Читать онлайн Темный страж, автора - Фихан Кристин, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темный страж - Фихан Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темный страж - Фихан Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темный страж - Фихан Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фихан Кристин

Темный страж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

В первую очередь Люциан позаботился о волках, помогая Антонио загнать их в клетки и подготовить к перевозке. Благодаря его успокаивающему прикосновению, волки были вполне готовы совершить обратное путешествие — назад, в канадские леса. Люциан, казалось, не торопился, уделяя тщательное внимание каждому животному, особенно альфа-паре. Он смотрел в глубины их глаз, обменивался с ними чем-то диким и примитивным, чего, как была уверена Джексон, ей никогда не понять, но что представлялось ей невероятно прекрасным. На ее глаза навернулись слезы, когда она смотрела, каким нежным он был с животными. Люциан не переставал поражать ее.
Когда они наблюдали, как грузовик отъезжает от поместья, Джексон взяла его за руку, испытывая чувство печали от того, что такие создания покидают их. Они были частью Люциана. Такие же дикие и неприрученные.
— Не будь меня, тебе не пришлось бы отсылать их.
Незамедлительно все внимание Люциана оказалось сосредоточено на ней. Склонив свою темноволосую голову над ее светловолосой, он одной рукой обвил ее узкую талию.
— Ты — моя жизнь, единственное, что действительно имеет для меня значение. Я смогу прожить без волков. Смогу прожить без моего народа и вдали от моего дома, но я не смогу прожить без тебя. Это было наше совместное решение. Мы не навсегда покидаем наш дом, всего лишь навсего берем небольшой рабочий отпуск. Волкам было бы трудно находиться за пределами их естественной среды обитания без меня. Если кто-либо еще попытается отравить их, а меня не будет поблизости, чтобы дать им соответствующие советы, некоторые из самых молодых смогут съесть отравленное мясо.
Ее темно-карие глаза прошлись по его лицу.
— Те люди дали волкам яд?
Он потянул ее за руку, заставляя идти рядом с собой к длинному белому лимузину.
— Да, дали.
Антонио помог ей сесть в машину. Она улыбнулась ему, почти рассеянно, обдумывая полученную информацию.
— И ты позволил им уйти? Это так не похоже на тебя. Куда мы направляемся? Мы же не возьмем с собой этого монстра, куда бы мы не ехали? У меня есть небольшая машина. На ней самое то ездить на большие расстояния, — добавила она с надеждой.
Люциан склонился к ее уху и тихо прошептал:
— Там, куда мы едем, нам не потребуется машина, ангел. В данный момент мы просто привлекаем к себе внимание.
Небольшая улыбка тронула уголки ее рта.
— Эта машина определенно привлекает внимание.
— Разве не в этом был весь смысл? Тайлер Дрейк узнает, что мы уезжаем. И что самое важное — немертвый должен быть осведомлен о каждом нашем шаге.
— Но нам действительно необходимо использовать этот лимо
l:href="#n_27" type="note">[27]
на всем пути к месту нашего назначения, о котором, кстати, мне ничего не сказали? Ты хотя бы точно знаешь, где оно?
Машина с безмолвной быстротой двигалась по улицам по направлению к полицейскому участку.
— Я владею кое-какой собственностью на границе Вашингтона и Канады. Мы можем безо всяких проблем завести там хозяйство.
Джексон покачала головой, но воздержалась от высказывания своих опасений о нахождении в глуши, когда на них охотится Тайлер Дрейк. Они обсуждали все это уже не один раз. Она знала, об уверенности Люциана, что Дрейка будет легко поймать, но он не понимал всей степени подготовки последнего. Тайлер Дрейк был человеком, но не простым, а экстраординарным. И единственное, что сейчас, похоже, имело для него значение — это убийство Люциана. Один на один оно было невозможно, а вот на расстоянии… Она не сомневалась, что Дрейк способен застрелить человека с очень большого расстояния… намного большего, чем Люциан может себе вообразить. Дрейк был великолепным стрелком, и таким же великолепным мастером в установке бомб с дистанционным управлением.
Джексон отвернулась от Люциана и уставилась в окно, смотря на проносящиеся улицы. Даже ночью тротуары были полны людей. Она была знакома с их образом жизни. Подъемы и спады преступлений независимо от времени, погоды, месяца всегда находились в центре ее внимания, в ее жизни. Теперь же она чувствовала себя не в своей тарелке в том мире, который так хорошо знала. Она могла слышать вещи, недоступные ранее ее уху, шквал звуков от криков насекомых до произносимых шепотом разговоров. Иногда воздействие на ее уши было намного сильнее, чем она могла вынести, пока не вспоминала, как уменьшить громкость всего этого. Ей было известно о вещах, которые она раньше даже не замечала. Текстура. Цвета. Маленькие ежедневные занятия, такие как прикосновение волос к ее щеке. Биение сердца. Бег крови в венах. Кора на деревьях. То, как сквозь листву дует ветер.
Внутри нее росло беспокойство, которого она никогда ранее не испытывала. Дикая, неприрученная душа, казалось, завладевала ею, требуя большего, требуя вещей, о которых она и понятия не имела. Джексон знала, что ночь — это то время суток, когда под покровом тьмы совершается большая часть преступлений, но теперь она соблазнительно звала ее, постоянно что-то нашептывала ей. Обними меня. Обними меня. Она стала частью ночи. Та обернулась вокруг нее своей темнотой, как мягчайшими одеялами. Звезды над головой напоминали мерцающие брильянты, калейдоскоп невероятной красоты.
Машина остановилась на парковке около полицейского участка, и Антонио вежливо открыл им дверь. Чувствуя смущение и, надеясь, что никто из ее друзей не видел ее, Джексон торопливо выбралась из лимо.
Люциан схватил ее за руку, не давая ей опередить его.
— Следуй моему примеру, ангел. Это то место, где мы распространим слухи так, чтобы те, кто должен последовать за нами, непременно сделали это.
Она кивнула и вошла вместе с ним в участок. Как всегда, Люциан незамедлительно привлек всеобщее внимание. Она не считала, что он кем-либо манипулировал, все дело было в том, как он держался. Высокий и стройный, полностью уверенный в себе. Мрачный и опасный. Загадочный. Словно из Старого Света. Может даже немного готический. Темный лорд или принц. Он автоматически вызывал уважение. Даже капитан незамедлительно вышел из своего офиса и протянул руку. Люциану. Не ей. Она встряхнула головой, и позволила разговору идти мимо нее. Она даже прошлась немного, пока не услышала слово «брак». И сразу же заморгала, возвращая мужчин в поле своего зрения.
К ее ужасу, Люциан рассказывал капитану, что они только что тихо поженились, и теперь он забирает ее. Он признался, они надеются, что Дрейк последует за ними, тем самым отвлекая подражателей прежде, чем они смогут нанести удар. Официальной версией было то, что они уезжают в медовый месяц. Капитан должен будет разнести по всему участку, что они направляются в уединенный дом Люциана, расположенный на границе. А потом, бормоча поздравления и предупреждения быть осторожной, капитан ее даже обнял. У Джексон появилось ощущение, что она живет в Волшебной стране, как Дороти из страны Оз.
— Мы не женаты, — твердо заявила она, поскольку это была единственная вещь, в истинности которой она была уверена.
— Конечно, женаты. Что еще такое, по-твоему, Спутники жизни? — он опроверг ее утверждение с ловкостью искусного фехтовальщика.
— Мы не женаты, — упрямо повторила она. На этот раз в ее глазах вспыхнул огонек предупреждения.
Он улыбнулся ей озорной мальчишеской улыбкой, слишком сексуальной улыбкой, от которой у нее внутри все расплавилось.
— Ритуальную церемонию я помню до мельчайших деталей. Если ты не помнишь, я буду счастлив повторить ее. Ритуал связывает нас во всех отношениях.
Едва они вернулись в лимузин, она, вздернув подбородок, посмотрела на него.
— Для тебя возможно, но я человек, не забыл? Я выхожу замуж. Вот так дела обстоят у нас.
— Может ты этого и хочешь, но реальность совершенно другое дело, — это прозвучало чисто по-мужски, невероятно самодовольно.
Джексон сидела рядом с ним, медленно закипая. Не потому что мечтала об обручальном кольце. Или самой свадьбе. Мысль о том, что он всегда прав, была возмутительна. Считал, напомнила она сама себе. Он считал, что всегда прав. Официально они не были женаты, так что это делало ее технически правой. Она расслабилась, чувствуя себя достаточно самодовольной. Пусть думает, что ошибалась она.
— Ты очень даже замужем за мной, Джексон. Не заблуждайся на этот счет, — чуть заметная железная нотка проскользнула в его бархатисто-мягком голосе, словно она хотела дезертировать и смыться подальше от него.
Джексон сознательно беззаботно пожала плечами.
— Думай, что хочешь, Люциан. Вполне очевидно, что мы не придем к единому мнению по этому поводу. И что мы будем делать сейчас?
— Убедимся, что устроили неплохое представление с нами в главной роли, и что каждый в городе видел нас или слышал о нашем отъезде. И поскольку ты так непреклонна, мы также оставим бумажные доказательства.
— Что ты имеешь в виду? — его голос, внезапно ставший тихим и обволакивающим, насторожил ее. Он звучал слишком чистым и красивым. Что было не к добру.
— Карпатцы после себя оставляют как можно меньше документальных доказательств. Такие вещи, как, например, паспорт, способны спустя несколько сотен лет стать уликами. Теперь же, благодаря компьютерам, оказаться пойманным в ловушке лабиринта документов стало намного легче. Нам не нравится создавать документы, если только они не предназначены для получения собственности, денег или бизнеса, который мы постоянно оставляем самим себе после нашей периодической «смерти». Именно по этой причине мы часто переезжаем из страны в страну, если не находимся у себя на родине. Людям часто сложно признать, что мы являемся нашими собственными предками, где-то пятьдесят или шестьдесят лет спустя.
Она тихо рассмеялась.
— Думаю, я заслужила этот ответ. Но я просто спросила: «Что мы будем делать сейчас?»
— Жениться по законам твоего народа. Есть человек, который может сделать это, один мой знакомый судья, он подготовит все необходимые бумаги. Деньги и власть творят чудеса даже на ночь глядя. Он, конечно, все поймет, учитывая все те преступления, которые так и происходят вокруг нас. Новости могу просочиться в газеты уже завтра, что только окажется нам на руку.
Ее ресницы опустились, скрывая выражение ее глаз.
— Надеюсь, ты шутишь.
Длинный белый лимузин уже давно припарковался у обочины, словно Антонио получил приказ и сейчас просто выжидал. Она откинулась на кожаное сиденье, ее лицо скрывалось в тени. Люциан своими нежными пальцами дотронулся до ее щеки.
— Эта церемония очень важна для тебя, — заявил он.
— Не очень. — Джексон старался вести себя также непринужденно, как и он. Что если, как и всякая девушка на планете, она мечтала о белом свадебном платье, о церкви, заполненной семьей и друзьями? Но ее семья была мертва, как и большинство друзей. Любой гость, пришедший на ее свадьбу, поставит свою жизнь под угрозу, как и человек, который будет проводить церемонию. Она покачала головой. — Я не хочу этого. Дрейк примет ответные меры прежде, чем последует за нами.
Люциан некоторое время рассматривал ее повернутое лицо, лишь потом кивнув в знак согласия. И сразу же машина влилась в поток и направилась обратно к их дому. Она была права. Тайлер Дрейк действительно бы воспринял любого человека, оказавшего содействие их свадебной церемонии, как угрозу своему вымышленному миру. Люциан медленно выдохнул. В воспоминаниях Джексон было слишком много вещей, которые он не совсем понимал. Человеческая церемония не несла для него всей той красоты и завершенности, как карпатская, тем не менее, он не мог выбросить ее тоску из своих мыслей. Настанет день, поклялся он, и она получит свою церемонию в церкви в окружении друзей и семьи, эта церемония будет именно такой, какой он увидел ее в сознании Джексон. Сейчас же, все что он мог сделать, это притянуть ее к своему теплу и держать в своих объятиях.
В их доме он оставил примерную, неполную карту, изображающую его собственность глубоко в Каскадных горах
l:href="#n_28" type="note">[28]
, вместе с тремя черно-белыми фотографиями старинного изысканно украшенного охотничьего домика, которым он владел. На видном месте лежала записка, написанная его размашистым почерком. Аналитик бы определил, что он старинный, дерзкий, что это написал мужчина с полнейшей уверенностью в себе. В записке находились инструкции Антонио, как заботиться и управлять поместьем в отсутствие Люциана. Антонио был прекрасно осведомлен о своих обязанностях.
Люциан взял Джексон за руку и повел в укромный уголок на заднем дворе.
— Ты готова? Мы должны уехать как можно раньше, если планируем путешествовать этой ночью?
Внезапно в ее глазах появилась настороженность. Она была слишком спокойна во время их подготовки, ни разу не задала ему ни одного вопроса. Ее молчание беспокоило его намного сильнее, чем все ее вопросы.
— Не знаю почему, Люциан, но у меня странное предчувствие, что мы больше не воспользуемся лимузином.
— Нет, не воспользуемся, мы гораздо быстрее и в большей безопасности продолжим путь сами. Когда нас не будет, Антонио возьмет машину и направится в аэропорт.
— А мы… — она замолчала и выжидающе посмотрела на него.
— Полетим, — тихо проговорил он.
Джексон проглотила комок, неожиданно вставший в ее горле. Почему-то она знала. Где-то по ходу дела она поняла, что они не собираются пересекать границу ни на самолете, ни пересекать страну в белом лимузине. Она не была уверена, откуда об этом узнала, может быть, просто прочитала в сознании Люциана. Может быть, она присутствовала в его сознании намного чаще, чем сама осознавала это.
Поняв, что нервно переплетает пальцы, она немедленно спрятала обе руки за спину. Он думает, что она может сделать это. Он ожидает, что она сделает это. Он рассматривал возможность полета, как обыденное явление.
— Как супермен? — ее попытка улыбнуться с треском провалилась.
— Не совсем. По небу плывут облака… великолепное прикрытие. Я помогу тебе раствориться тумане, и мы воспользуемся воздушными потоками, чтобы перемещаться по воздуху.
Ее сердце тяжело застучало в груди. Ее зубы еще сильнее прикусили нижнюю губу.
— Довольно тяжело начинать сразу с тумана. Давай попробуем что-нибудь полегче?
— Что, например? — ласково подтолкнул ее продолжать Люциан.
— Мы могли бы воспользоваться нашими ногами. Знаешь, просто идти вдоль проезжей части, держа большой палец отставленным в сторону, — она снова попыталась улыбнуться. Но быстрое биение сердца выдало ее.
— Посмотри на меня, ангел, — всю силу своих черных глаз он обратил на нее. — Ты доверяешь мне. Ты знаешь, что делать. Я бы никогда не попросил тебе сделать того, что тебе не по силам. Ты вполне способна сделать это.
Она кивнула, понимая, что он прав, но в это же время, мысль, как ее тело растворяется в каплях воды, пугала ее.
— Не могу ли я попробовать что-нибудь другое сначала? Что-нибудь более легкое? — ее пальцы были нервно переплетены, но она стояла решительно.
Люциан поколебался. В виде тумана было легко передвигаться сквозь пространство и время, быстро, невидимыми даже для немертвых в темноте ночи.
— Для превращения в туман требуется столько же энергии, как и для превращения в сову или в хищную птицу с огромными крыльями. По существу это то же самое.
— Как наши тела могут втискиваться в маленькие тельца птиц? — ее голос дрожал. Джексон слышала это, но ничего не могла с собой поделать. И неважно было, насколько сильно она желала принять это, она находила эту идею ужасающей.
Руки Люциана обвились вокруг нее.
— Я могу помочь тебе, Джексон. Готова ли ты доверить мне сделать это для тебя? Я могу облегчить тебе принятие всего этого.
Ее первой реакцией было решительно покачать головой, но зубы так сильно сжали ее нижнюю губу, что появились крошечные капельки крови. Мысль о том, что кто-то будет контролировать ее, не пришлась ей по душе, но когда ей наконец-то удалось сделать глубокий вдох, она почувствовала совершенно иное. Теперь это стало частью ее жизни. И нравится ей это или нет, она больше не человек. Она карпатка. Назад пути нет, только вперед. Она должна научиться делать это тем или иным способом. Иначе она будет не в силах контролировать ситуацию.
Люциан наблюдал за тем, как она нервно покусывала свою нижнюю губу. Одного этого зрелища было достаточно, чтобы задеть тайные струны его души. Его ладонь скользнула ей на затылок, нежно поглаживая пальцами ее кожу, ее пульсирующую жизнью жилку. По своей собственной воле кончики его пальцев прошлись по ее светлым волосам, успокаивая. Он склонил свою голову к ее, а его рот с легкостью нашел ее губы. Его язык прошелся по ее полной нижней губе в исцеляющем прикосновении, одновременно с этим Люциан вобрал в себя аромат ее крови.
— Просто помоги мне, успокой меня, — едва слышно промолвила Джексон. — Я не хочу, чтобы ты полностью завладел моей душой.
Его рука с любовью прошлась по ее лицу. Завладеть ею было соблазнительно. Не потому что ему было жаль времени. Он провел добрую часть ночи, подготавливая волков к отправке, подготавливая их к разлуке, которую придется пережить стае. Он был готов провести каждую минуту этой ночи, потворствуя Джексон, давая ей столько времени, сколько потребуется, чтобы принять то, что должно произойти. Чтобы принять великолепный дар, который она унаследовала. Тем не менее, его невероятно искушала мысль взять ее сознание под контроль, уничтожить ее страхи, чтобы она перестала себя понапрасну мучить. Он действительно с трудом выносил ее боль.
Девушка выдавила слабую улыбку, словно дотронулась до его сознания и прочитала его мысли.
— Я смогу сделать это. Знаю, что смогу. Если сейчас я сделаю это с твоей помощью, то не сомневаюсь, что в следующий раз смогу сделать это сама. Это бы мне пригодилось, когда в полицейском участке я столкнулась с тем упырем. Я могла бы просто испариться.
— Ты почувствуешь невероятное ощущение свободы, Джексон, — нежно сказал он, и полностью слился своим сознанием с ее. И сразу же его невозмутимость передалась ей, его спокойное сознание стало центром ее. Он создал картинку в ее голове, в своей.
Джексон почувствовала, как ее тело начало исчезать… ну, не совсем исчезать, а становиться легче и невесомее. Ей захотелось схватить его за руку и крепко сжать ее. Он был якорем в ее сознании, который, к ее ужасу, начал подниматься; она чувствовала тепло и силу его рук, сжавшихся вокруг нее. Если не считать того, что никакой Джексон больше не было. Она стала паром, ярким туманом, подобно радуге. Каплями в воздухе. А вокруг нее был Люциан. Не из плоти и крови, не из костей и жил, а виде похожего на брильянт блика, быстро перемещающегося, чтобы защитить ее, когда они начали двигаться по небу.
Это было неожиданно опьяняюще. Страшно, но опьяняюще. Они быстро мчались ввысь, прямо к облакам. Джексон никогда не испытывала ничего даже близко напоминающего это чувство. Сила проносилась по ней и выходила в ночное небо.
Она знала о находящихся внизу достопримечательностях, хотя это совсем не походило на то, когда смотришь на них своими собственными глазами. Правильнее сказать, она видела их через Люциана, в то время как они неслись по ночному небу. Они двигались слишком быстро, а она была слишком неопытной, чтобы быть в состоянии сконцентрироваться на чем-нибудь одном, что находилось внизу. Каждый раз, когда она отвлекалась, разум Люциана возвращал ей сосредоточенность, делая так, чтобы образ тумана занимал все ее мысли. Для него это было легко, словно вторая натура, поэтому он не особо раздумывал над механизмом превращения, который для него был все равно, что ходьба. Для Джексон это была энергоемкое, да к тому же и дикое путешествие.
К тому времени, когда Люциан объявил привал, Джексон была так измучена, что едва смогла принять свою истинную форму. Ее покачивало, ее кожа была бледной, почти прозрачной. Без поддержки Люциана, она просто свалилась бы на землю. Она понятия не имела, где находится, да ее это и не заботило. Вокруг нее был лес, высокие деревья и темная густая растительность. Они находились в горной местности, крутой и дикой. Сквозь ветки и листья свирепо дул ветер, создавая свист, который странно напоминал стон.
Находясь в объятиях Люциана, Джексон чувствовала легкость, почти нереальность. Он опустил ее на землю так, чтобы она смогла отдохнуть, оперевшись спиной на широкий ствол дерева.
— Ты сделала все правильно, любовь моя. Превращение оказалось не таким тревожным, как казалось на первый взгляд, ведь так?
Обхватив колени, она покачала головой, испытывая головокружение, ее голова была слишком тяжелой, чтобы ее можно было держать прямо. Она была голодна, голод бился в ней, словно пульс, словно ее сердце. Он звучал в ее ушах, трепетал в ее венах. Он болезненно охватывал ее. Она слышала сердцебиение Люциана, сильное и заманчивое. Приливы и отливы крови внутри него, его жизненная сила напоминали сок, движущийся внутри деревьев. Она могла чувствовать его запах, зовущий ее, саму его суть, манящую ее. Она чувствовала тепло его кожи, излучаемое прямо к ней, окружающее ее подобно шелковой паутине. Ей было необходимо почувствовать его, сильного и властного, удерживающего ее рядом с собой.
Люциан наклонился к ней. Звук крови, бегущей по его венам, лопающимся от горячей сладкой жизни, мучил ее. Не глядя на него, Джексон оттолкнула его одной рукой. Ей не хотелось, чтобы он видел в ее глазах ненависть, которую она испытывала сама к себе. Это из-за того, что она так слаба, так энергетически истощена. Она никогда прежде не чувствовала себя такой усталой и такой эфемерной. Она бы смогла взять свой голод под контроль, если бы он просто отошел от нее и оставил ее в покое.
— То, что ты чувствуешь, нормально, маленькая любовь. Тебе нужно питание, — его голос ласкал ее, мягкий, соблазнительный, намеренно интимный.
— Я совершенно точно знаю, что это неправильно, Люциан. Для тебя это совершено нормально. Для меня это отвратительно, — она слишком сильно устала, чтобы говорить вслух, чтобы бороться за свою человечность. — Я хочу немного вздремнуть. Мы можем найти местечко на сегодняшнюю ночь?
Люциан медленно выпрямился. Он знал, что их преследуют. Один на некотором расстоянии следовал прямо за ними, осторожно, стараясь не попадаться в поле зрения Люциана. В двух местах в нескольких милях от них Люциан почувствовал странную пустоту. Только сильнейшие способны на это, поскольку когда карпатец сканирует местность на наличие различных форм жизни, лишь немногие могут успешно скрыть свое присутствие. Люциан был древним. Он был достаточно чувствительным, чтобы ощутить отсутствие жизни также четко, как и ее наличие.
— Послушай меня, сладкая, — тихо проговорил он, его голос был таким мягким и нежным, что ее сердце затрепетало. — Наш план замечательно сработал. С севера и с запада к нам приближаются два мелких вампира. Также за нами следует еще одно, более могущественное существо. Я могу уловить тень его присутствия, но определить точное местоположение без опасения встретиться со всеми ними тремя не могу.
Джексон подняла голову и посмотрела на него своими огромными глазами. Она так неимоверно устала, что, чтобы заговорить, ей пришлось приложить силы.
— Только не в одиночку, только не так. Куда ты, туда и я. Давай же, Люциан. Займись этим своим «контролем сознания». Это единственный способ, благодаря которому я смогу поесть. Или питаться, или как там еще ты называешь эту отвратительную процедуру, — решимость была написана на ее лице, просматривалась в глубинах ее глаз.
Люциан незамедлительно почувствовал ответ в области своего сердца. Она была совершенно измождена и подавлена всеми новыми вещами, с которыми столкнулась. Тем не менее, когда в этом появилась потребность, она оказалась на высоте, преодолевая свое естественное отвращение к процессу питания. Она знала, что ей потребуются все ее силы, чтобы при случае помочь ему, и была решительно настроена сделать все необходимое, чтобы достичь этого.
Пока она не успела переменить свое решение, Люциан начал действовать — полностью объединил их сознания, взял ее под свой контроль, приказал ей подойти к нему и взять все, что ей требуется от своего Спутника жизни. Джексон поднялась одним плавным движением — чувственная, распутная, истинная карпатская соблазнительница. Она подошла к нему безмолвно, словно струящаяся вода, грациозная и красивая. Ночная тьма была не в силах спрятать ее невероятную красоту, белизну ее зубов, ее запах, ее безупречную кожу или стройное тело. Люциан услышал, как из его горла вырвался тихий стон, и даже здесь, когда враги приближались к ним со всех направлений, один ее вид заставил его тело сжаться от настойчивого желания.
Ее небольшое тело, мягкое и податливое, нетерпеливо двигалось напротив его, теплая бархатная кожа растворилась в его крепких мускулах. Одежда сразу же стала казаться ему тесной и грубой на его чувствительной коже. Ее пальцы поглаживали его, когда она медленно расстегивала его рубашку, ища соприкосновения с его теплой кожей. Изящные руки обвились вокруг его шеи, когда она прижалась ближе. Его сердце подхватило ритм ее, его желудок огненно сжался. Она двигалась так соблазнительно, что он подумал, что будет не в силах выдержать этого. Она что-то тихо прошептала в его грудь, ее дыхание согрело его и так разгоряченную кожу. Ее рот двинулся вверх по его горлу — к пульсу, заманчиво бившемуся на его шее. Ее язык прошелся по нему раз, два, легко скользя, покусывая, царапая, пока его тело не напряглось от настойчивого желания, такого горячего и необходимого, что он обнаружил, что ему становится трудно сосредоточиться на сканировании территории.
— Ангел, ты убьешь меня, если сейчас же не начнешь питаться, — его голос был хриплым, выдавая его отчаянную потребность в ней.
И сразу же он почувствовал, как раскаленные добела копья наслаждения-боли пронзили его тело, превращая его внутренности в расплавленную лаву. Экстаз пронесся по нему, словно огненный шар, распространился подобно дикому огню, в то время как его кровь вливалась в нее. Они были связаны на веки вечные. Люциан закрыл глаза и смаковал ощущения, испытываемые его телом, горячие, напряженные и тревожные, одновременно с этим погружаясь в одну за другой волны чистого удовольствия.
За все время своего существования он никогда не испытывал сексуального желания или удовольствия, когда брал или отдавал кровь. С Джексон он не мог отделить одно от другого. Он не был уверен, что сможет спокойно стоять и наблюдать, как она будет кормиться от другого мужчины. Мысль о ней, соблазнительно подходящей к другому мужчине, об ее руках, обвивающих его шею, об его голове, откидывающейся назад и позволяющей ей найти его сильно бьющийся пульс, была отвратительна для него. Ее рот, скользящий по чьей-то еще коже, ее язык, дотрагивающийся, дразнящий, ее зубы, глубоко проникающие, соединяющие их двоих — такой тревожный образ на мгновение проскользнул в его сознании.
Дикое рычание вырвалось из его горла, его глаза ярко заблестели, а в их глубинах затанцевали красные огоньки. Язык Джексон прошелся по крошечным следам укуса, закрывая их, и она посмотрела на него.
— В чем дело? — в ее рту остался острый, немного медный привкус, наркотический и неуловимо мужской. Поднеся тыльную сторону ладони к своим губам, она тайком вытерла их, желая, чтобы ее желудок не взбунтовался, хотя разум кричал ей об обратном. Она, моргая, уставилась на Люциана, отчаянно стараясь выглядеть нормальной. Ему и без попыток успокоить ее страхи забот хватало.
Люциан обвил свои руки вокруг нее, крепко прижимая к себе.
— Ты самая важная персона в моей жизни.
— Я также становлюсь самым большим ребенком в мире. Не могу поверить, как я всего боюсь, — она попыталась улыбнуться, но они оба знали, что она говорит правду. — Обычно, в перестрелках я сохраняю ледяное спокойствие, Люциан. Я понятия не имею, почему сейчас веду себя так глупо.
— Не делай этого, Джексон. Не извиняйся передо мной, когда именно я принял за тебя это решение. Тебе пришлось многому научиться и со многим справиться за короткий промежуток времени. Ты все еще узнаешь о вещах, которые совершенно чужды тебе. Я считаю, что у тебя все получается просто замечательно, учитывая обстоятельства, — его руки принялись ласкать ее волосы. — Я ничего не имел против того, как ты восприняла все те вещи, которые я требовал от тебя, и я исключительно горжусь тобой, — он наклонился ближе. — Разве ты не чувствуешь того, как я отношусь к тебе? Ты достаточно побывала в моем сознании, чтобы понять это.
— Думаю, что все еще боюсь слишком близко посмотреть. Я все еще привыкаю к новой себе, — почти застенчиво призналась она.
— Возможно, ты намного больше узнаешь о самой себе, если посмотришь на себя моими глазами, — предложил он, его голос был бархастисто-настойчивым.
Легкая улыбка тронула ее нежный рот.
— Я начинаю верить, что ты просто чуть предвзят на мой счет.
Его брови взлетели в элегантной, старосветской манере, которую она нашла милой.
— Это не правда. Ты самая красивая, самая желанная и самая храбрая женщина на свете. Это факт.
Она уткнулась в его грудь, наслаждаясь его теплом и силой, тем, как он дарил ей спокойствие в мире, который она больше не понимала.
— Готова держать пари, что твой брат так не думает. Он, вероятно, считает Франческу самой желанной женщиной в мире.
— У него никогда не было моего невероятного интеллекта или моей проницательности, — торжественно заявил он.
Джексон обнаружила, что смеется.
— Обязательно скажу ему об этом, когда наконец-то познакомлюсь с ним.
Люциан беззаботно пожал плечами, это случайное движение мускулов заставило ее подумать о громадной лесной кошке, лениво потягивающейся.
— Я неоднократно говорил ему это, но он выставляет себя глупцом, считая, что знает больше чем я.
Она тут же рассмеялась, ее молодой голос, нежный и беззаботный, разлетелся по ветру.
— Он действительно так считает? Я все больше и больше хочу с ним встретиться. Вполне вероятно, мы двое разделяем одну и ту же точку зрения.
Его пальцы ласково взъерошили ее волосы, прежде чем нежно сжать шелковые пряди.
— Не думаю, что когда-нибудь познакомлю тебя с ним.
— У меня же ощущение, что я повстречаю твоего брата довольно скоро. Для меня очевидно, что ты сильно заботишься о нем. А пока, что нам делать с нашей компанией? Ты можешь взять на себя большого парня… не хочу ни частички его. А вот более мелкие как раз мне по силам.
Она выжидательно посмотрела на него снизу вверх, ее темные глаза были ясными и серьезными. Она планировала вступить в бой вместе с ним, была полностью готова делать все, что бы он ни сказал.
Люциан склонил голову и поцеловал ее притягательные губы. Она манипулировала им. И с такой легкостью. Как же она была уверена, что сможет помочь ему. Она была для него ярким светом, согревающим его, когда ничто иное было не способно на это. Для него было просто поразительным, что она все еще была решительно настроена помочь ему, хотя знала о его силе и его способностях. Она не желала, чтобы он сражался в одиночку.
Ее длинные ресницы опустились вниз, скрывая выражение глаз.
— Ты никогда не должен был быть один все эти годы, — она вздернула подбородок, — мы теперь команда.
Люциан обнаружил, что улыбается.
— Совершенно верно, — в иных обстоятельствах он бы отправился за двумя меньшими вампирами, чтобы избавиться от угрозы, но Джексон была в опасности, и он не мог оставить ее в одиночестве, пока сам будет биться. — Сражаться с вампирами не так просто, сладкая. Упыри, с которыми ты сталкивалась до этого, ничто по сравнению с вампирами. Даже тот, кто только что «обернулся» невероятно опасен. Помни, на протяжении многих веков они все были полными сил мужчинами-карпатцами. За это время они овладели огромными знаниями и навыками. В качестве вампиров они поддерживают свои силы в основном грязными делами. Их всех следует рассматривать как особо опасных.
Она решительно кивнула.
— Я не жду этого с нетерпением, как тебе это показалось. Я бы не возражала против оборотней… я могла бы пустить серебряную пулю в сердце. Я великолепный стрелок. Будет какой-нибудь прок от серебряных пуль с этими существами?
— Мы не будем сражаться с ними сейчас. Мы не готовы. Нам необходимо полное преимущество. Давай позволим им следовать за нами. Вскоре им придется искать укрытие. Я знаю эти горы, а они нет. Мы сможем путешествовать чуть дольше — в утренних лучах, а они нет. Мы подготовим поле битвы и начнем сражение, когда будем полностью подготовлены.
Ему хотелось вызвать более слабых вампиров, уничтожить их немедленно, поскольку Люциан знал, что сможет это сделать, но он прекрасно сознавал присутствие еще одного существа, залегшего в ожидании, расплывшегося от навыков и знаний, полученных им за многовековую жизнь вампира. Это было ужасное создание, настоящее зло, использующее смертных и бессмертных для достижения своих грязных целей. Он сознавал, что Люциан был способен вызвать меньших вампиров к себе. Он знал, что Люциан прекрасно сознавал, что немертвые преследуют их, и ожидал, что Люциан разберется с ними.
— Ты говоришь так, лишь бы воспрепятствовать мне пойти за ними вместе с тобой. Я учусь быстро, Люциан, действительно быстро. Просто скажи мне, что делать.
— Ты скоро все узнаешь, Джексон. Легче всего это делать, читая мои мысли, когда мы сливаемся вместе. Информация, которую ты ищешь, находится там и всегда к твоим услугам. Прямо сейчас мы должны продолжить наше путешествие. Мы должны найти укрытие, пока солнце не встало слишком высоко.
— Я задерживаю нас? — озабоченно спросила она.
— У нас уйма времени, Джексон. В спешке нет никакой необходимости. Мы высоко в горах. Я досконально знаю эту местность. Прежде чем спуститься в города, карпатцы всегда искали высокорасположенные места. Каскадные горы — это огонь и лед… превосходный дом для таких как мы.
Ее брови поднялись.
— Сделаю вид, что не слышала этого. Огонь и лед? Мне не нравится звучание этих слов.
— А должно. Они описывают тебя.
— Нет, не описывают! — возмутилась она.
Он тихо засмеялся, глубокий, сексуальный звук немедленно послал волну тепла, спиралью пронесшейся по ее телу.
— Сейчас ты огонь, любовь моя, но когда ты находишься под обстрелом, ты настоящий лед.
Она ни с того ни с сего покраснела, единственной причиной чего она посчитала его голос. То как он говорит, его акцент, бархатисто-темное волшебство, которое могло заставить ее думать, что она единственная женщина в мире, одна единственная на протяжении многих веков. Это было в его голосе, в его глазах, в том, как они менялись от льдисто-холодного цвета до цвета расплавленного тепла в мгновение ока. Он заставлял ее чувствовать себя невероятно желанной. Он нуждался в ней, ему нужно было быть с ней. Что бы она ни сделала, что бы она ни сказала — все имело для него огромное значение.
Люциан наклонился к ней, одной рукой обхватывая за талию, чтобы иметь возможность притянуть ее хрупкое тело как можно ближе к теплу своего тела.
— Я заставляю тебя испытывать эти ощущения, потому что так оно и есть, а не потому, что в моем голосе содержится магия.
Кончиком пальца она дотронулась до его губ.
— Ты волшебник, Люциан.
Его тело напряглось от невыносимого желания, и впервые его сердце болезненно забилось в груди. В ее голосе он услышал что-то, чего там не было прежде. Она не сказал, что любит его, просто потому, что в глубине своей души не верила этому. Ее душа была связана с его, и у нее не оставалось иного выбора, кроме как принять это. Ее тело взывало к его; ему было прекрасно известно об этой физиологической химии. Но его ожидала долгая битва за ее сердце.
Тем не менее, они были. Эти три коротких слова, которые ничего не значили, но которые он услышал. Тихие. Застенчивые. Скорее неосознанные. «Ты волшебник, Люциан». Это было в этих словах… капитуляция ее сердца перед его. Он прижал ее к себе, крошечный ходячий динамит, и закрыл глаза, наслаждаясь этим моментом. Это сохранится в его памяти навсегда. Джексон с ее нелепым именем, небольшим, женственным телом и с мужеством давно позабытых воинов.
— Со мной ты в безопасности, — прошептал он, его губы касались ее виска.
Она была довольна, находясь рядом с ним. Несмотря на солнце, которое вот-вот поднимется, дикую местность, окружающую их, и их врагов, она чувствовала себя в полнейшей безопасности. Он обнимал ее в течение нескольких минут, расслабляясь в прохладном воздухе гор, прежде чем начать следующий этап их путешествия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темный страж - Фихан Кристин



Очень нравится вся серия!!! Прекрасная сказка!Но в тексте имеются опечатки
Темный страж - Фихан Кристинольга
12.07.2011, 19.50





Это книга просто прелесть!!!!!!!! Она из серии " Темная любовь".Вся это серия разбита на книги,но каждая книга это отдельные прсонажи,хотя некоторые встречаются на протяжении всей серии. Кто любит сказки,любовь и вампиров ,тому эта книга не тоько понравиться,но и вся серия будет интересна!!!!
Темный страж - Фихан КристинАнюта
6.08.2011, 18.37





Хорошая книга, да и вся серия интересна, как здесь уже говорили. Но по моему в этой книги героиня немного нудновата.
Темный страж - Фихан КристинК
4.05.2013, 6.43





Классный роман.
Темный страж - Фихан Кристинелена
25.03.2014, 15.48





согласна с Еленой. Класс......
Темный страж - Фихан КристинСвета
6.08.2015, 17.13





Бездарная инфантильная графомания. Учитывая, что перевод в книге буквальный, можно легко восстановить синтаксис и вокабуляр оригинала - такая же бездарщина и беднота слога.
Темный страж - Фихан КристинЮный фантазист
6.08.2015, 17.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100