Читать онлайн Темный принц, автора - Фихан Кристин, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темный принц - Фихан Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 96)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темный принц - Фихан Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темный принц - Фихан Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фихан Кристин

Темный принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Рейвен просыпалась медленно, продираясь сквозь слои плотного тумана. Почему-то она знала, что ей не полагалось просыпаться, но, тем не менее, она была просто обязана сделать это. Она с трудом раскрыла глаза и, повернув голову, посмотрела в окно. Солнечный свет лился сквозь него в комнату. Она заставила себя принять сидячее положение и обнаружила, что под соскользнувшими покрывалами была абсолютно голой.
- Михаил, - громко прошипела она, - ты берешь на себя слишком много прав. - Она автоматически потянулась к нему, словно не могла отказать себе в этой потребности.
Почувствовав, что он спит, она удалилась. Хватило одного прикосновения. Он был в безопасности.
Рейвен чувствовала себя по-другому, даже счастливой. Она могла говорить с кем-то, дотрагиваться до кого-то, и не имело значения, что это напоминало верховую прогулку на голодном тигре. Свобода расслабиться в чьем-либо присутствии была настоящей радостью. Михаил обладал большой ответственностью. Она не знала, кем он был - знала лишь то, что он был кем-то очень важным. Очевидно, он вполне уверенно чувствовал себя со своими способностями, в отличие от Рейвен, которая все еще ощущала себя каким-то чудом природы. Больше всего на свете ей хотелось быть похожей на него: уверенной, не заботиться о том, что думают другие.
О жизни в Румынии она знала очень мало. Население в сельской местности было бедным и суеверным. Но, несмотря на это, люди были дружелюбными и настоящими мастерами художественного промысла. Михаил был другим. Она слышала о Карпатцах - не цыганах - о людях, которые были прекрасно образованными, имели деньги, и жили высоко в горах или в лесах, в зависимости от выбора. Был ли Михаил их лидером? Может быть, именно поэтому он был таким высокомерным и замкнутым?
Душ оказал благотворное воздействие на ее тело, сняв вялость и остатки сна. Она оделась очень тщательно - джинсы, водолазка и свитер. Даже на солнце в горах было холодно, а она намеревалась заняться исследованиями. На краткий миг у нее на шее возникли пульсация и жжение. Она отодвинула верхнюю часть одежды, чтобы осмотреть рану. Метка была странной, похожей на подростковый любовный укус, но более сильный.
Она покраснела от воспоминаний, как он поставил его там. Был ли этот мужчина еще и сексуальным, в добавление ко всему прочему? Она могла столькому научиться у него! Кроме того, она заметила, что он способен постоянно ограждать себя от непрерывного воздействия эмоций. Это было бы таким чудом - возможность просто сидеть в середине переполненной комнаты и не чувствовать ничего, кроме собственных эмоций.
Рейвен надела свои походные ботинки. Убийство в этом месте! Настоящее святотатство. Сельские жители должно быть очень напуганы. Когда она проходила через дверной проем, то ощутила странное колебание воздуха. Было такое ощущение, словно она прошла через невидимый барьер. Снова дело рук Михаила? Постарался запереть ее? Нет. Если бы он оказался способен на это, то преграда ее просто бы остановила. Это больше похоже на то, что он хотел защитить ее, не позволив войти другим. Разрываемый гневом и печалью от этого бессмысленного отвратительного убийства, Михаил тем не менее помог ей заснуть. Мысль о нем, потратившим время, чтобы защитить и помочь ей, заставила ее почувствовать себя обожаемой.
Было три пополудни - поздно для ланча, но слишком рано для обеда - а Рейвен была голодна. На кухне хозяйка гостиницы любезно наполнила ей корзинку для пикника. И ни разу женщина не упомянула про убийство. Наоборот, она казалось, совсем забыла о таких новостях. Рейвен обнаружила, что и ей не хочется начинать разговор на эту тему. Это было странно, хозяйка гостиницы была так дружелюбна и обаятельна - она как раз говорила о Михаиле, давнем друге человека, о котором она отзывалась очень благосклонно - и Рейвен не смогла заставить себя сказать хоть слово насчет убийства, и что это означало для Михаила.
Снаружи, надев на плечи рюкзак, она нигде не смогла почувствовать ужас от убийства. Никто ни в гостинице, ни на улице не выглядел расстроенным. Она не могла ошибиться, картины были такими сильными, горе таким диким и очень реальным. Да и сами по себе картины убийства были очень точными, никакое воображение не смогло бы сотворить такого.
- Мисс Уитни! Вы мисс Уитни, не так ли? - Женский голос окликнул ее на расстоянии в несколько футов.
Маргарет Саммерс торопливо шагала по направлению к ней, на ее лице застыло тревожное выражение. Она была хрупкой женщиной около шестидесяти лет с седыми волосами и отличительной манерой практично одеваться.
- Моя дорогая, сегодня утром вы такая бледная. Мы все так боялись за вашу безопасность. В том, как вас унес тот молодой человек, было нечто пугающее.
Рейвен мягко рассмеялась.
- Он и сам выглядит довольно пугающе, не так ли? Он мой старый друг и иногда слишком беспокоится насчет моего здоровья. Поверьте мне, миссис Саммерс, он очень тщательно за мной присматривает. Он действительно всеми уважаемый бизнесмен, спросите любого в деревне.
- Вы больны, дорогая? - Заботливо спросила Маргарет, придвигаясь ближе, так что Рейвен ощутила угрозу.
- Выздоравливаю, - твердо сказала Рейвен, надеясь, что это правда.
- А я уже видела вас до этого! - Восторженно воскликнула Маргарет. - Вы та самая необычная девушка, которая помогла полиции поймать того дьявольского убийцу в Сан-Диего месяц или чуть больше назад. А что вы делаете в этих местах?
Рейвен потерла лоб основанием ладони.
- Этот вид работы очень изматывает, миссис Саммерс. Мне иногда бывает очень плохо. Это была долгая слежка, и мне нужно было уехать куда-нибудь подальше. Мне захотелось отправиться куда-нибудь, где уединенно и красиво, куда-нибудь, где все пропитано духом истории. Куда-нибудь, где люди не будут меня узнавать и указывать на меня, как на какое-то чудо природы. Карпатские горы очень красивы. Я могу заниматься скалолазанием, а могу просто сидеть, и позволять ветру уносить прочь все воспоминания об этом больном разуме из моей головы.
- О, моя дорогая, - Маргарет с сочувствием протянула руку.
Рейвен быстро отступила в сторону.
- Сожалею, но я боюсь прикасаться к людям после того, как выследила того психически нездорового человека. Пожалуйста, постарайтесь понять.
Маргарет кивнула.
- Конечно, хотя, как я заметила, ваш молодой человек ни о чем не думал, прикасаясь к вам.
Рейвен улыбнулась.
- Он властный и имеет склонность к драматическим эффектам, но он действительно относится ко мне хорошо. Мы знаем друг друга некоторое время. Видите ли, Михаил практически не путешествует. - Ложь, казалось, с такой легкостью соскальзывала с ее языка, что она ненавидела себя в этот момент. - Мне не хотелось бы, чтобы кто-нибудь узнал обо мне, миссис Саммерс. Я ненавижу широкую известность, а прямо сейчас я нуждаюсь в уединении. Пожалуйста, не говорите никому, кто я.
- Конечно, никому не скажу, дорогая, но не кажется ли вам, что небезопасно уходить одной? В этих местах часто бродят дикие звери.
- В этой моей маленькой вылазке меня будет сопровождать Михаил, и я совершенно не собираюсь блуждать по лесу ночью.
- О-о, - Маргарет выглядела успокоившейся. - Михаил Дубрински? О нем говорят все.
- Я же говорила вам, что он сверхзаботливый. В действительности, ему нравится, как готовит хозяйка гостиницы, - улыбнувшись, по секрету призналась она, держа корзину для пикника. - Я лучше пойду, а то опоздаю.
Маргарет отошла в сторону.
- Будьте осторожны, дорогая.
Рейвен дружески помахала рукой и не спеша пошла по тропинке, ведущей через деревья вверх к пешеходной тропе в горы. Почему она была вынуждена солгать? Ей нравилось уединение, и она никогда не чувствовала в себе желания оправдываться перед кем-либо. Но по какой-то причине, она не хотела обсуждать жизнь Михаила с кем-либо, и меньше всего с Маргарет Саммерс. Эта женщина, казалось, очень интересовалась им. И дело было вовсе не в ее словах, это было в ее глазах и голосе. Она чувствовала, как Маргарет Саммерс с любопытством смотрит ей вслед, пока тропинка резко не повернула и она не скрылась за деревьями.
Рейвен печально тряхнула головой. Она становится похожей на затворницу, не желая приближаться к кому-либо, даже к милой старой женщине, беспокоящейся об ее безопасности.
- Рейвен! Подождите!
Она закрыла глаза, возражая против еще одного вторжения. Но к тому моменту, когда Джейкоб поравнялся с ней, она смогла изобразить на своем лице улыбку.
- Джейкоб, я рада, что вы оправились после вчерашнего приступа удушья. Как хорошо, что официант был знаком с методом Геймлиха.
Джейкоб бросил на нее сердитый взгляд.
- Я не подавился куском мяса, - защищаясь, сказал он, словно она обвинила его в отсутствии приличных манер. - И хотя все думают точно также, этого не было.
- Действительно? Но то, как официант схватил вас… - ее голос сошел на «нет».
- Прекрасно, но вас уже не было рядом, чтобы узнать, - недовольно обвинил он, его брови сошлись воедино. - Вы просто позволили этому… этому Неандертальцу унести себя.
- Джейкоб, - мягко сказала она, - вы не знаете меня, вы ничего не знаете ни обо мне, ни о моей жизни. Вполне возможно, что этот мужчина мог быть моим мужем. Прошлой ночью мне было очень плохо. Сожалею, но я не могла остаться, тем более, увидев, что с вами все в порядке, и я не думала, что будет прилично, когда тебя стошнит прямо посреди столовой.
- Откуда вы знаете этого мужчину? - Ревниво потребовал Джейкоб. - По рассказам местных жителей, он самый могущественный человек в этом районе. Он богат и владеет всеми правами на нефть. Несомненно, он бизнесмен и очень влиятельный. Как вы умудрились встретиться с таким мужчиной?
Он придвинулся к ней поближе, и Рейвен внезапно поняла, что они были одни и находились в довольно уединенном месте. У него был избалованный и наглый взгляд, портящий его по-детски симпатичную внешность. Она также почувствовала что-то еще - какое-то больное возбуждение в его виноватых мыслях. Она поняла, что занимала немалую часть в его извращенных фантазиях. Джейкоб был из тех богатых мальчиков, которые думают, что могут владеть любой игрушкой, какой захотят.
Рейвен почувствовала движение в своем сознании.
Рейвен? Ты беспокоишься за свою безопасность. - Голос Михаила был вялым, продираясь сквозь слои сна на поверхность.
Вот теперь она встревожилась. Михаил встал вопросительным знаком в ее сознании. Она не знала, что он может сделать, понимая лишь одно - он чувствовал необходимость защищать ее. Ради себя, ради Михаила, ради Джейкоба ей следует заставить последнего понять, что она не хочет иметь с ним ничего общего.
Я справлюсь с этим , - ответила она ему с твердой уверенностью.
- Джейкоб, - терпение звучало в ее голосе. - Думаю, тебе следует уйти, возвращайся в гостиницу. Я не из тех женщин, которых можно запугать таким отношением. Это называется преследованием, и я без всяких угрызений совести напишу жалобу в местной полиции, или как она там называется. - Она задержала дыхания, чувствуя ожидание Михаила.
- Прекрасно, Рейвен, продавай себя тому, кто предложит наивысшую цену! Попытайся найти себе богатого мужа! Он попользуется тобой и выбросит, потому что именно так поступают все мужчины, подобные Дубрински! - Закричал Джейкоб.
Выплюнув еще несколько грубых слов, он пошагал прочь.
Рейвен медленно выдохнула, слава Богу.
Видишь, - заставила она себя мысленно рассмеяться . - Я, маленькая женщина, смогла сама разобраться с проблемами. Удивительно, не так ли?
С другой стороны рощи - невидимой для нее - внезапно раздался ужасный крик Джейкоба, постепенно звук перешел в слабый стон. Во второй раз крик Джейкоба смешался с ревом бешеного медведя. Что-то тяжелое ломилось сквозь заросли в противоположном от Рейвен направлении.
Она почувствовала смех Михаила - низкий, удовлетворенный, чисто мужской.
Очень забавно, Михаил . - Джейкоб излучал страх, но не боль. - У тебя очень странное чувство юмора .
Мне нужно выспаться. Перестань попадать в неприятности, женщина.
Если бы ты не бодрствовал всю ночь, тебе бы не пришлось тратить весь день на сон, - сделала она ему выговор. - Как же ты работаешь?
Компьютеры.
Она обнаружила, что при одной мысли о нем рядом с компьютером, ей хочется рассмеяться. Он не принадлежал миру машин и компьютеров.
Иди, досыпай, великовозрастное дитятко. Большое спасибо, но, в случае чего, я и сама могу справиться не хуже, и без помощи какого-либо большого мускулистого парня, приставленного защищать меня.
Я бы лучше предпочел, чтобы ты вернулась в безопасную гостиницу до моего пробуждения. - В его голосе слышался явный намек на приказ. Но он постарался смягчить свою манеру разговаривать с ней, и она обнаружила, что улыбается над его попытками.
Этого не будет, так что смирись с этим.
Как же трудно с американками.
Она продолжила свой путь в горы, его смех все еще мягко играл у нее в голове, позволяя безмолвию природы просочиться в нее. Птицы пели одна другой нежнее, ветерок колыхал деревья. Поляну покрывали цветы всех расцветок, поднимая свои лепестки к небу.
Рейвен взбиралась все выше, находя умиротворение в своем одиночестве. Она уселась на отвесный валун прямо над поляной, окруженной густым лесом. Съев свой ланч, она улеглась на спину, восхищаясь окружающей ее природой.
Михаил пошевелился, позволяя своим чувствам прочитать окружающий его мир. Он лежал неглубоко в земле, безмятежный. Возле его жилища не наблюдалось ни одного человека. Выбравшись из земли, он оказался в холодном влажном подвале. В то время, когда он принимал душ - поскольку привык к человеческому способу очищения, хотя в этом не было необходимости - его сознание, потянувшись, дотронулось до сознания Рейвен. Она дремала в горах, незащищенная в собирающихся сумерках. Он нахмурился. У этой женщины нет ни малейшего понятия о мерах безопасности. Им овладело желание встряхнуть ее, которое оказалось даже сильнее его стремления обнять ее и всегда удерживать в безопасном укрытии своих рук.
Он тронулся в путь под заходящим солнцем, взбираясь по горным тропинкам со скоростью, присущей его виду. Солнце, прикасаясь к его коже, согревало ее, делало его живым. Специальной конструкции темные очки защищали его сверхчувствительные глаза, но он все равно ощущал легкое неудобство, словно тысячи игл ожидали случая вонзиться в его глаза. Когда он приблизился к скале, на которой спала Рейвен, то уловил запах другого мужчины.
Рэнд. Михаил обнажил зубы. Солнце опустилось за край гор, отбрасывая на холмы темные тени и погружая лес в мрачные тайны. Михаил вышел на открытое место, его руки были прижаты к бокам, его тело представляло собой текучую комбинацию силы и гармонии. Он был чистой угрозой, подкрадывающимся демоном, молчаливым и смертельным.
Рэнд, находясь к нему спиной, приближался к женщине на скале. Почувствовав витающую в воздухе силу, он развернулся - во всех его красивых чертах сквозила убитость горем и опустошенность.
- Михаил… - Его голос сломался, а глаза потупились. - Я знаю, ты никогда не простишь меня. Ты же знаешь, что я не был истинным Спутником Жизни Ноэль. Она бы не позволила мне уйти. Она грозилась покончить с собой, если я оставлю ее, если я попытаюсь найти другую. И подобно трусу я оставался с ней.
- Почему я нахожу тебя, стоящим над моей женщиной? - Прорычал Михаил.
Ярость поднималась до тех пор, пока жажда крови не свернулась в нем, словно живое существо. Если Ноэль угрожала ему выйти на солнце, то данный вопрос должен быть поставлен перед ним. У Михаила было достаточно сил и власти, чтобы избавить Ноэль от такой губительной привычки. Рэнд прекрасно знал, что Михаил был их принцем, их лидером, и хотя они не обменивались кровью, он, тем не менее, мог прочитать извращенное удовольствие мужчины в его больных взаимоотношениях с Ноэль, в его господстве над ней и ее одержимостью им.
Позади них Рейвен пошевелилась и села, отбросив волосы привычным жестом. Она выглядела сонной, сексуальной, коварной обольстительницей, поджидающей своего любовника. Рэнд, повернув голову, взглянул на нее, и что-то хитрое и коварное проскользнуло в выражении его лица. Она ощутила неожиданное предупреждение Михаила сохранять тишину, безудержное горе Рэнда, его ревность и неприязнь к Михаилу, тяжелое напряжение между мужчинами.
- Байрон и Жак сказали мне, что она под твоей защитой. Я не мог спать и узнал, что она находится здесь одна и без защиты. Мне нужно было что-то сделать или я бы присоединился к Ноэль.
Мольба о понимании, если не о прощении, прозвучала в его словах, хотя Рейвен не была уверена, что Рэнд подразумевал именно то, что сказал. Она не знала почему, возможно потому что его горе было таким подлинным. Может быть, он отчаянно нуждался в уважении Михаила и понимал, что никогда не получит его.
- Тогда я твой должник, - твердо сказал Михаил, стараясь контролировать свою ненависть к мужчине, который оставил без защиты женщину, недавно родившую его ребенка, чтобы затем нарочно мучить ее запахом другой женщины на своей коже.
Рейвен соскользнула с высоты своего места, маленькая хрупкая женщина с невероятно большими синими глазами, полными сострадания.
- Я очень сожалею о вашей потери, - мягко пробормотала она, стараясь держаться на расстоянии.
Этот мужчина был мужем убитой женщины. Его вина и горе прокрадывались в ее тело с причиняющей боль решимостью, но она все равно волновалась за Михаила. Что-то неправильное было в Рэнде. Какая-то двойственность внутри - и не зло, и не совсем правильное.
- Спасибо, - сжато сказал Рэнд. - Мне нужен мой ребенок, Михаил.
- Тебе нужна целебная земля, - не согласился Михаил, спокойный и непреклонный в своем решении, беспощадный в своем ответе.
Он не смог бы передать драгоценного беспомощного ребенка этому мужчине в его теперешнем состоянии рассудка.
В животе у Рейвен все сжалось, свернулось, и боль прошла через ее сердце при этих жестоких словах. Она только отчасти поняла, что означает утверждение Михаила. Этот мужчина, горюющий по убитой жене, еще лишился и своего ребенка, принимая слова Михаила, как абсолютный закон. Она почувствовала его глубокую боль, словно свою собственную, хотя на определенном уровне не была согласна с решением Михаила.
- Пожалуйста, Михаил. Я любил Ноэль. - Инстинктивно Рейвен знала, что Рэнд просит не за ребенка.
От ярости черты лица Михаила потемнели, рот сердито сжался, а глаза полыхнули красным.
- Не говори мне о любви, Рэнд. Отправляйся под землю, исцелись. Я найду ассасинов и отомщу за свою сестру. Больше я не буду поддаваться чувствам. Если бы я не уступил ее мольбам, сегодня она была бы жива.
- Я не могу спать. Это мое право отправиться на охоту. - Голос Рэнда звучал вызывающе, угрюмо, словно у ребенка, старающегося добиться уважения и равенства, но знающего, что он никогда этого не добьется.
Вспышка нетерпения, чего-то угрожающего пересекла задумчивые черты Михаила.
- Тогда я приказываю тебе и даю исцеляющий отдых, необходимый как твоему телу, так и сознанию. - Его голос был мягким и бесцветным как всегда. И если бы не ярость, пылающая в его черных глазах, Рейвен могла бы подумать об его заботе и нежности по отношению к этому мужчине. - Мы не можем себе позволить потерять и тебя, Рэнд. - Его голос стал бархатистым, заманчивым, приказывающим. - Ты отправишься спать, Рэнд. Ты отправишься к Эрику, и он поможет тебе приготовиться и защитить себя. Ты будешь пребывать во сне до тех пор, пока не перестанешь представлять опасность, как для себя, так и для других.
Рейвен была поражена и встревожена неограниченной властью, звучавшей в его голосе, властью, с которой он обращался, как с должной. Один только голос Михаила мог ввести в гипнотический транс. Никто не сомневался в его авторитете, даже в принятии решения по такому важному вопросу, как сохранность ребенка. Она прикусила губу, запутавшись в своих ощущениях. Он был прав насчет ребенка. Она чувствовала какую-то неискренность в Рэнде, и все же то, что взрослый мужчина повинуется его приказу - был вынужден повиноваться его приказам - пугало ее. Ни у кого не должно быть такого голоса, таких способностей. Что-то столь сильное могло использоваться неправильно, могло с легкостью развратить того, кто владел этим.
После того, как Рэнд ушел, они остались стоять в сгущающихся сумерках, смотря друг на друга. Рейвен могла чувствовать, как на нее давит недовольство Михаила, и она вызывающе вздернула подбородок. Он придвинулся ближе, двигаясь невероятно быстро, его пальцы обхватили ее горло, словно хотели задушить.
- Ты больше никогда не поступишь так безрассудно.
Она прищурилась.
- Не пытайся угрожать мне, Михаил, это не сработает. Никто не смеет говорить мне, что делать или куда я могу идти.
Его пальцы соскользнули на ее запястья, сжимая, грозясь сломать хрупкие косточки.
- Я не потерплю всяких глупостей, из-за которых твоя жизнь может подвергнуться опасности. Мы уже потеряли одну из наших женщин. Я не хочу потерять и тебя.
Его сестра, сказал он. Сострадание боролось в ней с самосохранением. Основной причиной их сегодняшнего столкновения явилось то, что он так пугал ее.
- Михаил, ты не можешь положить меня в коробку и хранить на полке. - Она говорила как можно мягче.
- Я не собираюсь спорить по поводу твоей безопасности. Чуть раньше ты находилась наедине с мужчиной, который думал силой овладеть тобой. На тебя могло напасть любое дикое животное, и если бы ты не была под моей защитой, в своем теперешнем состоянии Рэнд вполне мог поранить тебя.
- Но ничего из этого не произошло, Михаил. - Она дотронулась до его челюсти своими нежными успокаивающими пальцами, ласково поглаживая. - Тебе и так есть о чем беспокоится, и без меня хватает ответственности. Я могу помочь тебе. Ты же знаешь, что я способная.
Он дернул ее за запястье так, что она потеряла равновесие и упала на него.
- Ты сводишь меня с ума, Рейвен. - Его руки взметнулись, прижимая ее мягкое стройное тело к себе. Его голос снизился до тягучей ласки, гипнотизирующей, явно черной магии. - Ты единственный человек, которого я хочу защищать, хотя ты и не повинуешься мне. Ты настаиваешь на независимости. Все остальные полагаются на мою силу, а ты стремишься помогать мне, взять на себя мои обязанности. - Он приблизил свой рот к ее.
И снова земля удивительным образом зашаталась под ее ногами, а в воздухе вокруг них затрещали электрические разряды. Язычки пламени лизали ее кожу, согревая кровь. Цвета закружились и заплясали перед ее глазами. Его рот заявлял на нее свои права, настойчивый, мужской, полностью подавляющий, поглощающий все мысли о сопротивлении. Она приоткрыла свой рот для него, допуская его тщательное исследование, его сладостно-жгучее нападение.
Ее руки, пройдясь по ширине его плеч, обхватили за шею. Ее тело стало податливым, мягким, подобно огненному шелку. Михаилу захотелось опустить ее на мягкую землю, сорвать с ее тела вызывающую раздражение одежду, и окончательно сделать своей. В ее вкусе было так много чистоты. Никто не просил разделить с ним вес его нескончаемой ноши. Никто, до появления этой маленькой хрупкой смертной, даже не задумывался о цене, которую ему постоянно приходится платить. Человек. Она была достаточно храброй, чтобы противостоять ему, и он не мог не уважать за это.
Он закрыл глаза, наслаждаясь ощущением ее тела, прижимающегося к его, констатируя тот факт, что он мог хотеть ее с такой силой. Он держал ее, желая ее, нуждаясь в ней, горя для нее, даже не понимая, как такой огненный шторм мог поглотить его. Неохотно, он поднял голову, хотя его тело сопротивлялось этому.
- Пошли домой, Рейвен. - Его голос был чистым соблазном.
Медленная улыбка изогнула ее мягкий рот.
- Не думаю, что это безопасно. Ты принадлежишь к тому типу мужчин, от которых меня предостерегала моя мама.
Он собственнически обвил ее плечи своей рукой, прижав к себе. Михаил не имел ни малейшего намерения позволить ей снова покинуть его мир. Его тело подтолкнуло ее идти в нужном ему направлении. Они шли вместе, и приятная тишина окружала их.
- Джейкоб не собирался причинять мне боль, - внезапно заявила она. - Я бы об этом знала.
- Ты не дотрагивалась до него, малышка, к счастью для него.
- Он конечно способен на насилие. Жестокость всегда так трудно пропустить. - Она одарила его озорной улыбкой. - Она прилипает к тебе словно вторая кожа.
В отместку за поддразнивание, он дернул ее за толстую косу.
- Мне хотелось бы, чтобы ты остановилась в моем доме. По крайней мере, до тех пор, пока мы не найдем и не уничтожим ассасинов.
Рейвен некоторое время шагала молча. Он сказал мы , словно они были командой. Это порадовало ее.
- Знаешь, Михаил, сегодня произошла очень странная вещь. Кажется, что ни один человек ни в гостинице, ни в деревне не знает об убийстве.
Его пальцы слегка коснулись ее тонкой скулы.
- И ты ничего не сказала?
Она бросила на него успокаивающий взгляд из-под длинных ресниц.
- Естественно. Не люблю сплетничать.
- Смерть Ноэль была жестокой, бессмысленной. Она была Спутницей Жизни Рэнда…
- Ты и раньше использовал этот термин. Что он означает?
- Что-то подобное жене или мужу, - объяснил он. - Ноэль всего два месяца назад родила ребенка. Она находилась под моей ответственностью. Ноэль - не повод для сплетен. Мы сами найдем ее убийц.
- Ты не думаешь, что если серийный убийца свободно гуляет по такой маленькой деревне, люди имеют право знать об этом?
Михаил тщательно подбирал слова.
- Румынам никакая опасность не грозит. И это работа не одного человека. Ассасины желают уничтожить нашу расу. Почти все истинные Карпатцы вымерли. У нас жестокие враги, которые хотят видеть всех нас мертвыми.
- Почему?
Михаил пожал плечами.
- Мы другие, у нас есть определенные способности, таланты. Люди боятся всего необычного. Ты должна знать об этом.
- Возможно, и во мне течет карпатская кровь, только разбавленная, - с ноткой сожаления сказала Рейвен.
Это так здорово думать, что у нее был предок с такими же способностями.
Его сердце потянулось к ее. Какой ужасно одинокой должно быть была ее жизнь. Михаилу захотелось обнять ее, поместить в безопасность своих рук и защитить ото всех жизненных неприятностей. Свое уединение он выбрал сам, у Рейвен же не было выбора.
- Наши права на нефть и полезные ископаемые в стране, где большинство довольствуется малым, являются причиной беспокойства и ревности. Для моих людей - закон я. Я разбираюсь с угрозами нашему положению и нашим жизням. Это из-за моего неверного решения Ноэль оказалась в опасности, и теперь мой долг - выследить ее убийц и привлечь их к ответственности.
- Почему ты не вызвал местные органы власти? - Изо всех сил попыталась понять она, осторожно подбираясь к истине.
- Я - единственная власть для моих людей. Я - закон.
- Один?
- У меня есть другие, которые охотятся, в действительности их много, но все делается по моему приказу. Всю ответственность по всем решениям несу я один.
- Судья, присяжные и палач? - предположила она, задержав дыхание в ожидании ответа.
Ее чувства не могли лгать. Она чувствовала пятно зла в нем, и не важно насколько хороший заслон он создавал. Никто не мог быть настолько хорошим, чтобы хоть раз не ошибиться. Она не поняла, что остановилась, пока его руки не скользнули вверх и вниз по ее рукам, согревая ее дрожащее тело.
- Теперь ты боишься меня. - Сказал он мягко, устало, словно этим она причинила ему боль.
А это действительно ранило. Он хотел, чтобы она боялась его, преднамеренно вызывал ее страх, но теперь, добившись своей цели, он понял, что хотел совсем не этого.
Его голос дернул за потайные струны ее сердца.
- Я не боюсь тебя, Михаил, - мягко возразила она, поднимая свое лицо к нему, чтобы изучить его в лунном свете. - Я боюсь за тебя. Такая большая власть может привести к беспределу. Такая большая ответственность - к разрушениям. Ты принимаешь решения относительно жизни и смерти, которые только Бог может принимать.
Его рука ласкала ее шелковистую кожу, и, переместившись, очертила ее полную нижнюю губу. Ее большие синие глаза казались невероятно огромными на небольшом личике, ее чувства были раскрыты для его гипнотизирующего взгляда. Там были беспокойство, сочувствие, зачатки любви и сладкая, сладкая невинность, что потрясло его до самого основания. Она беспокоилась о нем. Беспокоилась.
Отвернувшись от нее, Михаил громко простонал. Она не представляла, что предлагает такому существу как он. Он знал, что был недостаточно сильным, чтобы сопротивляться этому, и поэтому презирал себя за свой эгоизм.
- Михаил. - Она дотронулась до его руки, посылая искры пламени лизать его кожу, согревая его кровь. Он еще не питался, и эта комбинация любви, страсти и голода была взрывной, пьянящей, и очень, очень опасной. Как он мог не любить ее, когда находился в ее сознании, читал ее мысли, хорошо знал ее? Она была светом в его темноте, его второй половинкой. Вполне возможно, что это запрещенные намерения, вероятнее всего ошибка природы, но он не мог удержаться и не любить ее. - Позволь помочь тебе. Раздели эту ужасную ношу со мной. Не отдаляйся от меня. - Всего одно прикосновение ее руки, беспокойство в глазах, чистота и справедливость, прозвучавшие в голосе, выявили незнакомую нежность, скрывающуюся внутри него.
Он притянул ее к себе, прекрасно сознавая настойчивые требования своего тела. С низким животным рычанием он поднял ее на руки, прошептав мягкий приказ, и двинулся со всей скоростью, на которую был способен.
Рейвен заморгала, обнаружив, что находится в теплой библиотеке Михаила, с огнем, отбрасывающим тени на стены, и не зная, как она здесь оказалась. Она не помнила, как входила сюда, но тем не менее они находились в стенах его дома. Рубашка Михаила была расстегнута, открывая крепкие мускулы его груди. Его темные глаза сосредоточились на ее лице, наблюдая за ней с неподвижностью и бдительностью, напоминая в этот момент хищника. Он и не пытался скрыть, что желает ее.
- Я даю тебе последнюю возможность, малышка - Проговорил он слова резким, хриплым голосом, словно они мучительно разрывали его горло. - Я найду силы отпустить тебя, если ты этого захочешь. Сейчас. Прямо сейчас.
Их разделяла длина комнаты. Воздух, словно замер. Даже доживи она до ста лет, этот момент навсегда останется в ее памяти. Он стоял, ожидая ее решения - разделить свою жизнь с ним или обречь его на вечное уединение. Его голова была гордо вздернута, его тело - вызывающе мужское - отчаянно напряжено, а глаза горели голодом.
Он прогнал все здравые мысли из ее головы. Если она оставит его, не приговорит ли и себя к этой же самой судьбе? Кому-то нужно любить этого мужчину, хоть немножко заботиться о нем. Как он так долго смог прожить один? Он ждал. Не было ни принуждения, ни соблазна, только его глаза, его нужда, его полнейшая изоляция от остальных в этом мире. Остальные полагались на его силу, требовали его навыков, даже не выказывая ему привязанности, не благодаря его за неустанную бдительность. Она могла удовлетворить его голод как никто другой. Она знала это на уровне подсознания. Для него не существовало другой женщины. Он хотел ее. Он жаждал ее. Она не могла уйти от него.
- Сними свой свитер. - Мягко сказал он.
Теперь у него не было иного пути. Он прочитал решение в ее глазах, в мягком подрагивании ее губ.
Она отступила назад, ее синие глаза широко раскрылись. Очень медленно, почти неохотно, она сняла свитер, словно где-то глубоко внутри понимала, что отдает ему нечто большее, чем свою невинность. Она понимала, что отдает ему свою жизнь.
- Рубашку.
Ее язычок скользнул по губам, увлажняя их атласную поверхность. Ответный удар в его теле был диким, примитивным. Как только она сдернула водолазку, его руки спустились к пуговице брюк. Их ткань туго обтягивала его тело, стесняя движения и причиняя ему боль. Он был осторожен, используя человеческую манеру раздеваться, стараясь не напугать ее еще больше.
Ее обнаженная кожа мерцала в свете камина. Тени скользили по очертаниям ее тела. Ее грудная клетка была узкой, талия маленькой, подчеркивая щедрую полноту грудей. Мужчина, находящийся в нем, сделал резкий вдох, полностью захваченный желанием; а зверь - взревел, требуя освобождения.
Михаил сбросил свою рубашку на пол, не в силах больше терпеть ощущения материала на своей сверхчувствительной коже. Глубоко внутри его горла родился звук, животный, дикий - жестокое, варварское требование. А снаружи поднялся ветер, и темные, зловещие облака проплывали на фоне луны. Отбросив в сторону человеческую одежду, он обнажил свое тело - рельефные мускулы и пылающее желанием естество.
Она судорожно сглотнула, снимая с плеч кружевные бретельки своего расстегнутого бюстгальтера и позволяя ему соскользнуть на пол. Ее груди заманчиво напряглись, соски выглядели твердыми и эротичными.
Он пересек комнату одним скользящим движением, не заботясь о дальнейших объяснениях. Им овладел многовековой инстинкт. И сдернув неприятные ему джинсы с ее бедер одним движением, он отбросил их в сторону.
Рейвен вскрикнула и в ее глазах появилась тень страха от его напористости. Но Михаил успокоил ее всего одним прикосновением, лаская своими руками ее тело, запечатляя в памяти каждую его линию.
- Не бойся моего желания, малышка, - мягко прошептал он. - Я никогда не причиню тебе боли. Для меня просто невозможно сделать это.
Ее косточки были маленькими, хрупкими, ее кожа была подобна горячему шелку. Масса ее волос, выпущенная на свободу его хищными пальцами, скользила по его напряженному телу, от чего огненные стрелы пронзали его пах. Все его тело напряглось, пылая. Господи, он так сильно нуждался в ней. Так сильно.
Его рука обхватила ее сзади за шею крепкой хваткой, из которой она не могла вырваться, большим пальцем откинув голову назад, открывая для себя ее горло и поднимая грудь. Другая его рука медленно скользила по ее телу - пройдясь по возвышенности груди, она на краткий миг остановилась на его метке, оставленной у нее на шее так, что ее вновь охватило жжение и пульсация, а затем вернулась, обхватив бархатистую мягкость. Он проследил линию каждого ее ребра, утоляя свой голод, успокаивая ее страхи. Пройдясь кончиками пальцев по ее плоскому животу и бедрам, он остановился на треугольнике шелковистых кудряшек в месте соединения ног.
Она и прежде чувствовала его прикосновения, но на этот раз они были в тысячу раз сильнее. Его рука вызывала нестерпимую жажду, чувство полного погружения в мир чистых ощущений. Что-то прорычав тихим голосом на своем собственном языке, Михаил положил ее на пол перед камином. Он действовал настолько стремительно, поймав ее в ловушку между собой и деревянным полом, что на какой-то момент ей показалось, что внутри мужчины поселилось дикое животное и подчинило его себе. Вплоть до этого момента Михаил даже и не подозревал, насколько он был близок к обращению. Эмоции, страсть и вожделение - все смешалось воедино, пока его не охватил страх за них обоих.
Свет от камина отбрасывал на него дьявольские тени. Он выглядел огромным, неукротимым, опасным животным, когда склонился над ней.
- Михаил. - Мягко произнесла она его имя, потянувшись, чтобы смягчить линии на его искаженном лице, желая, чтобы он действовал помедленнее.
Но он поймал и сжал оба ее запястья в своей руке, вытянув руки над ее головой и держа их там.
- Мне нужно твое доверие, малышка. - Его голос был смесью резкой команды и черной бархатистой магии. - Доверься мне. Пожалуйста, доверься мне.
Она боялась, такая уязвимая, растянутая перед ним подобно языческой жертве, подобно подношению давно умершему божеству. Его глаза скользнули по ней, горящие, пылающие, обжигающие ее кожу везде, где его пристальный взгляд соприкоснулся с ней. Рейвен, замерев, лежала под его безжалостной силой, ощущая его неумолимую решимость, прекрасно осознавая ту ужасную внутреннюю борьбу, которая шла внутри него. Ее пристальный взгляд скользнул по линиям, отпечатавшимся на его лице, его рту - такому чувственному и способному на подобную жестокость, его глазам - горящим с такой неистовой потребностью. Рейвен слегка шевельнулась, проверяя его силу, понимая, что будет не в состоянии остановить его. Она боялась их соединения, потому что была неуверенна в себе, не знала, чего ожидать, но веря в него.
Ощущение ее мягкого, обнаженного тела, извивающегося под ним, только еще больше воспламенило его. Михаил простонал ее имя, скользнув руками на ее бедра и найдя сосредоточие ее женственности.
- Доверься мне, Рейвен. Я нуждаюсь в твоем доверии.
Его пальцы, найдя ее лоно, ласкали, возбуждали, вызывая прилив жаркой жидкости. Склонив голову, он пробовал на вкус ее кожу, ее запах.
Она тихо вскрикнула, когда его рот нашел ее грудь, а его пальцы глубоко проникли в нее. От удовольствия ее тело задрожало. Он двинулся ниже, прослеживая языком тропинку, ранее пройденную его пальцами. С каждым прикосновением его тело становилось все напряженнее, сердце раскрывалось, а содержащееся в клетке чудовище - делалось сильнее. Половинка. Его. Он глубоко вдохнул ее запах, погружая его в самую сущность своего тела; его язык скользил по ней в медленных длительных ласках.
Она снова двинулась, все еще не уверенная, но успокоенная, когда он поднял свою голову и взглянул на нее с абсолютной собственностью, горящей в его глазах. Неторопливо, он развел ее колени в стороны, раскрывая перед собой ее самое уязвимое место. Его глаза предупреждающе посмотрели в ее, а затем он склонил свою голову и начал пить.
Где- то глубоко в душе Михаил понимал, что она слишком невинна для такой специфической необузданной любовной ласки, но он был решительно настроен на то, чтобы она получила удовольствие от их соития, удовольствие, которое даст ей он, а не какое-либо гипнотическое внушение. Он слишком долго ждал свою половинку -бесконечные века голода, темноты и полного одиночества. Он не мог быть мягким и внимательным, когда все внутри него требовало, чтобы она принадлежала ему - полностью и навсегда. Он знал, что ее доверие было для него всем. Ее вера в него будет ее защитой.
Ее тело начало содрогаться, она вскрикнула. Михаил прошелся своим телом по ее, наслаждаясь ощущением ее кожи, ее мягкости, поражаясь тому, насколько она маленькая. Каждая деталь, независимо от того насколько она была незначительной, отпечаталась в его сознании, стала частью его дикого удовольствия, в котором он не мог себе отказать.
Он отпустил ее запястья, склонившись, чтобы поцеловать ее рот, глаза.
- Ты такая красивая, Рейвен. И принадлежишь мне. Принадлежишь только мне. - Он лег поверх нее; его мускулы напряглись - невероятно сильный, дрожащий от своей потребности в ней.
- А никого другого и не могло быть, Михаил, - мягко ответила она, ее пальцы успокаивали его горящую кожу. Она разгладила линии глубокого отчаяния на его лице, радуясь ощущению его волос в своих ладонях. - Я доверяю тебе, только тебе.
Михаил обхватил ее небольшие бедра своими руками.
- Я буду так нежен, насколько смогу, малышка. Не закрывай свои глаза, оставайся со мной.
Она была влажной, готовой для него, но когда он медленно вошел в нее своим напряженным членом, то почувствовал внутри нее защитный барьер. Резко вздохнув, она напряглась.
- Михаил. - В ее голосе слышалась явная тревога.
- Это ненадолго, малышка, а потом я возьму тебя на небеса. - Он ожидал ее согласия, выжидая и горя в агонии.
Ее глаза блестели, когда она взглянула на него с удивительным доверием. Никто, ни из ее рода, ни из его, на протяжении веков никогда не смотрел на него так, как в данный момент смотрела она. Михаил подался вперед, глубже входя в тесное, жгучее влагалище. Она мягко застонала, и он, склонив свою голову, нашел ее рот, стирая боль прикосновением своего языка. Он все еще сдерживал себя, чувствуя их смешанное сердцебиение, кровь, поющую в их венах, пока ее тело приспосабливалось к его.
Он целовал ее нежно, ласково, раскрывая свое сознание насколько это было возможно, желая, разделить себя с нею. Его любовь была дикой, всепоглощающей, защищающей, которую заслужить было определенно нелегко, но которая полностью предназначалась ей. Затем он начал двигаться, медленно и осторожно вначале, оценивая ее реакцию по выражению лица.
Требования тела Михаила начали брать над ним вверх. Пламя лизало его кожу, ревело в его животе. Его мышцы сжались, напряглись; небольшие капли пота выступили на его коже. Он еще ближе притянул ее к себе, заявляя на нее свои права, погружаясь в нее снова и снова, полный решимости насытить свой неутолимый голод.
Руки Рейвен передвинулись на его грудь, трепеща, словно в знак протеста. Он что-то предупреждающе проворчал, склонив свою темноволосую голову к темной маковке ее левой груди. Мягкая бархатистая кожа, жгуче-жаркое влагалище. Он весь горел, двигаясь все сильнее, ища освобождения единственно-доступным ему способом. Они были единым целым; она была его второй половинкой. Она снова шевельнулась, отодвигаясь от него, задыхаясь и невнятно протестуя, выказывая свой страх перед волной удовольствия, охватившей ее. Он снова что-то проворчал, чувственно протестуя и погружая свои крепкие зубы в выемку на ее шее, прижимая к библиотечному полу.
Огонь разгорелся в сильный пожар, бурный, неконтролируемый. Грохотал гром, сотрясая дом, когда вспышки молнии, сопровождаемые ударом грома, одна за другой ударяли в землю. Он взревел, вознося мольбу к небесам, когда взял ее с собой за пределы земли. Это длилось бесконечно. Боль граничила с удовольствием, заставляя требовать все больше и больше. Освободившись от спермы, его тело начало испытывать ненасытный чувственный голод; чудовище, живущее в нем, полностью пробудилось.
Рот Михаил оставив ее плечо и пройдясь вдоль линии горла, нашел устойчивое биение ее сердца под полной манящей грудью. Приласкав языком ее напряженные соски, он вернулся к груди, обводя ее раз, второй. А затем его зубы глубоко вошли в нее и он начал питаться; и вновь его тело овладевало ею, страстно и быстро, ненасытное в своем сексуальном безумии. Ее вкус был сладким, чистым и очень привлекательным. Он жаждал все большего и большего, его тело становилось сильнее и мощнее, двигаясь все сильнее и сильнее, все глубже погружаясь в нее, подводя ее к очередному оглушительному экстазу.
Рейвен боролась сама с собой, не узнавая Михаила в том чудовище, чьи эмоции представляли собой смесь чистого чувственного голода и зверского аппетита. Ее тело отвечало ему, находясь во власти своей, казалось бы, бесконечной потребности в нем. Его рот обжигал и мучил ее кожу, казалось, бесконечно питаясь, стремительно приближая кульминацию. Она чувствовала, как слабеет, странная эйфория постепенно овладевала ею - томная и сексуальная. Прижав его голову к себе, она отдавала всю себя во власть его ужасного голода, в то время как его тело снова и снова содрогалось в конвульсиях.
Именно ее одобрение отрезвило его. Эта женщина не находилась под гипнозом, она предлагала себя добровольно, потому что чувствовала его неистовую потребность, потому что верила, что он остановится прежде, чем причинит ей вред, прежде чем убьет ее.
Язык Михаила прошелся по ее груди, закрывая рану. Когда он поднял голову, его глаза горели, как у животного, ее вкус сохранялся у него во рту, на его губах. Он выругался тихо, мучительно, испытывая полное отвращение к самому себе. Она была под его защитой. Он еще никогда ненавидел себя и свой вид больше, чем в данный момент. Она так свободно отдавала себя, и он эгоистично этим воспользовался; чудовище в нем стало настолько сильным, когда он уступил бурному восторгу от слияния со своей Спутницей Жизни.
Он поднял ее безвольное тело, сжав в своих объятиях.
- Ты не умрешь, Рейвен.
Он испытывал ярость на самого себя. Не это ли было его целью? В самом темном уголке его сознания, не надеялся ли он, что это может произойти? Он постарается ответить на этот вопрос позже. Прямо сейчас ей необходима кровь, и как можно быстрее.
- Оставайся со мной, малышка. Я остался в этом мире из-за тебя. Ты должна быть сильной ради нас обоих. Ты можешь меня слышать, Рейвен? Не оставляй меня. Я могу сделать тебя счастливой. Я знаю, что могу.
Он сделал глубокий разрез на своей груди и прижал ее рот к темно-красному пятну, свободно вытекающему из пореза.
Ты должна пить, подчинись мне в этом. - Он знал, что было бы лучше, чтобы она пила прямо из него, но ему требовалось держать ее, нужно было ощущать ее мягкий рот на своей коже, впитывающий саму его сущность, его жизненные соки в свое истощенное тело.
Она повиновалась неохотно, ее тело грозилось отвергнуть его дающую жизнь жидкость. Подавившись, она попыталась отвернуть голову в сторону. Но он безжалостно прижал ее к себе.
- Ты должна жить, малышка. Пей большими глотками .
Ее воля была невероятно сильной. Даже со своими собственные людьми ему не требовалось столько усилий, чтобы заставить их повиноваться. Естественно, его люди верили в него, желали повиноваться. И хотя, Рейвен не подозревала, что он воздействует на нее, где-то глубоко внутри нее чувство самосохранения противилось его командам. Но это не имело значения. Его воля будет преобладать. Она всегда преобладает.
Михаил отнес ее в свою спальню. И измельчив сладкие, исцеляющие травы вокруг кровати, он покрыл ими ее маленькое неподвижное тело и погрузил ее в глубокий сон. Через час он будет должен заставить ее выпить еще. Некоторое время он еще постоял возле кровати, глядя на нее и чувствуя потребность выкричаться. Она выглядела такой красивой и необыкновенный - драгоценное сокровище, с которым он так жестоко обошелся, когда должен был защищать ее от чудовища, сидевшего внутри него. Карпатцы не были людьми. Их любовные игры были чрезвычайно дикими. Рейвен была молодой, неопытной, человеком. Он оказался неспособен сдержать под контролем свои вновь приобретенные чувства в пылу страсти.
Дрожащими пальцами он дотронулся до ее лица в легчайшей ласке, и, склонившись, поцеловал ее мягкий рот. А затем с проклятием развернулся и покинул комнату. Запирая ее внутри, он знал, что никто и ничто не проникнет к ней, потому что выставленные им защитные меры были самыми сильными.
Бушевавший снаружи шторм был таким же разъяренным и беспокойным, как и его душа. Пробежав три шага, он поднялся в воздух, несясь по направлению к деревне. Вокруг него кружился и свистел ветер. Дом, который он искал, был не более чем небольшой хижиной. Он встал перед дверью, а его лицо превратился в мученическую маску.
Эдгар Хаммер молчаливо открыл дверь и отступил в сторону, позволяя ему войти.
- Михаил. - Его голос был мягким.
Эдгару Хаммеру было 83 года и большую часть своей жизни он провел служа Господу. Он считал, что ему оказана высочайшая привилегия числиться среди немногочисленных настоящих друзей Михаила Дубрински.
Михаил заполнил собой и своей властью всю комнату. Он был взволнован, глубоко встревожен. В то время, как он безостановочно шагал по комнате, шторм снаружи становился все яростнее и сильнее.
Эдгар устроился на стуле, зажег свою трубку и ждал. Он еще никогда не видел Михаила в каком-либо другом состоянии, кроме полнейшего спокойствия. Но сейчас перед ним был опасный человек, человек, которого Эдгар даже мельком не видел.
Михаил заехал кулаком в каменный камин, от чего сеть прекрасных трещин пересекла камни.
- Сегодня ночью я почти убил женщину. - Решительно признался он, боль сквозила в его темных глазах. - Вы рассказывали мне, что Бог создал нас с определенной целью, что мы были созданы им. Я больше чудовище, чем человек, Эдгар, и я не могу продолжать обманывать самого себя. Я искал вечный покой, но даже в этом мне было отказано. Ассасины преследуют мой народ. Я не имею права покинуть их, пока не буду знать, что они защищены. А теперь и моя женщина в опасности, которую представляю для нее не только я, но и мои враги.
Эдгар спокойно пыхтел своей трубкой.
- Вы сказали «моя женщина». Вы любите ее?
Михаил раздраженно махнул рукой.
- Она моя. - Это было утверждением.
Как он мог сказать «любовь»? Это слово не выражало того, что он чувствовал. Она была чистой. Праведной. Сочувствующей. Всем, чем не являлся он.
Эдгар кивнул.
- Вы влюблены в нее.
Михаил мрачно нахмурился.
- Я нуждаюсь. Я голодаю. Я хочу. В этом вся моя жизнь. - Он сказал это с мукой, как будто мог сделать истиной.
- Тогда почему вы испытываете такую боль, Михаил? Вы хотите ее, возможно, нуждаетесь в ней. Я могу допустить, что вы взяли ее. Вы были голодны, и я могу предположить, что вы питались. Почему вы должны испытывать такую боль?
- Вы знаете, что это неправильно брать кровь у женщины, к которой мы чувствуем другие аппетиты.
- Вы говорили, что не чувствовали сексуального желания несколько веков. Поэтому вы не можете чувствовать его совсем, - мягко напомнил ему Эдгар.
- Я желаю ее, - признался Михаил, его темные глаза были полны боли. - Я хочу ее каждую минуту дня. Я нуждаюсь в ней. Господи, она должна быть моей. Не только ее тело, но и ее кровь. Я пристрастился к ее вкусу. Я страстно желаю ее, всю ее, несмотря на то, что это запрещено.
- Но вы все равно сделали это?
- Я почти убил ее.
- Но не убили же. Она все еще жива. Она не может быть первым случаем, когда вы питаетесь слишком сильно. Остальные причиняли вам боль?
Михаил отвернулся.
- Вы не понимаете. Причина в том, как это произошло, что я сделал потом. Я боялся этого, с того самого момента, как впервые услышал ее голос.
- Если этого никогда не случалось ранее, то почему вы боитесь?
Михаил опустил голову, а его пальцы сжались в кулаки.
- Потому что я хотел ее, я не мог пережить ее потерю. Я хотел, чтобы она узнала меня, узнала с наихудшей стороны. Увидела всего меня. Я хотел привязать ее к себе так, чтобы она никогда не смогла покинуть мой мир.
- Она человек.
- Да. Но у нее есть способности, ментальный канал связи со мной. Сочувствие. Она стремится к красоте. Я говорил себе, что не буду так поступать, что это неправильно, но прекрасно понимал, что все равно поступлю так.
- И зная, что все это, по вашему собственному убеждению, является неправильным, вы все равно это сделали. У вас должна быть стоящая причина.
- Эгоизм. Вы не слушали меня? Я, я, я. Все для себя. Я нашел причину продолжить свое существование и взял то, что не принадлежит мне, и даже теперь, разговаривая с вами, я понимаю, что не отпущу ее.
- Смиритесь со своей природой, Михаил. Смиритесь с тем, кто вы есть.
Смех Михаила был горьким.
- Для вас все так ясно. Вы говорите - я один из детей Бога. У меня цель, я должен принять свою природу. Моя природа, говорит - бери то, что считаешь, что принадлежит тебе, удерживай это, защищай это. Соединяй со своим миром, если это необходимо. Я не могу позволить ей уйти. Не могу. Она словно ветер, свободный и свежий. Если я запру ветер в клетке, не умрет ли он?
- Тогда не держите его в клетке. Позвольте ему остаться рядом с вами.
- Как я смогу защитить ветер, Эдгар?
- Вы сказали, что не можете , Михаил. Вы не можете позволить ей уйти. Не сделаете , не желаете . Вы сказали - не можете - в этом все различие.
- Для меня. А как насчет нее? Какой выбор я предоставляю ей?
- Я всегда верил в вас, в вашу доброту и вашу силу. Вполне возможно, что девушка точно также нуждается в вас. Вы слышали легенды и ложь, связанные с вашей расой так часто, что начали верить во всю эту чепуху. Для истинных вегетарианцев люди, потребляющие в пищу мясо, кажутся омерзительными. Тиграм для выживания нужны олени. Растения нуждаются в воде. Мы все нуждаемся в чем-либо. Вы берете только то, в чем нуждаетесь. Преклоните колени, получите благословение Божье, и возвращайтесь к своей женщине. Вы найдете способ защитить свой ветер.
Михаил послушно преклонил колени, склонив голову и позволяя миру старого человека и его словам успокоить его. Снаружи так же резко затих яростный шторм, словно он растратил свой гнев и теперь может отдохнуть до следующего раза.
- Спасибо, Отец, - прошептал Михаил.
- Делай все, что должен, чтобы защитить свою расу, Михаил. В глазах Господа, они все Его дети.








Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темный принц - Фихан Кристин



net slov,tolko vostorg ot prochitonnogo.
Темный принц - Фихан Кристинirina
2.11.2010, 22.03





Книга захватывает с первых страниц. Это мечта каждой женщины о таком мужчине. Хорошо, что есть такие сказки, тогда есть надежда и эталон к которому надо стремиться.
Темный принц - Фихан Кристинтатьяна
2.08.2011, 19.58





именно эту книгу еще не читала. другие книги этой серии очень понравились.
Темный принц - Фихан Кристинтата
22.10.2011, 13.39





Вся серия потрясающая!!!!! Это первая книга , и именно с нее я начала читать этого автора и всю серию. Если читать все по порядку,как и написано,то настолько все захватывающе,просто нет слов!!!!! Хотя если и читать каждую по отдльности,то все равно все прекрасно понятно,и ничего не пропускаешь. Это огромный плюс таких серий. Советую почитать,врядли кто пожалел кто уделил такой книге время!!!!!!
Темный принц - Фихан КристинАнютка
28.01.2012, 13.49





cyper
Темный принц - Фихан Кристинlika
29.01.2012, 14.51





потрясная книга.Сдесь есть все:страсть опасность любовь.вообщем книга супер.
Темный принц - Фихан Кристинксюша
2.02.2012, 7.23





Я разочарована. Такие хорошие отзывы. . . обычно от книги оторваться не могу,а здесь заставляла себя дочитать ее до конца.
Темный принц - Фихан КристинЕлена
22.05.2012, 20.20





Мне очень понравилась книга,хотя я не читала две другие думаю они такие же замечательные как и эта.
Темный принц - Фихан КристинКатя
19.06.2012, 13.28





Эх жаль что нету реального мужчины который был бы похож на главного героя, а как хочеться верить в эту чувственную, искреннию, чарующую сказку, от прочитаного веет теплом любовью страстью которая разливаеться по крови застовляя ее течь быстрее, прям бурлить! Меня роман очаровал, он прекрасен! Советую всем его прочитать, он вовлекает в страну грез, волшебсва и магии! Он неповторим в нем чувствуеться изюменка и стержень и характер! Спасибо автору за такой шедевр! Класный роман я восторге, я точно в эйфарии от прочитаного, приятное чувство и я рада за счастливый конец! Роман интригует, вдохновляет, очаровывает и завораживает живостью сюжета и накалу чувств! Прочтя его озознаешь какое же это счастья встретить такую всепоглощающую ЛЮБОВЬ! Я аж позавидовала главной героине и ругала ее когда она не осознавала своего счастья! Главный герой просто воплощение мечты всех девушек!:)
Темный принц - Фихан КристинНаталья
14.08.2012, 12.22





Потрясная книга!!
Темный принц - Фихан КристинАлёна
16.08.2012, 12.01





Не очень, много одних и тех же слов. с трудом дочитала, хотелось активности от ГГ, не понравиось потребительское отношение к женщине, не выношу этого в жизни! В общем, зря время потеряла!Хотя, задумка не плохая...
Темный принц - Фихан КристинКатерина
19.09.2012, 13.32





супер. Просто нет слов! Мне очень понравилось!
Темный принц - Фихан КристинДжамиля
9.10.2012, 17.19





перевод просто УЖАСЕН. Зачем браться и делать тяп-ляп, не понимаю. Приходится продираться через дебри буквализмов и грамматических ошибок.
Темный принц - Фихан Кристинаня
8.11.2012, 21.31





и как же меня достали эти "маленькие зубки". Встречается по 5 раз на странице. Как будто про хомяка пишут. Да, и героиня дебилка в стиле дамочек из любовных романов 80-х годов, тупая истеричка, орущая "Я сама, женщина, а не посудомойка!!!", но при этом подставляющая всех. Выдрать бы ее как сидорову козу.
Темный принц - Фихан Кристинаня
9.11.2012, 22.47





книга очень понравилась,перечитываю второй раз, что касается всей серии то "Темная мечта", мне не понравилась, а две другие не читала еще
Темный принц - Фихан Кристинанна
14.12.2012, 8.52





Да чудесный и интересный роман,читайте и отдыхайте понравился очень
Темный принц - Фихан КристинНИКА*
18.12.2012, 19.02





В принципе довольно интересный роман. На мой взгляд он будет поинтересней других книг из этой же серии. Что касается героев, то тут конечно можно сказать много чего. Гл.героиню автор описал очень правдоподобно, в том смысле, что, наверное современный человек так и вел бы себя, как ведет она, столкнувшись с карпатцами и их жизнью. Она продолжает думать, что она человек, не понимает своих изменений. А как она может что-нибудь начать понимать, если у нее муж такой странный? Он ей ничего не объясняет, не спрашивает желаний, просто говорит, чтобы она делала так то и так. Я б на ее месте, тоже бы противилась. Самое главное, он переживает, что причиняет ей страдания, но продолжает молчать. Господи, да поговори ты с ней, объясни, что к чему, может она и перестанет так бояться, а то у нее неизвестность впереди и он такой уверенный в себе. Мне кажется автор, как то описала их принца не очень достойно, он мне кажется немного трусливым и очень эгоистичным. Другие мужчины по сравнению с ним намного благороднее и достойнее и ведут себя более уважительно к своим спутницам. Принц должен быть примером для всех, а он какой то неуравновешенный. Но это на мой взгляд, может я и чего не поняла в его поступках.
Темный принц - Фихан КристинК
8.05.2013, 0.01





Мне роман очень, очень понравился. Темный мир тема не моя, но этот роман интересный
Темный принц - Фихан КристинЛиз
24.05.2013, 10.41





спер,клас главний герой просто принц тьми
Темный принц - Фихан Кристиннадя
30.05.2013, 18.16





Ощущения, после прочитанного непонятные. Начиная читать, не имела понятия о чём книга. До 5-ой главы не могла оторваться, а потом.. привычка не бросать начатое. Видимо не моё.
Темный принц - Фихан КристинKatrin
1.06.2013, 15.51





При всей моей любви к подобной тематике - это ужасная тягомотина. Экшна почти нет. Главные герои из главы в главу разговаривают одни и те же разговоры, повторяя одно и то же... Вряд ли по-настоящему брутальный мужчина будет разводить столько романтической и сентиментальной чуши с утра до вечера говоря одни и те же слова! Любовные сцены также и жутко растянуты и очень однообразно описаны. Последние две главы так и не заставила себя дочитать. намного лучше: Лара Эдриан или Уорд!!!
Темный принц - Фихан КристинАлекс
12.10.2013, 20.24





СУПЕР!давно не читала такого романа.Читайте не пожалеете.
Темный принц - Фихан Кристинелена
17.12.2013, 20.15





Очень понравилось!!!!!!
Темный принц - Фихан КристинБика
21.12.2013, 14.25





Жалко, такая хорошая задумка и так плохо написано. Или это перевод такой. Заставила себя дочитать до конца, очень невнятно и нудно, много повторений.
Темный принц - Фихан КристинK.F.
18.07.2014, 22.25





Мне очень понравилась вся серия,в наше время так много в жизни всего плохого,что такие сказки как бальзам на душу и любая женская душа,хоть чуть-чуть может позволить себе помечтать. Огромное спасибо автору за труды
Темный принц - Фихан Кристинлюбовь
8.08.2014, 0.58





Это первая книга из " Темной серии" этого автора сейчас в серии 14 книг. Читайте и наслаждайтесь Карпатами ;)
Темный принц - Фихан КристинLana
11.09.2014, 12.46





Восхитительная серия))) но к сожалению после книги 5-6 начинаешь уставать от однообразия сценария... НО первые книги стоят того, что бы их прочитали и даже не на один раз))))
Темный принц - Фихан КристинНадежда
2.04.2015, 12.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100