Читать онлайн Сердце льва, автора - Фетцер Эми, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце льва - Фетцер Эми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.69 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце льва - Фетцер Эми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце льва - Фетцер Эми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фетцер Эми

Сердце льва

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

В предвкушении грядущей ночи они обменивались многозначительными улыбками, полными обещаний. Тело Авроры горело от возбуждения при мысли о том, что уже сегодня она будет лежать в объятиях Рэнсома. Но сейчас пришлось сосредоточиться на обеде и постараться не выдавать своих чувств, хотя усмешки Рэна и его горящий взор все время отвлекали ее.
За столом, покрытым белоснежной скатертью, собралось множество гостей. Стол ломился от яств, Леония и ее помощницы приготовили пирог со смородиной, тушеную говядину под кокосовым соусом, цыплят с шафраном и миндалем, рассыпчатый рис, приправленный корицей и тмином, бобы, овощи и фрукты. Больше всего Авроре понравилась марокканская бистея – куриный паштет с яйцами, запеченные в тесте. Гости оживленно беседовали, не скупясь на похвалы Леонии. Та, сияя от удовольствия, подала блюдо с нарезанной ломтиками бараниной мрачному Локвуду. Тот, взяв себе порцию, пустил блюдо по кругу.
Аврора наблюдала за Дахрейном. Тот ел с таким аппетитом, что она опасалась за его здоровье. Казалось, бедняжка голодал несколько недель. Не желая смущать юношу замечанием, Аврора легонько толкнула его ногой.
Дахрейн поднял голову, не прекращая жевать. Аврора показала ему, как надо есть, и юноша, покраснев, начал чинно управляться с ножом и вилкой.
Аврора обратилась к сидящей справа от нее Саиде:
– Ты умеешь шить?
– Немного, но не так хорошо, как Рэчел.
– Правда, Рэчел? – Та кивнула, и Аврора поняла, что нашла способ привлечь к себе эту робкую женщину. – Чудесно! Думаю, ты найдешь какую-нибудь ткань для…
– Если тебе что-нибудь нужно, любовь моя, только скажи, – тут же вставил Рэн.
Аврора повернулась к нему:
– Это не для меня, а для Дахрейна. Тебе не кажется, что ему пора носить мужской костюм? Дахрейн, ты согласен с этим?
– Вы так думаете, мэм-саиб? – Юноша с завистью посмотрел на одежду Рэна.
– Да, мой мальчик. Готова предложить тебе помощь, – сказала Аврора Рэчел, – но, признаюсь, швея из меня никудышная. – Она вдруг ощутила на себе чей-то взгляд, от которого по коже у нее пробежал холодок, и незаметно оглядела гостей. Да, это Локвуд сверлил ее глазами. А ведь она не перекинулась с ним и парой слов.
– Хорошо, – согласилась Рэчел.
– У меня есть полоски кожи, из которых я могу сплести пояс, но нужна пряжка, – вставила Саида и выжидательно посмотрела на сына. – Может, Кассир сумеет мне помочь?
Однако Рэн словно не слышал мать. Он смотрел только на Аврору.
– У тебя будет все, что нужно, красавица.
– Это нужно твоей матери.
Рэн бросил на мать свирепый взгляд.
– От меня она ничего не получит.
Саида изменилась в лице.
– Аллах призывает меня, – пробормотала она, а Рэн лишь фыркнул, увидев, что она вышла из-за стола. Аврора обратила горящий взор к Рэнсому.
Он сидел с непроницаемым лицом.
– Мэм-саиб, вам не стоит беспокоиться, – быстро проговорил Дахрейн.
«Бедный мальчик старается смягчить семейные противоречия», – подумала Аврора и улыбнулась юнге.
– Нет, Дахрейн, решено. Мы с Рэчел сошьем тебе что-нибудь вроде костюма Рэнсома, если хочешь.
Извинившись перед гостями, девушка поднялась.
– Аврора? – Рэн поймал ее за руку.
– Мне нужно помолиться, – тихо сказала она. – В моих мыслях присутствует зло.
Провожаемая взглядом Рэна, Аврора вышла. Он бросил салфетку, ощущая молчаливое неодобрение гостей. Дахрейн бросил на капитана укоризненный взгляд и принялся за еду.
«Господи! – подумал Рэн, вставая. – Аврора вмешивается в чужие дела». Однако он не хотел ссориться с ней, ибо с надеждой ждал, что ночью девушка вновь подарит ему счастье. Впрочем, теперь Рэн начал сомневаться в этом, поскольку еще никогда не видел Аврору в таком гневе.


Между тем Аврора меряла шагами кабинет Рэнсома. Сначала она хотела пойти к Саиде, но решила, что еще больше унизит ту, принеся ей извинения от имени Рэна. При воспоминании о том, как он оскорбил мать, девушку охватила ярость.
Войдя в комнату, Рэн сразу заметил необычное состояние Авроры: пунцовые щеки, плотно сжатые губы, сверкающие глаза.
– Я презираю тебя, – сказала она, топнув ногой. Рэн сел за свой письменный стол.
– Однако я не изменился с утра, красотка, да и накануне, когда мы с тобой делили постель, был таким же, как и сейчас.
– О нет, Рэнсом! – Черные волосы разметались по ее красному платью. – Тот, кого я знала, не был способен унизить свою мать в присутствии дюжины гостей!
– Мои отношения с Саидой тебя не касаются, – твердо сказал он.
– Я – друг твоей матери, Рэнсом, и вижу больше, чем ты думаешь. – Аврора увидела, что он наливает себе бренди. Выражение ее глаз так поразило его, что он расплескал спиртное.
– Почему ты так хорошо относишься ко мне и так дурно к женщине, подарившей тебе жизнь?
– Ты ведь не предавала меня и не коверкала мою жизнь, – спокойно ответил он.
– Если это так, Рэнсом, то каким образом твоя мать оказалась здесь?
– Саида – не главный источник моих страданий, – пробормотал он, поднося стакан к губам, – но она напоминает мне о них. – Рэн залпом осушил стакан.
– Что это значит?
– Каждый раз, глядя на нее, я вспоминаю ту роль, которую она сыграла в моей судьбе. – Рэн бросил на Аврору холодный взгляд. – Проявив непростительную слабость, она позволила продать себя тому, кто платил дороже. Бессовестная шлюха! – злобно бросил Рэн, снова наполняя стакан.
– Вероятно, у нее не было выбора, и все обстояло не так просто. Ты ведь и сам видел: рабы соглашаются на все, чтобы получить свободу. – В голосе Авроры звучал вызов.
– Видит Бог, она торговала телом, чтобы спасти свою шкуру!
– Нет! Чтобы дать возможность выжить тебе! – вскричала Аврора. – Она была не любимой женой паши, а его рабыней. По законам ислама миром правят мужчины, даже дети принадлежат им. Ты прекрасно знаешь это, Рэнсом. Помнишь ребенка, которого я спасла во дворце султана? Даже младенец порой угрожает неисчислимыми бедствиями. На карту была поставлена твоя жизнь, ибо Али считал, что Саида носит под сердцем его сына. Как вижу, это новость для тебя. – Аврора заметила, что Рэн скептически смотрит на нее. – Но Саида сама рассказала мне об этом. Ее послали танцевать для Грэнвила и прислуживать ему, но они любили друг друга, Рэнсом. В ту единственную ночь твоя мать и твой отец любили.
Ее слова прозвучали для него как удар грома.
– Значит, она еще большая шлюха, чем я предполагал!
– Что же, одна ночь, которую ты провел со мной, превратила и меня в шлюху?
– Нет! У нас все иначе. – Рэн опустился в кресло.
– Мы занимались тем же, чем и твои родители, – возразила Аврора, покачав головой. – И ты не смеешь надменно осуждать свою мать, пират. – Аврора, в упор глядя на Рэна, питалась успокоиться. – Ты можешь представить себе, что чувствовала Саида, родив сына и тайком передав его человеку, которого видела всего лишь раз в жизни? Зная, что больше никогда не подержит своего ребенка на руках? Не всякая мать решилась бы на такое. – На глаза Авроры навернулись слезы. – Саида легко могла выдать тебя за сына паши, занять при нем более достойное место, но она нашла в себе мужество отдать сына его настоящему отцу, от которого ты получил больше, чем если бы остался с ней!
Рэн снова опорожнил стакан бренди.
– Саида не дала мне ничего, кроме несчастного детства, – возразил он. – К тому же из-за нее распался и брак отца.
– О, как ты зол и упрям! – Со стола слетели бумаги, как будто их смахнула чья-то невидимая рука. – Ты запер ее в тюрьму! В тюрьму, куда она пошла добровольно. – Аврора нервно расхаживала по кабинету, и Рэн краем глаза видел, как внезапно закачалась ваза, а чернильница подпрыгнула на столе. – Она пошла за тобой, зная, что ты обвиняешь ее за все, что случилось в Англии, но Саида хотела лишь одного: иногда видеть тебя.
– Если бы она не проявила слабость, я вырос бы, не зная, что эта расчетливая проститутка – моя мать! – Рэн поднялся. – Если бы она оставила меня при себе, я не обвинил бы Дэвида во лжи, не потребовал бы сатисфакции и не всадил бы пулю в сердце невинного человека!
– Но Саида не нажимала на курок, Рэнсом. – Аврора ткнула в него пальцем.
– Это сделал ты! – Послышался звон – это лопнул стакан. Рэн изумился, но Аврора, казалось, ничего не заметила.
– Ты постоянно думаешь о том, что было бы, если бы все сложилось иначе. Но ничего уже не изменится. – Теперь на край полки поползла ваза.
– Боже, неужели ты не понимаешь, что, атакуя корабли, даруя свободу мужчинам, женщинам, детям, ты мстишь своей матери? Доказываешь Саиде, что никто не страдает так, как ты!
– Нет, Аврора, ты не права, – спокойно возразил Рэн. – Просто ее страдания ничуть не трогают меня. А теперь, выслушав твою обвинительную речь, скажу тебе только одно: Аврора Мак-Ларен, не вмешивайся в мои дела!
– Да разрази тебя гром! – крикнула она. – Ты ублюдок не по рождению, Рэнсом Монтгомери, ты сам сделал себя ублюдком!
Оконное стекло разлетелось вдребезги, засыпав Рэна мелкими осколками. Аврора пошатнулась и побледнела. Рэн посмотрел на нее, потом на разбитое окно. Только тут девушка заметила разбитое стекло, раскиданные бумаги, лопнувший стакан. Рэн взглянул на вазу, стоявшую уже на самом краю полки, а Аврора, распахнув дверь, вышла в коридор. Очнувшись, Рэн бросился за ней и столкнулся на крыльце с Дахрейном.
Аврора пересекла тропинку и скрылась в зарослях.
Дахрейн бросил на Рэна укоризненный взгляд и пошел в дом. Доминго, наблюдавший эту сцену, заметил:
– Аврора хочет только одного: видеть тебя счастливым, капитан.
Все смотрели на Рэна с осуждением – Баклэнд, Лужьер и даже Локвуд.
Рэн прислонился к перилам крыльца и тяжело вздохнул.
Он вдруг почувствовал себя совсем одиноким.
Через минуту подошел Шокаи, презрительно посмотрел Рэну в глаза и назидательно произнес:
– Слабый ум часто сочетается с большой наглостью.
* * *
«Да, карманы пусты, зато полно друзей», – подумал Рэн, увидев Аврору. Она сидела на земле, на коленях у нее лежал новорожденный ягненок. Он тихо блеял, а девушка гладила его мягкую шерстку, с улыбкой наблюдая, как к ней приближаются еще один ягненок и серый котенок. Потом прилетела птица с длинным красным хвостом и села на ветку. Сквозь листву проникал золотистый солнечный свет.
Другая пичуга, совсем маленькая, опустилась на плечо Авроры и радостно защебетала. Котенок терся о ноги девушки.
«Она – истинное дитя природы», – подумал Рэн; он ничуть не удивился бы, появись здесь сейчас эльфы, нимфы или другие сказочные существа.
– Где твоя мама, малыш? – спросила Аврора котенка, щекоча его травинкой. – Недалеко или, может, на борту «Льва» ловит мышей тебе на ужин? – Аврора внезапно умолкла, и Рэн подумал, что она вовсе не так спокойна, как это кажется на первый взгляд.
– О боги, – вдруг услышал он, – я отдала бы все на свете за то, чтобы моя мама была рядом со мной! Я рассказала бы маме, как мне ее не хватало, забралась бы к ней на колени, как маленькая девочка, и почувствовала бы ее ласковые руки. – Аврора откинула голову. – А он, получив этот дар судьбы, не понимает этого, – продолжала она.
У Рэна комок подступил к горлу, когда он понял, насколько одинока Аврора. А ведь она никогда никому не признавалась в этом.
– Как можно растравлять душу старыми обидами, – с недоумением продолжала девушка.
Рэн тихо ушел, чувствуя себя последним негодяем. Неудивительно, что Аврора беседует с богами, ведь он совсем не понимал ее!
Ее слова снова и снова звучали в его ушах. «На карту была поставлена твоя жизнь… Угроза… Могла выдать тебя за сына паши… Они любили… Ты заточил ее в тюрьму… и все же она осталась здесь добровольно».
Рэн и сам удивлялся, почему Саида последовала за ним в тот вечер, оставив Крит. Путь на Крит указал ему отец. Грэнвил всегда знал, где находилась Саида. Забрав эту женщину у паши, он дал ей новую жизнь. Но без сына. Умоляла ли она Грэнвила вернуть его? Спрашивала ли о здоровье, друзьях мальчика? Знала ли о том, как холодно и враждебно относилась к нему Анна? «Боже мой, – подумал Рэн, – эту жестокость я унаследовал от отца».
Он остановился, услышав голоса. Рэчел с какой-то женщиной направлялась на кухню. Рэну говорили, что сестра редко выходит из дома, сторонится всех и проводит большую часть времени в своей комнате в обществе священника.
Рэну искренне хотелось пробудить в себе добрые чувства к Рэчел, но ему это не удавалось. Он надеялся, что найдется мужчина, который возьмет на себя труд заботиться о ней. Четырех женщин в доме вполне достаточно, особенно если одна из них Аврора.
Бесцельно идя вперед, он заметил Шокаи. Тот сооружал себе жилище в пещере. Старик задержался у входа, увитого виноградом, добродушно взглянул на Рэна, пожал плечами, кивнул и исчез в пещере, видимо, приглашая последовать за ним. Прохладная пещера была уже заполнена старыми горшками, корзинами и прочим хламом. В щелях горели огарки, освещая приют Шокаи. Низкий свод не позволял Рэну выпрямиться. Шокаи стоял на коленях перед костром. На железной решетке что-то кипело в горшке.
– В большом доме достаточно места, Шокаи, почему ты живешь здесь? – В углу пещеры Рэн увидел стеганое одеяло Саиды.
Шокаи подал ему чай:
– В небе только одно солнце, в доме должен быть один хозяин. – Он указал на плетеный коврик.
– Авроре это не понравится, – сказал Рэн, присаживаясь.
– С детьми и маленькими людьми трудно иметь дело, господин.
Рэн усмехнулся, подозрительно разглядывая зеленую жидкость. Чай имел горьковато-сладкий вкус.
– Аврора вне себя, – отведя глаза, сообщил Рэн.
– Когда дракон борется с тигром, оба получают раны, – изрек Шокаи.
– Ты говорил с ней?
Тот покачал головой:
– Старому голубю не понять мечты лебедя.
– Ты когда-нибудь обходишься без загадок? – раздраженно спросил Рэн.
– Слова древних – мудрость для неискушенных, господин.
Рэн заметил усмешку на губах старика.
– Видит Бог, ты так же упрям, как и твоя госпожа!
– Лучше получить стрелу в грудь, чем в спину. – Шокаи поднял брови.
– О да, – согласился Рэн. – Кажется, несколько таких стрел пронзили меня сегодня.
– Избавь меня от твоих воробьиных жалоб. – Старик махнул рукой, явно не испытывая к Рэну сочувствия. – Даже имея дело с дьяволами, мы предпочитаем тех, к которым привыкли.
Проклятие, кажется, нет никого, кто не знал бы об их ссоре с Авророй.
– Ты думаешь, мне нравится все это?
– Можно переносить самую сильную боль в течение десятка лет, зная, что страдает кто-то еще.
– Я не хотел обидеть Аврору, старик.
– Ты – слепой, подглядывающий в дырку в заборе!
Взгляд Рэна стал жестким.
– Значит, Саида сумела расположить к себе и тебя.
– Часто мы видим семь грехов в других и не видим ни одного из наших десяти. – Шокаи вздохнул.
– Я, конечно, не ангел, но меня нельзя заставить забыть прошлое.
– Чтобы познать родительскую любовь и всепрощение, нужно иметь своего ребенка.
– Ничего подобного, – возразил Рэн, понимая, что посоветует ему Шокаи.
– Но ты уже видел это, похититель рабов, изгнанник, пират, насильник. – Сложив руки на груди, старик ждал, пока Рэн осмыслит его слова и до него дойдет, что не только Аврора, но и мать всегда прощали ему несдержанность и грубость. – Вот так-то. – Шокаи кивнул, видя, что его упрек попал в цель. – Учить – значит учиться самому. Моя императрица судит обычно не по тому, что наблюдает или слышит, но по тому, что чувствует вот здесь. – Он похлопал по своей впалой груди. – Именно это я всегда ценил в ней. – Оставив загадки, Шокаи продолжал: – Признать свою гордыню – вовсе не слабость, мой господин, но нужно набраться смелости, чтобы хоть раз сказать об этом вслух. Слово часто побеждает женщину – будь то мать или любовница.
Рэн задумчиво смотрел на огонь.
– Рано или поздно человек начинает проявлять свои подлинные мысли и чувства, – добавил Шокаи.
Они молча пили чай. Старик посматривал на капитана-англичанина, а Рэн наблюдал за пляшущими языками пламени.
– Господин?
Рэн взглянул на Шокаи.
– Ты познаешь сердце другого, только когда посмотришь в свое.
Тяжело вздохнув, Рэн поднялся.
– Спасибо, Шокаи. – Старик слегка поклонился. – Если тебе будет что-нибудь нужно, – сказал Рэн, оглядывая его убогое жилище, – обратись прямо ко мне.
– Лишняя вещь – лишние хлопоты.
Рэн пошел было прочь, но у выхода обернулся. Шокаи вынул из жидких волос серебряный гребень и внимательно рассматривал его острые как бритва зубья.
– Отвод войск, господин, иногда предвещает величайшую победу.
Рэн понял, что Шокаи больше не сердится на него.
Оставшись один, старик направился к своей постели. Его старые кости трещали, когда он устраивался на ней.
– Да, даже самые крепкие деревья иногда ломаются от небольшой бури, – пробормотал он, усмехнувшись.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце льва - Фетцер Эми



хороший роман,понравились главные герои.у этой книги есть продолжение-МЯТЕЖНОЕ СЕРДЦЕ
Сердце льва - Фетцер Эмизуля
7.03.2013, 21.35





Немного нудновато,но читать можно..
Сердце льва - Фетцер Эмиленка
30.09.2013, 23.27





Не очень
Сердце льва - Фетцер Эмиирина
21.10.2013, 13.24





Средненько
Сердце льва - Фетцер Эмианна
15.05.2014, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100