Читать онлайн Самый лучший, автора - Фицчарльз Мара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самый лучший - Фицчарльз Мара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самый лучший - Фицчарльз Мара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самый лучший - Фицчарльз Мара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фицчарльз Мара

Самый лучший

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Телефонный звонок в самом конце рабочего дня вынудил Кару задержаться, и, когда она наконец освободилась, времени на подготовку к ужину ей явно не хватало. Придется кое-что менять.
Она была в душе, когда погас свет. А раз нет электричества, значит, и приготовить ужин не на чем!
Чтобы не поддаваться панике, Кара начала импровизировать. Усевшись на подоконнике и держа перед собой зеркало, она освежила макияж, затем отыскала брюки и шелковую блузку. Конечно, не тем она собиралась поразить воображение Таннера, но ведь и ситуация резко изменилась.
Услышав звонок, Кара пригладила волосы, открыла дверь и, не успел Таннер вымолвить даже слова, озадачила его вопросом:
– Ты не будешь возражать, если мы отправимся в пиццерию? За мой счет, разумеется. У нас отключили электричество.
– Я не против, – вежливо кивнул он.
Сделав вид, что проверяет, на месте ли кошелек, Кара отвернулась, чтобы справиться с отчаянием. Ей вдруг захотелось исчезнуть, забыть про свой безумный план.
Где были ее глаза? Почему она до сих пор не замечала, что Таннер просто неотразим? Женщинам нравится баловать своим вниманием мужчин с такой внешностью и уверенностью в себе. Она часто видела «специальную» улыбку Таннера для клиентов: чуть снисходительную, доброжелательную и самодовольную. Кажется, она поставила перед собой не самую легко достижимую цель.
Все, хватит паниковать. Кара повернулась и спросила:
– Как поживает твоя семья?
– Самая безопасная тема, да? – после секундного замешательства произнес он. Прозвучало это вежливо, но слегка интригующе.
– Просто не хочу говорить о работе, вот и начала с общепринятого.
– Ты спланировала, о чем будешь со мной говорить?
– Нет. Я планировала, что приготовлю на ужин… какое платье лучше надеть… Чем заняться после ужина…
– О! Так это свидание? – Таннер явно находил ситуацию забавной.
– Тебе все надо разложить по полочкам, – притворно вздохнула Кара. – Да, это можно назвать свиданием.
Теплая рука легла ей на спину и легонько подтолкнула вперед. Действительно, почему они застряли у двери? На миг Каре захотелось прижаться к нему, однако внутренний голос посоветовал воздержаться, сейчас это было бы очень некстати. К тому же Таннер о чем-то говорил, следовало бы прислушаться.
– До сегодняшнего вечера я полагал, что ты хватаешь все на лету, теперь, миссис Хиллиард, уже сомневаюсь…
– Причина? – перебила она, не имея понятия, что он собирается поставить ей в вину.
– Мы довольно подробно обсудили все прошлым вечером. – Он сделал паузу, его глаза дьявольски смеялись. – Я объяснил, что предпочитаю быть охотником.
– Разумеется, – со вздохом облегчения пробормотала Кара. И поскольку она была весьма сообразительной, умела чутко реагировать на ситуацию, то мгновенно нашла оправдание своим действиям: – Мы ведь партнеры, у нас равные права, значит, сегодня моя очередь командовать. Даму следует пропускать вперед, а потом наступит твой черед.
– Обходной словесный маневр. Блестящий ход, Кара.
– За углом есть небольшое кафе, где готовят и пиццу. Ты не против?
– О’кей, лишь бы она была вкусной.
– Здесь все в норме. Ну и как дела у твоей семьи? Ты еще не забыл мой вопрос?
– Отлично.
– Таннер!
– Родители отправились в круиз. Эмили, как тебе известно, погрязла в свадебных хлопотах, у Ребекки свидание с метеорологом.
– А я и не знала.
– Парень работает на телевидении, вещает про прогноз погоды. Может пригодиться, если собираешься выехать за город.
– Эмили очень сочувственно отнеслась ко мне, когда меня обокрали. И вела себя так, словно я член вашей семьи. Я ей благодарна. Моя родня в Аризоне, даже поплакаться было некому…
– Мне почему-то казалось, что ты ярый приверженец независимости от родителей.
– Да. Но я не против теплых родственных чувств.
– Наверное, ты чувствуешь себя одиноко… без мужа?
– Нет! Мы это тоже обсуждали в субботу.
– Я не хотел ничего выведывать. Просто ты вела совсем другой образ жизни, была чьей-то половиной. Не тоскуешь одна?
– Чуть-чуть.
Сегодня она действительно испытывала тоску, потому что одиночество мешало ей идти к цели.
– А как насчет тебя? – спросила она, когда они вошли в кафе и заняли уютную кабинку. Хватит ей исповедоваться, пусть он тоже раскроется.
– Я никогда не был женат. – Таннер непринужденно устроился за столиком, опершись на него локтями.
– Но был помолвлен.
Он сразу напрягся, все его добродушное настроение испарилось.
– Еще одна запретная тема, адвокат?
– Ошибка, которую я предпочитаю не вспоминать, она даже не поддается четкому определению. Такие выверты судьбы я обозначил как «достойный сожаления опыт».
– Мой брак из той же категории. – Взяв солонку, Кара начала вертеть ее в руках. – Я тебя очень хорошо понимаю.
– Выяснилось, что мы оба склонны к ошибкам.
– Ну и что?
Таннер отнял у нее солонку, она подняла на него удивленные глаза, но он так странно посмотрел на нее, что и сам черт не понял бы, как интерпретировать его взгляд.
– Ладно, Кара, давай сменим тему. По-моему, ты любишь пиццу с ветчиной, грибами, сыром…
Она заставила себя улыбнуться, хотя мысли ее были заняты тем, насколько ее неотразимый и невозмутимый партнер оказался тонкокожим во всем, что касалось его личной жизни.


Когда они неторопливо возвращались к ее дому, Кара решала кардинальный вопрос: имеет ли смысл приступать к следующему этапу плана или стоит дождаться вдохновения? К тому же женская интуиция подсказывала ей, что Таннер более сложен, чем она думала.
На сегодня у нее было запланировано соблазнение: романтический ужин при свечах, хорошая еда, тихая музыка, отличное вино, эротичное платье…
Кара не сомневалась, что, если Таннера пригласить, он не станет возражать, но поскольку уже возникли сомнения в разумности подобного шага, нужно ли упорствовать, раз судьба против нее… И вообще ее почему-то не устраивала сегодня роль соблазнительницы. Она испытывала угрызения совести.
Поймет ли Таннер, почему она решила добиваться своей цели именно таким способом? Или все покажется ему слишком мерзким, если облечь это в слова? А если желание сильнее разума? Кому она причинит вред, если сначала добьется своего, а затем постарается объяснить задуманное?
Кара взглянула на Таннера. Да, он неотразим, их отношения быстро развиваются в желательном для нее направлении, кроме того, лучшего кандидата на главную мужскую роль ей не найти.
Но захочет ли он подыграть, если она его попросит? Вдруг это только все испортит? И хочет ли она сама, чтобы он узнал обо всем? Или просто сделать по-своему? Незачем посвящать мужчину в чисто женские планы… Наверное, стоит подождать, обдумать разумность намеченного. Очень много вопросов… А вечер слишком приятный, чтобы портить его необдуманным поступком.
– Зайдешь?
– Может, сходим в кино?
– У меня дома коллекция лучших фильмов века, – настаивала Кара. – Если, конечно, тебе нравится классика.
– Тебе-то она точно нравится.
– Я не собираюсь навязывать…
Видимо, Таннер уловил в ее голосе недовольство, ибо поднял руки, словно защищаясь.
– Классика меня вполне устраивает, но ведь у тебя нет электричества.
– Я забыла.
– Что предпримем? Идем в кино или посетим очередной ломбард? Есть же круглосуточные… – Таннер озорно подмигнул. – Или съездим на старый Северный мост?
– Отличная идея, – улыбнулась она. – Закат солнца над рекой Конкорд. Тебе иногда приходят в голову светлые мысли.
– Тогда поехали. – Таннер повел ее к машине. – Чем скорее доберемся, тем больше получим удовольствия.


Кара лишь скользила взглядом по мелькавшим за окном низким каменным изгородям, за которыми был виден лес.
Может, все еще сложится в ее пользу, если она проявит терпение. Начинать пришлось с нуля, но за последние два месяца их отношения с Таннером кардинально изменились, причем к лучшему. Они были уже не только партнерами, а друзьями.
Иногда он вынужден бороться с собой, чтобы не поддаться ее чарам, значит, она привлекает Таннера как женщина, и ее план вполне реален. Возможно, его даже легче претворить в жизнь, чем ей кажется, только необходимо разузнать кое-что о прошлом Таннера, которое он не собирается ни с кем обсуждать.
Еще не стемнело, когда они свернули на стоянку напротив старого особняка Натаниэля Готорна. Необыкновенное место. Даже постоять тут, где в свое время жил великий поэт, и то приятно. Все здесь дышало стариной. Наконец Кара заметила, что Таннер не спускает с нее глаз, терпеливо ожидая ее.
– Тебе никогда не хотелось очутиться в прошлом и встретить кого-нибудь из великих людей?
– Для этого не понадобится машина времени. Надо просто доехать до Уолденского залива и поселиться в доме Торо.
– Я уже была там. Хотелось бы мне подслушать, о чем говорили поэты.
– Идем, – сказал Таннер. – Вот постоишь на мосту, возможно, почувствуешь то же самое, что испытывали тогда солдаты.
– Наверное, страх перед боем.
Он не ответил. Но его молчание не обеспокоило Кару, она уже начала привыкать к неожиданным паузам в беседах с Таннером.
Когда они подошли к памятнику борцам за независимость, он стал нараспев читать слова, выбитые на постаменте. Гимн Эмерсона, посвященный героям.
Голос Таннера слегка дрожал от переполнявших его чувств. Она была уверена, что, живи он в то время, непременно сражался бы плечом к плечу с теми, кто не щадил жизни ради счастья соплеменников. Она сжала его руки. Интимный жест, но она верила, что Таннер поймет его правильно.
– О’кей, адвокат, теперь отвечай, с кем из великих патриотов ты хотел бы встретиться?
– Тут и гадать нечего, – улыбнулся он. – Конечно, с Самюэлем Адамсом.
– Могла бы догадаться, – засмеялась Кара. – Что теперь? Идем на мост?
– Да, а потом сходим к дому, раз уж у нас обоих такое настроение. Устроим свидание с историей. Только не спеши, постарайся, как говорится, вдохнуть аромат времени. Или роз.
– Нарциссов. Для роз еще рановато. Холм усыпан нарциссами.
Заходящее солнце творило чудеса с окружающим миром, вызывая благоговение и восторг. Кара совершенно по-иному увидела и пару уток на реке, и зеленые побеги на деревьях, и коричневые борозды вспаханного поля, уходящие к горизонту. И то, что она разделила эти мгновения с Таннером, придавало ее чувствам особую остроту.
– Мне кажется, будто мы идем по святой земле, – прошептала она.
Таннер молча кивнул. Они повернули назад, медленно дошли до середины моста и остановились, глядя на воду. Река отражала багровые лучи заката. Почему-то этот цвет спелого граната наполнил Кару удовлетворением и покоем, возникла уверенность, что и Таннер разделял это чувство покоя, которое никак не должно было возникнуть в подобном месте.
Боясь развеять очарование момента, они простояли на мосту до тех пор, пока багровые лучи не исчезли за верхушками деревьев, выстроившихся по берегам реки Конкорд.


Вернувшись в город, Таннер проводил ее до самой двери, чтобы убедиться, что она благополучно добралась до квартиры. Он следил за каждым ее жестом, еще начиная с моста. Правда, тайком. Его глаза не отрывались от тонких пальцев, поворачивающих ключ в замке, нажимающих на ручку, открывающих дверь. Кара замерла на пороге, автоматически включив свет, который мягко очертил контур ее фигуры, заиграл нежными бликами на волосах. Таннеру вдруг нестерпимо захотелось снова увидеть, как они спадают черным водопадом.
Но скорее всего на него подействовали ее глаза. В них были призыв и чувственность, что странным образом преобразило Кару. Перед ним стояла женщина, в глазах которой застыли вопрос и невысказанное желание.
Таннер попытался воспротивиться своей реакции на столь откровенное приглашение, но, видимо, его силы воли не хватило для сопротивления. Он нежно поцеловал Кару, и жажда поцелуя мгновенно переросла в желание большего. Ощущение близости ее тела пленило его, аромат духов – сирень, опять эта головокружительная сирень! – сводил с ума, однако последние крохи здравого смысла напомнили об опасности. Таннер с сожалением прервал поцелуй.
– Я должен извиниться за то, что потерял голову, но не буду. Мне почему-то кажется, что мы оба жаждали совсем другого.
Темно-карие глаза, все еще затуманенные от поцелуя, в замешательстве смотрели на него в упор.
– Ты не зайдешь?
– Разумнее сейчас попрощаться.
– Возможно, – прошептала Кара, – хотя…
– Нет. Запри дверь и ложись спать. Увидимся в офисе.
– Спокойной ночи, Таннер.
Дверь закрылась, щелкнули замки, и он пошел вниз по лестнице.
Вся беда в том, что он хотел, нет, жаждал оказаться по ту сторону двери, сжать Кару в объятиях, утонуть в этом волшебном запахе, ощутить это колдовское тело…
Надо срочно уйти подальше от опасного соседства, принять холодный душ, подумать над странным превращением Каролины в секс-символ. Да, есть над чем поломать голову.


Таннер нахмурился, с раздражением глядя на бумаги, которые проштудировал уже дюжину раз. Без толку. Надо было плюнуть на них еще пару часов назад, пока не дошел до полного отупения. Теперь он испытывал лишь одно желание – положить голову на стол, дать передышку мозгам и глазам.
– Устал?
Голос Каролины заставил его немедленно поднять голову. Две недели он старательно избегал встреч с ней, пытаясь восстановить прежний, ни к чему не обязывающий стиль общения. Но сейчас, едва увидев ее, Таннер осознал, почему не срабатывали его обычные приемы защиты.
Выражение «отрада для глаз» придумано именно для Кары. Даже после напряженного рабочего дня она выглядела столь же безукоризненно, как и утром. Конечно, она тоже устала, но посторонний ни за что бы не догадался об этом.
– Бесконечный день, – сочувственно произнесла она. – Ты возишься с бумагами по делу Боннера?
Он потер рукой лоб, пытаясь снять напряжение. Голова просто раскалывалась.
– Угу, только сегодня от меня никакого толку. – Таннер взглянул на часы. – А ты почему задержалась? Уже десятый час.
– Накопилась уйма мелких дел. Нужно было разгрести их, чтобы концы сошлись с концами. – Кара положила ему руки на плечи, слегка размяла напряженные мышцы. – Сегодняшний день словно по заказу, ни одной важной встречи, ничто не висело над душой. Кроме того, не хотелось бросать тебя в одиночестве. После единственной, но знаменательной встречи с мистером Боннером я решила, что тебе не помешают свежие идеи со стороны.
Таннер закрыл глаза и расслабился, млея от ее чудодейственных пальцев.
– Спасибо. Но тебе не нужно торчать здесь допоздна.
– Не нужно, только ведь мы с тобой партнеры…
– Кара… – Он прикусил губу, потому что она нащупала особо болезненную точку на плече. – О-ох, хорошо…
– Считай это ответной услугой за те часы, которые ты, Джеймисон, потратил на поиски моих украшений. – Она умолкла, ожидая какой-нибудь реакции, но он был слишком поглощен чудом, творимым ее пальцами. – Никогда бы не подумала, что нашего самоуверенного мистера Джеймисона можно так озадачить. Чем тебя поразило это дело, чтобы так себя изводить?
– Даже затрудняюсь ответить. У них все не по-людски. Особенно раздражает то, что список требований бывших супругов друг к другу разбухает с каждым днем. Просто удивительно, как им вообще пришло в голову пожениться.
Каролина протянула руку и решительно захлопнула папку на столе.
– Хватит. Ты слишком устал, чтобы придумать нечто конструктивное, только разозлишь клиента. Теперь расслабься, я еще не закончила массаж.
– И сколько ты берешь за подобные услуги?
– Пока не думала об этом, но, видимо, могу подработать несколько долларов к своей зарплате.
Таннер уже не скрывал удовольствия и лишь постанывал.
– Кажется, я устраиваю тебя в качестве массажистки. Не дашь мне рекомендацию для других клиентов?
– Нет.
– Почему?
– В качестве персональной массажистки тебе нет цены. Но рекомендовать не могу, иначе у тебя никогда не будет времени…
– Расслабься и дай мне закончить.
Таннер послушно опустил голову на стол и, пока она разминала ему плечи, вспоминал ее губы… ее аромат… их объятие на пороге.
К черту воспоминания! Кара его партнер, отличный партнер, и это все, чего он хотел от нее…
Блестящий водопад черных волос неожиданно опустился ему на лицо, закрыв, словно занавесом. Роскошный, соблазнительный занавес. Господи, что за ерунду он пытается вбить себе в голову? Все, чего он хочет от нее? Да ему бы сейчас запустить пальцы в это ароматное воздушное чудо, понять, что за неведомые восторги оно скрывает.
– Кара… – Он посадил ее к себе на колени, с жадностью ловя обещающие наслаждение губы, и сразу позабыл обо всем на свете.
Какое блаженство искать, брать и получать в десятки раз больше того, что отдаешь.
Когда двигаться по этому пути стало опасно, Таннер оторвался от ее губ.
– Не здесь, – пробормотал он.
– Ты правда так голоден? – последовал ироничный вопрос. – Или твой хваленый самоконтроль напомнит о себе в самый неподходящий момент?
– Можешь не сомневаться. Я просто умираю от голода. И не передумаю.
* * *
Нервничая оттого, что ей придется на практике реализовывать свой план, Кара тревожно поглядывала на Таннера с того самого момента, как они вошли в ее квартиру. Когда он ослабил узел галстука и расстегнул верхние пуговицы рубашки, пульс у нее вдруг зачастил с такой силой, с какой разгоралось желание.
Подобно неоновой рекламе, то вспыхивающей, то гаснущей, в мозгу билась одна мысль: «Я хочу его!» И не просто как средство для достижения цели, она хотела его с давно позабытым исступлением, словно ею руководил древнейший инстинкт, убеждавший не в святости продолжения рода, а в том, что перед ней единственный достойный ее чувств мужчина.
Это испугало ее.
Стоит ли пересекать границу, за которой неведомая страна чувственности? Именно с этим человеком?
Пока она подбирала музыку, Таннер успел снять пиджак.
– Хочешь чего-нибудь? – Голос не выдал нараставшего в ней возбуждения.
– Тебя.
Кара судорожно вдохнула. Тело перестало ей повиноваться, близость Таннера сводила с ума. Слишком долго ее женская сущность дремала и теперь отыгрывалась, бурно реагируя на знаки внимания со стороны мужчины. Да еще какого мужчины!
Его прикосновения были легкими, словно дуновение ветра. Неужели человек столь крупных размеров мог быть таким грациозным в движениях и… таким нежным?
– Так на чем мы остановились, Кара? – пробормотал он, впиваясь в ее губы.
Одно умелое движение языка, и Кару бросило в жар. Она никак не ожидала от себя такой силы отклика и буквально расцвела от бушующего внутри пламени.
Пока Таннер покусывал ее губы, пробуя на вкус, она упивалась неожиданным открытием. Его ласки казались неощутимыми, чуть ли не благоговейными, что не только довело ее до исступления, но и пронзило все существо, чего раньше не удавалось добиться никому.
Разум пытался сопротивляться, донести какие-то вопросы, но они ускользали от ее понимания, ибо Кара концентрировалась на том, что творили с ней руки и губы Таннера.
Решив, что больше не выдержит, она начала судорожно расстегивать его рубашку.
– Не торопись, – прошептал он, стягивая с ее плеча блузку и целуя как положено настоящему любовнику. – У нас впереди целая ночь, Кара.
Жажда близости вдруг переросла в настоящее помешательство. Она вовсе не собиралась ждать обещанного блаженства или медлить на пути к нему. Она должна увидеть его обнаженным, почувствовать жар его тела.
Пальцы Таннера замерли в ее волосах, и она посмотрела на него, выражение его глаз мгновенно охладило ее пыл. На одну страшную долю секунды ей вдруг показалось, что сейчас он уйдет, оставив ее с жутким, готовым разорвать ее на куски желанием.
Но Таннер медленно наклонился и… продолжил поцелуй. Он так нежно касался языком нёба, так явно наслаждался самим процессом, что Кара едва держалась на ногах. Значит, он хотел ее не меньше, чем она его, только предпочитал делать все по-своему. Медленно, смакуя каждый интимный жест. Торопливое совокупление не в его стиле.
Покорно склонив голову, Кара прислонилась к нему, блаженствуя от ласк и соблазнительной игры губ Таннера, от сознания, что боялась напрасно. Тут она сообразила: ведь ничего сногсшибательного он не сделал, только целовал ее да гладил волосы, а она уже готова выпрыгнуть из собственной кожи. Если бы он знал, как легко завоевал ее!
Кара робко сжала его ягодицы, потом, осмелев, прижалась к нему всем телом. Когда Таннер, оторвавшись от ее губ, улыбнулся, она снова испугалась, что допустила очередной промах.
– Я хочу тебя, – прошептал он.
Тут уж Каре стало не до сдержанности. Таннер сразу напрягся от столь бурного отклика, но лицо выражало одобрение, и она задвигалась в его объятиях, хотя сделать это было не просто, поскольку он не торопился разжать руки.
Кара перестала владеть собой. К дьяволу все ухищрения! Пусть он тоже испытает танталовы муки, которые приходится терпеть ей. Она решительно взялась за брючный ремень.
Таннер покачал головой, и через секунду нежнейший поцелуй заставил ее позабыть обо всем на свете. Потом ловкие пальцы расстегнули все пуговицы на блузке, оголяя дюйм за дюймом ее тело. Пиджак и блузка упали на пол одновременно, рука коснулась ее затвердевших сосков. Казалось, вечность назад она думала, что не выдержит пытки желанием, но ошибалась. Каждая новая ласка все сильнее разжигала страсть.
– Пожалуйста, – умоляюще прошептала она, хотя не была уверена, слышит ее Таннер или нет.
Его губы изучали чувствительную кожу от шеи до уха, оставляя на ней влажный след. Мысли смешались, образовав первозданный хаос, да и сама Кара переместилась в другое измерение, став пульсирующей массой чувственности и желания.
– Кровать, – простонал Таннер.
Никогда ее антикварная кровать не была столь желанной целью, уже не осталось ничего более важного на свете. Только кровать и поцелуи Таннера.
Им потребовалось немало времени, чтобы добраться до нее и рухнуть на матрас. Каре доставляли утонченное наслаждение и тяжесть мужского тела, и особый мужской запах. К чему эта жалкая тряпка на бедрах? Ей захотелось немедленно сбросить ее, чтобы их тела могли слиться в желанном экстазе. Туфли и юбка остались где-то по дороге в спальню.
И снова Таннер пресек ее судорожные попытки освободиться от последней преграды. Кара чуть не взмолилась о пощаде, но даже не разомкнула губ. Инстинкт подсказывал, что эта изысканная прелюдия стоила медленной пытки. Сегодняшняя ночь значила слишком много для нее, для ее будущего.
Таннер лег рядом, и Кара осмелилась поднять глаза, чтобы посмотреть, что он будет делать. А он начал медленно снимать с нее воздушный кружевной треугольник. Кажется, он вообще не умеет торопиться. Странно, но это не раздражало, а, наоборот, доводило чувственное восприятие до предела…
Таннер встал, его брюки соскользнули на пол, и Кара едва удержалась, чтобы не потянуться к нему. Ее тело уже ликовало, предвкушая долгожданную близость.
Когда он вдруг протянул ей маленькую упаковку, она чуть не застонала от разочарования и покачала головой, отказываясь помочь ему. Несколько секунд Кара могла думать лишь о том, что ее план рушится.
– Нет, Таннер, не надо.
Но он заглушил ее протест нежнейшим поцелуем, мгновение спустя его руки вступили в сладостную игру, исполняя каждое ее желание – за исключением того, которое и побудило Кару заманить его в свою постель.


Таннер проснулся на рассвете, приподнялся на локте и поглядел на Кару, своего партнера, друга, а теперь и любовницу.
Это совершенно не укладывалось в голове. Несмотря на бурную ночь, у него было такое чувство, словно обнимал он не Кару, а незнакомку. Ночная сирена никак не связывалась в его мозгу с ее привычным образом.
Да, мешал стереотип. Он привык считать Кару этаким «синим чулком», однако лежащая рядом с ним женщина была восхитительно желанной. От «синего чулка», досконально им изученного, не осталось ничего. Значит, он просто лишь недавно открыл для себя еще одну сторону ее натуры.
Даже во сне Кара выглядела так, что приходилось сдерживать себя с помощью разума. Чувственные губы манили и обещали наслаждение. Нет, пусть отдохнет. Да и губы у нее те же, что были и раньше. И выразительные колдовские глаза, прикрытые сейчас темными ресницами, остались прежними. Как же он ухитрился не заметить столь явных признаков чувственности?
Таннер погладил блестящие волосы. Конечно, весь фокус в ее роскошных волосах, которые превращают строгую леди-адвоката в сирену. Легкое движение руки. Иллюзия… Но воспринимается, как чудо.
Вспомнив прошедшую ночь, Таннер снова ощутил тяжесть в паху. Да, такое не забудешь. А ведь прежде чем искра между ними превратилась в пожар, он еще надеялся, что сумеет справиться с новым чувством, невольно возникшим тогда на балу. Ничего не вышло. Огонек медленно тлел, разгорался, пока не принял такие размеры, что уже не подчинялся доводам рассудка. Да и сейчас этот огонь лишь приутих, дав ему передышку.
Таннер запустил пальцы в эти колдовские волосы и вдохнул их запах. Все мало похоже на мимолетную, ни к чему не обязывающую связь… Это же Кара. И, честно говоря, фокус с волосами – отговорка для слабоумных. «Ты попался на крючок, парень, и крючок завяз намного глубже, чем ты это хочешь признать. Ведь тебе кажутся восхитительными не только эти черные волосы, но и ее запах, и готовое к безумствам тело, жаждущее именно тебя…»
Он не успел додумать, поскольку его плоть отреагировала полной боевой готовностью, требующей немедленного удовлетворения. Кажется, это уже выходит за разумные пределы… Таннер наклонился и сначала нежно, потом все более страстно начал ее целовать, чтобы в конце концов сделать пленницей своих вышедших из-под контроля желаний.


После его ухода Кара бесцельно слонялась из комнаты в комнату. Она так и не получила того, чего хотела… Или получила? Таннер отвечал самым высоким требованиям, предъявляемым к любовнику, а не только ее скромным целям. Значит, хотя бы в этом она приблизилась к желанному результату.
Остановившись у столика, Кара задумчиво пощелкала замком шкатулки, затем подняла медальон бабушки, чтобы ощутить его вес. Анализируя проблему, она видела два затруднения: ее стремительно развивающиеся отношения с Таннером и достижение поставленной цели.
Переход от деловых отношений к дружеским прошел без сучка без задоринки. Ей понравились его забота, готовность помочь, чуткость. Оказалось, Таннер не столь уж ироничный и непрошибаемый. В качестве друга он ее очень устраивал, но вот в качестве любовника… Почему-то это слово покоробило ее. Образ Таннера-любовника искажал представление об этом человеке, бывшем в первую очередь ее деловым партнером.
Следует признать, что физически они идеально подошли друг другу. Конечно, опытный мужчина способен удовлетворить женщину в постели, но почему она млеет не только в моменты близости с ним, а вот даже сейчас, когда просто думает о нем. О его ласках, поцелуях…
Видимо, она изменилась не только внешне… начала по-другому мыслить… Да, она хотела Таннера. И это логично. Иначе как добиться цели? Таннер стал великолепным средством ее достижения. А что будет, когда она получит желаемое? Вежливо поблагодарит его за оказанную услугу и будет спокойно ходить на работу, ежедневно встречаясь с ним?
Она вообще предпочла бы не иметь близости с мужчинами. Но если она положит конец пылким отношениям прямо сейчас, что будет с ее мечтой? Удастся ли ей убедить Таннера принять участие в осуществлении ее замысла, а потом не вмешиваться в ее личную жизнь?
– Придется убедить. Я уже зашла так далеко, что отступать поздно. – Кара открыла медальон и поглядела на миниатюру бабушки. – Я сделаю это.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Самый лучший - Фицчарльз Мара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Самый лучший - Фицчарльз Мара



Можно почитать
Самый лучший - Фицчарльз МараГалиночка
20.10.2011, 15.10





нудный роман,прочитала с большим трудом.нудные диалоги и временами нелогичные...
Самый лучший - Фицчарльз Маратаня
11.11.2015, 10.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100