Читать онлайн Колючая звезда, автора - Филдинг Лиз, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колючая звезда - Филдинг Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.89 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колючая звезда - Филдинг Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колючая звезда - Филдинг Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филдинг Лиз

Колючая звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Габриел Макинтайр прибыл в театр через двадцать минут после звонка Клаудии, и вахтер указал ему, как пройти к артистическим уборным.
Когда он тремя часами раньше оставил ее, она злилась на него. Теперь он сам был раздражен. Он пытался напугать ее единственно для того, чтобы она его слушалась. Да, он хотел напугать ее. Так или иначе, но он хотел этого ради нее самой, ее безопасности, а не для того, чтобы наказать за то, что по ее вине взбесилась Адель, и уж во всяком случае не за то, что она так несносно обращалась с ним самим, – с этим он еще как-то мог справиться. Хотя, если вдуматься, то она заслуживает того, чтобы проучить ее.
Но когда Клаудия открыла на его стук дверь своей гримуборной, он понял, что его собственные чувства не имеют никакого значения. Она была бледна, лицо ее осунулось, глаза переполнял страх.
– Мак? – На какой-то момент ему показалось, что она рада его приходу, но, стоило ей заговорить, он тотчас разуверился в этом. – Вам совсем не обязательно было приезжать самому, чтобы исполнить банальные обязанности шофера.
– Я случайно оказался, когда вы позвонили. Ну и решил. – Но решил ли он в тот момент что-нибудь в самом деле! Или просто бросился к ней без оглядки?
– Я подумал, что, если опять что-то произошло, вам будет приятнее иметь дело с кем-то, кого вы знаете.
Он огляделся. На гримерном столике вперемешку лежали телеграммы, письма, косметика – все выглядит так, как и должно быть в артистической уборной. Ваза с красными розами стояла на столе. Но в комнате не было ничего такого, что объясняло бы ее бледность и испуг.
– Что-то случилось?
Клаудия промолчала, она просто подошла к шкафу и, открыв дверцу, легким, каким-то беспомощным жестом указала на белый кружевной пеньюар, висевший внутри. Это был сценический костюм, в котором она еще вчера играла в спектакле. Когда она проходила в нем по сцене, из зала доносился единый вздох, и он вспомнил собственный восторг, испытанный им при созерцании ее красоты. Да и был ли среди публики хоть один мужчина с живой кровью, который не отозвался бы на ее появление подобным образом.
Протянув руку, он снял вешалку с прекрасной кружевной вещью и вынул ее из шкафа. В животе у него будто что-то повернулось, когда он увидел, что произошло. Неудивительно, что она так бледна. Он положил одеяние на стол и в ярком свете ламп, висящих у зеркала, исследовал разрезы. Здесь явно поработали бритвой. Старомодной опасной бритвой. Кровь стыла в жилах при одной мысли, что еще можно натворить, начав действовать подобным оружием.
– Это случилось, пока мы находились в телестудии, – проговорила она слабым голосом. – Я обнаружила…
– Вы звонили в полицию? – резко прервал он ее, умудрившись, правда с трудом, говорить твердым голосом.
Она покачала головой.
– Сначала, как только это обнаружилось, я собиралась, но потом, после спектакля все устали, я не хотела никого утруждать. К понедельнику режиссер обещал составить список всех, кто по разным причинам находился за сценой, он хочет их расспросить, не видел ли кто чего.
Мак подумал, что Клаудия вряд ли понимает, что говорит.
– Все это крайне сомнительно. Кто что видел и когда.
– Ну… Все, приходящие со стороны, обязательно должны расписаться у вахтера в специальной книге, но вообще люди постоянно снуют туда-сюда, особенно между спектаклями. – Она пожала плечами, будто заведомо зная, что все бесполезно. – Из постановочной группы посылали за пиццей.
– Неужели в театре никого это всерьез не обеспокоило?
– Так случается. Джим, наш вахтер, всех знает, вы же понимаете, но если он был занят… – Она повернулась и взглянула на него своими огромными лучистыми глазами. – Ну, кто-то, кого здесь знают, человек известный, легко узнаваемый, не может вызвать подозрений, потому что, находясь в театре…
Известный. Узнаваемый. Она знает. Он вдруг понял, что она знает. Человек, который сделал это, должно быть, кто-то, кто свободно ходит по темному тесному мирку закулисья, не вызывая никаких подозрений. Кто-то, кого она знает. Может быть, даже кто-то, кого она называет другом. Неудивительно, что она выглядит как тень. Дело перешло тот рубеж, до которого его можно было назвать идиотской шуткой. Хорошо еще, если кто-то просто хочет ее запугать. Он не желал думать о худшем, но думать об этом было необходимо. И не только ему, но и ей тоже.
– Вы здесь совершенно беззащитны, Клаудия. Тут столько всяких закоулков, где кто-нибудь может затаиться.
Она не отзывалась на его замечание, но он знал, что она и сама это понимает. Поэтому она и позвонила по тому номеру, который он ей дал. Она никому больше не может доверять, в этом состоял ужас ее положения. Ввергнутая в опасность, она не знает, от кого ее ждать – от знакомого человека или от кого-то со стороны. Последний случай говорил за то, что враг из театрального мира, которому хорошо известно, что сильнее всего может подействовать на актрису. Круг подозреваемых сужается, но от этого не становится легче.
– Может, вам взять отпуск и исчезнуть недельки на две-три, пока ваш недоброжелатель не будет выведен на чистую воду?
– Этого я сделать не могу.
Раньше он не замечал, что у нее упрямый подбородок, – его внимание больше всего привлекал ее рот.
– Хотя бы на неделю. И звезды иногда болеют.
– Нет, Мак. Я не могу покинуть театр. К тому же на следующей неделе у меня несколько интервью. После выходных начинается новый телесериал. – Она сухо улыбнулась. – Это о девчушке, которую один сыщик доводит до мыслей о самоубийстве.
– И вы будете играть там одновременно с театральными спектаклями?
– Точно еще не знаю. Так вот, девушка, которую я должна играть, провоцирует мужчину на убийство. Она не видит другого способа свести счеты с жизнью. – Клаудия проговорила все это с полным равнодушием. – Боюсь, вы решите, что это еще одна кандидатка для исполнения рекламных трюков.
– Зря вы так.
Да, подозрительность отравляет как яд.
Он повернулся, чтобы повесить пеньюар в шкаф. Если вызвать полицию, они захотят осмотреть платье и забрать его в качестве вещественного доказательства, хотя кто знает, сколько людей прикасалось к этой одежде с тех пор, как ее искромсали. Он понимал нежелание Клаудии обращаться в полицию, хотя причины этого, не обсуждаемые ими сегодня, вряд ли были обоснованны. Можно предположить, вопреки ее утверждению, что она знает, кто это сделал, или на худой конец кого-то подозревает.
– Я не хотела упрекнуть вас, Мак, – сказала она, грустно вздохнув и непроизвольно сделав жест, который подтверждал ее неуверенность. – Сказать по правде, я бы предпочла иметь дело с кем-нибудь попроще. Мне надо в Брумхилл.
Несмотря на цветастую кофточку, в которую она облачилась, она выглядела хрупкой и изможденной. Он хотел подойти к ней, поддержать ее, убедить, что все будет хорошо. Что никто не сможет причинить ей вреда.
Вместо этого он подхватил ее сумку и открыл дверь.
– Пойдемте. Я думаю, вам надо уйти отсюда. Прямо теперь.
Для нее здание театра было вторым домом, но ему оно казалось зловещим, полным мрачных теней местом, где злодей имеет слишком много углов и щелей, чтобы спрятаться и выждать. Когда Мак подвел ее к дверям служебного подъезда, по коже его пробежали мурашки от одной мысли о некоем безумце с раскрытой бритвой, затаившемся в темной щели и способном на любое злодеяние.
У дверей маячил высокий, тощий человек, и Мак, взяв Клаудию под руку, держался между нею и неизвестным, хотя тот, как оказалось, был знаком Клаудии.
– Филлип? Я думала, ты давно дома.
– Нет, раз ты все еще здесь, я решил дождаться тебя, – сказал он с легкой озабоченностью в голосе. – Подумал, что надо тебя подвезти. Я и мысли не мог допустить, что тебе придется возвращаться домой в одиночестве. Тем более после… – Рэдмонд замолчал, не желая, как видно, в присутствии незнакомого человека упоминать об инициативе с театральным костюмом.
– Ты ведь знаешь, что я буду счастлив отвезти тебя в любое место, куда прикажешь.
Мак, выдержав долгий испытующий взгляд, которым окинул его этот человек, сохранил бесстрастное выражение лица, хотя нервы его были крайне напряжены и ему хотелось лишь одного – как можно скорее увезти ее отсюда.
Клаудия, несмотря на испытанное потрясение, тоже держала себя в руках и постаралась быть вежливой.
– Спасибо, Филлип, но сегодня меня есть кому подвезти. – Она повернулась к Макинтайру. – Мак, это Филлип Рэдмонд. У нас в театре это главный человек, без него все давно бы остановилось. Филлип, это Мак.
– Я узнал мистера Макинтайра, он участвовал в шоу, – сдавленно проговорил тот, с трудом перенося присутствие чужака.
– Вы смотрели программу? – спросил Мак.
А я думал, что телевидение порицается в утонченном мире театра.
– Ну, не совсем. Мисс Бьюмонт не впервой выступать по телевидению, да и на радио у нее есть работа. Вот и теперь каждый, кто находился в Зеленой гостиной – так мы в театре называем артистическое фойе, – видел ее выступление.
Каждый? Но только не тот, кто кромсал ее платье. Мог ли Филлип знать, куда и на что направлено внимание каждого? Мак попридержал язык, оставив эту мысль при себе, он почувствовал, как нервно вздрогнула под его пальцами рука Клаудии.
– Ну ладно, что ж… значит, проблема транспорта у тебя решена? – с сомнением пробормотал Рэдмонд, вновь поворачиваясь к Клаудии.
Если бы этот малый был лет на десять моложе, раздраженно подумал Мак, я бы ему морду набил. Клаудия, однако, была терпимее.
– Да, Филлип, все в порядке. – Она слегка коснулась его руки. – Спасибо за беспокойство.
Не совсем еще темный августовский вечер был весьма прохладен. Мак почувствовал это, когда Клаудия, поеживаясь, задержалась в дверном проеме. Хотя, возможно, она просто вспомнила обо всем, чем он пугал ее прежде. Наверное, он действительно добился своей цели, и она теперь всего опасается. Вот и сейчас, когда он положил руку ей на плечо и легонько подтолкнул в сторону своего злосчастного «лендкрузера», она вздрогнула.
– Все будет хорошо, Клаудия. Но она не двинулась с места.
– Машина. Она не должна была оставаться здесь.
– Какая машина?
Она показала на маленький седан, припаркованный в двадцати ярдах от служебного выхода из театра.
– Гараж прислал мне ее на время ремонта моей машины.
Ему не было нужды спрашивать, почему она изменила свое решение относительно езды на этом автомобильчике.
Кто-то вломился в ее уборную, несмотря на то что она все же как-никак находилась под присмотром. А открытая машина стояла на улице вот уже несколько часов, так что не составляло никакого труда проникнуть в нее и устроить очередную техническую пакость, угрожавшую Клаудии еще одной аварией.
– Потом я отгоню ее отсюда и хорошенько проверю.
– Потом? А если какие-нибудь подростки вздумают покататься? Мне не хотелось бы, чтобы кто-нибудь пострадал из-за меня.
Ну, если эти сопляки пострадают, подумал Мак, то и поделом, нечего протягивать руки к тому, что тебе не принадлежит. Но вслух он этого говорить не стал.
– Позже. А сейчас я отвезу вас в Брумхилл, это займет не меньше часа, хотя сейчас, вечером, движение и небольшое. Вы не хотите сесть назад и немного вздремнуть?
– Я вряд ли засну, тем более сразу после спектакля, – с натужной улыбкой проговорила она. – Адреналин дает себя знать. А чтобы заснуть, надо сначала успокоиться.
– Полагаю, что так.
Но он не думал, что на плаву ее сейчас держит адреналин, уж слишком бескровной она выглядит, от нее осталась лишь бледная тень; скорее всего, сильная воля помогла ей после столь пугающего происшествия собраться и шагнуть на сцену, и это возбуждение не отпускает ее до сих пор. Вот что выкачало из нее все силы. Завершив все сегодняшние дела, она, конечно, потеряла эту энергию, этот настрой «сделай или умри», который так поразил его, когда она впервые в жизни, презрев страх, ступила из открытого люка самолета в пустоту. Вообще ее трудно чем-нибудь запугать, но сейчас она кажется совершенно вымотанной.
Возможно, она просто боится спать, не хочет рисковать, страшится собственных демонов, которые могут одолеть ее во сне. Жаркая волна сочувствия окатила его, и, страдая от жалости к ней, он постарался отбросить все мысли и открыл перед ней дверцу машины. Как и тогда, в самолете, Клаудия дала понять, что не желает его опеки. Она и в самом деле принадлежала к той редкой породе женщин, которые обычно не возбуждают желания опекать их. Она умела быть очаровательной, но вся ее жизнь представлялась ему сплошным спектаклем. Даже благодаря Филлипа Рэдмонда за беспокойство о ней, она, как ему показалось, играла роль. Роль из какой-то великолепно поставленной, но старой пьесы. А теперь она разыгрывала драму существа, которое не способно даже на то, чтобы, свернувшись калачиком на уютном заднем сиденье «ленд-крузера», попытаться заснуть.
– Ну как, все нормально?
– Прекрасно, – сказала она, берясь за ремень безопасности.
С минуту он просто стоял и смотрел, как она пристегивается, потом закрыл дверцу и, обойдя машину, сел за руль. Она глядела в окно, все еще беспокоясь о маленьком седане, присланном ей гаражом. Мак, хоть и не сомневался в том, что никто не позарится на такой смешной экипаж, все же сделал телефонный звонок, эту возможность ему всегда мог предоставить его роскошный автомобиль.
– Минут через пять сюда подъедут и заберут ее, – буркнул он, затем вставил ключ в замок зажигания и завел мотор.
Она спросила, почему он так старается ее защитить, когда она столько раз ясно давала ему понять, что не нуждается в этом. Он взглянул на хрупкую фигурку, вжавшуюся в спинку сиденья, но не увидел ничего, кроме ее трагического лица, с синевой вокруг глаз и с тенями, резко подчеркивающими выступающие скулы. Лицо, о котором он не мог забыть весь этот день.
Ее пухлые губы в бледном свете уличных фонарей казались бескровными, а он ни на минуту не забывал, какими жаркими и живыми они были под его губами. Она, конечно, ужасная злючка, но вызвано это, скорее всего, мужеством, которое понадобилось ей для самозащиты; стоит только вспомнить, как она напала на Барти Джеймса за то, что он выставил ее перед публикой в дурацком свете. Да, без сомнения, она самая яркая из женщин, которых он знал.
Вдруг она повернулась к нему, взглянув из-под полуопущенных ресниц, и его тело напряглось, будто его пронзил разряд электричества.
Силы небесные, да у него, кажется, возникла проблема! Он никогда не хотел ни одну женщину так, как хотел сейчас Клаудию Бьюмонт, хотел чувствовать ее тело, нежное и податливое, уступающее его натиску. Неужели это достижимо? Или для счастья ему придется проделать слишком долгий путь? А где гарантии, что в конце концов он не окажется в дураках и не останется с носом? Нет, с этой женщиной нельзя ни в чем быть уверенным.
– Что-нибудь не так? – спросила она таким усталым голосом, что все внутри него перевернулось.
– Я просто подумал, не включить ли музыку? Или радио? – сказал он, резко отвернувшись от нее.
Она покачала головой.
– Полная тишина – самая лучшая музыка, – ответила она, смеживая веки. – Не могли бы вы немного опустить спинку моего сиденья?
– Рычаг с той стороны.
Но она и пальцем не шевельнула, и он, немного поколебавшись, протянул через нее руку и нащупал рычаг, проделав это очень осторожно, чтобы, не дай бог, не коснуться ее. Стараясь не замечать волны волос, золотым каскадом ниспадавшей с ее опущенной головы, он, хоть и с трудом, повернул рычаг, и она тотчас покойно и уютно откинулась на опустившуюся спинку сиденья.
– Так удобно?
– Да, спасибо, – проговорила она и вдруг взяла его за руку. – И вообще, Мак, спасибо вам, что вы, несмотря на позднее время, приехали. Вы пытались сказать мне…
– Забудьте это.
Он так четко выговорил эти два слова, что его голос жестко отозвался в нем же самом, но Клаудия, казалось, ничего не заметила. Она вдруг придвинулась к нему и обхватила ладонями его лицо. Затем на краткий миг прижалась прохладной гладкой щекой к его щеке. Он почувствовал на ее щеке влагу и, когда она снова откинулась на спинку сиденья, заметил, что она плачет. Комок стоял у него в горле, когда он легким прикосновением пальцев стирал с ее лица слезы.
– Не плачьте, Клаудия, – сказал он тихо. – Поспите. Я обещаю вам, что ничего плохого с вами не случится.
– Я знаю.
Она смежила веки, и не успел он еще выехать на главную трассу, как она уже задышала ровно и спокойно.
Время от времени он поглядывал на нее. Она доверилась ему. Доверилась как никому другому. Это должно было бы наполнить его гордостью, но нет, он, как ни странно, испытывал безотчетный страх. Он обещал ей, что с ним она будет в безопасности, но ужас состоял в том, что на самом деле он не мог ей этого гарантировать.
– Клаудия! – Она вздрогнула, вздохнула, открыла глаза и посмотрела на него. – Мы в Брумхилле. Скажите мне, как добраться до дома вашей сестры.
Она зевнула, потянулась, посмотрела на часы.
– Как поздно! Наверное, не стоит беспокоить их. Может, лучше…
– А они ждут вас? – прервал он ее.
– Ну… Да, я звонила сказать, что приеду, но…
– В таком случае вы должны отправляться прямо туда. Отныне вы обязаны делать только то, что собирались делать, в противном случае предупреждайте людей о перемене планов.
– Обязана? – Спросонья, не вполне осознав смысл сказанного, она выхватила из его замечания только одно это слово и теперь, сверкнув глазами, удивленно уставилась на него. – Вот это грозит обернуться для меня реальным неудобством.
– Неудобством или нет, – натянуто проговорил он, – но у ваших близких тоже есть права, с которыми вы должны считаться, раз хотите какое-то время побыть с ними, неважно, насколько это изменит вашу свободолюбивую жизнь. Ну а теперь скажите мне наконец, как нам до них добраться.
Клаудия, немного пристыженная его отповедью, объяснила, как проехать к дому сестры, и десять минут спустя они подкатили к фасаду невысокого каменного особняка, расположенного на живописном каменистом холме, приподнимавшем его над небольшим заливом. Люк появился на пороге дома сразу же, как только они остановились, и Клаудия, не дожидаясь, когда кто-нибудь откроет ей дверцу, выбралась из машины и, прихрамывая, бросилась в объятия своего зятя. Через ее плечо Люк посмотрел на Мака, стоявшего у своего «лендкрузера». Клаудия с затаенным любопытством наблюдала, как они приглядываются друг к другу, и затем Люк, очевидно удовлетворенный осмотром, подошел к Маку и протянул руку.
– Люк Девлин.
– Габриел Макинтайр.
– Но ты можешь называть его просто Мак, – сказала Клаудия.
Люк, взглянув на нее, усмехнулся.
– В самом деле?
Маку он, как бы извиняясь, улыбнулся той улыбкой, которую мужчины используют обычно между собой, когда подразумевается, что женщина – очаровательная глупышка. Мак, как она заметила, этого заговорщицкого стиля не принял. Конечно, он не стал бы делать секрета из того факта, что не думает, будто она так уж очаровательна, а вот насчет второго, скорее всего, сказал бы, что она много хуже, чем обыкновенная глупышка. И что он сообразил это прежде, чем познакомился с ней поближе, отчего отношения их отнюдь не обещают стать простыми и сердечными.
– Ну, пойдемте, Мак, – сказал Люк, – милости прошу в дом. – И, повернувшись к Клаудии, добавил: – Только не шумите, Физз спит.
Мак взял сумку Клаудии, тихо прикрыл дверь машины, включил сигнализацию, удовлетворенно осмотрел плоды своих трудов и только после этого последовал за ними в дом.
Клаудия, проходя по черно-белому полу холла, сказала:
– Если никто не возражает, я сразу отправлюсь спать. У меня накопился серьезный недосып. – Но, уже поставив ногу на первую ступеньку широкой дубовой лестницы, она обернулась и спросила: – Ну, Мак, вы идете или нет?
Несмотря на слабость, проявленную ею в машине, она не могла обойтись без того, чтобы не подколоть его. Впрочем, возможно, именно в отместку за свою слабость. Он, конечно, понял, что она резвится, но что-то все же заставило его насторожиться. В конце концов, если ее мир театр, это еще не значит, что она не способна потерять голову. Да нет, смешно даже думать.
– Так вы идете? – переспросила она, пытаясь рассмотреть, потемнели ли его скулы от ярости. – Я подумала, что вы захотите заглянуть под мою кровать и выяснить, не прячется ли кто в гардеробе. – Помолчав, она добавила: – Простите, но я была уверена, что вы пожелаете лечь спать рядом с моей кроватью как неусыпный сторожевой пес. Но вижу, что ошиблась, увы… Неужели вы хотите разочаровать меня?
– Боюсь, именно этого я и хочу.
Она видела, как он вздохнул с облегчением, поняв, что все это шутка. Но вообще его реакция заслуживала внимания. Большинство мужчин, которых она знала, ухватились бы за такое предложение не раздумывая, несмотря на то что, возможно, и поняли бы, что это только шутка. Кстати, именно поэтому она никогда не допустила бы подобных шуток с любым Томом, Диком или Джерри.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Но едва ли стоило удивляться, что мужчина по имени Габриел Макинтайр способен действовать совсем не так, как действовало бы на его месте банальное большинство.
– Я не уверен, Клаудия, что с вами все в порядке.
– Ах, вы не уверены? Попытайтесь убедить в этом одиннадцать миллионов зрителей, наблюдавших сегодня по телевизору ваши нелепые действия, и вы поймете, как далеко зашли в своей неуверенности.
– Мне кажется, в той ситуации ни у вас, ни у меня не было выбора.
– Батюшки, как вы галантно отвечаете, мистер Макинтайр! Так вы что же, не хотите в награду хоть чем-то порадовать себя? Да, вы вполне убедили меня, теперь я это отчетливо вижу, что я совершенно не в вашем вкусе. – Она повернулась, чтобы уйти и заодно скрыть от его глаз краску стыда, залившую вдруг ее щеки. Поднявшись на несколько ступенек, она все же обернулась и сказала Люку: – Видишь, дорогой зятек, на какие жертвы нам приходится идти ради хосписа?
– Знаешь, Клоди, мы буквально приклеились к экрану, когда шло шоу, и Физз очень растрогало то, сколько жертвователей вам удалось вовлечь в столь благое дело, – ответил Люк с весьма странным выражением лица. – Ну а что касается ночлега, вам нет никакой нужды тесниться. Ты ведь знаешь, комнат у нас более чем достаточно. Да! Кло, чуть не забыл. – Клаудия ждала.
– Физз ничего не знает о случившемся в театре. Я счел за благо не говорить ей, ты ведь понимаешь, что значат в ее положении лишние волнения.
Клаудия, обеспокоившись состоянием сестры, забыла о дурацких препирательствах с Маком, спустилась на несколько ступенек и спросила Люка:
– Как она себя чувствует? Надеюсь, ничего страшного?
– Слава богу, пока все идет нормально, и надеюсь, что так оно все и пойдет.
Люк повернулся к Макинтайру, жестом приглашая его в свой кабинет.
– Думаю, Мак, нам с вами не мешает чего-нибудь выпить. Вы не против?
Клаудия, замешкавшись, наблюдала, как мужчины пересекли холл и исчезли в обшитом панелями темного дерева кабинете Люка. Мак, вероятно, расскажет Люку, что случилось. Расскажет все. Они, возможно, станут сплетничать о ней. Начнут решать, что для нее лучше, а завтра, объединив усилия, примутся уговаривать ее взять отпуск и не играть в «Частной жизни» до тех пор, пока не закончится этот кошмар.
Ей вдруг захотелось сбежать по лестнице, войти в кабинет и заявить, что лучше всего им заняться своими делами, а не лезть в ее жизнь.
Но это желание свела на «нет» ее усталость. Она слишком ослабла, у нее ломит все тело и не осталось сил, чтобы бегать по лестницам и давать резкие отповеди, так что пусть болтают, а она отправляется спать. В конце концов, что бы они там ни решили, для нее это не имеет никакого значения. Она и слушать их не станет и ни за что не покинет театр. И даже не потому, что роль доставляет ей такую уж большую радость, а потому, что она не имеет права обмануть ожидания зрителей, которые заплатили деньги, чтобы насладиться ее игрой.
– Виски? – спросил Люк Девлин, гостеприимно распахивая дверцы кабинетного бара.
– Да, пожалуй.
Люк был озадачен. Он знаком с Клаудией не более полугода и за это время видел ее всего-то несколько раз. Но он считал, что знает, какого рода мужчин она предпочитает. Этаких везунчиков, которые, расплачиваясь с фортуной, дважды в неделю укладывают в дорогих салонах волосы, носят итальянские костюмы, туфли исключительно ручной работы и имеют ухоженные руки с неброским, но качественным маникюром.
– Воды? – спросил Люк, доставая тяжелые хрустальные бокалы.
– Простите, мы приехали поздновато…
– Ничего страшного. Клаудии всегда здесь рады. И ее друзьям тоже.
Люк указал гостю на пару кожаных кресел, стоявших перед широко раскрытыми французскими окнами. Они с Физз любили сидеть здесь, любуясь ночным садом, вдыхая его ароматы и слушая шум морских волн, накатывающих на камни у подножия скалы.
– Вы давно с ней знакомы?
– Нет, только пару дней. И я бы не сказал, что мы с ней за это время очень уж подружились.
– Тут нечему удивляться, я даже заметил, что между вами существует явная напряженность, только прошу вас, не передавайте Клаудии мои слова. Она очень хорошая и добрая, но здорово скрывает свои истинные чувства под этой вызывающей манерой поведения.
– Простите, Люк, но я что-то не заметил, чтобы она особо старалась скрывать свои истинные чувства. Скорее, наоборот. Мне показалось, что она весьма своенравна и не стремится смягчить этого хотя бы элементарной вежливостью.
– По-моему, это добрый знак. Если это имеет для вас значение.
– Добрый знак? – Лицо Мака исказилось огорченной улыбкой. – Вам, очевидно, не довелось быть свидетелем крайних проявлений ее норова.
Он, как отметил про себя Люк, так и не сказал, имеет ли все это для него значение. Что, скорее всего, говорит за то, что значение это для него имеет. И Люк милостиво решил переменить тему.
– Лучше скажите мне, что случилось вечером в театре.
Мак вкратце поведал ему о неприятности с платьем, затем – о письме, фотографии и, наконец, об умышленном повреждении ее машины.
– Могу я поинтересоваться, почему Клаудия обратилась за помощью именно к вам?
– Она не обращалась. Скорее, я сам навязался ей в защитники. Она, похоже, здорово недооценивает всю серьезность и опасность ситуации. Считает, что письмо и порванная фотография всего-навсего безвкусная шутка.
– А машина? – спросил Люк.
– Машина в этой истории самое неприятное. Но она не желает верить в злой умысел, а пытается отнести это к разряду идиотской шутки какого-то недоумка. На меня она сердится, настаивая на том, что я просто-напросто обуреваем комплексом доморощенного Джеймса Бонда.
– А это не так?
Люк не хотел обидеть гостя, но во всей этой истории, включая последний эпизод с порчей артистического костюма, склонен был в какой-то степени взять сторону Клаудии.
– Если бы кто-нибудь смог убедить меня, что я ошибаюсь, я бы с радостью признал свою ошибку. Но надежды на это, увы, мало, я не просто сам осмотрел машину, но и показал ее опытным специалистам, а потому считаю, что причин для беспокойства более чем достаточно.
– И вы решили, что здесь она будет в безопасности?
– Я не говорил этого. Я привез ее сюда в столь поздний час, потому что она сама попросила меня об этом, и мне не кажется, что она сделала это из страха. Кстати, ваша жена, как я понял, беременна?
– Да. Но, думаю, никаких трудностей приезд Клаудии не создаст, у нас есть домоправительница.
– Это не то, что я имел в виду. Если кто-то действительно хочет причинить вред Клаудии, он и сюда может добраться. Я не уверен, что ей стоит оставаться тут на выходные.
– Но здесь она будет в полной безопасности.
– Вы уверены? – Мак кивнул в сторону открытых окон. – Скажите, разве когда вы пошли встречать нас, вы позаботились закрыть окна?
Люк озабоченно посмотрел на окна и призадумался.
– Вы имеете в виду, что кто-то мог в это время забраться сюда? Для этого надо иметь очень крепкие нервы.
– Но у нашего злодея хватило нервов пробраться сегодня вечером в театр и изрезать ее костюм в ленты. Он ухитрился засунуть разорванную фотографию в парашют, который находился внутри моей собственной охраняемой зоны. Вы все еще не способны оценить крепость его нервной системы? – Он сделал глоток виски. – Уследить за безопасностью такого большого дома в теплое летнее время, как мне кажется, весьма нелегкая задача. Что же, закрыть все окна и запереть двери? Вашу жену все это не может не насторожить.
– Но разве вы не предложили Клаудии свою помощь?
– Да, мистер Девлин, предложил, тем более что охрана – моя специальность.
– Понимаю. В таком случае поделитесь со мной своими соображениями.
– Клаудия, ты проснулась?
Она открыла глаза, сонно поморгала ими.
– Разбудили, вот и проснулась, – недовольно пробормотала она, но, увидев, кто именно ее разбудил, улыбнулась. – Привет, Физз. Ну, как ты тут?
Ее сестра поставила на ночной столик чашку с чаем и присела на край кровати, рука ее извечным защитительным жестом всех будущих матерей прикрывала весьма уже заметный животик, в недрах которого росло ее дитя. Клаудия могла и не спрашивать, как чувствует себя ее сестра. И так было видно, что та счастлива. Брак и приближающееся материнство так преобразили Физз, что Клаудия, глядя на сестру, вдруг явственно ощутила свое одиночество.
– Знаешь, я чувствую себя просто удивительно. А как ты?
– Ну, я… Как всегда. Можно сказать, превосходно.
– Превосходно? – переспросила Физз, и лоб ее озабоченно сморщился. – А выглядишь ты немного…
Клаудия посмотрела на сестру и решила не укорять ее за подобную бестактность.
– Немного устала, только и всего.
– Хм… Немного. По-моему, это слабо сказано, тебе не кажется?
– Считаешь, что я прожигательница жизни? Но, дорогая, ведь это моя жизнь. Моя, что бы там ни было.
– Я не знаю, но только даже Люк заметил, что ты выглядишь не совсем. Немного, как бы это сказать…
Физз явно не находила подходящего слова.
– Немного усталой, – опять предложила Клаудия искомый термин.
Физз усмехнулась.
– Истощенной, я бы сказала. И Мак этот, мне показалось, очень беспокоится за тебя.
– Не обращай внимания, он вообще очень беспокойный. Даже слишком, – заверила Клаудия сестру.
– В таком случае почему бы тебе не взять недельку отпуска и не позволить ему позаботиться о тебе?
Клаудия громко рассмеялась.
– Парочка здоровых мужиков послала хрупкую женщину выполнять за них грязную работу.
– Не пойму, о чем ты?
– Будешь много знать, скоро состаришься, – с улыбкой сказала она, и ее наивная сестричка пожала плечами. – Сознайся, что они тебя с тем и подослали, чтобы ты завела разговор об отпуске?
– Знаешь, я вот только взглянула на тебя и сразу поняла, что ты действительно нуждаешься в отдыхе.
– Не глупи, Физз. Ты же прекрасно понимаешь, что я не пойду на это.
– Но почему?
– Хотя бы потому, что спектакль на ходу, делает хорошие сборы.
– Да уж, если ты на недельку исчезнешь, публика будет безутешна.
– Ну, спасибо, моя дорогая, – не без ехидства откликнулась Клаудия на замечание сестры.
– Что спасибо? Я тебе больше скажу, безутешна будет даже не вся публика, а так примерно с дюжину театроманов.
– Ох, скажите на милость! Целая дюжина!
– Вот именно, дорогая, – рассмеялась Физз, – вот именно! Эти-то, не сомневаюсь, просто восстание на Шафтсбери-авеню
type="note" l:href="#n_3">[3]
устроят. Но в самом деле, подумай, ты так напряженно в последние месяцы работала. Ты же знаешь, что случилось с папой, когда он переоценил свои силы. Если так пренебрегать своим здоровьем, в один прекрасный момент ты вынуждена будешь прервать свои труды, хочешь ты этого или нет.
– С папой другое, он пережил сильнейшее потрясение. А я просто слишком рано встаю и слишком поздно ложусь. Тут еще этот прыжок с парашютом. Знаешь, предприятие оказалось не из самых забавных.
– В самом деле? А вот мне это зрелище показалось весьма интересным. Расскажи, как все было.
– Господи, какой ты, в сущности, ребенок. На таких вот взрослых детей я и работаю. Но я обещаю тебе, что со мной не случится ничего плохого и в больницу я, как папа, не загремлю. Хотя, надо сознаться, приходится трудновато, но публика придает сил. Да и не хочется, честно говоря, разочаровывать людей. Ну что хорошего, если они, узнав, что играю не я, придут в кассу и потребуют свои денежки назад? Так недолго и доверие публики потерять, а вот восстановить его будет совсем не просто.
– Так что ж, по-твоему, этот человек, обеспокоенный твоим состоянием, ошибается?
Мак, должно быть, здорово задурил башку моей сестрице, подумала Клаудия, а ведь на нее совсем не просто произвести впечатление.
– Он не мой тип, Физз. Так что его мнение…
– Уфф! Твой тип! Знаем мы твоих типов! Вроде Джулиана, Дэвида Харта и еще кучи других прилизанных и утонченных красавчиков в твоем вкусе. И все на десять минут.
– Никакой кучи других и не было, не греши на меня, сестренка. А Дэвид всего лишь мой друг. Он никогда не посягал на мое тело.
Брови Физз удивленно взметнулись вверх.
– Скажи пожалуйста, а я и не знала! Я думала, он поразил тебя с первого взгляда и ты плюхнулась в его койку при первом же удобном случае.
– Да, я при случае плюхалась, как ты говоришь, в его койку, но это была запасная койка, можно сказать, гостевая. А если уж речь зашла о Джулиане, так он, если ты не забыла, в тебя был влюблен, а не в меня. А я не большая любительница утешительных призов, пусть хоть это будет самый распрекрасный мужчина.
– Хорошо, но, если этот Мак не твой тип, так почему он оказался с тобой здесь?
– Здесь? Со мной? – Клаудия с комичным видом огляделась вокруг. Заглянула даже под одеяло, а потом, свесившись с кровати, посмотрела и под нее, потом приподняла подушку, внимательно осмотрев часть постели, расположенную под ней. – Да где же он? Я что-то его здесь не вижу. Знаешь, у меня такое впечатление, что я его даже и ночью не видела. Да мы вообще с ним почти не знакомы. Он подтвердит. Да спроси хоть у Люка.
– Клаудия!
– Не сменить ли нам тему, Физз? Малый просто подбросил меня сюда, потому что я малость подшибла свой новый автомобильчик.
– Малость?
– Ну, несколько выбоин и царапин. Ничего серьезного.
Физз встала, прошла к окну и отдернула штору.
– На машине Мака тоже несколько выбоин и царапин, – задумчиво проговорила она, глядя вниз, на подъездную дорожку. – Это что, совпадение? Или? У тебя ведь теперь, кажется, красная машина, я не ошибаюсь? – Она обернулась к Клаудии. – Скажи честно, это ты поцеловала его или он тебя?
Клаудия рассмеялась.
– Делаешь вид, что Мак еще не доложил тебе об этом? Не похоже, чтобы он отказался побалагурить на столь животрепещущую тему. – Она вновь откинулась в подушки и лениво проговорила: – Довольно об этой чепухе. Сейчас я встану, приму душ, спущусь вниз и пожелаю мистеру доброго пути, пусть убирается из Брумхилла.
– Боюсь, дорогая, ему не захочется убираться из Брумхилла, – с возмутительно-самодовольной улыбкой проговорила Физз, – тем более что он познакомился здесь с такими интересными людьми.
Да уж, вот еще проблема, думала Клаудия, несколько минут спустя стоя под душем, ибо у нее совсем не было уверенности, что этот Мак готов безропотно подчиняться любому ее велению. Что, кстати, и делало его в ее глазах наиболее интересным мужчиной из всех, с кем ей до сих пор приходилось иметь дело. Она подставила лицо под теплые струи воды, не боясь, что намокнут волосы, и с наслаждением отдалась приятному ощущению. Неожиданно она поймала себя на удивительном желании. Ей представилось, как было бы здорово, если бы Мак сейчас оказался здесь, поцеловал бы ее, и не под оком телекамеры, транслирующей картинку на полстраны, а так, как это бывает между мужчиной и женщиной, с радостью уединившимися для выражения друг другу нежных чувств. И ничто бы не сдерживало их…
Боже! Нет! Ничто? Даже одежда?
Вдруг, страшно разозлившись на себя, она резко выключила воду и закуталась в полотенце. Какого черта она думает о таких вещах? Почему он вообразил себе, что с ней ему будет просто? Мол, раз она актерка, то у нее нет ни чести, ни чувства собственного достоинства? Вот именно! Та легкость, с которой он позволяет себе целовать ее, говорит именно об этом. За кого он ее, в конце концов, принимает?
Она рассматривала свое отражение в зеркале. Сестра находит, что она выглядит из рук вон плохо, но сама она не считает, что так уж страшна, синяк почти исчез, а легкие тени под глазами делают ее только интереснее. Немного туши на ресницы, слегка подкрасить губы – это все, что ей осталось сделать для завершения образа. Далее – одежда. Она решительно отложила в сторону шорты и футболку, прихваченные ею из дома, ибо ей захотелось чего-то особенного, захотелось явиться публике в необычном виде. Некая девушка на скамье под деревом с нераскрытой книгой в руке, погрузившаяся в задумчивость. Неплохо. Весьма впечатляющий образ. А можно и что-нибудь другое. Уж если она приехала с Маком в Брумхилл, в свой родной городок, ей следует окунуться в прошлое, да так, чтобы и он посмотрел туда же.
В гардеробе имелось немного одежды, оставленной здесь ею и Мелани на случай внезапных наездов. Клаудия достала маленькое разлетающееся платье в ярких цветах, крепящееся на узком ошейничке и достаточно короткое, чтобы во всей красе показать ее длинные ноги. Платье принадлежало Мелани, но та находилась слишком далеко, чтобы запретить ей надеть его. Впрочем, и ее присутствие не остановило бы Клаудию.
Мак стоял, опершись о балюстраду площадки, нависающей над морским берегом в том месте, где дом вплотную приближался к скале. На нем не было больше комбинезона, из которого он не вылезал со времени участия в телевизионном шоу. В это утро в светлых летних брюках и эффектной синей шелковой рубашке, которая необыкновенно удачно сочеталась с цветом его глаз, он не казался таким уж агрессивным. Только мужчина, чересчур гордящийся своей внешностью, мог так серьезно отнестись к выбору цвета рубашки. Она таких мужчин в артистической среде перевидала немало, но Габриел Макинтайр никаким боком не принадлежал к этому типу.
Значит, эту рубашку ему подарила женщина, та женщина, которой его внешний вид не безразличен. Его покойная жена? Или другая, занимающая теперь в его жизни определенное место? Если такая и существует, это скорее всего хорошенькая покладистая девчушка. Так, во всяком случае, подумала Клаудия. Гораздо более покладистая, чем могла быть она сама в схожих обстоятельствах.
Как бы там ни было, а рубашку выбирал человек, понимающий в этом толк. Она как нельзя более эффектно подчеркивала его великолепное сложение, плечи, грудь, наводя на мысль об упругости мускулатуры, Сильные руки, на которые он опирался, глядя в море, явно были сформированы тяжелым физическим трудом, а не накачкой в спортзале. Здесь, в Брумхилле, она взглянула на него совсем другими глазами.
Если бы они шли по городу, то люди наверняка вглядывались бы не только на нее, но и на него.
– Вы что, всегда возите с собой ночной багаж? – спросила она, отвернувшись от ослепительно сияющего на солнце моря и почти прикасаясь рукой к его руке. Он взглянул на нее с высоты своего роста, глаза его тотчас скользнули по очертанию ее грудей, туда, где лиф раздваивался, плавно переходя в две полоски, закрепленные на шее.
– А разве не все поступают так же?
– Но вы ведь не знали, что вам придется провести ночь в чужой постели. – Она подняла лицо к солнцу, так что ее волосы свесились за спину, и прикрыла глаза. – А может, вы знали, в чьей постели окажетесь, Мак?
– Ночной багаж всегда со мной. Кто знает, в какой постели завтра придется проснуться.
– В одиночестве или вдвоем? – продолжала она провоцировать его.
– Здесь великолепные виды, – медлительно проговорил он, отказываясь развивать тему. – Девлину просто повезло, что он обосновался в столь прекрас-ном месте.
– Такие мужчины, как Люк Девлин, всегда сами творят свое везение. Он великими трудами заработал все, что имеет. Включая и мою сестру.
Она понимала, что все это звучит в ее устах оборонительно. Что-то такое есть в этом Макинтайре, что все время заставляет ее защищаться, хотя она и не хочет этого. Нет, она должна держать себя в руках. Все время держать себя в руках.
– Физз рассказала мне о радиостанции. Она думает, что вы захотите показать мне окрестности.
– Да? А что здесь особенно осматривать? Радиостанция может интересовать лишь того, кто профессионально занят в радиовещании. По воскресеньям, правда, там бывает занятно, когда люди прогуливаются по пирсу. Множество развлечений.
– У нас, к несчастью, на повестке дня нечто совсем не забавное. – Он достал из кармана конверт. – Я нашел это, когда выходил утром из дома.
Клаудия взяла у него конверт, достала записку и развернула ее. Зловещие буквы сразу же бросились ей в глаза.
Можешь бежать но нигде от меня не спрячешься. Я знаю каждый твой шаг.
– Все хорошо, – сказал он тихо, когда она, выронив письмо, зажала руками рот. Он прижал ее к себе, будто защищая от незримой опасности, и некоторое время держал в своих объятиях, пока дрожь не пронизала ее насквозь. С минуту она не сопротивлялась. – Все хорошо, Клаудия, – вновь повторил он.
– Все хорошо, – простонала она, напряглась и вырвалась из кольца его рук. – Как это может быть все хорошо? Ничего нет хорошего. Я не должна оставаться здесь. Если бы Физз нашла эту грязную писанину…
Он поднял бумажку с гравия, сложил ее и убрал в карман.
– Но не она нашла ее. Я встал раньше.
– Значит, кто-то побывал здесь еще раньше.
– Да, Клаудия, это явно не по почте пришло. Сегодня воскресенье. Конверт кто-то засунул в почтовый ящик. Но вашей сестре ни к чему знать о подобной корреспонденции. Мы с Люком решили, что так будет лучше.
– Вы правы. Ей ничего этого знать не надо. Боюсь, Мак, вам придется отказаться от экскурсии по местным достопримечательностям. Чем скорее мы уедем отсюда, тем лучше.
– Я не был уверен, что вы с этим согласитесь, – произнес он со вздохом облегчения, и это привело ее в бешенство.
– Мак! За кого вы меня принимаете? Вы что думали, что я стану рисковать покоем своей сестры, ее безопасностью, пробыв здесь хоть на секунду дольше, чем требуется?
Он явно смутился.
– Люк считает, что в такой ситуации вы нуждаетесь в охране и защите. Он хочет, чтобы вы остались здесь.
– В таком случае известите его, что назначаете себя моим личным телохранителем.
– Это уже сделано. – Увидев лицо Клаудии, он попытался успокоить ее.
– Люк начал было возражать, но я сказал ему, что позабочусь обо всем как надо. Пока мы не знаем, с кем имеем дело.
– Слушайте, Мак, что вы мне зубы заговариваете? Какого черта вы не разбудили меня раньше?
Она гневно взглянула на него, злясь, что он и сейчас продолжает тянуть время.
– Люк думает, что лучше действовать так, будто ничего не случилось, он скажет, что вам звонили по телефону, и еще до двенадцати мы сможем уехать. Он страшно боится, что, если Физз почует неладное, без вызова «скорой помощи» не обойтись. Он хорошо осмотрел все вокруг и не обнаружил ничего подозрительного. – Они переглянулись. – Но вы не думаете, что надо все же как-то объяснить Физз столь поспешный отъезд, да и мое присутствие тоже?
– О чем вы говорите! Сестра моя недавно вышла замуж и, подобно всем новообращенным, уверена, что на нее возложена миссия убеждать всех остальных взять курс на брачное блаженство.
– Значит, она думает, что мы…? – Если он и не заскрежетал зубами, то был близок к этому. – Но если я начну подыгрывать ее воображению, нам придется торчать здесь до завтра. – Тут он решил сменить тему. – Скажите, вы когда-нибудь записывались в одной из ее радиопрограмм?
– Ну как же! В сериале «Залив каникул», – со стоном проговорила Клаудия. – Это мыльная опера, которую Физз вещает со своей радиостанции. Все наше семейство ввергнуто в это мероприятие. Я получаю тексты и записываю свои реплики в Лондоне. Остальные записи подверстываются под мою. Мы с Мелани все время так делаем, когда не можем приехать домой. Кстати, не отправиться ли нам сейчас ко мне? Если я скажу Физз, что мы решили уединиться в моей квартирке, чтобы побыть вместе, она не станет особенно удивляться и возражать.
– В вашу квартирку? У вас здесь, в Брумхилле, есть квартира?
– Да, небольшая отдельная квартира. В доме моего отца. Я не настолько часто здесь бываю, чтобы обзаводиться чем-нибудь более солидным.
Он посмотрел на нее с недоверием.
– Почему Физз должна поверить, что мы отправимся туда? Если ваш отец…
– Его нет. Папа отсутствует, добывая средства для нескольких серий, которые он собирается снять до конца года. Так что весь дом будет в нашем распоряжении.
Рот его поджался.
– Я понял.
Уж конечно, он понял!
– Что вы поняли, Мак? Думаете, тут против вас целый заговор? Вас вовлекают в ловушку? Хорошо, считайте меня кем хотите, но я совсем не то, что вы обо мне подумали в данный момент. Да вы сами можете убедиться в этом, если…
Господи, что она плетет? Нет, даже слов тратить не хочется.
Хоть она и не ожидала от него ничего хорошего, но все же ее задело, что он столь опрометчиво и занудно пришел к заключению, что для нее такие поездки с мужчинами дело обычное.
– Пойду скажу Физз, что мы уезжаем. А собрать вещички мне хватит и минуты.
– Но сначала я должен сказать вам одну вещь. Она смотрела на него, ожидая продолжения, а он все молчал.
– Не тяните, Мак!
– Я говорил вам, что у Девлина есть кое-какие возражения.
– Ну и?
– Так вот, я пообещал ему, что буду вас охранять. Не хочет же он сказать, что поступает к ней на службу! Она не просила его помогать расхлебывать возникшие у нее трудности. Но сейчас не время спорить.
– Хорошо, хорошо, Мак. До тех пор пока мы здесь, я не стану запрещать вам этого.
– Боюсь, Клаудия, что у вас в этом вопросе нет выбора. Я дал Люку слово, что пригляжу за вами, и намерен сдержать его. А если вы не согласитесь поступать так, как я считаю нужным, вам лучше остаться здесь.
Непреклонность Клаудии едва не рассыпалась в прах. Из опыта она знала, что мужчины хотели от нее только одного. Искупаться в лучах ее славы и отправиться с ней в постель. Иногда она позволяла некоторым искупаться в лучах своей славы, как позволяют гостям поплавать в бассейне, особенно когда это требовалось для дела; ее постель тоже иногда предоставлялась кое-кому. Но вот свое сердце она ухитрялась держать при себе;
Однако никто никогда не настаивал на том, что хочет заботиться о ней, что просто обязан охранять ее, да еще заявляя об этом с такой неподдельной искренностью. Непривычность ситуации заставила ее почувствовать себя выбитой из колеи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Колючая звезда - Филдинг Лиз


Комментарии к роману "Колючая звезда - Филдинг Лиз" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100