Читать онлайн Темный страж, автора - Фихан Кристин, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темный страж - Фихан Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темный страж - Фихан Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темный страж - Фихан Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фихан Кристин

Темный страж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

В тот момент, когда Джексон ступила на землю и вдохнула свежий воздух, ужасная тяжесть, грозившаяся раздавить ее, рассеялся. Воздух был холодным и бодрящим, дождь на некоторое время прекратился. Над головой проплывали облака, темные и зловещие, закрывающие лунный свет, но вид, тем не менее, был прекрасен. Она любила бури и звуки дождя. Она любила облака и запах воздуха после ливня.
Девушка знала, что сильное тело Люциана придвинулось поближе к ее, как только они вышли из дома. Но Джексон лишь небрежно собрала волосы одной рукой, оставляя их в полнейшем беспорядке, и осмотрела акры леса, раскинувшегося позади имения.
— Это худший кошмар телохранителя, Люциан. А Дрейку здесь бы понравилось. Он мог бы находиться прямо сейчас где-нибудь здесь, среди деревьев. Это в его духе.
— Ты слишком сильно беспокоишься о моей безопасности, сладкая, — его пальцы запутались в ее волосах под предлогом придания им некоторой видимости порядка. — Я бы узнал, если бы на моей земле появился человек. Эта территория прекрасно защищена, но не той системой безопасности, которой пользуются люди, а древними средствами, могущественными и опасными. Тайлер Дрейк не сможет обойти их. Все то время, пока ты находишься на этой земле, ты в полной безопасности от него.
— Как насчет пули снайпера? Ему не обязательно находиться на территории, чтобы застрелить тебя, Люциан. Все, что ему требуется — это вершина холма и ты в пределах видимости.
— Меня не так легко убить, ангел. Только ты предпочитаешь делать вид, что не знаешь, кто я, да и то лишь потому, что не хочешь задумываться об этом, — он был в ее сознании. Она избегала мыслей об их разделенной крови, главным образом из-за того, что это вызывало темные эротичные воспоминания, к которым она не хотела возвращаться. Да, ее определенно беспокоила мысль о том, что она брала его кровь. Это беспокоило ее намного сильнее, чем ей хотелось бы признаться, но, тем не менее, она снова и снова прокручивала это в голове.
Люциан посмотрел на нее сверху вниз. Джексон откинула голову назад, чтобы встретить его взгляд, и от ее больших темных глаз со смешанными эмоциями все его внутренности превратились в расплавленное тепло. Больше всего на свете ему хотелось почувствовать вкус ее нежных губ. Это желание было таким свирепым и настойчивым, что на этот раз он уступил ему без борьбы. Он просто обвил руками ее тонкую талию и притянул ее к себе, его голова склонилась и завладела ее ртом.
Время остановилось. Земля под ее ногами вздыбилась. Повсюду вспыхнул обжигающий жар, электрические разряды с треском проносились между ними. Однако его рот скользил медленно и нежно, скорее выпрашивая ее ответа, чем требуя его. Его руки легли на ее затылок, держа так, чтобы можно было исследовать ее шелковистый рот, затеряться в нем. Для него она была всем. Тайным миром света и тепла, цветов, эмоций и магии. Он никогда не хотел быть где-либо еще. Ему хотелось, чтобы этот совершенный момент продолжался вечно.
Люциан медленно поднял голову, словно боясь остановиться, боясь, что это мгновение не было реальным, не было таким совершенным, боясь, что она растворится, вновь оставляя его в одиночестве. Его руки запутались в ее волосах.
— Я знал, что в этом мире осталось еще несколько тайн, которые я мог бы раскрыть, ангел, но на разгадывание загадки, почему я заслужил такую как ты, мне потребуется вечность.
Кончики ее пальцев дотронулись до его совершенного рта. Правда была в том, что Джексон испытывала перед ним трепет. Она знала, что если он дотронется до нее, если его рот найдет ее, она никогда не сможет быть действительно свободной от него. Она страстно желала его на все времена. Его вкус, его силу, его запах. Все.
— Мне не следовало позволять тебе это, Люциан, — прошептала она. — И что нам теперь делать? — он сказал, что она может уйти в любое время, что она не пленница, но она знала — это не так. Она каким-то образом была привязана к нему, была связана с ним чем-то более могущественным, что не могла себе даже вообразить. Ее ресницы поднялись, и она посмотрела на него с огромной печалью. — И что нам теперь делать?
Люциан ладонью обхватил ее за основание шеи и привлек к себе.
— Когда ты смотришь на меня с такой грустью, Джексон, то разбиваешь мне сердце, — ветер донес до них тихую музыку, и он задвигался в ее совершенном ритме, шевелясь вместе с ней так, словно они были одним целым. Она пристроила свою голову на его груди, и, казалось, растворилась в нем, податливо и нежно, хотя должна была бы протестовать.
— Наша судьба решена за нас, сладенькая, — сказал он как можно нежнее. — Нет Люциана без Джексон, и нет Джексон без Люциана. Мы должны найти способ соединить наши миры. У нас нет выбора. Это было прописано задолго до того, как мы пришли на эту землю. Нам посчастливилось найти друг друга, в то время как у многих нет даже надежды.
— Ты так думаешь, Люциан? Ты действительно думаешь, что нам повезло? Я вовлекла тебя в безумный мир, где кто-то преследует меня и убивает любого, кто хоть сколько-нибудь важен для меня. Ты же вовлек меня в кошмарный мир, в котором существуют создания из страшных сказок, — невероятная печаль звучала в голосе Джексон, который приглушал белый шелк его рубашки. — Я даже не знаю, хочу ли я быть с тобой. Я не знаю, нахожусь ли я под воздействием каких-либо твоих чар или нет, — их тела синхронно покачивались, находясь так близко друг к другу, как только это было возможно, их разделял только тонкий слой одежды.
Люциан обнаружил, что снова улыбается. Он был, более чем вероятно, самым могущественным созданием на поверхности земли. Он мог командовать небесами. Она же была не больше чем метр с кепкой и весила, скорее всего, не более ста фунтов
l:href="#n_9" type="note">[9]
, однако, не раздумывая, перечила ему.
По-правде, Люциан привык к полнейшему благоговению и уважению. Даже среди наиболее сильнейших мужчин своей расы к нему относились с почтением. Никто не осмеливался бросать ему вызов на протяжении столетий. Он задумался над этим. Никто кроме врагов, которых он был вынужден уничтожать, никогда не бросал ему вызов. Ни разу за все эти века никто не осмелился не подчиниться его воле. Люциан привык добиваться своего во всех делах. В его руках Джексон казалась такой маленькой и хрупкой. И он неожиданно осознал всю свою силу, власть, все то, что всегда считал само собой разумеющимся. Он вдохнул ее запах, она была самим воздухом, которым он дышал. С каждым проходящим мгновением связь между ними становилась все сильнее и сильнее.
Их побеспокоил звук, тихий крик, музыка на ветру. Волки знали, что он находится на улице, и подошли поближе, чтобы поприветствовать его. Но увидев, что он не один, они отошли в лес, темными тенями наблюдая за ним, ожидая сигнала. Нападать или отступать? Он дотронулся до их сознаний, посылая им картины. Джексон стала частью их семьи, их стаи, его женщина, идущая рядом с ним. Она находится под его защитой. Под их защитой. В первую очередь они всегда должны приглядывать за ней.
Джексон подняла голову.
— Они сейчас здесь и наблюдают за нами? Где ты взял их? Чтобы содержать диких животных, ты должен был получить разнообразные лицензии. Я думаю, что даже тебе было затруднительно получить разрешения на это, поскольку ты живешь в такой близости от города. Как тебе это удалось?
Он беззаботно пожал своими широкими плечами.
— Я просто сказал чиновнику, что он собирался выдать мне разрешения, он и выдал.
Джексон вздохнула и перестала танцевать.
— Мне необходимо уйти от тебя. Необходимо. Я не могу поверить, что кто-то с такой совершенной логикой и приземленный, как я, купился на созданный тобой фантастический мир. Люциан, ты не можешь просто походя проникать в сознания людей и гипнотизировать их, заставляя делать то, что ты хочешь.
В его черных глазах замерцало то, что она назвала бы весельем.
— Джексон, я делаю это с самого начала своего существования.
— Что это значит?
— Века. Я делал это в течение многих веков.
Джексон подняла руку.
— Прекрати говорить века. Больше не используй это слово. Что-то наподобие этого сводит меня с ума, — она прижала руку к животу. — Отдай мне мое оружие прежде, чем подзовешь к себе этих животных, — она видела волков, видела их глаза, отражающиеся в темноте. Незаметно для себя она вернулась назад, под защиту широких плеч Люциана. — Ты знаешь, я чувствую себя лучше.
— Волки — мои братья. Они никогда не будут искать способ причинить вред мне или тому, что принадлежит мне, — спокойно сказал он. — Они благородные существа, Джексон, с твердыми принципами. Они отдадут за нас свои жизни. Не бойся их.
Ее сердце бешено заколотилось. И сразу же она заметила, что его сердцебиение стало соответствовать ее, а затем ритм обоих сердец стал нормальным. Она взглянула на него.
— Что ты такое?
— Не вампир, любимая. Что ты, — все его инстинкты требовательно просили сгрести ее руками и убежать с ней, заявить права на ее тело, безвозвратно привязать ее к себе. Сознание Люциана тенью скользило в ее. Он знал, что она будет не способна сопротивляться ему, но это было не то, чего она бы хотела. Она все еще изо всех сил старалась понять способ его существования и странную связь между ними. С тихим вздохом он обнял ее изящное тело и опустился на одно колено.
— Подойдите ко мне, братья и сестры. Подойдите и поприветствуйте мою Спутницу жизни.
Волки выбежали из леса, стремясь принять ее в свою стаю. Люциан держал ее крепко, подбадривая как физически, так и ментально. Его голос в ее голове был тихим и успокаивающим, его сердце и легкие управляли ею так, что она могла сохранять спокойствие в середине этой большой стаи. Животные толкались в ее ноги, терлись об ее бедра, стремились почувствовать ее руки на своем меху. Когда она не захотела сделать этого по собственному желанию, руки Люциана направили ее, и ее ладонь погрузилась в густой мех одного из самых крупных волков.
Джексон почувствовала, как улыбка тронула уголки ее рта, как радость охватила ее сердце. У нее появилось чувство, что она словно заглянула в сознания животных. Смогла увидеть изображения того, что они чувствуют и о чем думают. Их мех был невероятно мягким и густым. Было просто поразительно находиться так близко к диким животным, дотрагиваться до них, чувствовать их принятие. Джексон повернула голову и посмотрела на Люциана.
— Это так чудесно. Ты занимался этим всю жизнь?
— Я бы сказал на протяжении веков, но знаю, насколько тебе неприятно это слово, — поддразнил ее он.
Она скорчила гримаску.
— Ты ужасен.
Он взъерошил ей волосы, стараясь обращаться с ней как с ребенком, а не как с женщиной, которой, он знал, она и была. Она была уставшей. Он мог чувствовать ее утомление. Ее раны еще полностью не зажили, и она нуждалась в пище, хотя ее сознание уклонялось от этой насущной потребности. Поэтому он отослал волков обратно в лес, поднял Джексон на руки и вернулся в дом, прижимая ее к своей груди.
— Я вполне способна идти, — заметила она.
— Так быстрее. У тебя короткие ноги.
— Нисколько они не короткие! — всерьез обиделась она. — Не могу поверить, что ты такое сказал.
Он рассмеялся и бросил ее на мягкие подушки дивана, стоявшего в его кабинете, где было тепло.
— Мне сегодня вечером на некоторое время придется отлучиться. Ты, конечно, останешься дома, от греха подальше.
Она посмотрела на него с широко распахнутыми невинными глазами.
— И куда ты думаешь я планирую отправиться в это время ночи? На танцы? С этим я могу подождать пару дней.
— Пообещай, что постараешься что-нибудь съесть.
— Клянусь, — решительно кивнула она.
Люциан наградил ее взглядом сквозь полузакрытые глаза.
— Почему у меня такое чувство, что я не могу тебе доверять?
— У тебя самые длинные и самые темные ресницы, которые я когда-либо видела, — ответила она, стараясь не смотреть в его глаза. — Тебя следует запереть. А подпускать к женщинам вообще не безопасно.
— Я не заметил, чтобы ты падала при виде меня, ангел.
— Спасибо Господу за это, — Джексон глубже зарылась в подушки и улыбнулась ему. — Заметь, я даже не спрашиваю тебя, куда ты пойдешь. Я просто счастлива на некоторое время избавиться от тебя.
— Это нехорошо.
— Помни об этом, когда будешь думать о таких вещах, как «спутники жизни». Я совсем не милая, — самодовольно сказала она.
Он тихо рассмеялся.
— Не следует ли мне подкрепить свою просьбу, что ты должна оставаться в помещении, незначительной помощью?
Ее темные глаза полыхнули огнем.
— Ты не осмелишься!
— Испытай меня, — его голос был нежен, как никогда.
Джексон сделала все, что в ее силах, чтобы выглядеть серьезной.
— Разве похоже, что я в подходящей форме, чтобы бегать как идиотка? Но тебе необходима пара телохранителей. Возьми шофера. Он выглядит так, словно может справиться с трудной ситуацией. Не то, чтобы я беспокоилась о тебе…
Он улыбнулся в ответ на такую откровенную ложь.
— Если я понадоблюсь тебе, сладкая, просто потянись ко мне своим сознанием. Мы в любой момент сможем поговорить друг с другом.
Она взмахнула рукой.
— Уходи. Это единственная безопасная вещь, которую ты можешь сделать. И оставь мне мой пистолет на то время пока тебя не будет. Я не хочу находиться здесь в одиночестве и без оружия.
— У тебя целый арсенал наверху в твоей спальне. Никогда в жизни не видел столько оружия. И это заставило меня задаться вопросом: с каким типом женщины меня угораздило связаться. Надеюсь, когда я вернусь домой, не будет никакой стрельбы в меня, никаких несчастных случаев, — поддразнил он, кладя пистолет на столик, стоявший рядом с ее диваном. Он наклонился и прикоснулся своим теплым ртом к ее виску, прежде чем уйти, тихо посмеиваясь.
Убедившись, что его не видно, высокое тело Люциана призрачно замерцало, медленно растворяясь в миллионе крошечных капель, и туманом поднялось от земли. Он двигался быстро, перемещаясь со сверхъестественной скоростью и направляясь прямиком к городу.
Все трое мужчин, посланные убить Джексон, работали на одного человека. Сэмюэля. Т. Барнса. Этот мужчина был банкиром, богатым и очень известным. Он был завсегдатаем всевозможных вечеринок, поддерживал местного мэра, конгрессмена и сенатора. Он, казалось, не имел никакого отношения к наркотикам, но именно он приказал этим троим убийцам избавиться от Джексон. Она добилась слишком больших успехов в приостановлении торговли наркотиками в своем городе. Ее команда фактически затянула петлю на пути их транспортировки. Она находила и изымала партию за партией.


Люциан выяснил, что кондоминиум Барнса находится в привилегированном районе. Потоком тумана облетев вокруг дома, он проверил его систему безопасности. Каждое окно было запечатано, каждая дверь заперта. Люциан вернулся к входной двери и вновь замерцал, принимая вид из плоти и крови. Он стоял высокий и прямой, слабая улыбка скользила по его губам, но глаза оставались совершенно пустыми. В течение минуты он прислушивался, запоминая местоположение всех людей в доме и то, чем они занимаются. Его стук был решительным и властным, требующим незамедлительного ответа.
Дверь открыл молодой человек, чей костюм плохо скрывал выпуклость под его пиджаком, указывающую, что он вооружен. Люциан вежливо кивнул.
— Я Люциан Даратразанофф, пришел к мистеру Барнсу. Мне не назначено, но я был в этом районе и решил попытать удачи.
Мужчина несколько раз удивленно поморгал. Очевидно, имя оказалось ему знакомо.
— Пожалуйста, входите, сэр. Я сообщу ему, что вы здесь.
Люциан не двинулся.
— Я бы не хотел тревожить его, если он занят. Кроме того, уже довольно поздно. Я подожду здесь.
— Мистеру Барнсу это не понравиться, сэр, — настаивал мужчина. — Я слышал, как он часто говорил о вас. Пожалуйста, входите.
— Вы уверены, что у вас есть право приглашать меня в его дом? — голос Люциана был тихим, а акцент ярко выраженным.
Мужчина кивнул.
— Да, сэр. Пожалуйста, входите. Мистер Барнс лишит меня работы, если я оставлю вас ждать на пороге.
Люциан снисходительно позволил мужчине уговорить его войти в холл. Он стоял неподвижно, пока мужчина торопливо направился к Сэмюэлю Барнсу. Он отчетливо слышал перешептывания в комнате над ним.
— Вы уверены, что это Люциан Даратразанофф? Мой Бог, где мой пиджак? Быстро, Брюс, смешай пару напитков и принеси их в библиотеку. Нет, подожди. Проводи Даратразаноффа в главную гостиную. Я сам сделаю напитки.
Люциан сохранял неподвижность, дожидаясь, когда за ним придет Брюс.
— Мистер Барнс сказал проводить вас прямо наверх, — объявил он, указывая на лестницу.
Люциан, не колеблясь, начал подниматься по лестнице. Он не использовал свой голос, чтобы убедить или очаровать. В этом не было никакой необходимости. Его имени, имени неуловимого иностранного миллиардера, было достаточно. Для такого человека, как Барнс, у него был статус знаменитости. Люциан двигался молчаливо, продолжая следить за местоположением всех обитателей дома. В нем находилось четверо мужчин, включая Барнса. Брюс был прямо позади него, двое других играли в бильярд в комнате отдыха на первом этаже в задней части дома.
Сэмюэль Барнс встретил его посередине комнаты, протягивая правую руку. Он был худым мужчиной с быстрой, отработанной улыбкой и редкими волосами.
— Люциан Даратразанофф, какой сюрприз. Чем могу быть полезен?
Черные глаза Люциана были жесткими и непреклонными.
— Я думаю, у нас есть что обсудить в приватной беседе.
Барнс кивком головы указал Брюсу на дверь. Парень незамедлительно вышел, плотно закрыв за собой дубовую дверь. Барнс подошел к бару.
— Что вам налить?
Себе он налил виски с водой.
— Ничего, спасибо, — тихо ответил Люциан. Он подождал, пока Барнс удобно устроиться напротив него прежде, чем наклониться вперед и уставиться своими черными глазами прямо в глаза мужчины. — У нас небольшая проблема, мистер Барнс, — очень вежливо начал Люциан. — Я знаю, вы будете более чем рады помочь мне с ней.
— Конечно, мистер Даратразанофф. Все, что пожелаете.
— Я бы хотел, чтобы вы откровенно сказали мне, почему хотите видеть Джексон Монтгомери и ее напарника Барри Рэдклиффа мертвыми, — голос Люциана снизился на одну октаву, так что его звук обернулся вокруг второго мужчины, гипнотизируя точно так же, как и пустые черные глаза.
— Мы с партнерами сделали несколько попыток подкупить ее или кого-то из ее команды, но они все невероятно преданы ей. Создается ощущение, что она знает, где будет груз задолго до его прихода. Она перекрыла поток денежных средств. Я говорил компаньонам, что мы не можем избавиться от пары копов, но они сказали, что мы должны сделать это, иначе они найдут более сговорчивых партнеров. У меня не было иного выбора.


Люциан серьезно кивнул, словно они обсуждали такую прозаичную тему, как погода.
— И кто эти люди, так настойчиво требовавшие ее смерти? Потому что, как вам самому известно, вы в действительности не хотите этого.
— Деннис Патнэм и Роджер Альтман. У них большие связи в Колумбии и Мексике.
— И где я могу найти этих двоих?
— К ним трудно подобраться. Они постоянно окружены телохранителями. Мне кажется, в этом доме у них есть свой человек, но я не могу вычислить кто это. Они всегда знают, чем я занимаюсь. У них база в Майями.
— Запишите для меня адрес.
Барнс незамедлительно это выполнил, после чего Люциан поднялся с непринужденной плавной грацией.
— Мужчины в доме — сколько из них осведомлены о том факте, что ваши партнеры хотят видеть мисс Монтгомери мертвой?
— Все они.
— Спасибо. Я ценю вашу помощь. Я хочу, чтобы вы подождали, пока я покину комнату, прежде чем начнете задыхаться. Вы поняли?
— Да, мистер Даратразанофф.
Барнс проводил его до двери и протянул на прощание руку.
— Приятно было иметь с вами дело.
Люциан взял предложенную руку и уставился прямо в глаза Барнса, убеждаясь, что все его инструкции будут быстро выполнены.
— Не могу сказать того же про вас, но вы ведь обманщик и убийца, чего еще от вас ожидать?
Барнс нахмурился и потер свои виски.
Блеснули белоснежные зубы Люциана.
— Прощайте, мистер Барнс.
Брюс поджидал его за дверью.
— Пожалуйста, следуйте за мной, мистер Даратразанофф. Я покажу вам, где выход. Надеюсь, все прошло хорошо…
Люциан дружелюбно положил руку мужчине на плечо.
— Пожалуйста, покажи мне бильярдную. Это сделает меня невероятно счастливым.
Брюс несколько раз быстро моргнул.
— Конечно, сэр. Сюда.
Когда они спускались вниз по длинной лестнице, сверху раздался слабый шум. Хрипы, затрудненное дыхание, а затем глухой звук, словно кто-то упал на пол. Брюс быстро развернулся. Но Люциан всего лишь улыбнулся.
— Ты не придешь ему на помощь, потому что я не хочу этого. Покажи мне бильярдную.
Брюс кивнул и повел его дальше по коридору к двойным дверям.
Люциан взмахнул рукой, и двери широко распахнулись. Двое мужчин оторвались от игры, положив руки на оружие в своих плечевых кобурах, но, увидев Брюса, заметно расслабились.
Люциан прямиком направился к первому мужчине.
— Я хочу, чтобы вы сели в свою машину и поехали очень осторожно, соблюдая все правила дорожного движения, пока не приблизитесь к выезду на горную дорогу. Вы подниметесь по ней, а затем, не раздумывая, съедете вниз. Вы меня поняли?
— Да, сэр.
— Ты сделаешь это незамедлительно.
Без возражений мужчина взял пиджак, ключи от машины и покинул комнату.
Люциан повернулся ко второму.
— На твоей совести много убийств.
— Да, сэр.
— Ты ведь сожалеешь об этом? Как же трудно с этим жить — забирать невинные жизни. Я никогда не делал этого за все долгие века своего существования. А те, кого я приговорил к смерти, были такими же убийцами, как и вы. Вы — дьявол. Вы знаете об этом и больше не желаете продолжать свою никчемную жизнь. Возвращайтесь в свой дом и положите конец страданиям, которые вы несете другим людям. Вам понятно?
— Да, сэр, — второй мужчина взял свой пиджак и, не оглядываясь, вышел.
Люциан изучил Брюса.
— Вы не убийца.
— Нет, сэр.
— Тогда почему вы работаете на такого человека, как Барнс?
— Когда мне было пятнадцать, я оказался в банде, промышляющей угоном автомобилей. Я отсидел, но когда вышел на свободу, никто кроме мистера Барнса не захотел взять меня на работу.
— Тебе не нравиться ни Барнс, ни то, чем он занимается.
Брюс был не в силах отвести взгляд от этих гипнотизирующих глаз. В любом случае звук этого голоса требовал сказать правду.
— Он отвратителен мне. Ради денег он убил бы свою собственную мать. Но у меня есть жена, которую надо содержать, и мы со дня на день ожидаем близнецов. Я должен заработать достаточно, чтобы обеспечить им нормальную жизнь, но никому не хочется нанимать уголовника.
— Вы отправитесь домой, и проведете там несколько дней, раздумывая о своем будущем. Вы избавитесь от оружия, скажите своей жене, что нашли законную работу и позвоните вот по этому номеру. Человек задаст вам несколько вопросов и предоставит честную работу. Вы поняли меня? Вы ничего не будете помнить о моем посещении этого дома, а также о том, что мисс Монтгомери и ее напарник когда-либо были в списке на уничтожение.
Брюс взял клочок бумажки, аккуратно свернул его и положил в карман пиджака. Когда он поднял взгляд, то обнаружил, что в полном одиночестве находиться в бильярдной, не помня, как здесь оказался. Он устал от своей работы, устал от Барнса. Мери вот-вот должна была родить. Она ненавидела его работу у Барнса и постоянно умоляла его уволиться. Может быть, сейчас самое подходящее для этого время. Может быть, ему стоит просто уйти и как следует обо всем подумать, пока они ожидают рождения близнецов. Должно же быть для него что-то лучшее. Что-то законное. Брюс поднялся наверх, чтобы сказать Барнсу, что он у него больше не работает. И обнаружил его на полу с посеревшим, частично синим лицом. Брюс незамедлительно вызвал 911 и начал делать ему искусственное дыхание. Все то время, пока он этим занимался, мужчина понимал, что Барнсу уже ничем не поможешь, но в его сердце не было ни капли сочувствия.


Джексон подождала, пока не убедилась, что Люциан покинул не только дом, но и территорию поместья. После этого она сразу же бросилась искать телефон, чтобы позвонить Дону Джейкобсону, своему другу с детства.
— Дон, я хочу, чтобы ты кое-что выяснил для меня. Мне звонил Дрейк.
— Господи Боже, Джекс, а чего ты ожидала? О твоей помолвке с денежным мешком растрезвонили по всем новостям. Для Дрейка это было подобно пощечине. О чем ты только думала? Если ты собиралась сбежать и обручиться, то с таким же успехом могла остаться здесь и выйти замуж за меня.
— Ты бы развелся со мной через неделю, — рассмеялась Джексон. — Я все еще могу надрать тебе задницу, а твое мачо-эго этого не перенесет.
— Как насчет денежного мешка? Ему ты можешь надрать задницу?
— Хотелось бы. В любом случае, мне нужна информация. Выясни что происходит, попроси парней осмотреться и поискать какие-либо признаки того, что Дрейк был поблизости. Ты же знаешь его — он часто посещает те холмы. Может тебе повезет.
— Будь осторожна, Джекс. Дрейк безумен. Он с таким же успехом может переключиться на тебя.
— Я всегда осторожна. К сожалению, до Люциана так и не доходит, какой уровень подготовки у Дрейка, и он не воспринимает меня всерьез, когда я говорю ему, как опасно осознанно привлекать внимание Дрейка.
— По твоим словам выходит, что ты нашла еще худшего адреналинового наркомана, чем ты сама.
Она издала резкий звук и дала ему свой номер телефона.
— Позвони мне, если кто-нибудь найдет хоть малейший признак того, что, по их мнению, он мог быть здесь.
— Конечно, Джекс. Но и ты пообещай не делать ничего опасного.
— Осторожность — мое второе имя, — тихо сказала она и повесила трубку. Обнаружив свои вещи в спальне наверху, Джексон тщательно оделась, натянув темную одежду и темную кепку, чтобы скрыть свои светлые волосы.
Девушка была благодарна Люциану за то, что он принес ее оружие, включая снайперскую винтовку с прибором ночного видения. Взяв ее и повесив через плечо, она наполнила карманы пулями, также добавив к своему обмундированию пару ножей, пистолет с несколькими дополнительными обоймами и веревку. Люциан не поверил, что Дрейк представляет для него самую настоящую угрозу, поэтому Джексон решила лично проверить территорию вокруг его собственности на наличие местечек, в которых сможет залечь в ожидании снайпер.
Неожиданно страшная усталость накатила на Джексон. И хотя ее раны почти зажили, она все равно была не такой сильной, какой привыкла быть. Винтовка казалась намного тяжелее, чем она помнила. Джекс задержалась у входной двери, уставившись на сложный рисунок витражного окна. Он был не только красив, в нем было что-то еще, что-то, что она не могла понять. Рисунок, казалось, манил, успокаивал, затягивал. Она могла провести вечность, просто разглядывая его.
Встряхнув головой, чтобы прочистить мозги, Джексон открыла дверь и вышла в ночь. Вновь зарядил мелкий дождь. Бури не было, но туман был густым и подобно пару поднимался от земли. Волки находились в лесу позади дома, поэтому двор и фасад были свободны от диких животных. Рядом с Люцианом, обнимающим ее, командующим волками, она чувствовала себя в безопасности, но оставшись в одиночестве, она боялась, что будет вынуждена уничтожить этих прекрасных созданий.
Спускаясь вниз по подъездной дороге, Джексон обнаружила, что ей трудно идти. Воздух стал тяжелым и душным. Казалось, она шагает по зыбучим пескам. Девушка с трудом дышала, тяжесть в ее груди создавала иллюзию, что она не может сделать ни одного вдоха. Иллюзия. Это была какая-то иллюзия. Или часть особой системы безопасности Люциана, которая воздействовала на нервную систему человека. Но чтобы это ни было, Джексон не собиралась позволить этому остановить ее. Она должна осмотреть местность ради собственного душевного спокойствия.
Джексон отнеслась к своему состоянию, как к любому другому дискомфорту, который только может возникнуть посередине операции.
Она выкинула его из головы и двинулась дальше, шаг за шагом. О том, что она справиться с этим, что иного выхода у нее нет, и вопроса не возникало. Джексон специально училась преодолевать все препятствия. Пот выступил у нее на лбу, но это не имело значения. Она подошла к воротам и открыла их.
Очутившись за воротами, она смогла дышать более легко, а тяжесть в ее груди исчезла. Кошмар телохранителя. Именно так она назвала дом Люциана и была права. В этом фешенебельном районе каждое поместье занимало по нескольку акров земли, следовательно, поблизости было всего несколько домов. Большая часть местности была занята деревьями и густым кустарником. Тайлеру Дрейку это было на руку. Но что встревожило ее, так это вид высоких скал, возвышающихся над домом на милю или около того. Какое прекрасное место для наблюдения как за домом Люциана, так и за всей территорией.
Джексон вздохнула и быстро пошла вдоль дороги, держась в тени деревьев. Движущуюся цель было легче заметить, чем неподвижную, поэтому все преимущества были у Дрейка, если он уже начал следить за местностью. Ей не хотелось думать о Люциане и о том, что он рассказал ей. Вампиры. Их не существует. Их просто не может быть. Скорее всего, она была свидетельницей какого-нибудь таинственно трюка… Но она же выстрелила в эту тварь, а она никогда не промахивалась. Никогда. Джексон видела, как пуля вошла ему прямо посередине лба. Даже не замедлив его движения.
Чем ближе подходила Джексон к возвышенности, тем медленнее она шла. Ей не хотелось быть замеченной. Если уж она этой ночью вышла на охоту, то Дрейк мог и подавно. Девушка начала тщательно изучать землю, ища следы того, что Дрейк прошел этим путем. Она бы везде узнала его работу. Холодный воздух проникал под ее одежду, и Джексон обнаружила, что дрожит, несмотря на тот факт, что движение должно было ее согреть. Однако ее способность видеть в темноте стала во много раз лучше, и она была благодарна за это замечательное качество. Джекс постаралась сконцентрироваться на этой мысли, чтобы не замечать пробирающего до костей холода.
Девушка изучала землю, ее глаза безостановочно двигались туда-сюда, ища хоть одну вещь, которая была бы здесь неуместна. Только одну. Это все, в чем она нуждалась, чтобы убедиться, что Дрейк здесь. Первые несколько лет Джексон пыталась спрятаться от него, пока не поняла, что это бесполезно. Теперь, она жила не таясь, чтобы он мог последовать за ней, если захочет этого. Но он никогда не делал попыток причинить ей вред, он причинял боль только тем, кто окружает ее. Только тем, кого он считает угрозой для себя. Люциан обозначил себя как цель. Благодаря прессе, раструбившей об их помолвке, теперь всем стало известно, где он живет.
Она легла на живот и поползла по мокрой траве верх к вершине холма. Там, используя прицел винтовки, она изучила территорию поместья. С этого угла не было никакой возможности сделать выстрел. Густая листва и деревья защищали дом со всех сторон. Даже балконы были полностью скрыты от глаз. Она внимательно осмотрела окружающую ее местность, выискивая следующую возвышенность, куда мог направиться Дрейк.
Она была на полпути к следующей скале, когда ею овладело то странное чувство, которое всегда ею овладевало, когда она знала, что впереди ее поджидает опасность. Это было большее, чем инстинкт. Дар. Проклятие. Но чтобы это не было, Джексон знала: Дрейк поджидает ее впереди. Она замедлила шаг, стараясь сохранять полнейшую тишину. Чтобы даже шелест одежды не выдал ее присутствия. Медленно поднимаясь вверх, девушка уделила особое внимание изучению скал. Она нашла отпечаток обуви, он был легким, но все равно был. Дальше, почти у самой вершины, глубоко в грязи виднелся явственный след веревки, а рядом отпечаток большого пальца. Эту отметку она видела и раньше. Все ее детство прошло в тренировках с Дрейком. Она знала, как он передвигается, как взбирается по веревке, и как он ее отвязывает. Костяшка его большого пальца всегда прикасается к земле, когда он это делает.
Вот сейчас ее сердце заколотилось. Он вполне мог находиться наверху, тем самым ставя ее в невероятно уязвимое положение. Она довольно долго колебалась, прежде чем вытащить из ботинка нож и, зажав его между зубами, предпринять последнюю попытку взобраться на утес. Она лежала неподвижно, выжидая пока восстановится дыхание и вслушиваясь в звуки ночи. Слушалось пение насекомых, как бы говоривших ей, что она здесь одна. Но Джекс не двигалась, она не была дурой. Дрейк бы никогда не побеспокоил насекомых так, чтобы они полностью замолчали. Он был профессионалом, он точно знал, что делает. Он никогда не выдаст свое местоположение неосторожными движениями.
Когда Джексон начала двигаться, то делала это медленно, дюйм за дюймом, на животе, прижимаясь как можно ближе к земле и используя локти для продвижения вперед. Преодолев открытое пространство, она нашла относительное укрытие в густом кустарнике. Джекс очень осторожно скинула с плеча винтовку. Оказавшись в ее руке, та дарила ощущение надежности и безопасности, но ее предназначение было в стрельбе на расстоянии, а не для рукопашной схватки. У нее может быть лишь одна возможность избавить мир от Тайлера Дрейка. Если он там, приняла решение она, то только один из них спустится вниз. Поскольку Дрейк никогда не позволит арестовать себя.
Она преодолела последние дюймы и поняла: Тайлер пробыл здесь некоторое время. Она чувствовала повсюду его запах. Действительно чувствовала. Он вернул все ночные кошмары, этот запах. Следы были достаточно свежими, что означало, что Тайлер Дрейк, должно быть, наблюдал за имением, пока Люциан находился вместе с ней в больнице. В них стрелял не он, да и сейчас она не чувствовала опасности, значит он ушел до их прибытия. Убедившись, что Дрейка на скале нет, она позволила себе на мгновение расслабиться. От такого количества нежелательных воспоминаний все в ее животе свернулось в тугой узел. Ей становилось плохо от одного его присутствия, поэтому сделав глубокий вдох, чтобы успокоить нервы, Джексон быстро пересекла открытое место, направляясь к краю скалы, чтобы еще раз взглянуть на дом. Отсюда вид был намного лучше.
Достав винтовку с оптическим прицелом, она навела ее на цель. Зеленый растительный покров большей частью загораживал двор перед домом, но вот верхние этажи возвышались над деревьями. Она смогла частично заглянуть в пару комнат, и это несмотря на витражи. Джекс была недостаточно хорошо знакома с планировкой дома, чтобы знать, какие комнаты она видит, но ни одна из них не являлась ее спальней. С этого места Дрейк вполне мог выстрелить и попасть в Люциана, если бы тот зашел в одну из этих комнат. Развернувшись, она достала небольшой блокнотик и вдумчиво внесла все расчеты.
Спуск и обратный путь к дальней стороне дома занял довольно много времени. Лес был густым, и повсеместно росли кусты. Винтовка становилась все более и более обременительной. До Джексон наконец-то дошло, что она намного слабее, чем ей казалось вначале. Начали ныть раны, которые, как она думала, полностью зажили. Дыхание стало затрудненным. Ребенком, тренируясь на базе, она научилась преодолевать любые трудности, в том числе и различную боль или дискомфорт. Она быстро проверила состояние своего тела, оценила нанесенный ему вред, и… отогнала от себя все мысли об этом. Защита Люциана была намного важнее. Он не захотел поверить ей, когда она сказала, что Дрейк представляет для него опасность, что он профи, хамелеон, когда этого требуют обстоятельства.
Поместье было громадным. Люциан был прав, говоря, что даже с высокого места Дрейк не сможет сделать приличного выстрела. Но были и другие возможности. Она пошла вдоль массивной каменной стены, окружающей участок. Она была очень высокой и очень толстой. По другую сторону которой бегали волки. Она не могла их видеть, но то, что они там, чувствовала. Это было странно, но у нее создавалось ощущение, что они окликают ее. Дрейк проходил здесь. Джексон положила руку на стену. Отравил бы он волков? Это не составило бы для него проблему. Была ли система безопасности, на которую рассчитывал Люциан, такой надежной? Наличие волков не остановило бы Дрейка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темный страж - Фихан Кристин



Очень нравится вся серия!!! Прекрасная сказка!Но в тексте имеются опечатки
Темный страж - Фихан Кристинольга
12.07.2011, 19.50





Это книга просто прелесть!!!!!!!! Она из серии " Темная любовь".Вся это серия разбита на книги,но каждая книга это отдельные прсонажи,хотя некоторые встречаются на протяжении всей серии. Кто любит сказки,любовь и вампиров ,тому эта книга не тоько понравиться,но и вся серия будет интересна!!!!
Темный страж - Фихан КристинАнюта
6.08.2011, 18.37





Хорошая книга, да и вся серия интересна, как здесь уже говорили. Но по моему в этой книги героиня немного нудновата.
Темный страж - Фихан КристинК
4.05.2013, 6.43





Классный роман.
Темный страж - Фихан Кристинелена
25.03.2014, 15.48





согласна с Еленой. Класс......
Темный страж - Фихан КристинСвета
6.08.2015, 17.13





Бездарная инфантильная графомания. Учитывая, что перевод в книге буквальный, можно легко восстановить синтаксис и вокабуляр оригинала - такая же бездарщина и беднота слога.
Темный страж - Фихан КристинЮный фантазист
6.08.2015, 17.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100