Читать онлайн Терпеливый муж, автора - Фицчарльз Мара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Терпеливый муж - Фицчарльз Мара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Терпеливый муж - Фицчарльз Мара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Терпеливый муж - Фицчарльз Мара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фицчарльз Мара

Терпеливый муж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Эндрю шагнул в палату, игнорируя попытку Кесси показать кровать Элизабет. Ребенок неподвижно лежал в кислородном боксе, борясь за каждый вздох. Глаза девочки были закрыты, хотя, похоже, она не спала, крошечная грудь без конца вздымалась, лицо было бледным, прелестные белокурые волосы прилипли к головке.
У Эндрю все внутри сжалось в мрачном предчувствии беды. Внезапно возникло неясное, но такое знакомое чувство мучительной беспомощности, которое он уже испытывал несколько лет назад, когда его брат лежал в этом же госпитале, подключенный к аппаратуре, поддерживавшей его жизнь. Это же чувство преследовало его, когда муж Сары был застрелен. Оно было таким же мучительным, когда погиб Мерфи.
Сейчас, борясь с волнением, Эндрю смотрел на малышку и, хотя это было непросто, старался отогнать от себя неприятное чувство.
Наконец оторвав взгляд от больничной койки, он ощутил за своей спиной присутствие Кесси и повернулся к ней. Как только их глаза встретились, ярость, которую он подавлял, неожиданно вспыхнула в нем.
Эндрю пробыл в пути пятнадцать часов, любезно вел себя с персоналом госпиталя, торопясь найти Элизабет, но он очень устал, был голоден, обеспокоен и взбешен. Поэтому всю свою сдерживаемую до того момента злобу выплеснул на жену.
Он приблизился к ней, словно тигр, готовый наброситься на добычу.
– Почему ты не сообщила мне раньше? Я бы приехал домой тотчас же. Что заставило тебя так долго ждать?
Ее губы беззвучно двигались в оправдание, но у него не хватило терпения дождаться ее ответа.
– Черт, Кесси! У нее пневмония. Ты же знаешь, что я беспокоюсь за нее. Почему не поспешила сообщить мне?
– Это произошло так неожиданно, Энди, – ответила она. – Кроме того, я… я думала, что справлюсь сама.
– Ха! – громко усмехнулся он.
– Пожалуйста, – начала умолять она, – потише.
Он посмотрел на ребенка.
– Ты права. Сейчас не время и не место, но когда мы будем одни, обязательно это обсудим.
– Тебе будет легче, если я извинюсь? Ты этого хочешь?
– Мне нужны не извинения, а объяснения.
Кесси отвернулась от него. Сжав кулаки, она старалась вернуть самообладание.
За последние четыре месяца она научилась обходиться без посторонней помощи. Это был ее выбор. Она должна была показать другим, что может справиться со сложившейся ситуацией.
Теперь он вернулся и ведет себя так, словно она непослушный ребенок, а не взрослая женщина, мать. Ничего не изменилось.
Кесси с трудом сдерживала негодование. Здесь нельзя было спорить, а Эндрю Макларен не способен обсуждать что-либо спокойно.
– Элизабет ужасно выглядит. – От волнения слова застревали у Эндрю в горле.
– Она еще очень слаба. – Кесси повернулась к нему и, увидев необычайную усталость у него на лице, сделала шаг навстречу. Он не был похож на человека, за которого так недавно она выходила замуж. Небритые щеки и неопрятный вид, более длинные, чем обычно, волосы подчеркивали его мужественность. Ее досада неожиданно испарилась, а в душе возникла нежность к этому уставшему и взволнованному человеку.
– Ты сам неважно выглядишь, Энди.
Он уставился на нее. Зеленые огоньки вспыхивали в его глазах, челюсти были яростно сжаты. Кесси показалось, что он сверлит ее взглядом.
– Как давно она в госпитале?
– Я думала, что у нее опять простуда, – ответила она. – Она столько болела, что я не придала этому особого значения.
– Как давно? – настаивал он на ответе. Кесси колебалась.
– Три дня. – Она попыталась объяснить: – У нее были сильные хрипы…
– Что сказал доктор? Сколько это еще будет продолжаться?
– Они хотят держать ее в кислороде до тех пор, пока не наладится дыхание.
– Кислород дают только тяжелобольным. – Его слова звучали как обвинение, хотя он и контролировал свой голос. – Когда же, черт побери, ты повзрослеешь? Что может заставить тебя осознать серьезность положения?
– Я уже знаю, я принесла ее сюда, Энди.
– Почему не раньше? – повысил он голос.
– Ш-ш! Ты разбудишь ее.
– Прости. – Эндрю воздел руки в извинении, затем устало начал разминать шею, мотая головой из стороны в сторону. Неожиданно он объявил: – Я бы перехватил что-нибудь. Может быть, к тому времени, как я вернусь, она проснется и будет рада меня увидеть.
– Вряд ли она узнает тебя. Ты так долго отсутствовал.
– Возможно, ты права. – Он повернулся и, широко шагая, вышел из палаты, казалось, менее злым, чем пришел.
Изнуренная и опустошенная, Кесси рухнула на ближайший стул. Она думала, что будет рада возвращению мужа. Какая-то часть ее и была рада. Все это время ей приходилось трудиться не покладая рук. И вот теперь у нее явно не было шанса на его одобрение. Ей казалось, что они больше не будут так много спорить, но, оказывается, она ошибалась.
Кесси чувствовала себя дурочкой.
“Энди ждет объяснений. Как я объясню? Каким образом смогу заставить выслушать себя? Он насмехался надо мной, назвал меня ребенком. Но это не так, и надо будет убедить его, что на мне тоже лежит ответственность. Нельзя винить меня в болезни Элизабет. Я хорошо заботилась о малышке, и Энди должен понять это”, – размышляла Кесси.


Эндрю укачал Элизабет, осторожно уложил ее в колыбель и на цыпочках вышел из комнаты. Увидев, что Кесси все еще в ванной, он выбрал одну из книг, рекомендованных братом, и спустился почитать.
Но сосредоточиться он не мог. Книга лежала открытой на коленях, в то время как мысли его блуждали далеко от нее.
Весь день Эндрю украдкой наблюдал за Кесси. Она соблюдала дистанцию. Это было понятно, ведь, когда они забирали дочку домой, он напомнил ей об отложенном разговоре.
Ее поведение озадачило Эндрю. Насколько он мог судить, Кесси была искренне преданна Элизабет, так же любила ее и заботилась о ней, как любая мать. В то же время он не понимал, как могла она оставить больного ребенка и выйти на работу и почему работа для нее оказалась важнее здоровья дочери?
“Удастся ли мне прояснить все, прежде чем я уеду? Я дал ей кров. Обеспечил материально, предложил помощь, когда ей понадобится. Если она не обращается ко мне, что еще я могу сделать? Лишь периодически приезжать в Бостон”, – думал Эндрю.
Роль отца, весьма редко видящего ребенка, не очень его устраивала. Замечание Кесси, что Элизабет вряд ли узнает его, глубоко задело Эндрю. У него перекашивалось лицо, как только он вспоминал об этом. “Почему, черт побери, должно быть так сложно? Осталось ли еще что-нибудь простое? ” – Эндрю откинул голову на подушку и закрыл глаза.
“Это не годится, Макларен, – упрекнул он сам себя. – Ты что-то упустил. Ты самонадеянно думал, что будет легко нести бремя ответственности за жену и ребенка. Подумай еще…”
Приглушенный звук шагов на лестнице заставил его открыть глаза и обернуться. Он увидел, как Кесси приостановилась, потом вновь стала подниматься вверх.
– Кесси, – окликнул он, стараясь скрыть свое разочарование, – нам надо поговорить.
Эндрю наблюдал, как она спустилась по ступеням, прошла по ковру гостиной и опустилась в кресло, не произнеся ни слова, затем уставилась в пол, словно школьница, готовая получить нагоняй от учителя.
Был ли он не прав, ожидая объяснений? Ему только хотелось понять… В молчании ощущалась напряженность. Не в состоянии выносить это дольше, Эндрю захлопнул книгу, откинул ее в сторону и, стараясь сдерживать эмоции, поднялся со своего места. Оказавшись на ногах, он тотчас начал расхаживать взад и вперед, как загнанный в клетку зверь.
Этим он добился контроля над волнением. Эндрю ненавидел свои чувства, свою беспомощность, считая возможным опираться только на разум и логику.
Сплетя пальцы рук за спиной, он развернулся лицом к жене.
– Почему ты не сообщила мне, как только Элизабет заболела?
Она подняла голову, ее и без того темные глаза стали еще темнее.
– Я говорила тебе: она часто простужалась. Я никак не думала, что это что-то серьезное…
– Почему ты не заметила, что ей становится хуже? Черт, Кесси! Я никак не могу понять, как такое случилось!
– Она всегда больна! – воскликнула Кесси. – Не было никаких необычных признаков, когда я в пятницу пошла на работу. В субботу утром она казалась слегка разгоряченной. Я оставила ее с мамой.
– Вот! – перебил ее муж. – Ты оставила ее и ушла на работу.
– Моя мама подменяла меня. Я могу доверить ей ребенка!
– Но ребенок заболел, Кесси, – напомнил он. – Как, черт возьми, ты могла оставить ее, когда она была больна?
– Ну и что, – огрызнулась она. – Элизабет всегда больна! Кроме того, я быстро доставила ее в госпиталь, как только обнаружила, что это серьезно.
– Может быть, ей был необходим осмотр врача раньше, но ты не знала, потому что была на работе.
В тоне Эндрю отразился его характер: он почти кричал. Кесси закричала в ответ:
– Я доверяю своей маме!
– Я – нет! Если бы у нее была хоть капля чувства, она бы показала ее доктору сама!
– Ты нерассудителен…
– Нерассудителен? – Он повторил это слово, будто оно было иностранным. – Я говорю о здоровье Элизабет. Разумно было показать девочку врачу. Больной ребенок должен быть на первом месте. Перед работой, Кесси, – подчеркнул он. – Перед работой!
– Хорошо! – уступила она, взмахнув руками. – Может быть, я приняла неверное решение…
– Может быть? Неверное решение? На самом деле ты приняла несколько неверных решений. Ты забыла, что не сообщила мне немедленно?
– Я считала, что делаю все правильно!
– Ты вовсе ничего не считала! Черт, Кесси! Я думал, что у тебя больше здравого смысла, допускал, что тебе можно доверить заботу о Элизабет. Как, ты думаешь, отнесся бы к этому Мерфи? По-моему, он был бы разочарован!
Нервы Кесси и без того были измотаны болезнью Элизабет. Его слова оказались последней каплей. Ярость поднялась в ней, требуя выхода. Она вскочила со стула, замахала руками перед его носом.
– Послушай, Эндрю Макларен, – заявила она. – Мерфи мертв. Но если бы был здесь, то не орал бы. Он никогда не повышал на меня голоса. Мерфи понял бы, что я сделала все, что могла, для нашего ребенка. Он доверял мне. Он был бы разочарован? Это ты разочарован, потому что я не подхожу под твои придуманные стандарты.
– Ты позвонила бы Мерфи, чтобы сообщить о болезни дочери? – допытывался Эндрю.
– Да, – ответила она, вздернув подбородок. – Да, конечно.
– А мне – нет?
– Ты ей не отец! – ответила она тут же. Мрачная, неподвижная тишина, заполнившая комнату, была гораздо тяжелее, чем злобные слова, которые ей предшествовали. С трудом набрав в легкие воздух, он стоял, глядя сквозь нее. Его захлестнула такая волна боли, какую он еще никогда не испытывал.
Он был отцом Элизабет, чувствовал себя отцом с того момента, как ощутил ее толчки под своей ладонью. Он держал ее в своих руках, когда она родилась, провел часы, нянчась с ней, заботясь о ней, любя ее. Она была его дочерью. Даже имя ей дал. Она была его! Его, черт побери! Не Мерфи. Мерфи только дал ей жизнь. Эндрю принял на себя всю ответственность за нее, все заботы… И получил ее любовь.
Он отвернулся, его страдание было невыносимо. Не зная, как с ним справиться, Эндрю покачал головой, как бы опровергая утверждение Кесси. Наконец он глубоко вздохнул.
– Ты не права, Кесси, – возразил он, стараясь сдержать дрожащий от волнения голос. – Я ее отец. Я дал ей свое имя. – Взглянув в ее глаза, он вновь увидел, что они потемнели. – Мерфи никогда не собирался стать отцом Элизабет, а я готовился.
Кесси кивнула, осознавая свою ошибку. Она сожалела о вылетевших у нее словах. Они были брошены в порыве гнева, и теперь, хотя она и понимала, что должна попросить прощения, не знала, с чего начать. Оскорбленное выражение лица мелькнуло перед ней, приоткрыв всю силу его боли, скрытой за непроницаемостью самообладания. Если бы только она понимала его достаточно хорошо, чтобы перекинуть мост через пропасть, которую создала своим необдуманным заявлением.
– Энди, – начала она робко, – я была раздосадована. – Она сделала пробный шаг, затем приблизилась, чтобы тронуть его за руку. Под пальцами Кесси почувствовала напряжение его тела. – Прости, я не должна была говорить это. Ты… ты не заслужил этого, – срывающимся от слез голосом сказала она. – Ты так добр к нам, Энди. Я… я действительно очень сожалею. Ты нужен нам…
Она говорила заикаясь, и слезы струились по ее щекам.
Ее слова были для него бальзамом. А когда нежные пальцы Кесси коснулись его руки, он дрогнул. Глядя сверху вниз на эту женщину-дитя перед собой, он почувствовал, что ярость, которую он испытывал мгновение назад, куда-то исчезла. Кесси выглядела такой милой, все еще печальная, с полными слез глазами.
/Эндрю убрал прядь ее волос с плеча. Свободно спасающие, они были похожи на струящийся шелк. Его пальцы сбежали по ее волосам, поглаживая этот роскошный каскад.
Он почувствовал, что этот жест был более чем братский. Когда она подняла на него свои удивленные глаза, он просто сказал:
– Извинения приняты, Кесси.
– О Энди! – всхлипнула она.
Инстинктивно он притянул ее к себе, чтобы это несчастное создание могло поплакать в его объятиях.
Странно, но ее слезы не трогали его. Хотя острая боль от сказанных ею слов напоминала о себе, сейчас его заботила только ее слабость. Он обнял ее крепче. Затем закрыл глаза и медленно вздохнул всей грудью. От нее исходил аромат свежести, как от летнего ливня. Он вдыхал благоухание ее шампуня и пудры и чувствовал, что его тело реагирует на это. Он боролся с чувствами, разраставшимися в нем… но проиграл эту борьбу. Наклонив голову, Эндрю коснулся губами ее прохладного лба.
Этого оказалось недостаточно. Он начал покрывать поцелуями ее ресницы, желая высушить следы соленых слез на нежных, как лепестки цветов, щеках, пока наконец его настойчивые губы не слились со свежестью ее губ.
Как жаждущий, он упивался их вкусом, затем стиснул Кесси в своих объятиях и потерял над собой контроль.


Прежде чем открыть глаза, Эндрю вдохнул ее аромат. Он принес с собой воспоминания и… сожаление. Эндрю вспомнил, как обнимал Кесси, чтобы утешить ее после их объяснения, он вспомнил, как целовал ее, словно это произошло только что, как отнес ее в постель и закрепил их брачный союз. Он никак не ожидал, что такое может произойти, особенно после их вчерашнего объяснения.
“Черт! Что я сделал? – подумал он. – Какой идиот!”
Эндрю открыл глаза и в тот же миг скатился с кровати, на которой еще спала Кесси. Не теряя времени, он подобрал с пола свои джинсы и выскочил из ее спальни.
Внизу он сварил кофе и кашу.
– Ты болван, Эндрю Макларен, – пробормотал он. – Настоящий болван.
Он набросился на кашу, словно был очень голоден, затем с той же энергией, не в состоянии больше есть, оттолкнул миску.
При свете дня было легче все разумно обдумать. Кесси призналась, что позвонила бы Мерфи, чтобы сообщить о болезни Элизабет, но не стала сообщать ему. Она не воспринимала его как отца ребенка. Этим было много сказано. Конечно, она извинилась, но в душе еще ныла заноза от ее колких слов.
Эндрю потер затылок. Может быть, это объясняло его поведение. Может быть, это был акт мести…
“Может быть, коровы летают! ” – глупо усмехнулся он про себя. У него не было повода для мести. Он сделал это совершенно импульсивно, поддавшись желанию, потеряв контроль над собой, когда почувствовал в своих руках ее беззащитное тело, а на губах свежесть ее губ. Он был охвачен желанием. Черт, страстью! И это-то и плохо, очень плохо.
Как теперь он посмотрит ей в глаза? Что ему сказать в свое оправдание? Она любила Мерфи, дала жизнь его ребенку, а он, Эндрю, злоупотребил его доверием. Мерфи просил заботиться об этой девочке, а не спать с ней.
Эндрю громко зарычал. “Как, черт, я мог позволить себе такое? Она вышла за меня замуж. Когда она это делала, на наших отношениях стоял невидимый знак “вход воспрещен”. Я это знал. Как же мог предать Мерфи? Я всегда считал себя его другом, а друзья никогда не воспользуются подобной ситуацией. Черт! ” – сокрушался Эндрю.
“Ведь все началось с простого обещания, – продолжал думать он, – и в какой ком все выросло! Мне пришлось сдержать слово. Я заботился о Кесси и Элизабет, а теперь… хорошенькое дело заварил. Нужно держать дистанцию с ней. Вот и выявилась слабая сторона моего сильного, по общему мнению, характера… Я не могу ручаться за себя, когда рядом Кесси. К счастью, вещи еще не распакованы. Собраться не составит труда”.
Эндрю твердо решил уехать. Надо было только попрощаться с родителями и поговорить с матерью Кесси о Элизабет.


Спустившись вниз, Кесси увидела около двери рюкзак Эндрю. Она нахмурилась, удивляясь, почему муж поставил его там, вместо того чтобы спрятать, как обычно, в чулан.
Она остановилась на пороге кухни, увидев его выливающим остатки кофе в раковину. После ночи, проведенной в его объятиях, она вообразила, что их совместная жизнь изменится. Ей нужно было время, чтобы проверить их новые отношения, их супружество. Теперь она позволила себе рассмотреть его.
Он выглядел очень сексуально, стоя в туго обтягивающих джинсах. Широкая спина и мускулистые руки были обнажены.
Безмолвно изучая его, Кесси вспомнила, какие чувства разбудило в ней его тело, поросшее жесткими волосами, вспомнила горячность и пыл мужчины, который теперь, без сомнений, стал ее мужем.
Закончив мыть чашку и отставив ее в сторону, Эндрю обернулся. Вместо того чтобы улыбнуться, он едва кивнул, будто она была его случайная знакомая.
Изумленная и задетая, она все-таки улыбнулась, хотя теперь уже не совсем уверенно.
– Доброе утро, – сказала она.
– Извини, Кесси, – попросил он прощения. – Прошлая ночь… не должна была случиться.
Она хотела возразить ему, он не дал ей сказать ни слова.
– Я совершил ошибку, – продолжил Эндрю. – Я знаю, что не могу исправить то, что сделано, и понимаю, что извинений недостаточно. – Он поднял на нее молящие глаза. – Прости. Больше это не повторится. Мерфи не имел в виду, чтобы я с тобой спал.
Он поморщился и глубоко и безнадежно вздохнул.
– Я скоро отчаливаю. Уже собрался. Мне хотелось бы побыть немного с Элизабет, когда она проснется…
Кесси была так ошарашена его словами, что кивнула в безмолвном согласии.
– Я увеличу размер твоего счета. Хочу, чтобы ты ухаживала за ребенком. На тебе лежит вся ответственность за нее, Кесси. Если тебе нужен будет отдых, позвони маме, Мэнди или Рейчел. Если Рейчел будет занята с детьми, Сара организует подмену, я попросил их. Тебе нет необходимости брать все на себя, если у тебя есть близкие люди.
Его слова наконец дошли до нее, и Кесси перешла в наступление на его высокомерие.
– Именно это я и делала всегда, – напомнила она ему. – Я просила помощи у своей семьи.
Эндрю постарался сдержать злость.
– Хорошо, Кесси. Замечание принято. Я не хочу начинать новую ссору. Но подумай об этом. Твоя мать курит. Для ребенка с астмой это не очень-то полезно. Здоровье Элизабет поставлено на карту. Не рискуй ею, Кесси, она еще только ребенок…
– Знаю, Энди, – перебила Кесси, защищаясь. – Это моя дочь, я люблю ее и никогда не причиню ей вреда.
– Я тоже ее люблю, – сказал он с нажимом. – И беспокоюсь о ней.
– Ты думаешь, что я не беспокоюсь? – В ее сдержанном тоне слышалась угроза.
– Черт, Кесси! Я этого не говорил и не хочу спорить сегодня. Боже, как ты раздражаешь меня!
– А ты меня, мистер Олицетворенная Простота, – проворчала она.
Эндрю напрягся. Когда он заговорил, его низкий голос дрожал от с трудом сдерживаемой ярости:
– Я уезжаю. Ты даже не хочешь попробовать ужиться со мной. Хотя бы позаботься о Элизабет. Это все, о чем я прошу.
С этими словами он сдернул рубашку с дверной ручки, перекинул рюкзак через плечо и вылетел из дома, хлопнув дверью.
Кесси застыла на месте не больше чем на десять секунд. Грохот захлопнувшейся двери заставил ее очнуться.
Она села на ближайший стул и уставилась на то место, где еще мгновение назад стоял муж.
Растерянность охватила ее, лишив сил. Слезы брызнули из ее глаз. Слова мужа отдавались в голове. Она не могла поверить, но он явно извинялся за прошедшую ночь.
Щемящая тоска сжала ей сердце, и Кесси попыталась прокрутить прошедшие события, чтобы хоть что-то понять.
Она проснулась, как всегда, одна, но тут же вспомнила, что произошло. Воспоминания о его нежности и теплоте заставили вновь затрепетать ее всем телом. Он сделал ее своей женой, прикоснувшись к ней нежно, благоговейно, страстно. Она чувствовала его близость всю ночь. Это было прекрасно: ощутить себя в его объятиях, слиться с ним в одно целое, а после спать рядом. Она почувствовала себя женщиной, его женщиной, неожиданно поняв, что это именно то, чего она хотела, – быть женщиной Эндрю.
Когда-то совсем недолго она была девушкой Мерфи. Но Мерфи умер. Сейчас она почувствовала это отчетливее, чем когда-либо. “Неужели Эндрю только что сказал, что я – женщина Мерфи? ” – подумала Кесси. Она знала, что это уже не так, что она сейчас и не могла бы быть женщиной Мерфи. И не хотела.
Эндрю Макларен был ее мужем, истинным мужем. Под покровом ночи он продемонстрировал ей такую нежность, на которую Чарльз Мерфи никогда не был способен. Их близость с Эндрю не была похожа на ее близость с Мерфи. Он пробудил в ней чувства, которых она прежде не испытывала, отнесся к ней с уважением и чуткостью, овладел ею, как своей любимой. Эндрю разбудил в ней желание. Это чувство обострилось, когда она увидела его на кухне. Волнение было таким сильным, что все еще владело ею.
И все-таки, несмотря на новое ощущение, Кесси испытывала сильное замешательство. Она не могла понять, как мужчина может так притворяться с женщиной, как это сделал Эндрю этой ночью, а затем пойти на попятную.
В ее представлении их ночь вдвоем была более чем особенной. После тринадцати месяцев замужества она наконец стала его женой. Кесси не ожидала такой нежности от резкого, вспыльчивого Эндрю и была не только взволнована его действиями, но и согрета его пламенем. Она сопротивлялась своим чувствам, потому что боялась, что они не найдут ответа.
По мере того как отчаяние росло в ней, Кесси начала осознавать, что нежное чувство благодарности переросло в ней во что-то большее.
Тяжело вздохнув, она выпрямилась на стуле и расправила плечи. Мерфи ушел, но оставил ей надежду на будущее – Элизабет и своего лучшего друга. Возможно, он не предполагал, что все случится именно так…
Кесси вытерла слезы. Ей было тяжело думать о Мерфи. Но в то же время она поняла, что гораздо тяжелее для нее уход Эндрю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Терпеливый муж - Фицчарльз Мара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Терпеливый муж - Фицчарльз Мара



я бы скорее назвала роман "Терпеливая жена"...
Терпеливый муж - Фицчарльз МараНиэль
6.04.2011, 14.06





Нудная, неправдоподобная, неинтересная
Терпеливый муж - Фицчарльз МараНаталия
18.06.2012, 12.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100