Читать онлайн Обыкновенное чудо, автора - Филдинг Лиз, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обыкновенное чудо - Филдинг Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обыкновенное чудо - Филдинг Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обыкновенное чудо - Филдинг Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филдинг Лиз

Обыкновенное чудо

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 10

Когда Вероника проснулась, было уже светло. Ночного шторма как не бывало, в окно спальни струился яркий солнечный свет. Она была одна. На мгновение ей почудилось, что все происшедшее вчера всего лишь страшный и одновременно прекрасный сон.
Но в комнате все еще чувствовался запах оплывших свечей, а на полу в ванной лежал влажный комок ее испорченного платья. Только рубашки Фергюса что-то не было видно. Вдруг он ушел? Потом, судя по звукам, она догадалась, что он внизу. Ее сердце предательски замерло, а через секунду она почувствовала прилив неимоверной радости. Мысленно ругая себя за то, что витает в облаках обманчивого рая, она схватила полотенце, завернулась в него, уже собираясь сбежать вниз, но в дверях вдруг остановилась, смутившись.
Фергюс обернулся на ее шаги.
– Здравствуй, соня. А я хотел подать тебе завтрак в постель. – Он поставил кофейник на поднос, на котором уже красовались свежие тосты, фрукты и йогурт.
Вероника заметила, что с утра он не брился и не причесывался, а мятая, незастегнутая рубашка наглядно демонстрировала, с каким нетерпением она раздевала его прошлой ночью. Она не в силах была отвести от него взгляда.
– Мне давно пора на работу.
Он улыбнулся, разливая кофе по кружкам.
– Расслабься, милая, мы никуда не поедем, пока рабочие не уберут поваленное дерево, которое перегородило дорогу.
Она приняла это к сведению, еще раз критически оглядывая его мятые брюки и жеваную рубашку.
– Ты выходил в таком виде?
– Мне нужно было позвонить, а твой телефон не работает. Пришлось воспользоваться тем, что в машине. Да не волнуйся ты так. Я только до машины и обратно. А про дерево мне рассказала твоя соседка.
– Миссис Роджерс?
– Точно. Очень приятная и общительная. Он снова улыбнулся.
– Как бы там ни было, но именно это дерево повредило телефонный провод.
– Надо бы позвонить в больницу. Узнать, как там Кейси…
– Уже узнал. Мать и младенец чувствуют себя прекрасно. Мы попозже поедем их навестить. Я позвонил на работу к тебе и объяснил, почему ты задерживаешься. Кстати, не только ты стала жертвой последствий урагана.
Фергюс протянул ей намазанный маслом тост. Он нежно смотрел на нее.
Она почувствовала, что он счастлив. И сама впервые за долгое время почувствовала себя счастливой.
Вероника перехватила его запястье и наклонилась, чтобы откусить кусочек тоста. Потом, продолжая удерживать его руку, повлекла Фергюса к лестнице.
– Раз мы никуда не едем, можешь всем сообщить, что утро ты собираешься провести там же, где провел прошедшую ночь.
Вероника находилась в прекрасном настроении, пока не приехала в госпиталь. Всю вторую половину дня в офисе она чувствовала себя отлично. Всем не терпелось узнать о ребенке, о том, как все произошло. Более того, ей позвонил репортер из местной газеты, который писал статью о пронесшейся буре. Он хотел получить фотографию женщины, которая приняла роды на заднем сиденье автомобиля, потому что из-за погодных условий «скорая» не могла вовремя добраться до места. Она спустилась в торговый центр и купила фрукты и цветы для Кейси и даже с легким сердцем заглянула в магазинчик детских товаров.
Фергюс заехал за ней и отвез в больницу. Там Вероника снова подержала в руках крошку, которой помогла появиться на свет. У нее было светло на душе. Фергюс любил ее. А она любила его. Жизнь вдруг снова стала прекрасной.
– Вы уже выбрали имя? – поинтересовалась Вероника.
– Следовало бы назвать ее в твою честь.
– Не вздумайте! Назовите лучше Гильда. Ты же чуть не родила в Гильдхолле, хотя и обещала не делать этого.
– Если действовать по такому принципу, можно назвать по имени дороги, – предложил Фергюс. – Или, например, Мерседес? – Они смотрели на него некоторое время, как бы прикидывая, но потом отрицательно затрясли головами.
– Она не похожа на Мерседес, – сказала Кейси. – Она похожа на цветочек.
– Но какой? – Ник взял дочурку на руки. И тут Вероника увидела, какими глазами он смотрел на малышку. С какой нежностью, добротой, проникновением в таинство жизни.
Фергюс интуитивно почувствовал, что Веронику пора уводить.
– Кейси, отдыхай побольше, а нам пора, – быстро проговорил он, хватая Веронику за руку.
– Но вы же только пришли.
– Вам и без нас хорошо. – Он наклонился и поцеловал Кейси в щеку. – До встречи. Ник. – И они вышли из палаты. Пока самообладание не вернулось к ней, Фергюс продолжал ее обнимать, словно пытаясь защитить от целого мира.
– Не надо ничего говорить, я тебя люблю. – В этом Вероника не сомневалась, как и в том, что и сама его любит. Но ведь порой любовь – это самопожертвование. С чьей стороны? С его или с ее? На этот вопрос мог быть только один ответ.
Хотя бы на этот раз принятие решения будет зависеть целиком и полностью от нее. Она дала себе слово, что это произойдет после свадьбы Доры. Вот тогда она скажет ему, что их роман был ошибкой. Что их брак невозможен, а ее необдуманное поведение всего лишь результат пережитого стресса, связанного с родами Кейси и ураганом. К тому же и у него будет побольше времени все взвесить и обдумать, и, когда разговор состоится, он, возможно, будет даже рад, что все так обернулось.
– Ты в порядке?
– Да, все нормально. – Он явно не поверил. – Правда. Я просто расквасилась немножко, вот и все.
– Ну, что мы делаем сегодня вечером? Можно пойти в ресторан. – Вероника отрицательно покачала головой. – Тогда остается выбрать между твоим и моим домом.
Умом она понимала, что по-хорошему не должна выбирать ни то ни другое, а вместо этого кое-что доделать по работе. Привести это как причину того, что не может провести с ним вечер. Но у нее останется еще целая жизнь впереди, чтобы хвалить себя за проявленное благоразумие, и останется целая жизнь, чтобы работать. Значит, оставалось чуть больше недели, чтобы успеть накопить драгоценные воспоминания и впечатления. Глупо упускать такую возможность.
– Поедем ко мне, – сказала она. – Но на этот раз ужин приготовлю я.
За последние две недели это была уже вторая свадьба, и вновь все взгляды были устремлены на нее. И когда органист взял первые аккорды свадебного марша, Вероника вместе с другими встала и повернулась лицом к проходу. Но загляделась не на невесту, а на Фергюса, который вел к алтарю свою младшую сестру, чтобы отдать ее тому, кого она полюбила. Момент был трогательный, радостный; на свадьбе можно и всплакнуть. Потом Вероника смахнула слезинки, не переставая улыбаться.
Когда на приеме спрашивали о дне ее собственной свадьбы, Фергюс всегда оказывался рядом с готовым ответом.
– В ноябре, если не удастся уговорить Веронику приблизить сроки. А у нее был свой вариант.
– До ноября? Даже не знаю, как все успеть за шесть месяцев, – говорила она. – Спросите у Доры, сколько времени нужно, чтобы успеть все сделать, это при том, что она не работает.
– Но ты же наверняка оставишь работу? Начнется новая жизнь…
Это был еще один сигнал для Фергюса.
– Ни в коем случае, – отвечал он. – Я бросаю работу. А иначе какой смысл жениться на преуспевающей леди, если не позволить ей меня содержать?
Это вызвало хохот, на что Фергюс и рассчитывал. И он, ободряюще пожимая ее руку, продолжил знакомить ее с друзьями и родственниками. Людей было очень много, и все чужие. На свадьбе Флисс все вышло иначе, многих гостей он знал. Ему было весело. Но тогда все было игрой, а теперь игра подходила к концу.
Она понимала, что обстоятельства складываются не в ее пользу…
– Я думаю, если мы сейчас уйдем, никто особенно не расстроится, – заметил Фергюс. Во время танца он остановился, не выпуская ее из объятий. Дора и Джон уже попрощались с гостями, отправившись в свадебное путешествие; Поппи и Ричард тоже уехали домой.
Вероника подняла на него глаза.
– А ты не хочешь веселиться?
– Ну если только с тобой. – И он наклонился и поцеловал ее в губы, что вызвало одобрительные возгласы со стороны группы подростков, чересчур активно пользовавшихся его гостеприимством. Он обернулся к ним и иронично поклонился.
– Пойдем отсюда, – предложил он. – Я уже не в том возрасте, чтобы позволять прилюдно смеяться над собой.
– А не прилюдно? – сощурилась Вероника.
– Наедине сколько угодно.
После ярко освещенных шатров сумеречный сад показался тихим и укромным, пахло медуницей и розами.
Какое-то время они шли молча, а потом Фергюс спросил:
– Как ты отнесешься к тому, чтобы уехать куда-нибудь на пару дней?
Это было бы чудесно. А с другой стороны, ужасно. Она уже дала себе слово, что на этой неделе закажет столик в ресторане с папарацци, разыграет ссору, бросит в него кольцо. И если она будет достаточно убедительна, ему и в голову не придет, что это инсценировка.
– Боюсь, что сейчас не самое подходящее время, Фергюс. Столько дел накопилось… Он все заранее предусмотрел.
– Если ты имеешь в виду работу, то с Ником я уже все уладил. Вероника замерла.
– Что ты сделал? – строго переспросила она, но не дала ему повторить предложение. – Когда вы виделись с Ником?
– Мы не виделись. Он сам мне позвонил. Кейси хотела подтвердить, что на самом деле хочет, чтобы мы были крестными родителями девочки. Крестины через полтора месяца, в воскресенье. Если, конечно, они придумают имя. Я думал, что за девять месяцев можно было составить хотя бы приблизительный список…
– Никола. Они назвали ее Никола Роуз… – И тут Вероника осознала, что, перескочив на эту тему, Фергюс просто заговаривал ей зубы. Ей это не понравилось. Она давно искала повод, чтобы разозлиться на него, теперь она его нашла.
– Не думай, пожалуйста, что меня так легко сбить с толку. Моя работа – это мое дело, Фергюс. Ник в отпуске, он наверняка даже не знает, какое сегодня число, уж не говоря о содержании моего рабочего ежедневника. У меня планов выше крыши по поводу раскрутки новой линии рыболовных снастей…
О Господи, как все это неубедительно звучит. Рыболовные снасти, конечно, подождут, но есть кое-что другое, что не терпит отлагательства. Об этом она пока не собиралась ему говорить.
– Рыболовные снасти? Захвати их с собой. Мы остановимся на берегу реки, в которой полно рыбы.
– Ты совершенно не слышишь меня, не так ли?
Он, может, и слышал, но не комментировал, потому что был слишком увлечен, целуя особенно чувствительное место у нее за ушком, отчего, как он давно заметил, ей становилось щекотно и она начинала смеяться.
Они должны были во что бы то ни стало поссориться! Вероника сконцентрировалась на этом, отказываясь идти на компромисс, с твердым намерением довести дело до конца.
– Ты же понимаешь, Фергюс, что нельзя вот так с бухты-барахты бросить все дела! Он удивленно приподнял брови.
– Что это ты будто к месту приросла, Вероника? Мы тут на траве теряем драгоценное время.
Он не только не собирался спорить, а откровенно смеялся над ней. Вероника понимала, что это должно бы взбесить ее, но у нее не получалось…
– На этой неделе я никуда не смогу поехать, Фергюс. У меня назначены встречи в Лондоне… и в Бирмингеме… – Она попыталась сопротивляться, а он нежно водил кончиками пальцев по ее затылку. Непроизвольный, предательский стон удовольствия выдал ее с головой. – Может быть, в пятницу…
– Так что с пятницей?
– Я говорю, что, может быть, смогу… Попробую… В пятницу.
– Может быть? – Он слегка массировал кожу под ее волосами, Вероника отклонилась, запрокинув голову. Он целовал ее губы, подбородок, шею…
– Точно, – пообещала она.
– Добавим еще понедельник? – надавил он.
– Да, да, – выдохнула Вероника, ее ноги подкашивались, он подхватил ее. – И понедельник, окончательно сдалась она.
– Знаешь, у меня такое ощущение, что, если бы я продолжал, ты могла бы пообещать мне все, что угодно.
Он смотрел на нее сверху вниз.
– Знаешь, – хрипло прошептала она, – ты, пожалуй, прав. Но все равно это было только пустой тратой времени… Удлиненные выходные это все, что я могу предложить, честно. Он улыбнулся одними уголками губ.
– Я верю тебе. Просто мы полетим. Так я сэкономлю время.
– Полетим? Куда же мы собираемся? Фергюс взял ее за руку, и они пошли.
– Не дальше Уэльса, через границу. Ты бывала там? – Она отрицательно покачала головой. – Там все в зелени, уединенно и неописуемая красота. Все так же прекрасно, как ты, Вероника.
– Я что, зеленая и уединенная? – пошутила она, но дрожь в ее голосе была заметна.
Он потянулся к ней, погладил по щеке, ласково обрисовал большим пальцем линию ее подбородка.
– Я когда-нибудь говорил тебе. Вероника Грант, что у тебя очень красивая форма губ?
– Нет, но я очень падка на комплименты, – и на его поцелуи. Она была даже слишком восприимчива к его поцелуям, и он это знал. Он просто растопил ее возражения и раздражение теплом своих губ, прикосновениями своих рук. И это было только начало…
– А насколько ты чувствительна к моим поцелуям?
– Попробуй, тогда узнаешь, – позвала она.
* * *
– Мисс Грант? Доктор пригласит вас через минуту.
Он подождал, пока она сядет. Без прикрас врач объяснил ей, что проведенное обследование подтвердило диагноз, поставленный ей несколько лет назад. Непроходимость фаллопиевых труб и как следствие этого – невозможность оплодотворения яйцеклетки. Без помощи искусственного осеменения зачатие невозможно.
Он принялся было объяснять подробности процедуры, но Вероника его остановила. Она знала женщин, которые прошли через это, на протяжении многих лет одержимые неистовым желанием иметь ребенка. Знала примеры, когда в результате постоянного стресса от несбывшихся ожиданий распадались браки.
Вероника понимала таких людей, сочувствовала им. Если бы ее мужем стал Джордж, сделала бы все возможное, чтобы он мог использовать свой шанс получить наследника. Но теперь все было иначе. Она слишком любила Фергюса, чтобы заставить его пройти через все это. Но, разорвав их отношения, она должна каким-то образом убедить его, что причина совсем не в том, что она неспособна родить. Как бы там ни было, чем скорее они разойдутся, тем лучше.
Жизнь Вероники сильно осложнилась. На конец июня были запланированы крестины дочки Ника и Кейси. До этого что-либо предпринимать смысла не было; нельзя допустить, чтобы крестные мать и отец бросали друг на друга испепеляющие взгляды возле купели.
У нее в запасе еще целых шесть недель, чтобы придумать нечто убедительное, дистанцироваться, свыкнуться с мыслью, что расставание неизбежно. А впереди предстояли четырехдневные каникулы, и Вероника была настроена провести их с удовольствием, чтобы было о чем вспоминать.
– Она мужественно восприняла диагноз, – заметила медсестра, убирая со стола салфетки, приготовленные на случай, если пациентка расплачется.
– Да, очень выдержанная молодая женщина. Но, честно говоря, я не думаю, что она ожидала услышать нечто противоположное тому, что я сказал ей.
– Вы сказали, что эта процедура в редких случаях восстанавливает проходимость фаллопиевых труб?
Врач внимательно посмотрел на медсестру и отрицательно покачал головой.
– Это в очень редких случаях, – констатировал он.
– Но ведь все-таки бывает…
– Было бы жестоко напрасно обнадежить ее. Кстати, вы дали ей литературу на эту тему?
– Думаю, она бы не взяла.
* * *
Вертолет летел совсем низко над плоской, поросшей зеленью поймой маленькой реки. Обогнув Абергавани и Криковелл, они теперь находились за много миль от цивилизации. Вероника, всегда неуютно чувствовавшая себя в маленьких самолетах, с нарастающей тревогой оглядывала окрестности.
– Где мы вообще находимся? – взволнованно спросила она. – На сколько хватает взгляда, я не вижу ни города, ни деревни, ни единого строения. – Она недовольно поморщилась. – Только не говори мне, что это будет отдых на воде! Я предупреждала тебя, Фергюс, что меня мутит, даже когда я пересекаю мост Ватерлоо…
Фергюс взял ее руку в свои.
– Это не яхта, – заверил он и добавил, предвосхищая ее следующий вопрос:
– И не палатка. Вот то, куда мы так долго добирались.
Вероника всматривалась вдаль, но так и не могла разглядеть ни коттеджа, ни домика, ни маленького отеля, затерянного в живописном ландшафте. Единственное, что вдруг открылось ее взору, было… Она обернулась к Фергюсу:
– Не может быть… Ты не мог… Пожалуйста, Фергюс…
– Пожалуйста, что? Сказать тебе, что я не купил этот замок? – Он безразлично пожал плечами. – Хорошо, если это осчастливит тебя. Я пока не купил этот замок. – Она вздохнула с облегчением. – Но подумываю об этом, потому мы и приехали сюда на выходные. Кстати, по документам он проходит не как замок, а как смотровая башня. Не что иное, как оборонительное укрепление, надстроенное в восемнадцатом веке неким джентльменом, который использовал его как охотничий домик во время рыбалки. Видишь, тут даже рва нет.
– Нет рва? – Не может быть, чтобы он всерьез намеревался купить это. Это же безумие! Хуже того, что она уже знала ответ на эти вопросы. Разве с момента их первой встречи они не вели себя как двое умалишенных? – Я не знала, что добраться сюда можно только по воде, в связи с чем необходимость во рве, по-моему, отпадает, сказала она довольно резко.
– Какая ты, оказывается, практичная женщина.
– Но кто-то же должен обладать этим качеством. Что ты будешь делать с этим замком?
– Подарю тебе на свадьбу.
Прежде чем она успела обдумать и сформулировать ответ, вертолет приземлился. Фергюс спрыгнул и протянул ей руку.
Она понимала, что выходить не следует. Надо остаться на борту вертолета и попросить пилота доставить ее обратно в Мелчестер.
– Тебе не нравится. Ров или какая-нибудь другая причина? – спросил Фергюс, чувствуя, что в ней происходит какая-то борьба, на его лице появилась трагическая гримаса. – Я так и знал. Я сказал агенту по недвижимости, что это не совсем то, что нам нужно. Мэй предупреждала меня, что ты любишь, чтобы все было безупречным…
– Не говори глупостей.
– Я не обижусь, – добавил он. – Я все понимаю.
– Фергюс, здесь действительно очень красиво.
– Красиво?
– Да, мне нравится. – Не надо было этого говорить. Не надо его успокаивать. – И ров здесь ни к чему. Здесь ведь река? И даже вон лебедь есть, смотри…
Он смотрел только на нее.
– Даже два. Пара. Знаешь, они всю жизнь живут вместе!
– Все это знают, – Вероника страшно злилась на себя, а на него злиться была не в состоянии. – Пойдем, покажешь мне окрестности. – Она обвила руками его плечи, чтобы он помог ей спуститься.
Они обошли небольшой особняк, построенный неким мистером Стюартом, которому принадлежали пограничные земли. В некоторых местах дом почти развалился от времени и отсутствия ухода, но был по-прежнему очень красив.
– Пойдем, башню осмотрим, – предложил Фергюс.
Он взял ее за руку и не отпускал, пока они поднимались вверх по винтовой каменной лестнице.
– Прямо как в сказке, – заметил он. И это было действительно так. В конце подъема оказалась большая круглая комната, частично обставленная мебелью, относящейся к эпохе короля Якова I. Эпицентром была большая кровать с пологом.
– Как они ее сюда затащили? – удивилась Вероника.
– Я думаю, она просто вмонтирована в пол. Иначе ее бы уже давно вынесли, но сделать это невозможно. Думаю, мы устроимся здесь. – Он подошел к окну, и она последовала за ним. – Ты только взгляни, какой вид.
Сверху все казалось покрытым бархатистой зеленью, а вдали возвышались маяки Брекона. Красота была безупречная. И Фергюс был безупречен. Это только она испорчена, сломана…
Вероника вздрогнула, и он обнял ее.
– Не беспокойся, на следующей неделе здесь будут инженеры-теплотехники.
Ее передернуло не от холода…
Потом до нее дошел смысл его последней фразы, и она от него отстранилась.
– Ты же сказал, что не покупал его!
– Ты хотела, чтоб я так сказал, – ответил он. Ее ноги словно приросли к полу, она была настолько потрясена, что не могла произнести ни слова. Потом дар речи вернулся к ней.
– Ты просто невозможен, Фергюс, ты это понимаешь? – Она пыталась вырваться, но он крепко удерживал ее в кольце своих рук, не собираясь отпускать.
– Ты считаешь, что стоит только щелкнуть пальцами, и весь мир будет к твоим услугам. Я здесь, чтобы сообщить тебе, что ты ошибаешься. Я не просила никакого замка, он мне не нужен… – Она чувствовала, что все звучало как-то чересчур безрассудно.
С вальяжной улыбкой он оглядел ее.
– Опять отступаем? Похоже, это вошло у тебя в привычку.
– Я сказала, что ты невозможен, – произнесла она подозрительно спокойно. Потом выкрикнула:
– Я считаю, ты просто ужасен!
– Вероника, тебе очень идет, когда ты злишься. Неплохой контраст с тем невозмутимым видом, который ты любишь на себя напустить.
– Ты же кого хочешь доведешь.
Он только рассмеялся.
– Гляди-ка, как ты разрумянилась, – заметил Фергюс. – Здесь, – он поцеловал ее в одну щеку, и здесь, – потом в другую. Потом поцеловал в губы.
Нельзя было поддаваться ему. Вероника злилась на себя за то, что втянула их обоих в эту авантюру, но брать на себя ответственность за его последнюю выходку не собиралась, это его проблема.
– Ты провокатор, – наконец выговорила она. Но под действием жара его поцелуев ее возмущение уже испарилось и запал для ссоры пропал.
– Но ты же все равно меня любишь, – прошептал Фергюс, лаская губами ее шею.
– Разве я говорила это? – с трудом сказала Вероника. – Когда…
– Тебе напомнить? – Он поддерживал ее за талию, сквозь шелк рубашки поглаживая выступающие позвонки, медленно разжигая огонь желания в ее теле.
– Нет… – поспешила проговорить она. Но он не останавливался, а Вероника начала постанывать, приникая к нему.
– Уверена?
– Умоляю…
– Умоляешь остановиться или продолжать? Как можно так владеть собой, когда она уже почти потеряла сознание?
– Продолжай хоть целую вечность.
– Тогда пообещай, что выйдешь за меня замуж.
Пол, казалось, уплывает у нее из-под ног.
– А разве я не обещала?
– Нет, дорогая, ты просто не сказала «нет», когда я предложил тебе. Ты рассчитывала на то, что я передумаю?
Она отстранилась и смотрела на него во все глаза.
– Так вот, я не передумаю. Обещаешь? – Его тон мог бы показаться немного грубым.
– Ты серьезно?
– Никогда в жизни я не был более серьезен. Жизнь далеко не совершенна. Вероника. Нельзя получить от нее все; если я получил хотя бы тебя, то должен уже радоваться. – В его глазах светилось что-то очень настоящее, отчаянное, что не оставляло места для сомнений. – Ты выйдешь за меня замуж?
– В ноябре… – уклонилась она от прямого ответа.
– Не в ноябре. Я договорился со священником на третье воскресенье июля.
– Июль! Но это просто невозможно!
– Нет ничего невозможного. Не у одной тебя были неотложные дела на этой неделе.
– А как же моя мама…
– Предоставь это мне.
Ее сердце бешено колотилось.
– А если я откажусь?
Вальяжная улыбка снова появилась на его лице.
– А зачем, ты думаешь, я привез тебя сюда, прежде чем спросить об этом? Только попробуй сказать «нет», и я закрою тебя в этой башне до тех пор, пока ты не изменишь свое решение, сказал Фергюс.
Ожидать от него можно было чего угодно. Как не приходилось сомневаться и в том, что сила его любви преодолеет все, что бы ни случилось в будущем.
Она улыбнулась.
– До понедельника тебе предстоит окончательно убедить меня, – подытожила она.
– Могу я попросить крестных родителей выйти вперед? – произнес викарий.
Приходская церковь до отказа была заполнена народом. Вероника улыбалась, глядя на младенца, который спокойно лежал у нее на руках, прикасаясь к ней своими крошечными пальчиками, не отрывая взгляда от ее лица. Она смотрела на Фергюса, когда он наклонился и осторожно погладил малыша по голове, потом перевел взгляд на Веронику, их глаза встретились…
Вероника повернулась и передала ребенка Поппи, которая вместе с Ником и Ричардом шагнула ближе к алтарю.
Теперь младенца взял викарий.
– Назовите его имя, – попросил он.
– Чарльз Фергюс Грант, – отчетливо произнесла Поппи звонким голосом.
– Совершается таинство крещения Чарльза Фергюса Гранта…
Чарли Каванаг издал пронзительный крик недовольства, когда священнослужитель окропил его головку святой водой. Фергюс схватил руку Вероники и крепко сжал ее.
К ее горлу подступил комок. Наступил день, о котором она и не мечтала, не смела мечтать. Их сын Чарли стал подарком, неожиданным, но прекрасным дополнением к их счастью.
Она знала, что Фергюс наблюдает за ней, но не осмеливалась посмотреть на него, представляя, что и он, дорогой ее сердцу человек, усиленно пытается сдержать слезы радости. Понимая, что он настолько сильно ее любит, что, если их глаза встретятся, он может не выдержать.
Они не сомневались, что произошло чудо. А началось-то все с малого, в утреннем поезде, следовавшем из Мелчестера в Лондон.
Вероника и Фергюс завоевали счастье силой своей любви!


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Обыкновенное чудо - Филдинг Лиз

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Обыкновенное чудо - Филдинг Лиз



Можно прочитать!!!
Обыкновенное чудо - Филдинг ЛизВера Яр.
24.07.2012, 14.49





Понравился. Только конец скомкан
Обыкновенное чудо - Филдинг ЛизГалина
4.08.2012, 19.12





Славненький роман.Моя оценка 6 из 10 баллов.
Обыкновенное чудо - Филдинг Лизтая
5.08.2012, 11.51





Ну ничего так.Интересный сюжет.Скомкали немножко конец,но все равно приятный романчик.
Обыкновенное чудо - Филдинг ЛизНа-та-лья
16.08.2015, 10.46





Скомканный, наспех слепленный конец, сам роман тоже оставляет желать лучшего: 4/10.
Обыкновенное чудо - Филдинг ЛизЯзвочка
23.10.2016, 19.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100