишься, Физз, – сказал он.
– Что поделать. Конечно, жаль Мелани. Она так хочет участвовать в «Заливе каникул». Она ужасно расстроится.
– Нет, не расстроится. Ты блефуешь, Физз, поэтому я окажу тебе любезность и забуду то, что ты только что сказала. Но прежде чем сделать это, я дам тебе совет. Я предлагаю тебе поместить его в рамочку и повесить у себя перед глазами: «Никогда не произноси угроз, которые ты не сможешь осуществить».
– А кто сказал, что я не смогу?
– Все выходные дни по радио звучали анонсы «Залива каникул», которые подогревали слушателей. Я думаю, что именно тебе надо беспокоиться о том, чтобы я не забрал Мелани из радиосериала.
Ты не сделаешь этого, Люк.
– Почему?
– Потому что в этом случае ты сам нанесешь себе поражение. Я знаю, чего ты добиваешься.
Она открыла ящик письменного стола и вынула вырезку из австралийской газеты, подтолкнув ее к нему.
– Все ведь из-за этого? Из-за желания посчитаться с Клаудией?
Люк бросил на листок беглый взгляд, затем просмотрел внимательнее.
– Как давно ты обнаружила это?
– К сожалению, уже после того, как подписала соглашение с тобой. Когда ты собирался подсунуть это в бульварные газеты, Люк?
Физз ждала, но Люк не стал притворяться, что не понимает. По крайней мере, он не притворялся.
– Наверное, так, чтобы это совпало с первым появлением Мелани в сериале.
– Да, я тоже выбрала бы этот момент. Будем надеяться, что после стольких хлопот и расходов это сработает.
– Бульварным газетам это понравится.
– Я на это и рассчитываю, Люк, поскольку рекламодателям это понравится тоже. Ничто так не подогревает интерес публики, как грызня между двумя актрисами. В Голливуде уже давно используют этот прием.
– И ты думаешь, что сможешь обойтись без моих денег?
– Не сомневаюсь.
– Да ну? Тогда ответь мне на такой вопрос. Разве один из твоих главных рекламодателей не отказался недавно от возобновления контракта?
Физз похолодела. Нехорошее предчувствие сжало ей сердце.
– Да, такое было, – сказала она. Так вот, это может повториться.
– Я поняла.
Она действительно поняла. В следующий раз она никогда не станет пренебрегать внутренним голосом.
– Я утверждаю, что ты блефуешь, Физз. И повышаю ставки. У меня такое чувство, что ты готова на все, чтобы спасти радиостанцию от банкротства, и я намерен доказать это.
Физз задрожала. Ее нервы напряглись до предела.
– Чего ты хочешь, Люк? – спросила она.
Последовали долгие мучительные мгновения, пока его глаза прошли путь вдоль ее тела, задерживаясь на его изгибах. Затем он взял в руку густую прядь ее длинных каштановых волос и, намотав ее на кулак, притянул Физз к себе, так что ее лицо оказалось в нескольких сантиметрах от его лица.
Ты знаешь, чего я хочу, – проговорил он с тихой угрозой. – Я хочу тебя, Фелисити Бьюмонт.
Ее сердце, и так тяжело бившееся от его дерзкого осмотра, затрепетало в тревоге.
– Я… я не понимаю, что ты имеешь в виду.
По крайней мере, она надеялась, что она не понимает, что он имеет в виду. Но надежда просуществовала недолго. Люк не терял времени, чтобы удалить следы сомнения в точном значении своих слов.
– Разумеется, понимаешь. Невысказанный пункт нашего соглашения, – напомнил он.
– Не было никакого пункта…
Ты проверишь, не мала ли для тебя кровать с пологом. Почему бы нам не установить каждый второй четверг месяца?
Физз дернулась, но он крепко держал ее за волосы.
– Вряд ли я смогу принимать участие в ритуальном жертвоприношении чаще, – продолжил он.
Она произнесла ругательство, единственное слово, которое должно было сказать ему, что она о нем думает. Но он не среагировал, как будто не слышал того, что она сказала.
– А в пятницу утром я буду посылать твоему отцу чек, как раз вовремя, чтобы заплатить по счетам. Может быть, ты хочешь, чтобы я прилагал отчет о предыдущей ночи? Ты получаешь премиальные за дополнительное старание?
Отчаянная мольба, сорвавшаяся с ее губ, не произвела на него никакого впечатления.
– Нет, ты не получаешь премиальных? Или этот крик души означает, что твой отец понятия не имеет о том, какую жертву ты готова принести, чтобы защитить его предприятие? Как интересно.
Он задумчиво вглядывался в ее бледное лицо.
– Люк, пожалуйста!
– Люк, пожалуйста, – мрачно повторил он. – Ты делаешь это так мило. Так убедительно. Ни один мужчина не устоит…
И без предупреждения его рот свирепо впился в ее губы.
Физз попыталась вырваться, но не смогла. Его рука крепко удерживала ее за волосы у основания шеи. А когда она начала бить руками по его груди, он просто обхватил ее за талию и крепко прижал к себе. В полной беспомощности она была вынуждена принять наказание в виде этого безжалостного поцелуя. Но то, что она чувствовала, тесно прижимаясь к его телу, то, что делали с ней его губы, вызывая трепетный отклик, который исключал всякое желание сопротивляться, никак не увязывалось в ее сознании со словом «наказание».
– Люк… – прошептала она, когда он наконец поднял голову.
Он заглянул глубоко ей в глаза, и она бессильно прислонилась к его груди. Тогда он с коротким сердитым шипением отпрянул от нее.
– Будем считать это задатком, Физз. И поскольку ты такая ответственная молодая женщина, мне не нужно напоминать тебе, что за тобой еще долг. Я позвоню тебе, когда у меня будет свободный вечер, хорошо?
Физз посмотрела на него с мольбой в глазах, не в силах поверить, что он способен на все это. Но ее взгляд встретил глухую стену. Темные, с обсидиановым блеском глаза были пусты.
– Да, позвони мне, Люк, – сказала она. – Я буду ждать с нетерпением.
Самое ужасное, что она сама все разрушила, в отчаянии думала Физз. Она стояла в тишине темной гавани, закутавшись в свою куртку с подкладкой из овчины, и смотрела, как волны лижут старую каменную стену.
Если бы обстоятельства сложились иначе, она бы с желанием бросилась в объятия Люка Дэвлина и чувствовала бы себя возрожденной им. Но не подобным образом. В тот субботний вечер она на время лишилась способности соображать из-за приступа неудержимого желания любви до такой степени, что все остальное не имело значения. Даже Мелани. Но позднее, когда она узнала правду о их взаимоотношениях, она так легко могла бы убедиться, что он чувствовал то же самое. Иначе почему он так сердится на нее? Но не сейчас. Сейчас он не оставил никаких сомнений относительно своих чувств. Физическое влечение – это слишком высокопарное выражение для того, что являлось не чем иным, как сделкой.
Ее карьера или ее честь. Слишком необычный выбор, чтобы приходилось делать его чаще, чем один раз в жизни. Один раз она уже прошла по этому пути, но сейчас все было иначе. Сейчас она старше, сильнее, и она вложила в радиостанцию слишком много своей души, чтобы отдать ее без борьбы. Но она не должна обманы-вать себя. В подобных играх не бывает победителей, только побежденные.
Вернувшись домой и увидев мигающий огонек автоответчика, Физз вдруг вспомнила о Джулиане и его неотложном звонке. Она поспешно набрала его номер.
– Прости, Джулиан. Сегодня был немного лихорадочный день.
Ты что, простудилась? У тебя охрипший голос.
– Все в порядке. Ты что-то нашел для меня?
– Дэвлин не является совладельцем «Шоколадной компании».
Голос Джулиана звучал взволнованно. Там определенно что-то есть. Впрочем, после сегодняшнего дня у нее нет сомнений.
– Но он знает человека, который владеет этой компанией. Он ходил в школу с Ричардом Кромптоном. «Шоколадная компания» – это компания Кромптона.
Странно, но ей вдруг расхотелось, чтобы Джулиан узнал правду.
– Это еще ничего не значит, – сказала она с нарочитой небрежностью. – Я не стану переходить дорогу, чтобы поговорить с некоторыми из девочек, с которыми я ходила в школу.
– Я с тобой согласен. – Он поколебался. – Ну, я бы, правда, подошел ко всем, с кем учился, но… В общем, ты понимаешь, о чем я говорю.
Понимаю, Джулиан.
– Но дело в том, что Люк Дэвлин прилетел с Западного побережья Америки, чтобы быть шафером на свадьбе Кромптона два года назад. А потом он стал крестным отцом дочери Ричарда. Это было незадолго до Рождества.
Физз промолчала. Она не знала, что сказать.
– Физз? Я могу что-нибудь сделать для тебя?
Снова долгое молчание.
– Физз? – снова окликнул он, на этот раз немного более настойчиво.
Она взяла себя в руки. Настал момент, когда надо принимать решение. А выбора в действительности у нее не было.
– Извини, Джулиан. Ты на самом деле можешь кое-что для меня сделать. И я не хочу, чтобы об этом кто-нибудь узнал.
– Люк?
Мелани вошла в сумрак кабинета.
– Люк, что случилось?
Он стряхнул с себя оцепенение и посмотрел на стоящую перед ним девушку – юную, свежую, полную надежд на будущее.
– Ничего. Просто я думал о Джульет, вот и все.
– О маме?
– Вокруг нее всегда существовала какая-то особая аура. Как будто она знала то, чего не знает никто другой. Часть ее души была недосягаема.
Мелани села рядом с ним на пол, обхватив руками согнутые ноги и упершись подбородком в колени. Глядя на огонь в камине, она сказала:
– Я понимаю, о чем ты говоришь. У нее в душе было место, куда она никого не допускала.
– Даже тебя?
– Однажды я спросила ее об этом, и она сказала, что такое место есть у каждой женщины. Оно заполнено тем хорошим, что когда-либо случалось с ней, там хранятся особые секреты и надежды. Она скрывается там, когда ей одиноко или плохо. – Мелани повернулась и посмотрела на Люка. – Она сказала, что когда-нибудь я пойму.
– И ты поняла?
Мелани немного помедлила с ответом.
– Возможно, у меня просто не было ничего достаточно важного, чтобы хранить в подобном месте.
– Никаких надежд? Никаких особых секретов?
– Особые секреты не разбалтывают, Люк.
– Нет, конечно нет.
Но она ничего не сказала о надеждах. Люк посмотрел на племянницу с некоторым раздражением.
– Знаешь, ты совсем как она.
– Да? Она была очень красивой.
– Я говорю не о внешности, дерзкая девчонка. Хотя, может быть… Есть что-то, напоминающее ее, в твоей походке… Иногда ты неожиданно произносишь некоторые фразы, совсем как она…
Нет. Сходство заключалось не только в этом. Прямота. Храбрость. Он надеялся, что с Мелани никогда не случится того, что произошло с ее матерью. Что ей не придется погружаться в воспоминания вместо того, чтобы жить полной жизнью. Мелани ждала продолжения, и он широко улыбнулся ей.
– Прекрати напрашиваться на комплименты.
Девушка улыбнулась в ответ, потом склонила голову набок.
Тогда скажи, что у тебя произошло с Физз Бьюмонт?
Настала его очередь медлить с ответом.
– Что ты имеешь в виду?
Она бросила на него озорной взгляд.
– Я спросила ее, поссорились вы или что.
– Какая невоспитанность с твоей стороны.
– Наверное. Но я хотела знать.
– И что она сказала? Глаза Мелани слабо мерцали.
– Она сказал а. «или что». Затем переменила тему. Она была очень вежлива, но при этом ушла куда-то внутрь себя. Она тоже поступает так. Ты заметил?
Он заметил. Все, что касалось Физз, отпечатывалось в его сознании.
– Ну? – напомнила о своем вопросе Мелани.
Люк сжал челюсти.
– Что ты хочешь от меня услышать? Ты мог бы рассказать мне свою версию.
– У меня ее нет, и я не хочу вступать в противоречие с леди. Если она сказала «или что», ты должна этим удовлетвориться. Пожалуйста, не позволяй разыгрываться своему воображению.
– Я это вовсе не вообразила. Достав из кармана сережку, Мелани потрясла ею перед лицом Люка. Ему хотелось выхватить сережку из рук озорного ребенка, но он сдержался и остался внешне спокоен.
– Что это?
– Сережка. Такие были на Физз в субботу вечером, разве ты не заметил? Миссис Харди нашла ее сегодня утром. Под ковром.
– Если после субботнего вечера она нашла только одну сережку, то это просто чудо.
– Это была единственная, которую она нашла здесь. Под этим ковром. В твоем кабинете гостей не было. Он был заперт.
Люк молчал с чувством собственного достоинства.
– У Физз проколоты уши, а это дорогое ювелирное изделие. Посмотри – у сережки есть маленький предохранительный крючок. Наверное, она потеряла ее, когда пропала с этой головной болью. Возможно, она сняла ее, прежде чем решила лечь на пол и…
– Достаточно, Мел. – Люк наклонился вперед, выхватил сережку из рук Мелани и положил ее в свой карман. – Я прослежу, чтобы она получила ее обратно.
– Хорошо. – Мелани вскочила на ноги. – Налить тебе чего-нибудь выпить? Бренди?
На мгновение их глаза встретились, и Люк понял, что она намекает на то, что он предложил тогда Физз бренди от ее головной боли.
– Совсем чуть-чуть, – сказал он. – Ну а теперь, поскольку мне известно из надежных источников, что ты собираешься в кино, хватит обхаживать меня. Можешь идти одеваться.
– Я уже одета, – возмущенно заявила Мелани. – Разве ты не видишь?
Она покрутилась перед ним, демонстрируя мягкий пушистый свитер, юбку, настолько короткую, что она едва заслуживала своего названия, и черные кожаные сапоги, зашнурованные до колен.
– А как ты узнал, что я собираюсь в кино?
– Энди спросил у меня, как я отношусь к этой идее. Он боится, что тебе не дадут прохода.
– И ты согласился?
– Я сказал, чтобы он спросил у тебя. – Люк пожал плечами. – Если тебе нужен совет по вопросу финансов, контрактов, даже твоей карьеры, я всегда готов помочь. Но если ты не можешь сама решить вопрос о своем свидании… – Он замолчал, предоставив ей самой дополнить картину. – Короче, развлекайся.
– Спасибо, Люк. – Она протянула ему рюмку, затем поцеловала его в макушку. – Тебе тоже надо бы попробовать немного развлечься. Может быть, тебе это понравится. Я думаю, что Физз тоже была бы рада пойти куда-нибудь вечером.
Дверь за Мелани закрылась. Пальцы Люка нащупали сережку, которую он так небрежно положил в карман. Он вынул ее и некоторое время смотрел, как тонкий золотой листок отсвечивает в отблесках пламени, покачиваясь из стороны в сторону, словно танцуя. Затем он положил сережку на ладонь и провел большим пальцем по гладкой, теплой на ощупь поверхности, думая о том, почему бы не сделать такую простую вещь, как позвонить девушке, которая тебе нравится, и пригласить ее в кино. И о том, как сложна иногда бывает жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладостная месть - Филдинг Лиз



не очень
Сладостная месть - Филдинг Лизполи
2.11.2011, 22.08





Не идёт роман. Начало скучное.
Сладостная месть - Филдинг ЛизАлиса
23.09.2012, 0.13





Скучно нудно,ожидаемо. Еле домучила
Сладостная месть - Филдинг ЛизGala
27.10.2012, 22.26





и СОВСЕМ НЕ СКУЧНО. НОРМАЛЬНЫЙ ЛР.
Сладостная месть - Филдинг Лизиришка
25.06.2015, 2.12





Неплохо.
Сладостная месть - Филдинг ЛизМаленькая...
25.06.2015, 21.58





А мне очень понравилась книга....
Сладостная месть - Филдинг ЛизМария
21.10.2016, 16.03





А мне очень понравилась...
Сладостная месть - Филдинг ЛизМария
21.10.2016, 15.16





Не очень, бессмыслица какая то. У героини надуманная травма, видете ли жених изменил ей. Она 7 лет страдала. Герой тоже бесхарактерный, диалоги идиотские. Не советую. Из недавно прочитанных рекомендую сентябрьское утро, думаю Вам должен понравиться романчик.
Сладостная месть - Филдинг Лизюлия
22.10.2016, 7.13





Не очень, бессмыслица какая то. У героини надуманная травма, видете ли жених изменил ей. Она 7 лет страдала. Герой тоже бесхарактерный, диалоги идиотские. Не советую. Из недавно прочитанных рекомендую сентябрьское утро, думаю Вам должен понравиться романчик.
Сладостная месть - Филдинг Лизюлия
22.10.2016, 7.13





normalno
Сладостная месть - Филдинг Лизiamze
22.10.2016, 18.24





Роману явно не хватает легкости и правдоподобия: 5/10.
Сладостная месть - Филдинг ЛизЯзвочка
23.10.2016, 8.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100