Читать онлайн Смятение сердца, автора - Фетцер Эми, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смятение сердца - Фетцер Эми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.69 (Голосов: 163)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смятение сердца - Фетцер Эми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смятение сердца - Фетцер Эми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фетцер Эми

Смятение сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Вашингтон. Пять дней спустя
Чалый жеребец остановился на полном скаку, на мгновение поднявшись на дыбы и веером разбросав из-под копыт в стороны мелкие камешки и комья слежавшейся пыли. Верховой соскользнул с седла едва ли не раньше, чем передние ноги чалого коснулись земли, и так уверенно зашагал вверх, по полумесяцу белой лестницы, как будто этот роскошный особняк принадлежал ему. Не обращая внимания на грязные следы, остающиеся на плюшевом ковре, не удостоив и взглядом лакеев, попытавшихся было остановить его, а просто раздвинув их плечами, он проследовал дальше, в глубь залы, туда, где группа разодетых гостей только начинала рассаживаться вокруг роскошно сервированного стола. Рокот беседы смолк, и удивленные глаза со всех сторон уставились на того, кто позволил себе столь бесцеремонное вторжение. Кое-кто из деликатных дам не сумел удержать возгласа возмущения — до того внешность нежданного гостя не соответствовала настроению собравшихся, до того она тревожила и подавляла.
Полковник Ричард Кавано, повернувшийся в наступившей тишине к вошедшему, тотчас двинулся ему навстречу. Черты лица полковника разом обострились, всякий след любезной улыбки исчез. Он шел таким широким, нетерпеливым шагом, что, сам того не замечая, волочил за собой девушку, упрямо не желавшую отпустить его локоть.
Когда они встретились в центре залы, вновь прибывший замер в неподвижности, в полном соответствии с уставом, глядя поверх плеча полковника Кавано. Его приветственный жест был безукоризненным, рука вытянулась вдоль бедра не раньше, чем был получен ответ. Все это время в помещении царила тишина.
— Это вы, Мак-Кракен? — спросил полковник, всматриваясь. — Надеюсь, я не ошибся?
Бледная тень улыбки коснулась сжатых губ капитана и исчезла раньше, чем была замечена.
— Так точно, сэр, вы не ошиблись, сэр.
— Вольно, капитан, вольно! — махнул рукой Кавано, невольно качая головой: он едва узнавал своего подчиненного. — Ну и вид у тебя, сынок! Тысяча чертей, ты похож на разбойника с большой дороги!
— Папа, что за выражения! — ахнуло трепетное создание, по-прежнему цеплявшееся за его локоть. — И потом, наши гости все это видят! Я настаиваю на том, чтобы ты занимался делами где-нибудь в специально отведенном месте.
Кавано не обратил на дочь ни малейшего внимания.
— Что, черт возьми, довело тебя до такого состояния, сынок?
— Долго рассказывать, сэр.
Мак-Кракен слегка повернулся, позволив своему взгляду на пару секунд встретиться со взглядом старшего по званию, и вновь вернулся к созерцанию некой точки за плечом полковника. Этого короткого взгляда было достаточно, чтобы Кавано понял, чего стоило молодому офицеру появление в его доме, сумел мысленно увидеть мелькающее лезвие, услышать выстрелы, крики ярости и боли, вдохнуть запах свежепролитой крови, едкий пороховой дым и тошнотворную вонь горелой человеческой плоти. Тот, кто стоял сейчас перед ним навытяжку, выглядел безупречно вымуштрованным, и все же в нем таились буйство, неистовство, пусть укрощенные, но не уничтоженные окончательно. Человек чести, брошенный в безумие войны, он оказался разрываем меж правилами, принятыми в цивилизованной жизни, и законом джунглей, постоянно находясь под угрозой навсегда остаться за чертой, где царит лишь сила, и быть ею отделенным от прочего, цивилизованного человечества.
Девушка между тем надулась из-за выказанного ей невольного пренебрежения.
— Что ж, сынок, — сказал Кавано, — отложим рассказы на потом, кроме одного, самого важного.
— Насколько я помню, сэр, мне еще ни разу не пришлось услышать «можешь быть свободен», пока не было рассказано все до последнего слова.
Кавано не мог не улыбнуться. Мак-Кракен протянул ему пакет рукой, наспех перевязанной грязным бинтом.
— Папа, ради Бога, не сейчас!
Девушка переводила негодующий взгляд с одного на другого, что не помешало ее отцу принять пакет и нетерпеливо сломать печати. Тогда она издала звук, напоминающий фырканье раздраженной кошки.
— В мой день рождения!..
— Ничего не поделаешь, девочка… — рассеянно утешил полковник, надрывая конверт.
Он извлек бумаги и погрузился в чтение. Так бесцеремонно отстраненная, девушка перенесла свое недовольство на того, кто явился причиной досадной паузы в празднестве, — на капитана Мак-Кракена. Он выглядел ужасно, ужасно! Настоящий дикарь, увешанный оружием, словно атрибутами варварства, покрытый грязью и даже… даже кровью! Сморщив нос с неприкрытым отвращением, девушка демонстративно прижалась к отцу, как бы стараясь укрыться от неприглядного зрелища.
— Отпусти же его скорее, папа! Он весь в грязи, — прошипела она.
Мак-Кракен прекрасно слышал намеренно обидные слова, но лишь тень скользнула по его лицу.
— Веди себя, как подобает леди, Сэйбл, — все так же рассеянно откликнулся отец, не поднимая глаз от бумаг.
— И от него плохо пахнет!
— Сэйбл!
Девушка умолкла, но в отместку раскрыла веер с громким хлопком и начала яростно им обмахиваться.
Капитан понимал, как он выглядит, и не нуждался в том, чтобы ему напоминала об этом разряженная пустышка. Ей ли было понять, как зудит и ноет каждая царапина, каждый волдырь, каждый кусочек грязи и каждая капля пота на его теле! Ему приходилось напрягать всю свою волю, чтобы не поддаться желанию выскочить отсюда и плюхнуться в ближайшую лужу. Если бы его мать случайно оказалась среди женщин, смотревших сейчас на него, или хотя бы узнала о том, что он позволил себе предстать перед ними в подобном виде, она наверняка умерла бы от стыда. Впрочем, не нарушение условностей беспокоило его. Условности! Его путь от Теннесси был настоящей гонкой с дьяволом, он устал так, что едва держался на ногах, он умирал от голода, не мылся и не брился Бог знает как давно. Он повидал столько и столько сделал — малая часть заставила бы весь выводок леди попадать в обморок от ужаса, узнай они… Но они не узнают, он не позволит себе сломаться сейчас, на глазах у всех.
Чтобы как-то пережить паузу, казавшуюся бесконечной, Мак-Кракен разрешил взгляду скользнуть по дочери полковника. Пожалуй, он слишком ей польстил, назвав девушкой, скорее она была едва созревшим, чуть угловатым подростком, еще не утратившим детской пухлости и не обретшим, женской округлости форм. Но уже сейчас в ней чувствовалось обещание будущей красоты. Впрочем, подумал Мак-Кракен не без ехидства, с таким количеством желчи и такой готовностью ее изливать этот плод скорее всего увянет, не успев расцвести. Ее роскошный наряд был неуместно женским, слишком взрослым, и прежде чем отец одобрил его, ей, должно быть, пришлось немало потрудиться. Все в ней изобличало избалованного ребенка: капризный поворот тщательно причесанной головки, надменное пожатие плеч, раздраженное постукивание атласной туфельки — все это так и кричало о том, что весь мир вертится вокруг нее одной. Мало того, у нее еще хватало нахальства бросать на него возмущенные взгляды!
Наконец полковник сложил письмо и сунул его в пакет. Мак-Кракен продолжал смотреть поверх его плеча.
Ноги его были слегка расставлены, руки соединены за спиной, подбородок вздернут — поза образцового военного, хотя его заметно шатало от усталости. Поразительно, подумал Кавано с восхищением, этот парень, можно сказать, переплыл кровавую реку, чтобы добраться сюда, и у него хватает сил соблюдать армейский протокол! Это означало, что капитан все тот же, несмотря на внешние перемены, так бросающиеся в глаза.
— Следуйте за мной, — приказал он, переходя на официальный тон. — Мне придется написать рапорт относительно этих бумаг. Есть хотите?
Словно отвечая на эти слова, в животе у Мак-Кракена громко забурчало. Тот ничем не выдал смущения, сохраняя полную неподвижность.
— Но, папа! — воскликнула Сэйбл, которую полковник ласково, но решительно отстранил.
Оба офицера обернулись, успев сделать лишь пару шагов к двери. Девушка стояла, пылая негодованием, вертя в руках закрытый веер.
— Ах да! Прошу прощения. Капитан Хантер Д. Мак-Кракен — моя младшая дочь…
— Я не имею ни малейшего желания быть ему представленной, и ты знаешь это, папа! — Сэйбл не удостоила ответом поклон капитана, в который тот вложил хорошую порцию насмешки. — Этот человек испортил мне весь праздник! Никто не смеет лишать меня дня рождения, ни при каких условиях!
Она топнула ногой, и Ричард Кавано испустил вздох, взглядом как бы говоря капитану: ну что с ней поделаешь! Он понимал, что происходящее — дело его собственных рук, плод многолетнего поощрения каждого каприза Сэйбл и ее старшей сестры Лэйн, но полковник знал, что и впредь не сможет отказать им ни в чем, что у него просто не хватит духу для этого. Так уж повелось с того самого дня, как девочки лишились матери.
— Ну-ну, моя тыквочка! — сказал он примирительно, запечатлевая отеческий поцелуй на лбу дочери. — Разумеется, твой день рождения очень важен, но пойми, где-то умирают люди, и я должен повиноваться долгу.
С этими словами он оставил дочь и поспешил к двери.
— Долг! Все дело в этой войне!
Девушка надула губы и еще раз топнула ногой, нимало не беспокоясь, что тем самым нарушает образ благовоспитанной молодой леди. Она проследила взглядом за своим щегольски одетым отцом, бок о бок с которым шагал неописуемо грязный капитан Как-бишь-его. Однако кислое выражение недолго портило хорошенькое личико Сэйбл Кавано. Вновь заиграла музыка. Несколько офицеров — знатных и богатых молодых людей — окружили ее, горя желанием заключить в объятия и увлечь в круг танцующих.
Капитан между тем последовал за полковником в вестибюль особняка, к двери его домашнего кабинета. Дочь Кавано улетучилась из его мыслей сразу, как только исчезла с глаз. Где-то и впрямь умирали люди. Его люди, что было особенно горько.


Некоторое время спустя, опустошив вместительную тарелку и поставив ее на поднос отиравшегося поблизости лакея, Хантер почувствовал себя значительно лучше. Прежде чем лакей испарился, капитан успел ухватить с подноса хрустальный графинчик виски и намерен был отдать напитку должное.
Теперь ничто не тревожило его гордости. Денщик полковника выстирал и выгладил его форму, пока сам Хантер мылся и соскабливал со щек многодневную щетину. Привалившись спиной к холодному мрамору колонны, не спеша потягивая крепкий напиток, Хантер чувствовал себя более или менее в ладу с самим собой. Он даже протанцевал один из танцев с Лэйн Кавано. Впечатление, которое он вынес из их короткой беседы, было не самым лестным для старшей дочери полковника: она была той же Сэйбл, только более зрелой.
Краем уха Хантер услышал поблизости воркующий женский смех, призывный полувздох-полустон, и улыбнулся, радуясь за всех тех, кто этим вечером получит шанс коснуться нежной женской плоти.
— Зачем вы мучаете меня? Завтра я отправляюсь на фронт! — взмолился кто-то шепотом.
Должно быть, ответом ему было отрицательное движение головы, потому что послышался глубокий вздох разочарования. «Тебе попалась дразнилка, приятель. Не повезло!» — мысленно обратился Хантер к неизвестному и сделал хороший глоток из своего стакана.
— Из уважения к вам я предлагаю вернуться в комнаты…
— И это все, что вам от меня нужно? — кокетливо прошептал женский голос.
— Вы ведь знаете, что это не так, мисс Кавано!
Хантер насторожился, весь превратившись во внимание, и бесшумно заглянул за колонну, у которой стоял.
— Тогда зачем нам идти в комнаты? — Женский пальчик, обтянутый шелком перчатки, скользнул по рукаву формы вниз.
— Но я… я не ручаюсь за себя!.. — пролепетал офицер, судорожно схватившись за край каменной скамьи, на которой притаилась парочка.
В этот момент Хантер громко и продолжительно прокашлялся. Молодой человек вскочил на ноги и засуетился, поправляя прическу, одергивая форму. В наступающих сумерках была заметна краска смущения на его щеках. Хантер коротким кивком приказал ему пройти в дом.
На лице Сэйбл Кавано ясно выразилось все неудовольствие, испытываемое ею от неожиданной помехи только что начавшемуся флирту. Она поднялась, наблюдая за тем, как ее кавалер исчезает за дверями бальной залы, потом раскрыла кружевной веер, уже печально известный Хантеру, и начала изящно помахивать им над своими обнаженными плечами. Помедлив, она направилась к капитану, преувеличенно и несколько вызывающе покачивая бедрами. Тому едва удалось сдержать рвущееся наружу насмешливое фырканье.
— Мисс Кавано, прошу прощения за то, что вновь мешаю вашим сегодняшним развлечениям.
— Вновь? — переспросила Сэйбл, на секунду наморщив свой гладкий лоб. — Разве мы уже встречались?
Шелковые юбки коснулись носков его сапог. Она подошла гораздо ближе, чем позволяли правила приличия.
— Да, мы встречались, — усмехнулся Хантер. — Не помните? Вы еще сказали, что я весь покрыт грязью и плохо пахну.
— О!
На лице Сэйбл отразилось что-то отдаленно напоминающее смущение. Хантер в ответ с томным видом прикрыл веки и многозначительно повел головой в сторону скамьи:
— Надеюсь, на этот раз вы не против моего общества? Или вы предпочли бы, чтобы из-за колонны появился не я, а ваш отец?
— Ах, это! Это ничего не значило, поверьте. Мне просто необходимо было чем-то заняться.
Бессердечная сучка, подумал Хантер с внезапной злобой. У него безотчетно сжались кулаки от желания раздавить молоденькую дрянь, растереть в пыль.
— Что тебе необходимо, малышка, так это чтобы кто-нибудь задрал твои накрахмаленные юбки и как следует выдрал тебя ремнем по кружевной заднице! — процедил он негромко, но внятно, надеясь, что девчонка услышит.
Она услышала и ахнула, оскорбленная. Однако рука, вскинутая для пощечины, так и не коснулась щеки Хантера. Он остановил ее на полувзмахе и держал брезгливо, зажав запястье между двумя огрубевшими, бронзовыми от загара пальцами.
— Как вы смеете! Папа отдаст вас за это под трибунал!
— Да ну?
Сэйбл забилась, пытаясь освободиться, шипя от злости в трепетных попытках разжать пальцы, казавшиеся ей стальными. Хантер холодно наблюдал за ее усилиями, приподняв черную бровь.
— Итак, мисс Кавано, вам нравится дразнить мужчин, разжигать в них надежду, что им подарят немного ласки накануне отъезда на фронт? На фронт, где они будут сражаться за то, чтобы вы могли оставаться в безопасности и устраивать праздник в день своего знаменательного появления на свет! А знаете ли вы, что играете с огнем?
— Джентльмен не только не позволит себе того, на что вы намекаете, но не станет и думать на эту тему! — начала Сэйбл пылко, но запнулась, когда хмурое лицо Хантера приблизилось.
— Джентльмен уважает леди, помните об этом, — отрезал он. — Только представьте себе, что произойдет, если однажды мужчина, которого вы будете дразнить слишком долго, забудет об уважении к вам и к вашему отцу, если он…
Неожиданно для себя Хантер поддался порыву, чего никогда не случалось прежде. Он резко привлек девушку к себе, дав Сэйбл первый раз в жизни ощутить, что такое близость мужского тела.
— Он просто возьмет то, что ему так беспечно предлагают!
— Нет! Я не думала… Отпустите меня, прошу вас!
Это была мольба не женщины — испуганного ребенка. Но прежде чем руки Хантера разжались, он заглянул в поднятое к нему в мольбе лицо с глазами цвета лаванды. В них метался неприкрытый страх, они были расширенные и влажные, словно глаза оленьей самки, настигнутой хищником. Лавандовые, подумать только! Он хотел всего лишь дать ей урок, пресечь ее слишком фривольное обращение со взрослыми мужчинами, но эти глаза такого странного цвета, полные столь и волнующего, и возбуждающего выражения страха… Он понял вдруг, что и впрямь думает о том, чем пригрозил ей.
— Беги, малышка! — сказал он сквозь зубы, отпуская Сэйбл. — Спрячься за папину спину и оставайся там, пока не подрастешь.
Г лава 1
1868 год
Давно стемнело. Никто из прохожих не обратил внимания на закутанную до самых глаз женскую фигуру, проскользнувшую вниз по улице и исчезнувшую в сумраке аллеи. Она надеялась, что ее примут за одну из служанок, торопящихся домой, и, должно быть, так и случилось. К счастью, никто не мог знать, что ветхая черная накидка скрывает роскошное, платье голубого шелка, отделанное понизу брюссельским кружевом, а у горла — мелкими плетеными розочками, внутри каждой из которых покоилась матовая жемчужина.
Женщина постучала условным стуком. Дверь приоткрылась, выпустив наружу узкий клин желтого света, неожиданно яркого в густой черноте ночи. Подобрав пышные юбки обеими руками, она протиснулась внутрь. Дверь тотчас захлопнулась.
Прислуга, нарезавшая за столом овощи, при виде гостьи тотчас оставила свое занятие и поспешила покинуть помещение.
— Сабелла! — послышался тихий мужской голос. Сильный итальянский акцент и нескрываемая нежность гармонично сплетались в нем. — Значит, это началось?
— Si, Сальваторе. — Сэйбл Кавано повела плечами, позволив капюшону накидки соскользнуть с волос, и принялась беспокойно расхаживать взад-вперед по кухне. — Мне неловко беспокоить тебя в такой час, но роды очень трудные, а от меня нет никакого толку, скорее наоборот — я только путаюсь под ногами… Лэйн велела мне убираться с глаз.
Сэйбл прикусила задрожавшую губу, стараясь удержать слезы, которые до сих пор так и оставались непролитыми. Сальваторе Ваккарелло нахмурил брови, но не сказал ни слова, просто стянул с плеч девушки ветхую накидку и мягко подтолкнул Сэйбл к длинному узкому столу. Небрежно перекинув одеяние гостьи через спинку стула, он занялся приготовлением кофе-эспрессо, в котором, по его мнению, гостья особенно нуждалась.
Сэйбл с тяжелым вздохом повязала фартук и опустилась на стул. Пока она с отсутствующим видом чистила и нарезала овощи, грудой лежащие на столе, Сальваторе поставил перед ней чашку кофе. Сам он уселся напротив и молча кивнул в ответ на ее благодарную улыбку.
— Если бы ты знал, как она изменилась, Сальваторе! На прошлой неделе я видела, как она снимает с веревок выстиранное белье! Та Лэйн Кавано, которую я знала много лет, и помыслить не могла о таком низменном занятии. — Сэйбл подняла чашку, качая головой, с наслаждением сделала глоток и вновь занялась сладким перцем, который нарезала тонкими колечками. — Мне кажется, теперь я только раздражаю ее. Мы спорим о таких глупых, несущественных вещах, и она все время говорит, что от меня никакого толку… ни в чем.
— Не нужно принижать себя, cara mia, повторяя то, что не соответствует истине, — с улыбкой запротестовал Сальваторе.
Она не сознает, думал он, что инстинктивно делает все именно так, как нужно. Вот с овощами, например, она управляется не хуже хорошей кухарки. Он улыбнулся шире, вспомнив, как долго и безуспешно учил этому своих помощников.
— Но я чувствую, что она говорит правду.
Сэйбл сказала это не без усилия и подняла голову, чтобы увидеть реакцию Сальваторе. Ее взгляд скользнул по длинным тонким пальцам, сжимающим рукоятку кухонного ножа, ровным тонким ломтям, стремительно отделяющимся от телячьей ноги и плавно опускающимся один на другой. Несколько минут — и на разделочной доске осталась только белая кость без единого волокна мяса. Только тогда девушка отвела зачарованный взгляд, невольно подумав: это тоже искусство.
— Зато я умею вышивать ничуть не хуже Лэйн, — заявила она с вызовом, не упомянув, однако, что сшитые ею рубашки казались скроенными на кривобокую фигуру. — Еще я могу дать великолепный бал, отдавать распоряжения слугам и правильно распределять между ними обязанности.
«Но я понятия не имею, как, каким образом они выполняют эти обязанности. Для меня все появляется, как по мановению волшебной палочки. Лэйн права: я живу вне реальной жизни».
— Значит, ты завидуешь тому, что она перестала быть избалованным ребенком, а ты так им и осталась?
— Чему тут завидовать? — вспылила Сэйбл, сузив глаза, и сунула в рот ломтик сладкого перца в бессознательном желании вызвать недовольство Сальваторе. — Я довольна своей жизнью и не променяю ее ни на какую другую.
— Хм… ты красивая женщина, желанная для многих. — Черные, как маслины, глаза смерили Сэйбл насмешливым взглядом. — Ни один мужчина не откажется сделать тебя украшением своей гостиной.
Сэйбл вскинула голову: замечание попало в точку, больно ее задев.
— Тебе бы стоило влепить за это пощечину, Сальваторе Ваккарелло!
— Слава Богу, я вхожу в число твоих немногочисленных друзей, Сэйбл. С остальными ты так не церемонишься.
Выпустив эту стрелу, Сальваторе безмятежно принялся сдабривать специями только что нарезанное мясо. Он прекрасно знал, как обидчива Сэйбл, и старался, как мог, соткать для ее души защитный кокон. Нужно признать, это доставляло ему немалое удовольствие. Стоя спиной к девушке и по очереди опуская ломти в шипящее масло, он размышлял о том, как необходимо ей снова и снова слышать, что ее жизнь не такая уж бесполезная.
— Так чего же ты хочешь от меня, cara mia? Чтобы я… как это… побрюзжал с тобой на пару?
— Я никогда не брюзжу!
— Да, конечно. Ты дуешься, ты сердишься, ты… — Несколько оттаяв, он бросил короткий взгляд через плечо и неожиданно добавил:
— Ты очень помогаешь мне, Сабелла.
— Перестань, Сальваторе! — Девушка отмахнулась от похвалы. — Я просто играю в твоей кухне, как девочки играют с куклами. Но ты… ты не просто главный повар. Ты — мастер. У тебя золотые руки.
— Когда мы познакомились, ты думала иначе.
— Неужели нужно раз за разом напоминать мне… — Сэйбл повела плечами, от чего жемчужины на ее наряде матово замерцали. — Впрочем, у тебя есть на это право. Наверное, я не должна забывать о том, какой была. Да я и не забуду.
— Главные повара известны своим высокомерием. — Сальваторе ненадолго повернулся, сверкнув в улыбке зубами, кажущимися особенно белыми на фоне оливково-смуглой кожи. — И если кто-то осмеливается во всеуслышание оскорбить фирменное блюдо, какая-то малолетняя…
— Я и теперь повторю, что ты тогда переложил в свое фирменное блюдо базилика, — перебила девушка, не желая знать, каким еще эпитетом ее собираются наградить.
— А я и теперь не соглашусь.
— Упрямый итальяшка! — буркнула Сэйбл.
Сальваторе только усмехнулся, снимая с огня массивную сковороду. Чуть погодя он вернулся к столу, вспоминая вечер четырехлетней давности, когда юная посетительница ресторана высказала свое недовольство с таким так-том, что он едва ли почувствовал себя обиженным. Он тогда пригласил ее в святая святых — на кухню, чтобы лицезреть процесс приготовления osso bucco (телячьих ножек), и их тайная дружба расцвела пышным цветом. Сейчас он поднял взгляд от блюда, на котором располагал ломти жареного мяса среди овощей и зелени, и сдвинул густые брови.
— Как на этот раз тебе удалось ускользнуть из-под надзора отца?
— Он заперся в кабинете, как только у Лэйн начались схватки, — ответила девушка, мрачнея. — Она так хорошо держится: ни криков, ни слез, ни даже стонов. Но мне кажется, что он и в этом найдет повод для обвинения.
— Твой отец, он?…
— В ярости, Сальваторе. Он возмущен, но еще больше пристыжен.
— Разве тебе никто никогда не говорил, что невежливо заканчивать фразу собеседника?
Сэйбл поморгала, сбитая с толку, и приняла виноватый вид.
— Mi dispeaci, signore Vaccarello. Прошу меня извинить.
Она прижала изящную руку к сердцу, изображая величайшую искренность, — и вдруг высунула язык. Сальваторе расхохотался от души, сочный звук его смеха заметался между стенами ресторанной кухни, пустынной в этот поздний час.
Это был высокий, стройный мужчина, щедро наделенный экзотической привлекательностью своего народа. Кое-кто, не раз думала Сэйбл, мог бы даже назвать его красавчиком, несмотря на седые виски, придававшие ему вид стареющего аристократа.
— Постарайся понять, Сабелла, каково сейчас твоему отцу, — сказал он, отсмеявшись. — Фамильная честь много значит для него, и ему не так-то просто примириться с тем, что дочь рожает, не будучи замужем.
— Но ведь Лэйн замужем!
— Это она считает себя замужней, она и отец ее ребенка, но сеньор Кавано думает иначе.
Раздраженная, Сэйбл поднялась со стула, походила по кухне и остановилась перед Сальваторе, чтобы испепелить его взглядом.
— Значит, только его мнение идет в счет? Да и зачем снова к этому возвращаться? Разве мы уже не обсуждали это раз сто, не меньше?
— Твой отец обвиняет себя в том, что случилось с Лэйн.
— И правильно делает! — отрезала Сэйбл, возмущенно упирая руки в бока.
Сальваторе вздохнул. Как мог он объяснить ей? Она видела только то, что хотела, только то, что способна была видеть.
— На его месте каждый был бы уверен, что десяти хорошо вооруженных солдат вполне достаточно для охраны двух женщин. И потом, разве нет во всем этом твоей доли вины? Ведь все случилось еще и потому, что Лэйн прикрывала твое бегство.
Немедленно преисполнившись раскаяния, Сэйбл отвела взгляд, не замечая того, как беспокойно движутся по голубому шелку платья ее руки.
— Ты прав, Сальваторе.
— Ваш отец потратил много месяцев на то, чтобы разыскать Лэйн.
— Ну да, ну да! — согласилась она, дрогнув при виде рассудительного выражения на лице собеседника. — Он искал ее и в конце концов нашел. Только она не имела ни малейшего желания возвращаться.
— Он просто не мог поверить, что его дочь готова остаться с тем, кто ее похитил и обесчестил.
— Я… э-э… я тоже не могу этого понять, — призналась девушка едва слышно. У нее вырвалось сдавленное всхлипывание. — И все же она ни о чем другом не может ни думать, ни говорить. Я так скучала по ней, так ждала ее возвращения, а ей не терпится вернуться к нему!
— Сабелла, Сабелла…
Сальваторе поднялся и, словно угадывая, чего ей недостает, раскрыл объятия. Сэйбл благодарно укрылась в его руках.
— Ах, Сальваторе, она так несчастна! Я не знаю, как держаться с ней, что делать дальше, потому что не хочу снова остаться одна. А папа! Он так изменился. Он больше не улыбается и никогда не говорит о ребенке, словно тот вообще не должен появиться на свет.
— Это естественно, что Лэйн хочет быть с мужчиной, которого любит, — сказал Сальваторе, скрывая улыбку: Сэйбл всегда болтала без умолку, если боялась, что расплачется.
— Она очень изменилась, очень. И я не в восторге от этих перемен.
— В данном случае ты ничего не можешь изменить.
Девушка промолчала. Было ясно, что она чувствует себя обделенной, оставшейся на обочине чего-то грандиозного, что не только разделить, но и понять можно, лишь пройдя через подобное испытание. Немного погодя она смахнула со щеки единственную слезинку и поцеловала смуглый подбородок повара.
— Ты настоящий друг, Сальваторе Ваккарелло.
— Я просто дряхлый старик, который давно перешел бы в лучший мир, если бы не его очаровательная подруга.
Сэйбл засмеялась и ухватила с блюда ломоть еще горячей, покрытой аппетитной корочкой телятины. Повар нацелился шлепнуть ее по руке, но промахнулся. Подняв со стула накидку, девушка поспешила к двери, на ходу пожелав Сальваторе доброй ночи: что бы там ни говорила Лэйн, она не могла в эту ночь обойтись без младшей сестры.


— А ну-ка, милая моя, поднатужьтесь, — напевно упрашивала Мелани. — Вы, мисс Лэйн, распрекрасно управляетесь. Распрекрасно — и все тут.
— Боже милостивый! — воскликнула Сэйбл, которая пританцовывала на месте, стараясь заглянуть через плечо экономки. — Уже головка видна!
— Да успокойся ты и помолчи хоть минуту… — прошептала Лэйн в перерыве между потугами. — И хорошо бы тебе не путаться под ногами у Мелани.
Сэйбл послушно отошла в сторону, но и там продолжала вытягивать шею и гримасничать, как бы помогая стараниям сестры вывести наконец ребенка на свет. Экономка заметила это и наградила ее свирепым взглядом. Девушка отступила к креслу и рухнула в него со смешанным выражением досады и раскаяния на лице.
— Я стараюсь, стараюсь не мешать! Но неужели я совсем ничем не могу помочь?
— Ты уже помогаешь — тем, что ты рядом со мной.
Лэйн постаралась улыбнуться всепрощающей улыбкой старшей сестры и взяла протянутую руку Сэйбл. Как раз в это время ее настигла новая потуга. Измученное тело скрючилось, словно в эпилептическом припадке, пожатие превратилось в сокрушительное.
— Лэйн! Ой-ой-ой!
Но боль в пальцах почти тотчас была забыта: сестра начала тужиться изо всех последних сил. Казалось, это длилось бесконечно. Сэйбл поймала себя на том, что с силой напрягает все тело, словно это могло помочь сестре или облегчить ее муки. Она даже начала тихонько постанывать, хотя Лэйн так и не издала ни звука, только часто и шумно дышала. Тем более неожиданно прозвучал ее пронзительный крик — триумфальный вопль, а вовсе не крик боли. Секундой позже в руках Мелани лежал, пошевеливая ручками и ножками, темноволосый новорожденный.
— Да он просто красавчик! — ахнула Сэйбл, пораженная этим фактом до глубины души.
До сих пор ей не приходилось видеть новорожденных, однако она много слышала о том, что они похожи на сморщенные недозрелые сливы. Но это дитя было пухленькое, с округлым милым личиком — чудо, а не ребенок! Сэйбл немедленно почувствовала, что обожает его.
Мелани с удовольствием вымыла новорожденного, завернула в мягкое одеяльце и вложила в руки Сэйбл, приговаривая: «Вот так, иди к тетушке…» Сэйбл вполголоса ворковала над новообретенным племянником, ожидая, когда экономка закончит приводить в порядок Лэйн и та сможет заняться сыном.
— Ну скажите же, что он красавчик! — И она чмокнула младенца в макушку, покрытую темными волосиками.
— Да уж, мисс Лэйн потрудилась на славу, — с гордостью подтвердила Мелани.
Сэйбл опустилась в любимое кресло — роскошный предмет мебели времен королевы Анны, с изящной шелковой обивкой цвета лаванды. У нее было такое чувство, что это она только что родила. Мальчик, надо же! Она подумала, что у него, наверное, волосы отца, но этого нельзя было сказать с уверенностью, так как она ни разу не видела мужа Лэйн. Зато она с уверенностью могла утверждать, что у ребенка глаза матери. Голубые, как у всех новорожденных, они уже заметно отливали серым.
— Как бы мне хотелось, чтобы его отец сейчас был здесь, — вдруг сказала Лэйн с горечью, прижимая к себе ребенка. — Он был бы так горд!
— Да и какой отец не был бы? — добавила Сэйбл с завистью, наклоняясь к постели, чтобы погладить малыша по головке. — Но ты, конечно, не всерьез хочешь увидеть его здесь. Отец убил бы его на месте.
Лэйн съежилась среди подушек, и девушка тотчас пожалела о своих необдуманных словах.
— Лэйн, я не хотела…
Та молча протянула руку. Сэйбл позволила увлечь себя на постель и опустилась рядом с сестрой, которая с материнской заботой поправила упавший ей на лоб непокорный локон. Она не знала, что в этот момент Лэйн думала: Сэйбл слишком неопытна, слишком невинна, она никогда и ни с чем не сталкивалась…
— Ничего, Сэй, все как-нибудь образуется. Я найду способ вернуться к нему.
— Но ты только что родила ребенка, ты еще слишком слаба! — воскликнула пораженная Сэйбл.
— В рождении ребенка нет ничего необычного, и мое выздоровление — всего лишь вопрос времени, как и мое возвращение к мужу.
В который раз Сэйбл бросилась в глаза перемена, происшедшая со старшей сестрой. И не просто перемена, а перемена полная, окончательная, неожиданно оттолкнувшая их друг от друга, сделавшая почти чужими.
— Папа никогда не позволит тебе этого. После всего того, на что он пошел, чтобы вернуть тебя…
— Пропади он пропадом вместе со всем, на что он пошел! — отрезала Лэйн, и ее серые глаза загорелись странным мрачным огнем. — Это мой ребенок, моя жизнь! И когда ты только поймешь, что драгоценный папочка сделал из нас точное подобие нашей матери?
— В этом не только его вина. Мы не имели ничего против того, чтобы он баловал нас, а что до меня, то мне и по сей день это нравится.
— А знаешь, почему? Потому что ты не пробовала ничего другого. Ты даже не знаешь, что бывает другая, лучшая жизнь.
«Лучшая?» — чуть было не вырвалось у Сэйбл, но она сумела придержать язык. Та, другая жизнь была для ее сестры лучшей. В той жизни она была любима мужчиной, который дрался за нее, как дьявол. Она только и думала, что о нем, родила ему чудесного ребенка, а значит, подарила ему будущее. Что до нее, Сэйбл, она нежилась в своем уютном гнездышке, вышивая салфетки и позволяя отцу баловать себя. Лэйн была права, но — о Господи! — почему бы ей не ошибаться хоть изредка!
— Папа любит нас, — сказала она с вызовом.
— Конечно, любит. Только он так глубоко прячет нас под свое крыло, что может задушить ненароком.
— Это не так. Мы имеем возможность давать балы, ездить верхом, мы можем…
— Когда-нибудь ты вырастешь, — сказала Лэйн так резко, что Сэйбл невольно отпрянула, — и поймешь, что наряды и балы — всего лишь ничтожная часть настоящей жизни.
— Да? Может быть, настоящая жизнь — это когда полуголыми бродят по лесам и питаются только ягодами и орехами? Или когда раскрашивают лица на манер палитры сумасшедшего художника?
— Мисс Сэйбл, — вмешалась Мелани, сообразив, что между сестрами разгорается настоящая ссора, — не сходить ли вам и не глянуть, где это ваш отец? Небось ждет не дождется, когда ему покажут первого внучонка.
Экономка, агукая над младенцем, передала его матери для первого кормления. Стоило Сэйбл увидеть, как жадно ребенок сосет материнскую грудь, как ее оставило всякое желание спорить. У ее крошки-племянника были малюсенькие пальчики, одна из ручонок лежала там, где билось сердце Лэйн, и все это было до того умилительно, что на глаза ей навернулись невольные слезы. Она подумала, что каждое дитя имеет право знать своего отца, что каждая женщина имеет право сама выбирать себе спутника жизни. Эта мысль была новой, странной, но Сэйбл сознавала правоту сестры каким-то внезапно проснувшимся глубоким инстинктом. Встретив испытующий взгляд Лэйн, она не отвела глаз.
— Пожалуй, я схожу за папой.


Крик боли, животный, мучительный, раздался в полной тишине. Казалось, он не затих, а впитался в стены кабинета, просочился в каждую пору Ричарда Кавано, проник в каждую клеточку его тела. Этот звук разом опустошил его, отнял не только силы, но и способность мыслить здраво. Человек, не раз без страха смотревший в лицо смерти, схватился за край стола, словно от предательски нанесенного удара. Слепо нашарив стакан, полный виски, полковник опустошил его жадными глотками. Он поймал себя на том, что дрожит крупной, сотрясающей все тело дрожью.
Жалость и ненависть накатывали, сталкивались и постепенно сплетались воедино. С каким наслаждением он убил бы сукиного сына, из-за которого его дочери пришлось столько страдать! Как он ненавидел того, кто обесчестил ее, вынудил произвести на свет ублюдка!
Кавано не успел еще опомниться от вопля дочери, как раздался детский плач. Ребенок! Странная смесь эмоций наполнила полковника. Кто же родился, мальчик или девочка? Здорово ли дитя? И, Боже милосердный, жива ли Лэйн?!
Но больше всего он жаждал, чтобы ему принесли на блюде голову ее «мужа».
Раздался стук в дверь. Кавано пролаял: «Войдите!», надеясь, что это тот, кого он ожидает. Мимо горничной протиснулся капрал Иохансен и вытянулся в струнку, по уставу четко отсалютовав. Полковник небрежно ответил на приветствие и рявкнул тем же голосом:
— Ну?!
— Прошу прощения, сэр, но мне пока не удалось…
— Проклятие! — Кавано запустил обе руки в свои седеющие волосы, словно собираясь вырвать их. — Неужели в таком большом городе трудно найти кормилицу? Я хочу только одного: чтобы это забрали из моего дома как можно скорее.
«Это», — мысленно повторил Иохансен. Полковник назвал своего внука «это». Капрал не ожидал ничего подобного и был неприятно удивлен. Иохансен не первый год знал полковника Кавано и до сих пор уважал его и восхищался им, в особенности за способность к сочувствию и пониманию. Близилась к концу война Севера и Юга, сделавшая из Кавано героя, и он для многих военных являлся образцом для подражания, почти кумиром. Именно поэтому капрал поначалу гордился тем, что посвящен в тайну полковника. Однако теперь он был бы счастлив, если бы на его месте оказался кто-нибудь другой. С каждой минутой ему все больше хотелось с кем-то поделиться, найти способ остановить это безумие.
— Каковы будут дальнейшие распоряжения, сэр?
Кавано поднял голову. Сейчас он выглядел измученным, немощным, словно прожитые годы разом дали знать о себе.
— Продолжайте поиски, капрал, — едва слышно произнес он и добавил, когда Иохансен уже направился к двери:
— Спасибо тебе, сынок…
Поверенный мрачных планов полковника скрылся за дверью. Ричард Кавано некоторое время невидящим взглядом смотрел на полупустую бутылку, потом вновь наполнил стакан.
Он намерен поступить единственно правильным образом, думал он. Так будет лучше для Лэйн. Разве он не сделал все возможное, разве не перевернул небо и землю, чтобы избавить ее от унижения, от сплетен, от мук? Разве он не отказался от командования фортом Макферсон, чтобы девочки могли забыть прошлое, словно его и не было? Разве не отправил с глаз долой каждого солдата, который участвовал в операции по спасению Лэйн, который слышал ее требование вернуть ее к мужу? Он добился того, чтобы слухи затихли, не найдя пищи, которая раздувала бы их. И вот теперь этот ублюдок!.. Если хоть один посторонний взгляд упадет на него, репутация Лэйн будет загублена.
Полковник поднял взгляд на портрет, висевший напротив стола. Каролина поддержала бы его, если бы была жива. Она согласилась бы, что лучше всего похоронить прошлое, что Лэйн и без того слишком много вынесла, что ни одна женщина не заслуживала унижения стать матерью полукровки, ублюдка.
«Я делаю это ради Лэйн, Каролина, только ради нее».


Когда дверь, ведущая в кабинет отца, открылась, выпустив капрала Иохансена, Сэйбл Кавано метнулась под лестницу и притаилась там, затаив дыхание. Шаги удалились по коридору, а она никак не могла заставить себя выйти из укрытия. Не может быть, чтобы то, что она подслушала, было правдой!
«Как ты можешь, папа? Ведь это твой внук! Как ты посмотришь Лэйн в глаза, когда придешь за ребенком? Или ты прикажешь подчиненному сделать это за тебя?»
Но почему она решила, что произойдет какое-то объяснение? Скорее всего ребенка отдадут в чужие руки тайно, а уж потом сообщат сестре, как распорядились его судьбой.
Эта мысль до того ужаснула девушку, что она разом вышла из ступора и бросилась в комнату Лэйн. Захлопнув за собой дверь, она привалилась спиной к прохладному дереву, словно кто-то уже шел следом, чтобы осуществить мрачный план отца. Лицо Сэйбл было таким белым и искаженным, что Лэйн резко спросила, что произошло.
— Я хочу знать! — потребовала она, так как Сэйбл молчала, стараясь не встречаться с ней взглядом.
— Папа решил забрать у тебя ребенка! Иохансен подыскивает кормилицу и…
— Зверь! Дьявол! — вырвалось у Лэйн, и она так судорожно прижала к себе сына, что тот заплакал, недовольный таким бесцеремонным обращением, и ей пришлось укачивать его.
— Что ж делать-то, а, мисс Лэйн? — спросила Мелани, вышивавшая в кресле у кровати.
— Тут ничего не поделаешь! — воскликнула Сэйбл в отчаянии, бросаясь от двери к постели сестры. — Он наш отец, и мы не можем его ослушаться.
Так же внезапно, как и вспылила, Лэйн успокоилась. Лицо ее приняло безмятежное выражение человека, принявшего решение, кончики пальцев, поглаживающие темноволосую головку новорожденного, не дрожали.
— Его нужно срочно доставить к его отцу.
— Что? — изумилась Сэйбл, округлив глаза. — Ты, конечно, шутишь? Пройдут недели, пока ты наберешься сил для путешествия.
— Силы понадобятся не мне, а тебе. Ты его повезешь.
Глаза Сэйбл раскрылись еще шире, хотя это казалось невозможным. Некоторое время она молча переводила взгляд с экономки на сестру и обратно, чувствуя нарастающий жар паники. Лица, между которыми метался ее взгляд, все больше напоминали ей лица союзников, только что объявивших войну.
— Мелани, хоть ты-то понимаешь, что это невозможно? — взмолилась девушка.
Морщины на темном лице экономки сложились в загадочную улыбку. Окончательно перепуганная, Сэйбл замахала руками:
— Я не могу! Я не сумею, да и… да и просто не стану этого делать! Ни за что, ни за что, ни за что! Вот что мы сделаем, мы продержимся, пока Лэйн не наберется сил. — Девушка почувствовала громадное облегчение, что нашла идеальный выход, и поспешно добавила:
— Вот тогда я сделаю все, что в моих силах, и помогу ей.
— Ты только что сказала, что мое выздоровление растянется на недели. Пойми, отец способен на все!
«Зато я ни на что не способна! Глупо даже думать, что я, Сэйбл Кавано, сумею в целости и сохранности перевезти новорожденное дитя через добрую половину страны!»
Она всю жизнь прожила за спиной отца, даже образование получив частным образом, а единственное в ее жизни приключение — поездка на запад прошлой весной, задуманная как каникулы, — имело катастрофические последствия, одним из которых был ребенок Лэйн. Она никогда не путешествовала без компаньонки или военного эскорта из числа подчиненных отца. Тонкости ухода за детьми были ей абсолютно неизвестны, а ведь в данном случае речь шла о новорожденном! Занимаясь благотворительностью, она, как правило, лишь относила еду и лекарства, оставляя их распределение и применение людям более опытным.
Сэйбл бросила быстрый взгляд на свои руки. Белые, изящные, ухоженные. Совершенно бесполезные.
— Я не сумею, Лэйн, — всхлипнула она, чувствуя, как слеза чертит дорожку вдоль щеки. — Я бы и рада помочь, но не сумею.
Взгляды сестер встретились. Сэйбл показалось, что ее кольнули чем-то острым. Как выразительны были глаза Лэйн!
— Ты в долгу у меня, не забывай этого, Сэйбл.
То, о чем она хотела напомнить (как будто это можно было забыть!), случилось прекрасным весенним вечером, когда сестры совершали прогулку верхом в окрестностях форта Макферсон и спешились, чтобы немного отдохнуть.
Индейцы сиу появились словно из-под земли. Не было никакой надежды добежать до привязанных поодаль лошадей. Кавалеристы, сопровождавшие сестер, падали, так и не успев сделать ни одного выстрела. Сэйбл не нашла ничего лучшего, как забиться в истерике от неожиданности и страха, зато Лэйн подтолкнула сестру к лошади ближайшего упавшего кавалериста, подхватила его ружье и начала отстреливаться, прикрывая ее бегство. Как только у нее кончились патроны, один из индейцев, особенно жутко размалеванный и наиболее жестокий на вид, оглушил ее ударом томагавка и перебросил через спину своей лошади. Трудно было сказать, был ли шанс на спасение у них обеих, но факт оставался фактом: она оказалась в плену, спасая Сэйбл.
«И сколько же страданий ей пришлось вынести в то время, пока я жила привычной жизнью, в полной безопасности».
Неизвестно, как долго Сэйбл занималась бы самобичеванием, но дверь распахнулась, с грохотом ударившись о стену. Ричард Кавано, казалось, заполнил собой весь дверной проем. Три верхние пуговицы на его форме были расстегнуты, стакан виски дрожал в руке. Он обвел комнату налитыми кровью глазами, нашел колыбель и впился взглядом в спящего ребенка. Сэйбл сделала невольный шаг в том же направлении. До сих пор ей не приходилось видеть отца в таком состоянии: непричесанным, небритым, пьяным. Это было не только неприятное, но и пугающее зрелище.
— Пришел посмотреть на внука, да, папа? — спросила Лэйн, и Сэйбл была поражена тем, с каким хладнокровием держалась сестра.
Значит, мальчик, подумал полковник, и на секунду гордость заставила его выпрямиться. Но тотчас ему бросились в глаза черные волосики ребенка. Гнев вернулся, еще более яростный, чем прежде. Лицо Ричарда Кавано презрительно скривилось.
— Это… это… — Слова застряли у него в горле, словно что-то кислое, едкое, и он выплюнул их с отвращением:
— Это не мой внук!
— Папа, — сказала Лэйн твердо, хотя глаза ее наполнились слезами, — это моя плоть и кровь, а значит, он…
— Отродье дьявола! — прорычал полковник и нетвердо шагнул в Комнату, не в силах оторвать взгляда от ребенка.
— Перестань, папа! — крикнула Сэйбл в ужасе и, поскольку отец продолжал подступать к колыбели, повисла на его рукаве. — Вспомни, через что пришлось пройти Лэйн!
— Я помню, тыквочка, хорошо помню. — Кавано оскалился в зловещей улыбке. — Я как раз собираюсь устроить так, чтобы ее мучения кончились раз и навсегда.
На его лице застыло упрямое, неколебимое выражение, в котором и впрямь было что-то дьявольское. Сэйбл отпрянула. Он отвернулся и вышел, хлопнув дверью.
Сэйбл почувствовала, что с ней происходит нечто очень страннее. Подбородок сам собой выпятился, плечи приподнялись и расправились. Что-то новое, некогда не испытанное родилось и крепло в ней. Лэйн и Мелани переглянулись. Им стало ясно без слов, что Сэйбл, избалованное дитя Ричарда Кавано, приняла решение доставить ребенка отцу — вождю воинственного племени сиу, Черному Волку.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Смятение сердца - Фетцер Эми



Блин обожаю этот роман, хочу посмотреть фильм, только интересно, есть ли он?
Смятение сердца - Фетцер ЭмиЛена
3.10.2010, 16.29





Роман отличный!!!
Смятение сердца - Фетцер ЭмиТатьяна
15.11.2011, 17.28





Еще девчёнкой читала этот роман,потом долго не могла найти.И вот наконец то нашла!Обожаю этот роман,просто суперский.
Смятение сердца - Фетцер Эмисветлана
30.08.2012, 23.52





Красивый , яркий и чувственный роман ...очень интересно было следить за развитием отношений гг -ев ...тяжело было читать про изнасилования ...
Смятение сердца - Фетцер ЭмиВикушка
20.05.2013, 12.58





Класс!
Смятение сердца - Фетцер Эмиоксюта
6.08.2013, 23.26





книга достойна внимания. рекомендую для чтения.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиLili
6.09.2013, 22.40





Обожаю этот роман!он великолепен!
Смятение сердца - Фетцер Эмиленка
10.09.2013, 9.55





очень эмоциональный,суперский роман.очень понравился. читайте. сколько раз за время прочтения на глаза набегали слезы...по-больше бы таких романов.
Смятение сердца - Фетцер Эмикатрин самира
30.09.2013, 14.44





Много раз перечитывала. Очень нравится роман! Сюжет, раскрытие характеров и чувств героев, все на высоте.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиLess
24.10.2013, 0.38





Единственная книга, которую перечитываю с удовольствием. rnВеликолепно написано. Не упущена ни одна деталь, образы и характеры раскрыты настолько точно, что остаётся только удивляться. rnКнига достойная восхищения и внимания. 11 баллов из 10 однозначно.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиNatali
16.01.2014, 0.10





Открыла для себя нового автора. Эми бесподобна. Роман - необыкновенный. Не нашла в нем ни одного недостатка. Сплошной восторг - поэтому больше и сказать нечего!!!
Смятение сердца - Фетцер ЭмиВ.З.,66л.
12.09.2014, 12.00





Хороший приключенческий ЛР, но во время прочтения меня все время напрягало ощущение фальши в слишком уж стремительных изменениях героини. Вот еще вчера она изнеженная леди, для которой нет большей проблемы, чем выбор бального платья. Через несколько недель она уже доит козу, свежует кролика, заботится о грудном младенце, лихо скачет на лошади, зашивает раны и матерится почище ковбоя. Но самым странным выглядит ее почти внезапное превращение из избалованного ребенка в мудрую, всепонимающую женщину, способную на самопожертвование. Можно, конечно, провести параллель между Сэйбл и Скарлетт, но взросление последней происходило постепенно, под воздействием определенных жизненных ситуаций, Митчелл отлично описала все ее ошибки и проблемы. Здесь же героиня за неполных 5 месяцев превратилась из леди в настоящую индейскую скво, а еще через год она уже ловит и укрощает мустангов! При этом она управляет домом и заботится о годовалом малыше. На мой взгляд, автор переборщила: 7/10.
Смятение сердца - Фетцер Эмиязвочка
12.09.2014, 22.01





Хочу ответить Язвочке. Я всю жизнь проработала с женщинами и в женском коллективе. Насмотрелась! Есть с детства изнеженные, но в экстремальной обстановке такие проявляются способности и таланты к преодолению бытовых проблем, что только приходится удивляться. Другие же неженки так и зацикливаются на 6-летнем возрасте и такими беспомощными эфирными созданиями живут до глубокой старости, чаще всего на шее своих мужей. Поэтому, трансформацию главной героини считаю вполне возможной. Конечно, в романе есть несуразности. Трудно представить, что коза прошла пешком сотни км наравне с лошадьми. Да она и 1 км не прошла бы. Ну уж не будем придираться. Ребенка ведь надо было кормить в дороге.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиВ.З.,66л.
14.09.2014, 16.12





Мне тоже роман понравился,очень! Советую. 10 Язвочке. В экстремальных условиях женщина может ВСЕ.
Смятение сердца - Фетцер Эмисвет лана
14.09.2014, 20.03





Вполне интересный роман.Не буду повторяться,согласна со всеми положительными отзывами.Вместе с тем,несколько напрягло то,что автор слишком жестоким испытаниям подвергла гл.героиню (никакой скидки на слабый пол). И да,женщина в экстремальной или вынужденной ситуации может многое (козу подоить никакой трудности не составляет),по себе знаю.10.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиЧертополох
17.09.2014, 20.23





Перечитывала не один раз. Нравится, что есть приключения, терпение лишений, индейцы, схватки с врагами. Нравится, как происходит развитие отношений главных героев - от ненависти до любви. И заканчивается всё хорошо.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиLess
7.11.2014, 13.17





Перечитывала не один раз. Нравится, что есть приключения, терпение лишений, индейцы, схватки с врагами. Нравится, как происходит развитие отношений главных героев - от ненависти до любви. И заканчивается всё хорошо.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиLess
7.11.2014, 13.17





Хочу сказать спасибо автору за потрясающий роман!!!В нем есть все: чувства, приключения, харизматичность героев!!!10 баллов!!!Читается на одном дыхании.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиАнастасия
8.11.2014, 13.22





Девочки! Только что дочитала. Я читала многое,но это... Я хочу вернуть время назад когда я только принялась за роман. Девчонки читайте это просто супер. Я хочу ещё таких впечатлений!
Смятение сердца - Фетцер Эмитанечка
31.01.2015, 20.54





Девочки! Только что дочитала. Я читала многое,но это... Я хочу вернуть время назад когда я только принялась за роман. Девчонки читайте это просто супер. Я хочу ещё таких впечатлений!
Смятение сердца - Фетцер Эмитанечка
31.01.2015, 20.54





Только что дочитала роман.В начале было столько умного юмора-хохотала до слёз.Автору-респект!10\10
Смятение сердца - Фетцер ЭмиЕва
7.06.2015, 11.00





Только что дочитала роман.В начале было столько умного юмора-хохотала до слёз.Автору-респект!10\10
Смятение сердца - Фетцер ЭмиЕва
7.06.2015, 11.00





Могу оценить только на 5 баллов из 10, разочаровал поступок героя в конце, сам себе что-то придумал,принял решение и исчез, опомнился и всё...приторно сладкий happy end. Советую прочитать "Джунгли страсти", намного ПРИКОЛЬНЕЕ!
Смятение сердца - Фетцер ЭмиАлександра
28.07.2015, 12.01





Для Александра: Вы говорите о тех самых "джунглях страсти", в которых героиня до 11 главы только визжит и страдает от тошноты, а герой называет её то Бобиком, то Лолипопой, то свиньёй в загоне, а то и тупой курицей (это я книгу цитирую)?Вы простите, но такие "приколы" исключительно на любителя.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиNatali
16.10.2015, 20.23





Хороший роман, прочесть можно!
Смятение сердца - Фетцер ЭмиЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
11.11.2015, 23.11





Очень интересный роман . Читала целый день , не могла оторваться .
Смятение сердца - Фетцер ЭмиMarina
9.03.2016, 22.06





ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН!!!!! Твердая 10!! Он держит!! До самого конца практически. А уж про первые две трети вообще молчу- оторваться от таких приключений, драмы и страстей просто невозможно!!! Один из лучших,однозначно. На мой вкус, не хуже Макнот, а это лучший комплимент для дамского романа. ПОВТОРЮСЬ: ОТЛИЧНО.
Смятение сердца - Фетцер Эмигость
13.03.2016, 16.46





Гость,поддамся на ваш пламенный коммент- начинаю читать..))
Смятение сердца - Фетцер ЭмиТ.Ж.
13.03.2016, 17.18





Прлчитала,понравился! Согласна однако с комментариями "язвочки" и ее аппонента "В.З.66лет"-обе правы!!Очень люблю читать не короткие лр.9/10. Дамы,дечочки,леди и просто красавицы-РЕКОМЕНДУЮ!!
Смятение сердца - Фетцер ЭмиТ.Ж.
15.03.2016, 20.05





Роман супер! Очень человечный и многогранный гг сильные умные люди 10
Смятение сердца - Фетцер ЭмиНастя
23.03.2016, 19.33





Это для меня если не на первом месте, то на втором точно, по захватывающему сюжету, по раскрытию чувств, характеров героев. Я так старалась медленно читать, что бы растянуть удовольствие... но дочитала. Я получила огромное удовольствие.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиЛида
3.04.2016, 9.47





За последнее время натыкалась на такие посредственные романы, что этот оказался глотком свежей воды. Очень интересный сюжет, характеры героев поражают и вдохновляют! Всё как-то по настоящему. Читайте обязательно! 10/10
Смятение сердца - Фетцер ЭмиМари
5.04.2016, 7.18





Счастливый конец меня порадовал. Иначе было бы грустно - столько переживать, чтобы потом печалиться.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиМари-Софи
6.04.2016, 12.36





Один из немногих романов,которые хочется перечитывать.Очень понравился.Спасибо автору.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиНаталья
6.04.2016, 15.16





Один из немногих романов,которые хочется перечитывать.Очень понравился.Спасибо автору.
Смятение сердца - Фетцер ЭмиНаталья
6.04.2016, 15.01





Это роман читая который ты переносишься в книгу,сопереживаешь и радуешься за героев ,сказать просто понравился мало,я осталась под впечатлением.всем советую...как жаль что закончился,почитать бы еще подобный роман.10+++
Смятение сердца - Фетцер ЭмиСоня
7.04.2016, 11.40





Живые диалоги, приятный язык романа, шикарный сюжет. Правда слишком много испытаний выпало героине. И немного направдоподобно, что после всего этого она такая же жизнерадостная. Однако 10 баллов!
Смятение сердца - Фетцер ЭмиElen
7.04.2016, 22.22





Отличный роман! Все очень ярко! Проживаешь весь роман,вместе с главными героями! 10 из 10!!!
Смятение сердца - Фетцер ЭмиКошка
19.04.2016, 21.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100