Читать онлайн Качели счастья, автора - Филдинг Лиз, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Качели счастья - Филдинг Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Качели счастья - Филдинг Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Качели счастья - Филдинг Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Филдинг Лиз

Качели счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

После того как Том закончил читать письмо, в комнате еще долго царило молчание. Все замерли и словно на какое-то мгновение забыли, что нужно дышать.
Первым пришел в себя Гай:
– Это действительно так, Том? У тебя есть билеты?
– Да, но…
Гай протянул руку, и адвокат неохотно передал ему папку с бумагами.
Франческа с ужасом наблюдала за тем, как Гай просматривает содержимое папки.
– Билеты на следующую неделю, Франческа.
Это удобно для вас? – спросил он.
Как будто он говорил об обеде или визите в театр. Приблизительно с такой же интонацией. Его лицо, казалось, было высечено из камня. И холодные, непроницаемые глаза.
Франческа почувствовала, что бледнеет. Чем грозили ей это лицо и эти глаза?
– Это шутка? – обратилась она к Тому. – Стивен решил так разыграть нас всех, не правда ли?
Только никому не было смешно, и было бы весьма странно, если бы подобная выходка Стива кого-нибудь рассмешила.
Гай продолжал смотреть на Франческу, ожидая ее ответа.
– Можно мне взглянуть на это?
Он передал ей папку. В ней лежали билеты, приглашение на свадебную церемонию и даже программа медового месяца. И всюду было вписано имя Гая Димоука.
– Это невероятно! – воскликнула Франческа.
– Чистая формальность, Франческа. Фиктивный брак. Брак на бумаге. Чтобы вы были обеспечены, чтобы уладить все финансовые вопросы. А поездка для того, чтобы вы могли прийти в себя, развеяться.
– Я не нуждаюсь в отдыхе. Как, собственно, и в вас. Мне только нужно решить, где я буду жить.
– И Тоби, и Мэтти, и Конни также должны где-нибудь жить, – поправил ее Гай.
– Хорошо, восстановите арендный договор, если вы так жаждете нам помочь.
– Я подозреваю, что оказался перед необходимостью сделать немного больше, чем это.
– Вы и так уже сделали достаточно, Гай. – Сказав это, она разорвала билеты. Сначала пополам, потом еще раз пополам и еще. Кусочки бумаги упали на пол.
Франческа как будто снова больно, наотмашь ударила его. Она хотела, чтобы он почувствовал ее гнев? Или требовала, чтобы он разделил ее боль?
Почувствовал то же, что и она?
А Франческа никак не могла прийти в себя.
Как посмел Стивен оставить брату ее, Франческу, в своем завещании, будто она его собственность?
И как посмел Гай соглашаться с этим так, словно получил ненужное наследство, – холодно, без эмоций, как должное!
Бесстрастный. Именно это Стивен сказал о нем.
Его брат никогда не выказывал эмоций, не раскрывал своих чувств. Были ли они вообще у него?
Франческе хотелось схватить Гая за плечи и трясти до тех пор, пока не вытрясет из него всю душу.
– Ответьте мне, почему Стив считал, что фиктивный брак не будет для вас проблемой? – спросил Гай. – Потому что вы не были готовы выйти замуж за Стива по любви? Или, возможно, он был не готов жениться на вас?
– Что?
Гай настолько трепетно относился к этой молодой женщине, что теперь, казалось, без труда угадывал то, о чем она думает.
И еще он помнил свой разговор с братом на следующий день после встречи в ресторане. Брат, как всегда, просил у него деньги.
А потом, как только чек оказался у него в кармане, Стив заявил:
– У меня есть все, о чем ты когда-либо только мог мечтать, Гай. И я даже не должен жениться на ней.
Единственный раз в жизни Гай не сдержал своих эмоций. Он потерял контроль над собой и ударил Стива кулаком в лицо…
Франческа в неистовстве вскочила на ноги:
– Не смейте ни в чем обвинять Стивена. Вы не имели права делать это раньше и теперь, когда он не может вам ответить, тем более не имеете на это права. Это все моя ошибка. Моя вина. Когда он узнал, что я жду ребенка, он хотел жениться на мне, он предлагал мне жениться… – Она замолчала, резко развернулась и посмотрела на Тома Палмера.
– Но? – Гай желал услышать продолжение. И не дождавшись его, добавил:
– Почему вы отказываетесь? Вы ведь не будете изменять слову или вашим принципам.
Она выглядела как трепетная лань, попавшая в ловушку. Преследуемая и не имеющая возможности уйти от погони.
– Мы можем поговорить? – сказала она хрипло, с трудом сглатывая комок в горле.
Он сразу почувствовал перемену. Все, она перестала нападать. Теперь ей остается только защищаться. Будь на ее месте кто-нибудь другой, он бы ушел, перестал вести эту словесную дуэль. Но он не мог уйти от нее.
– Я думал, что мы и так говорим.
– Гай… – Ее глаза умоляли. – Пожалуйста…
О боже!
– Том, сегодня мы вам нужны еще для чего-нибудь?! – Гай посмотрел на адвоката.
– Есть несколько документов, которые вы оба должны подписать. Но это не срочно. Можно сделать на следующей неделе. Ты будешь здесь в течение недели или двух?
Гай посмотрел на Франческу, в ее глазах застыл тот же вопрос.
– Нет, дольше, – ответил Гай.
Франческа и Гай молча вышли из здания и направились к стоянке.
– Садитесь, Франческа, – произнес Гай, открывая дверцу своего автомобиля перед ней.
– Куда мы едем?
– Куда-нибудь, где тихо, – ответил он. – Куда-нибудь, где вы сможете рассказать мне подробно, что является вашей ошибкой, а не Стива.
Гай и сам не знал, куда они отправятся, просто ему нужно было вырваться из казенной атмосферы офиса Тома.
– Например, в парк, – предложил он. – Я нуждаюсь в свежем воздухе. В деревьях и тишине. – Он посмотрел на нее и тотчас же пожалел о том, что вел себя с ней последние минуты так агрессивно, словно они были борцами на ринге. – Мне нужно время, чтобы привыкнуть к городу.
– Резкая перемена места жительства, должно быть, трудно переносится, – ответила она, переключая разговор на нейтральную тему, чтобы дать себе передышку и отвлечься от словесной борьбы. – Вы, как геолог, любите природу, не так ли?
– Намного больше, чем вы можете себе представить, – ответил он, позволяя ей увести разговор в другое русло.
– И что вы делаете? Представляю, как вы карабкаетесь по скалам, выбивая выступы молотком.
Должно быть, это намного интереснее, чем жизнь в городе.
Она была вежлива и не старалась больше показать ему свое презрение.
– Мне нравится моя работа.
– И кто же делает ее за вас, пока вы находитесь здесь? – снова спросила она.
Она сказала это так, словно вложила в свой вопрос всю надежду, что очень скоро ему придется возвращаться, так как без него там не справятся.
Для нее, конечно, было бы лучше, если бы ему необходимо было возвращаться прямо сейчас. Тогда ей не пришлось бы с ним разговаривать. Не нужно было бы ничего ему объяснять.
– Никто, – коротко ответил он.
– Должно быть, замечательно иметь любимую работу и быть на ней незаменимым, – заметила она.
– Быть хорошей матерью – самая незаменимая работа.
Внезапно ему пришло в голову, что она и не делала никакого выбора. Вдруг причиной всего стала незапланированная беременность?
– Что вы хотели от жизни, прежде чем встретили Стива?
– Я не знаю. – Франческа пожала плечами. – Наверное, как и все амбициозные люди с дипломом в кармане. Получить Нобелевскую премию за какое-нибудь открытие. Появиться на обложке самых модных журналов.
– А потом вы встретили Стива.
– А потом я встретила Стива и забеременела, продолжила она. – Не подходит для рекомендательного письма, чтобы получить перспективную работу.
Водитель машины, остановившейся позади них, что-то нетерпеливо кричал и сигналил.
– Разве у Нобелевских лауреатов нет детей?
– Светофор переключился, можно ехать, – сказала Франческа, уклоняясь от ответа.
Гай медленно поехал вперед.
– Если бы вы высадили меня около метро, я бы гораздо быстрее добралась до офиса Стива, – сказала Франческа, для убедительности взглянув на часы. Она постаралась изобразить из себя очень занятого человека, у которого уйма неотложных дел. На самом деле она, немного успокоившись, принялась судорожно перебирать варианты того, как ей избежать разговора с Гаем.
– Вы собираетесь взяться за управление компанией Стива? – спросил он, игнорируя ее предложение высадить ее у метро.
– Кто-то же должен руководить, – заметила Франческа. – Необходимо решить все вопросы, касающиеся будущего этого предприятия, зарплаты сотрудников. Переговорить с людьми. – Она повернулась к нему. – Я еще не поблагодарила вас за то, что вы вчера спасли меня от двух назойливых гостей.
– Я не думал, что вы это заметили.
Ее губы дрогнули, и она слабо улыбнулась. Если она хотела отвлечь его от главной темы, то у нее это прекрасно получалось. Он думал об этой женщине три года, она жила в его сердце. Но, вынужден был Гай признаться себе, на самом деле он ее совсем не знает. Все, что он представлял о ней, было лишь его фантазиями, не более.
Но теперь Франческа не плод его воображения.
Реальная, она сидит в машине рядом с ним.
И он должен узнать побольше об ее отношениях со Стивом. Почему у них так сложилась жизнь?
Когда-нибудь он обязательно все узнает.
– Возможно, Стив оставил какие-нибудь рекомендации, планы, – скороговоркой выпалил Гай, стараясь отвлечься от мыслей о Франческе. – Вы проверяли бумаги на его рабочем столе? Смотрели в компьютере?
Она безучастно посмотрела на него. О чем он говорит? Последние месяцы она была занята только тем, чтобы ухаживать за Стивом, здоровье которого день ото дня становилось все хуже. Проверять его рабочий стол было последней из ее забот.
– А кто-нибудь другой не помогал ему в бизнесе? – продолжал допрашивать ее Гай.
Она покачала головой:
– Я не знаю. Мне, наверное, стоило взять с собой сегодня его ноутбук.
– Ничего страшного. Одно то, что вы собрались ехать сегодня в офис фирмы Стива, свидетельствует о том, что вы удивительная сильная женщина. Он замолчал и добавил:
– Ну, ничего. Мы просмотрим документы вместе и, может быть, найдем какой-нибудь выход.
– Мы? – переспросила она. – Вы-то почему должны об этом беспокоиться?
Она не досказала мысль, и вопрос, который волновал ее больше всего, повис в воздухе: «Почему вы не помогали ему, пока он был жив? Почему не приезжали?»
– Я исполняю волю Стива, – бесцветным голосом ответил он, одной фразой возвращая ее к той теме, от которой она все это время старательно пыталась уйти. – И поэтому обязан взять ответственность за организацию бизнеса на себя. Если вы, конечно, заинтересованы в продолжении этого бизнеса.
– Этот бизнес – все, что у меня есть, – напомнила она. – Я должна позаботиться о Тоби, и у меня нет другого выбора.
– А как же Мэтти?
– Ей будет сложнее найти подходящее жилье, чем нам с Тоби. Но вам нет резона беспокоиться о ней.
– Понятно.
– И я тоже не повод для вашего беспокойства.
Он пристально посмотрел на нее:
– А вот это мы обсудим после того, как вы поведаете мне то, что не были готовы рассказать в присутствии Тома Палмера.
Франческа надеялась, что Гай, возможно, забыл о разговоре, прерванном в офисе Тома Палмера. Но надеяться на это было довольно глупо с ее стороны.
Столь же глупо, как позволить себе уступить Гаю.
Все трое прекрасно понимали при прочтении завещания, что Стивен лгал ей. Но ложь была лишь выражением его слабости. Очаровательный и добрый человек, но не способный позаботиться о себе, а тем более о других людях. И вдобавок постоянно лгущий. Но, хорошо зная об этой его особенности, все продолжали ему верить. Даже рассудительный Гай…
А у нее была не жизнь, а сказка. Стив баловал ее, заботился о ней. Ей не нужно было, как другим, опасаться измен и ссор.
Она и Тоби были всем для Стива. И вот теперь его нет.
И кто смеет в чем-то обвинять Стива и осуждать его, тем более сухой и эгоистичный Гай Димоук?!
И она была полной дурой, что позволила Гаю вывести ее из кабинета Тома под руку и увезти куда-то. Но, с другой стороны, что бы ей дало, если бы она стала сопротивляться? Допустим, села бы в такси, он ведь все равно последовал бы за ней. Или приехал к дому на улице Эльтона и ждал бы ее возвращения. Не так-то просто избавиться от этого навязчивого Гая Димоука. Он что же, решил одной большой порцией возместить всю заботу и внимание, коих лишал Стива и ее в течение трех лет?
Свернув с главной дороги, Гай теперь петлял по переулкам и небольшим улочкам. Франческа покосилась на него. Красивое лицо с длинным, тонким носом, острыми скулами и чувственным ртом. И ни малейших признаков эмоций!
– О, вы привезли меня домой, – удивилась она, когда они остановились, и сразу поняла, зачем он это сделал. – Наверное, вы хотите, чтобы я принесла вам ноутбук Стивена?
– Да, я думаю, сами вы не справитесь. Вам понадобится помощь.
Гай не смотрел в ее сторону. Франческа нервно сглотнула, внезапно почувствовав страх. Если он проследует за ней в дом, ей придется продолжить с ним разговор, прерванный в офисе. И тогда она будет вынуждена все ему рассказать. Гай рассердится и начнет просто-напросто ее презирать.
Так мне и надо, подумала про себя Франческа.
Если я сама себя презираю, почему тогда кто-то должен меня уважать? И зачем мне вообще уважение старшего брата Стива?
– Гай! – окликнула она его, собираясь выйти из машины.
Он не шевельнулся, но через несколько мгновений тихо произнес:
– Мне важно, чтобы вы знали: я любил брата.
Стив, вероятно, говорил вам, что я чересчур властный человек и вечно вмешиваюсь в его жизнь. И у меня есть все, а у него ничего…
Франческа тихонько шмыгнула носом, к горлу подкатил комок, к глазам подступили слезы.
– Да, наверное, я представляю собой именно то, о чем он говорил. Да, я получил наследство от матери, и это привело к тому, что он почувствовал себя менее любимым и значимым, чем я. Мать Стива действительно любила его меньше, чем моя мать любила меня. Это правда, с которой трудно спорить. То, что его мать даже не приехала к нему на похороны, свидетельствует о том, насколько она бесчувственная женщина. В ней нет ни капли любви, ни капли доброты, и я ненавидел ее за отношение к Стивену. Сколько я ни пытался, мне не удавалось заполнить ту пустоту, которая возникла в его сердце из-за материнского равнодушия. Я надеялся, что с вами и с Тоби он обретет то, чего не имел в родительской семье…
– Но почему вы не приезжали в течение последних трех лет? Не навещали его?
– Я был в курсе всего, что делал брат. И старался переубедить его, когда считал, что он поступает не правильно. Но он уже не был мальчиком и должен был наконец встать на ноги. Отвечать за свои поступки. Будь я всегда рядом, вряд ли он смог бы обрести самостоятельность.
Гай повернулся к ней, и она почувствовала, что комок в горле мешает ей говорить.
– И я был, признаться, страшно рассержен на Стива из-за того, что он не собирался жениться на вас, и он знал это. По его словам, это был ваш выбор, но, зная его, я не мог в это поверить. – Гай немного помолчал. – Все так сложно.
– Да, жизнь – сложная штука, – согласилась Франческа.
– Значит, тогда он все-таки сказал мне правду?
Это была не его идея отказаться от свадьбы?
Не ответив, она вышла из машины. Ее ноги были настолько слабы, что в какой-то момент ей показалось, что она упадет.
– Давайте войдем в дом, – предложила Франческа.
Она открыла дверь, вошла внутрь и направилась на кухню. Гай последовал за ней.
Копни как раз собиралась идти забирать Тоби из детского сада.
– О, Франческа, ты уже вернулась? – воскликнула она, но, заметив Гая, спросила:
– Приготовить что-нибудь перекусить?
– Нет, не нужно, – улыбнулась Франческа.
– Тогда я схожу за Тоби. Я обещала сводить его в парк. Покормить уток, поесть мороженого, – сказала Конни, – но если ты против, мы сразу же вернемся домой, минуя парк.
– Нет-нет, Конни, погуляй с ним, если обещала, Кстати, у тебя достаточно денег? – Не дожидаясь ответа, она достала из сумки кошелек, вынула банкноту и протянула Конни. – На всякий случай, – пояснила она. – И не спешите домой. Пусть Тоби нагуляется вволю. – И чувствуя, что надо объяснить, почему она пришла с мужчиной, добавила:
– Это брат Стивена, Гай. Нам нужно просмотреть кое-какие бумаги. – Она обернулась к Гаю, стоявшему в дверях кухни. – А это Конни. Наша няня, домохозяйка. Не представляю, как мы справлялись бы без ее помощи.
Обменявшись рукопожатием с Гаем, Конни вышла из кухни. Когда дверь за ней закрылась, Гай спросил:
– Она тоже живет с вами?
– Конечно, дом же большой.
Франческа вздохнула. Теперь, когда она осталась на кухне наедине с Гаем, ей показалось, будто кухня неожиданно уменьшилась в размерах.
– Хотите кофе? – спросила Франческа, обрывая затянувшуюся паузу. – Прежде чем мы начнем работать.
– Давайте так: пока вы сходите за ноутбуком Стива, я сделаю кофе.
– Вы? – не пытаясь скрыть удивления, спросила Франческа. Но тут же опомнилась, понимая, что раскрыла еще одну семейную тайну: Стивен никогда не заходил на кухню. – То есть вы хотите сказать, что будете просматривать документы прямо здесь, на кухне?
– Ну, я подумал, что мы могли бы воспользоваться этим столом. Вряд ли нам потребуется много места, к тому же здесь легко создать уютную рабочую атмосферу. Нас же только двое. Большие залы нам ни к чему, от них одна польза – эхо. Для тех, кто чего-то не расслышал с первого раза. А в рабочем кабинете стол маленький, и за ним вдвоем сидеть неудобно.
Ну конечно, она опять забыла, что он прекрасно знает этот дом и расположение комнат. И он прав.
Рабочий стол в кабинете не предполагает сидение за ним двух человек, если только они не намереваются прижиматься друг к другу.
– Хорошо, – кивнула Франческа, – я сейчас принесу ноутбук. Кофе стоит…
– Не беспокойтесь, я найду.
– Хорошо, – снова повторила она, – я вернусь через минуту. Только переоденусь во что-нибудь домашнее.
Он кивнул.
Гай налил в чайник воду, нашел кофе и к моменту, когда Франческа спустилась вниз, уже разливал горячий напиток по кружкам.
Он посмотрел на нее. Она переоделась, сменив строгий костюм на свободного покроя брюки и рубашку. Темного цвета.
Конечно, Франческа в трауре. И она тремя годами старше, чем та яркая девчонка, которая украла его сердце там, в ресторане. Но все это навевало мысль о том, что она потеряла свою индивидуальность. Ее волосы, одежда, фигура – все было таким строгим, правильным. Ни одной пряди, выбивающейся из прически, да и косметика серо-коричневых тонов. Ей можно было скорее дать лет тридцать пять, чем двадцать пять. Она намеренно, что ли, старит себя?
Франческа, стараясь не смотреть на своего гостя, положила ноутбук на стол и открыла крышку.
– Нужно включить в сеть, батарейки разрядились.
Он наклонился к розетке, включил ноутбук и спросил:
– Какой пароль?
– Хороший вопрос! Честно говоря, понятия не имею.
Гай задумался, возможно ли такое. Наверное, да.
У Гая было несколько долгосрочных партнеров, но он ни с кем не делился входным паролем компьютера. Но когда люди живут в одном доме в течение трех лет и у них ребенок, можно ли этого не знать?
Гай не думал, что Стив использовал какой-нибудь хитрый пароль, и написал имя его сына. Высветилась надпись, что пароль неверен.
Что еще? Один из возможных вариантов – имя возлюбленной. Гай посмотрел на Франческу.
Она заметила его взгляд:
– Вряд ли я гожусь для пароля. Это первое, что пришло бы в голову любому, кто решил бы воспользоваться ноутбуком.
– Логично, – кивнул Гай, но все-таки попробовал набрать ее имя. Безрезультатно.
– Что еще может быть? Что-нибудь ироничное?
Или, может быть, какая-нибудь еда. Было время, когда он питался только тостами с колбасой.
– Да? И сколько лет ему было? Шесть?
– Девятнадцать.
Их взгляды встретились. Они представили одно и то же: Стив, небритый студент-разгильдяй без денег…
Франческа спросила:
– А как насчет Тоби?
Он отрицательно покачал головой.
А если первая привязанность, любовь? Он набрал имя. Получилось.
– Что это?
– Гарри.
– Кто такой Гарри?
– Так звали щенка, которого купили ему в пять лет на день рождения. Белый с коричневым спаниель. Абсолютно глупое существо. Но Стив любил его.
– Он никогда не говорил о нем, – вздохнула Франческа, грустно взглянув на экран монитора.
Еще одна тайна Стива.
Гай попытался успокоить ее:
– Он никому не рассказывал о нем, после того как собака погибла. Таким образом он старался вычеркнуть это воспоминание из своей памяти.
– О! – выдохнула она. – Как это случилось?
Ей хотелось побольше узнать о Стиве. О его детстве. Этот разговор был важен им обоим.
– Были летние каникулы. И мы находились в доме в Корнуолле, – сказал Гай. Он заметил по глазам Франчески, что та не понимает, о чем идет речь, и объяснил:
– Отец продал тот дом, как и этот, когда несколько лет назад у него возникли финансовые затруднения. – (Она кивнула, очевидно проинформированная о том, что их отец потерпел денежный крах.
И это сильно подорвало его здоровье. Буквально убило.) – Мы спускались к пляжу. Гарри тянул поводок изо всех сил, заставляя Стива бежать следом. – (Франческа снова кивнула.) – Обычно, когда идут по дороге, держат собаку рядом, но, поверьте мне, Гарри был самой непослушной собакой в мире;
– Наверное, подражал Стиву.
– Вы правы, явно подражал своему непослушному хозяину, – подтвердил Гай.
Они оба улыбнулись, вспоминая каждый свое.
– Они были неразлучны, – сказал Гай и сделал паузу. Перед его глазами предстали эти двое: мальчишка и его пес, верные друзья. – В общем, Гарри испугался какого-то громкого звука и побежал через дорогу, прямо под колеса машины. У водителя не было возможности свернуть в сторону.
– Бедный Стивен! – пробормотала Франческа. В офисе Тома Палмера ей до определенного момента удавалось держать эмоции под контролем, потом, после короткой вспышки, она опять взяла себя в руки. Но сейчас слезы подступили к ее глазам и она ничего не могла с этим поделать.
Гай не мог точно сказать, как это получилось – повернулась ли она к нему, или он приблизился к ней, – так или иначе, но уже в следующее мгновение она плакала, уткнувшись в его грудь.
Это был один из тех сладостно-горьких моментов, которые потом невозможно забыть.
Он держал ее в своих объятиях, вдыхал аромат волос. И это происходило не в воображении, а в реальной жизни.
Гай не смел даже мечтать о том, что когда-нибудь наступит такой момент.
Но мучительно было знать, что она находится в его объятиях только потому, что оплакивает умершего любимого мужчину. И слезы эти появились не из жалости к погибшему щенку, а из-за сочувствия Стиву, который наверняка винил в произошедшем себя, ведь он не смог тогда удержать пса рядом и выпустил поводок из рук. Она плакала, сопереживая страданиям, выпавшим на долю маленького Стива.
Гай просто обнимал ее, позволяя выплакаться. И ничего не говорил. А что он мог сказать? Лишь пустые слова утешения: «Не надо плакать. Не надо. Все будет хорошо»… Так говорили ему, когда умерла его мать. А он не догадывался, куда она ушла. Только понимал, что больше никогда не вернется.
И вряд ли Франческе помогли бы такие слова. И Тоби.
Гай не мог не признать, что из-за своего эгоизма он в течение трех последних лет старался быть подальше от Стива.
Да, он сказал Франческе правду. Он действительно полагал, что Стив добьется большего успеха, если старшего брата не будет рядом. Но это была не вся правда. Остальная часть правды выглядела гораздо менее альтруистично. Просто Гай не смог бы постоянно видеть Стива и Франческу вместе. И если бы он не знал, что Франческа беременна, он приложил бы все силы, чтобы украсть ее и увезти далеко-далеко…
– Жаль… – пробормотала она. – Эта история с собакой застала меня врасплох.
– Хорошо, – ответил он. – Иногда нужно выплакаться.
– Наверное, но только, когда эти слезы никто не видит, по крайней мере не посторонние, – сказала она, отодвигаясь от него и глядя в другую сторону. Мне действительно очень жаль.
Что она имела в виду: слезы или то, что оказалась так неожиданно близко от него? Гай не смог бы ответить на этот вопрос.
– Я не посторонний, – отозвался он, наблюдая, как она вытирала тыльной стороной руки слезы и оглядывалась по сторонам в надежде обнаружить где-нибудь бумажные салфетки. – Стив был моим братом.
Ему не хотелось выпускать Франческу из своих объятий, и он готов был хоть целую вечность простоять вот так, рядом с ней.
Но Гай сразу же разомкнул руки, как только она сделала шаг назад, и не попытался удержать ее хотя бы еще на одну секунду.
Достав носовой платок из кармана, он протянул его ей. Взяв в руки платок, она усмехнулась.
– Вы и Стивен, должно быть, единственные мужчины во всем мире, которые до сих пор пользуются льняными носовыми платками, – сказала она, вытирая слезы. Ее движения были намеренно медленными, она тщательно протирала глаза, видимо, чтобы прийти в себя, прежде чем снова взглянуть на Гая.
– Эта привычка была привита нам еще с малолетства. Наша нянька была старомодной и предусмотрительной особой. Накрахмаленные передники, классический бутерброд с маслом на завтрак. Гай старался говорить с юмором, чтобы хоть немного отвлечь Франческу от печальных мыслей. – А в школу мы всегда должны были брать с собой, кроме учебников, носовой платок – раз, монету для телефона – два и английскую булавку – три.
– Теперь вместо платков бумажные салфетки, вместо монеты – мобильные телефоны. А булавка-то зачем?
Гай пожал плечами:
– Не знаю. Возможно, подразумевалось, что булавка пригодится в старших классах. Для спасения какой-нибудь девчонки, на случай, если у нее порвется бретелька. Правда, я сильно сомневаюсь, что девчонки приняли бы такую помощь.
Франческа звонко рассмеялась. Ощущение было такое, словно солнце, растопив преграду в виде ледяной глыбы, явило себя миру во всей красе.
– Ну, я не знаю, – выдохнула она, – может быть, в совсем критической ситуации…
Через несколько минут Франческа спросила:
– Это было до того, как вас отправили в школу-интернат?
– Да, там я пробыл с восьми до восемнадцати лет. А потом уехал учиться в университет. Мой отец был из тех, кто считал, что детей не надо баловать и что их нужно как можно раньше приучать к самостоятельной жизни.
– Звучит ужасно, – нахмурилась Франческа. – Я ни за что не отдам Тоби в подобную школу. Не могу себе представить – видеть ребенка только на каникулах. Нет, это ужасно.
– Но у Тоби есть одно важное преимущество, чтобы не оказаться в школе-интернате, у него есть мать.
– Да, – кивнула Франческа. – А сколько вам было лет, когда умерла ваша мать?
– Четыре года. Она упала с лошади и умерла еще до приезда врачей. Мать Стива была очень похожа на мою. Когда я подрос и отец уже мог говорить со мной на подобные темы, он сказал мне, что думал, раз мать Стива походила на мою внешне, то она должна была походить на нее и во всем остальном.
Но он ошибся, очень сильно ошибся…
– У вас, вероятно, много общего. У вас и Стивена. Ведь вы, наверное, много времени проводили вместе.
– Не совсем так. Возможно, я бы что-то мог изменить в судьбе Стивена, если бы находился дома в тот момент, когда его мать наконец уехала. Но я был в школе-интернате. Далеко от дома.
– Наконец? – переспросила Франческа.
– Она никогда не была способна стать хозяйкой дома и матерью. Ветреная особа. Она редко сидела дома, ей становилось скучно.
– Кажется, в жизни Стивена не было никого постоянного. Знаете, он называл ваши приезды домой на каникулы божественным посещением. Когда вы приезжали из школы Итона и какое-то время были дома. Божественным посещением… Вы были для него идеалом. Образцом для подражания.
– Скорее он считал меня просто более удачливым. – Гай подумал о том, что действительно был всегда удачливым до того момента, пока Стив не встретил Франческу. Вместо него. – Так почему вы не вышли за него замуж, Франческа?
Она не отвечала на его вопрос. Медленно разлила кофе в кружки.
– Сливки? – предложила она.
– Нет, спасибо.
Она достала из холодильника сливки и налила чуть-чуть в свою кружку.
Гай понимал, что она просто тянет время. Но не настаивал, не требовал, не повторял вопрос. Он знал, что она намерена открыть ему эту тайну, просто ей нужно время, чтобы собраться с силами. И она скажет ему, как только будет готова.
Франческа не села за стол, а вместе с кружкой кофе пересекла кухню и распахнула небольшую дверь. За ней открылся вид на веранду, пристроенную во время перепланировки дома.
Гай подумал, что ему нужно будет уладить все вопросы с владельцем дома, чтобы тот не взбунтовался, узнав, что дом перестроили без его ведома.
Гай взял свою кружку и прошел за Франческой.
На веранде, залитой солнцем, стояли горшки с цветами, небольшой плетеный столик и стулья. С одного конца веранды вниз вела лестница.
А во дворе дома стояли качели и песочница с разбросанными игрушками Тоби.
Проследив за взглядом Гая, Франческа пояснила:
– Качели и песочница – подарок Стивена на день рождения Тоби.
Гаю хотелось что-то сказать, ответить. Но он не знал, какие подобрать слова. Он тоже пережил потерю, и не одну. Боль этой молодой женщины чувствовалась и в ее словах, и во взгляде, и в жестах. Что он мог сказать? Поклясться, что, если горе снова придет к ней, он будет рядом и не оставит ее наедине с бедой? Не оставит Тоби, как оставил Стивена?
Именно об этом просил Стивен – быть опорой в жизни Франчески и Тоби. И он бы с радостью согласился на эту роль. Если бы только Франческа позволила.
Франческа отвернулась от него и смотрела куда-то вдаль. Гай подумал, что она, видимо, так и не откроет ему причину своего поведения. А если и скажет правду, то в любом случае, рассказывая, не посмотрит ему в глаза. Видимо, настолько ужасна причина. Но какой бы она ни была, он должен ее знать.
Гай уже собирался повторить свой вопрос, когда Франческа повернулась к нему, посмотрела на него с какой-то обреченностью в глазах и произнесла:
– Я не вышла замуж за Стивена, потому что в то время уже была замужем…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Качели счастья - Филдинг Лиз

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Качели счастья - Филдинг Лиз



Схематично и слезливо:4/10.
Качели счастья - Филдинг ЛизЯзвочка
21.03.2011, 19.27





Очень понравился главный герой,на удивление, без всяких признаков мачизма, равно, как и без остальных проявлений распада личности. Роман крохотный, а характеры главных героев, переданы очень сжато и достоверно. Мужчины и женщины, сомневающиеся, страдающие, полные противоречий и желания быть любимыми.
Качели счастья - Филдинг ЛизТатьяна
1.02.2014, 3.27





Крайне бедный язык. Возможно, как уверяет автор предыдущего комментария, все изложено правдиво - мысли, сомнения, чувства, - но не трогает. Язык протокола.
Качели счастья - Филдинг Лизя
1.02.2014, 4.05





Насколько адекватный главный герой, настолько же тупа, истерична и психически неуравновешенна главная героиня. Мужика искренне жаль, за всю жизнь не смог разглядеть никого получше, но что поделать-любовь зла!))))
Качели счастья - Филдинг ЛизТатьяна
31.01.2015, 20.02





Читаемо, но события развиваются просто галопом, на затянутость не приходится жаловаться, за это только 4/10.
Качели счастья - Филдинг ЛизЮлия
29.05.2015, 13.26





Да кратко, но читаемо и Гг-и нормальные.Сложная жизненная ситуация и развитие отношений между мужчиной и женщиной. Советую.
Качели счастья - Филдинг Лизиришка
27.06.2015, 0.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100