Читать онлайн Сердце льва, автора - Фетцер Эми, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце льва - Фетцер Эми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.69 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце льва - Фетцер Эми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце льва - Фетцер Эми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фетцер Эми

Сердце льва

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Рэн стоял у двери и смотрел на женщину, склонившуюся над неподвижным моряком. Аврора накладывала на его руку новую повязку, пропитанную настоем трав. Она устало вздохнула и потерла виски. Вот уже более восемнадцати часов девушка занималась Бэйнсом.
– Аврора?
Она не отозвалась и снова смочила салфетку, чтобы протереть рану. Рэн в сердцах отвернулся. С того момента, как она начала свои магические действия, между ними возникла пропасть, которую он не мог преодолеть, и потому чувствовал себя уязвленным. Что ему известно о творимых ею чудесах? В его голове никак не укладывалось, что слова, произнесенные над какой-нибудь травой, могут совершать такое, но Аврора свято верила в это. Для нее теперь существовал только Лилан.
Боже, помоги ей! Если девушку постигнет неудача, на нее обрушится гнев двухсот сорока моряков. Рэн не был уверен, что сумеет защитить ее.


Спущенные паруса трепал ветер, и Рэн, ни на кого не глядя, приказал поднять парус на грот-мачте. Он нервно ходил взад и вперед по капитанскому мостику. Моряки обменивались многозначительными взглядами, посматривали на капитана и прилежно занимались своими делами. Доминго оторвался от географических карт, устремил взор на Рэна, тяжело вздохнул и покачал головой. Рулевой Лужьер, понаблюдав за необычным поведением капитана, вернулся к своим приборам. Смуглое лицо Дахрейна выражало сочувствие и тревогу.
– Вы должны заняться чем-нибудь, саиб. Мэм сейчас не станет отвечать на вопросы, – тихо проговорил юнга. Рэн молча продолжал метаться по мостику. Вот уже почти двое суток Аврора беспрестанно занимается Бэйнсом, отказываясь от пищи и воды, ни минуты не отдыхая. От усталости ее движения замедлились. Несколько раз Рэн обращался к ней, умоляя передохнуть, но она не отзывалась, будто не слыша его.
Она действовала, как сомнамбула, но ее тихий глуховатый голос не умолкал, призывая молодого моряка вернуться к жизни. Аврора предупредила, чтобы ей не мешали и что состояние Бэйнса ухудшится, прежде чем он пойдет на поправку. Мистер Баклэнд пользовался любой возможностью, чтобы высказать свои пессимистические прогнозы и бросить язвительные замечания в адрес Авроры, чем довел Рэна почти до исступления.
Наконец доктора отправили в его каюту.
Рэн провел ладонями по лицу и потер шею.
«Красный Лев» через несколько часов должен был встретиться с «Морганом», кораблем, на который он собирался препроводить Аврору, чтобы девушку доставили в любое указанное ею место. Непредсказуемое поведение Авроры не оставляло возможности держать ее и дальше на борту «Льва». Кроме того, Рэна измучили собственные терзания. Неутолимое желание сменялось неукротимой яростью, и он поклялся себе никогда больше не попадать в столь двусмысленное положение, ибо не находил сил бороться с искушением.
Да, ее поцелуи кружат голову, но она должна уйти. Рэн, уже не полагаясь на себя, опасался снова обидеть девушку. Желание прикоснуться к Авроре так сильно, что простой смертный не может противиться ему.
Повернувшись на ходу, Рэн столкнулся с Шокаи. Старик стоял перед ним с подносом в руках.
Да, Шокаи обладал удивительной способностью неожиданно появляться и исчезать!
Рэна поразило, что телохранитель Авроры стоял на качающейся палубе устойчиво, как на паркетном полу.
Взяв с подноса чашку, он встретился взглядом с раскосыми глазами Шокаи, черными, непроницаемыми, но словно бросающими ему вызов. Старик добровольно принял на себя обязанности повара, поскольку корабельный кок погиб во время стычки на «Черной Звезде». Шокаи даже не испросил разрешения на это, но Рэн и не ожидал от него подобных формальностей. По опыту он уже знал, что этот человек мало говорит и всегда поступает так, как ему заблагорассудится. Старик явно не доверял Рэну и вообще вряд ли кому-нибудь доверял.
– Хорошо ли ты себя чувствуешь, чтобы заниматься всем этим? – спросил Рэн.
– Даже рыба и кости начинают вонять через три дня.
Рэн невольно улыбнулся, потягивая удивительно вкусный кофе и признаваясь себе, что в последнее время пища на корабле стала гораздо вкуснее.
Внезапно на палубе воцарилась тишина. Рэн огляделся.
– Рэн? – окликнул его Доминго, размахивая руками.
Лицо Рэнсома выразило беспокойство, и он прошептал:
– Аврора?
Доминго только улыбнулся.
Необычайно плавной походкой девушка вышла на корму и, прикрыв рукой глаза от слепящего солнца, повернулась к капитанскому мостику. Она хотела что-то сказать, но ее колени подкосились, и она упала на палубу. Рэн бросился к ней.
– Аврора? Аврора, милая? – Он пощупал ее пульс, схватил девушку на руки, охваченный смятением и жалостью. Команда провожала Рэна глазами, пока он нес ее в свою каюту. Открыв плечом дверь, он бережно положил Аврору на постель. Девушка застонала, и Рэн сел возле нее, ласково отстраняя пряди волос, упавшие ей на лицо. Рэн звал Аврору, но она не отвечала. Он начал растирать ей руки, затем налил в чашку воды и, приподняв голову девушки, хотел напоить ее, но тщетно. Рэн испугался.
В каюту вошел Дахрейн:
– Саиб?
– Приведи Баклэнда.
– Ай-йэ!
Взгляд Рэна метнулся к двери. На пороге стоял Шокаи, всем своим видом выражавший решительность.
– Поникшим цветам нужны вода и солнце, – сказал он. – Их не надо срезать.
Рэн, разъяренный спокойствием Шокаи, вскочил.
– Господи, да посмотри на нее! – крикнул он. – Я никак не могу привести ее в чувство.
– Она устала, и все, – отрезал Шокаи, не двигаясь.
Рэн вернулся к Авроре. Ее платье было испачкано кровью, на лице выступили капельки пота, под глазами обозначились темные круги. Руки, покрытые мозолями, покраснели. Наблюдая за ее приготовлениями, он не знал, что за этим последует. Рэн полагал, что Аврора произнесет над Бэйнсом несколько заклинаний, и все. Но самоотверженность обошлась ей слишком дорого!
– Что ты с собой сделала, малышка? – прошептал он, прикасаясь к покрывалу, но не решаясь обнять Аврору. Казалось, она на пороге смерти, и, едва слыша ее дыхание, Рэн пришел в отчаяние. Может, девушке повредил яд, отравлявший Бэйнса?
– Рэн?
Он узнал голос Доминго, но не отрывал глаз от Авроры.
– Бэйнс просит есть.
Рэн обернулся.
– Да, ты не поверишь, но он отлично выглядит!
Рэн бережно укрыл Аврору, провел ладонью по ее щеке и тихо вышел, оставив ее наедине со странным маленьким телохранителем. Матросы расступились перед Рэном. В дверях каюты Бэйнса он остановился, пораженный, как и все другие. Локвуд сидел, демонстрируя всем желающим, как сгибаются его рука и пальцы. Всем, включая Баклэнда. Больной посмотрел на Рэна, а врач, сделав шаг назад, густо покраснел.
Рэн чуть заметно усмехнулся.
– Она сделала это, сэр – с торжеством воскликнул Бэйнс. – Она обещала и сделала это. – В доказательство он еще раз покачал забинтованной рукой.
– Было очень больно?
Боже, если хоть один из членов экипажа догадается, чем занимается Аврора, ей придется нелегко. Рэн надеялся, что из-за нестерпимой боли Бэйнс не помнит, что именно делала девушка.
Лилан покачал головой:
– Я ничего не чувствовал после того, как выпил эту гадость, пахнущую лошадиным дерьмом.
Послышались смешки, и Рэн с облегчением вздохнул.
– Только посмотрите, – Бэйнс сдвинул повязку, – какой ровный шов. А вместо ниток мои собственные волосы!
Баклэнд наклонился, осмотрел зашитую рану, и поразился, что воспаление полностью прошло.
– Ты хочешь что-то сказать, Баклэнд?
Врач выпрямился и окинул взглядом оживленные лица моряков.
– Прошу прощения у всех вас. Я был слеп. – Он пристыженно помолчал. – Да простит меня Бог за самонадеянность. Я не хотел ничего знать о незнакомом мне методе лечения.
Рэн скрестил руки на груди, его глаза потемнели. Он никому не раскроет тайну Авроры, не расскажет о том, свидетелем чему был в своей каюте. Да и едва ли ему удалось хоть что-то понять из услышанного и увиденного. Однако Аврора, несомненно, заслуживала того, чтобы у нее попросили прощения. Оба, и корабельный врач, и капитан корабля.
– Посмотрю, как ты искупишь свою вину перед этой леди, – сказал Рэн помощнику боцмана, кивнул и вышел.
Шокаи стоял перед дверью его каюты, преграждая ему путь. Это был явный вызов. Рэн стиснул зубы.
– Отойди! – бросил он. – Сейчас же отойди!
– Нельзя оставлять голодного кота сторожить молоко.
– Видит Бог, старик, я не собираюсь обесчестить эту женщину! Ей незачем бояться меня, – с раздражением сказал Рэн.
Шокаи усмехнулся:
– Нежное сердце, которому нанесли десяток ран, всегда кровоточит.
Острое чувство вины пронзило Рэна.
– Я не хочу обижать Аврору, Шокаи. – Он догадывался, что Шокаи знает об его отношениях с Авророй все или почти все.
– Тогда не пытайся привить благородную сосну к бамбуку, господин, ведь можно работать в грязи и соблюдать чистоту в жизни.
– Мне это известно.
– По-моему, с недавних пор, – заметил старик, намекая на то, что это знание пришло слишком поздно.
Так оно и было.
Рэна охватило раскаяние. Привить сосну к бамбуку; принять невинную девушку за продажную женщину!
Боже, он сам провел далеко не безгрешную жизнь, так почему же требует, чтобы Аврора была воплощением святости? Рэн вспомнил мозоли на ее нежных ладонях. Да, ей пришлось основательно потрудиться, чтобы спасти жизнь Бэйнса. Эти ласковые руки умели унять его гнев и утолить его страсть. Грязь и святость… Ее страстность он принимал за распутство, нежность – за угрозу его свободе.
Рэн смотрел на дверь каюты, сознавая, что ничего не знает о женщине, спящей в его постели.
Через несколько часов она навсегда исчезнет из его жизни. Но едва ли ему удастся вырвать ее из своего сердца.
Не вступая в споры, Шокаи, верный страж своей «императрицы», отошел от двери. Взявшись за ручку, Рэн обернулся. Телохранитель стоял неподвижно, глядя прямо перед собой. Рэн внезапно подумал, что старик – его соперник, любящий Аврору и прощающий ей все. Он без колебаний убил бы любого, посягнувшего на нее, но предпочитал не вмешиваться в жизнь девушки и не влиять на ее решения.
Рэн тихо открыл дверь, вошел в каюту и, прислонившись к притолоке, посмотрел на женщину, которая лежала в его постели. Казалось, это ее привычное место. Подойдя поближе, он заметил, что одежда Авроры лежит у нее в ногах, а на комоде стоит кувшин. Значит, Шокаи раздел и умыл девушку. Неужели старик не только охраняет Аврору, но и выполняет для нее услуги горничной? Рэн знал, что девушка не расставалась с Шокаи с шестнадцатилетнего возраста. Боже, неужели у нее нет близких, кроме этого старика, обычно говорившего загадками? И как получилось, что Шокаи стал ее тенью? Он устанавливал определенную дистанцию с окружающими и был молчалив.
Подумав об одиночестве Авроры, о ее трудной судьбе, Рэн не решился сейчас оставить девушку и уселся на стул возле ее постели.
Спящая Аврора казалась такой хрупкой, маленькой и похожей на ангела. Рэну хотелось прижать девушку к себе, дать ей нечто большее, чем она могла получить от этого сморщенного старика. Однако он уже не раз оскорблял чувства Авроры своими злыми поцелуями, а теперь еще собирался отослать ее с корабля, так что едва ли она захочет иметь с ним дело. Эта девушка любит свободу и жизнь, но предъявляет к людям определенные требования. Рэнсом сознавал, что не сможет удовлетворить их.


Он все так же сидел возле Авроры.
Вот уже несколько часов она металась, что-то шептала и бормотала на непонятном Рэну наречии. Когда девушка сбросила покрывало, он не смог отвести глаз от ее обнаженного тела.
Рэн знал, что ведет себя не по-джентльменски, но Аврора обращала в прах его благие намерения. Ее стройная фигура была воплощением истинной женственности. Подавив свои низменные желания, Рэн прикрыл ее покрывалом. Будто почувствовав его присутствие, Аврора со стоном повернулась к нему, задев грудью его руку, и изогнулась во сне.
Рэн замер от страстного желания приласкать ее, взять в ладони эти полные груди, целовать и покусывать набухшие соски, слышать нежные слова… Проклятие!
Затаив дыхание, он натянул покрывало до самого подбородка. Напомнив себе, что Аврора истомлена долгим бодрствованием у постели больного, Рэн постарался избавиться от навязчивых и соблазнительных картин, которые услужливо рисовало ему воображение. «Боже милостивый! Прекрати мои страдания», – взмолился он и, вновь опустившись на стул, откинул голову и закрыл глаза. Но ему не удавалось успокоиться, ибо с тех пор, как эта девушка попала на его корабль, Рэн постоянно усмирял свою плоть.
Почему именно Аврора пробуждала в нем такое желание? Все последние десять лет он, почти не подвластный женским чарам, легко исполнял обет воздержания даже в тех случаях, когда сердобольный Доминго посылал в его каюту обнаженных красавиц. Но это были обычные, незапоминающиеся женские тела и лица, и Рэн без тени сожаления отсылал девиц к испанцу. Но Аврора – другое дело, ее предложение разделить с ней ложе произвело бы на него совсем иное впечатление.
Сидя с закрытыми глазами, Рэн пытался объяснить себе свои чувства. В присутствии Авроры он всегда терял над собой контроль, постоянно пытался привлечь ее внимание, почему-то убежденный в том, что ни один мужчина, кроме него, не нужен этой девушке. Ему хотелось слышать, как она произносит его имя, ощущать ее ласковые пальцы в своих волосах, погружаться в сладкие грезы, забыв о жестокости и порочности окружающего мира.
Внезапно открыв глаза, Рэн перепугался. Аврора извивалась под простынями, но не так, как прежде. Казалось, она отражает в агонии атаку невидимого врага. Девушка прерывисто дышала, ее горестные стоны надрывали душу. Беззащитная Аврора одна боролась со своим кошмаром, и ее отчаяние потрясло Рэна. Девушка призывала на помощь Шокаи и свою богиню-покровительницу.
Затем она назвала его имя.
Рэн сел на постель рядом с Авророй и потряс ее за плечи. Она отталкивала его, пытаясь вырваться, волосы закрыли ее лицо. Вдруг она открыла глаза, полные слез, и, задыхаясь, посмотрела на него.
– Это я, Аврора. Успокойся. Ты в безопасности, – прошептал Рэн.
– О, Рэнсом. – Она схватила его руки. – Мистер Кастильо мертв!
Рэн вздрогнул, его лицо исказилось.
– Как ты узнала об этом?
Она покачала головой:
– Я ничего не знаю, но чувствую, что это так! Господи, сколько горя я принесла тебе и твоим людям. – Девушка тяжело вздохнула, едва сдерживая слезы. – Я виновата во всех несчастьях!
Сердце Рэна защемило от жалости. Он обнял ее и прижал к груди, стараясь найти слова утешения.
– Кастильо сам вызвался охранять тебя, так же, как и Лужьер. Они сделали это добровольно. Ты здесь ни при чем.
Аврора обняла Рэна и прижалась к нему, словно ища защиты.
– Но он погиб из-за своего благородства.
– Возможно, он жив. Никто не знает, что с ним. – В голосе Рэна звучало сомнение.
Наступило тягостное молчание. Рэн заметил, что страх Авроры немного утих, но девушка все еще дрожала, и он продолжал обнимать ее, хотя ее близость уже внушала ему опасения.
– Кастильо не было с нами на том работорговом судне. Где же он?
Рэн крепко взял Аврору за плечи и посмотрел в лицо.
– Ты уверена?
– Да, Кастильо тогда остался в комнате, и я видела, что он упал до того, как нас схватили.
– Может, он потом поднялся и защищался, и его взяли позже?
Аврора наклонила голову, теребя пальцами край его потертого кожаного жилета.
– Возможно, – сказала она, сомневаясь в этом, ибо во сне ощущала полную безнадежность. Но ведь уже случалось, что ее тяжкие предчувствия не оправдывались.
– Я попытаюсь узнать, куда исчез Кастильо, – пообещал Рэн. Да, это необходимо было выяснить, как и имена людей, преследующих Аврору. Он не сомневался, что доверчивость и красота – не единственные причины несчастий этой девушки. Пребывание Авроры здесь было кому-то не по душе, и ее ненавидели так сильно, что обрекли на пожизненное рабство.
Когда Аврора несколько успокоилась, Рэн приподнял ее подбородок и испытующе заглянул в глаза.
– Ты что-то скрываешь от меня, красавица?
Аврора помолчала, опасаясь, что Рэн ей не поверит.
– Во сне я испытывала чью-то ненависть, Рэнсом. Ее источник – жадность и сила, только не понимаю, от кого это исходит. – Аврора вздрогнула. – Сначала мне казалось, будто причина в том, что это из-за того, что я попала на твой корабль и твоим людям это пришлось не по душе. Но я знала, что моряки просто злятся на меня. Источник той ненависти не здесь. Нет! – Теперь она говорила решительно. – Он находился в гостинице, когда волна ненависти обрушилась на меня.
Рэн отстранился от нее.
– Но какая, черт возьми, разница?
– Рассердиться легко, Рэнсом. – Она многозначительно посмотрела на него. – Ненавидеть куда труднее.
Он ощутил досаду, его взгляд выразил сомнение.
– Я не могу объяснить тебе этого. – Аврора пожала оголенными плечами. – Просто я знаю, что это так.
Рэн пристально смотрел на нее, вспоминая то, что видел. Вот она, обнаженная, склонилась над своим «волшебным камнем», вот разговаривает с дельфином. Девушкой движет святая вера в целительные свойства приготовленных ею лекарств. Она шепчет странные заклинания, всегда достигает успеха в исцелении тяжелобольных и… расплачивается за все это.
Вдруг у него вырвалось:
– Да ты настоящая ведьма!
Она подняла брови:
– Я – заклинательница, так же, как ты – христианин, а Рахман – мусульманин. Пожалуй, ведьма, если ты предпочитаешь называть меня так. О, я вижу по твоим глазам, я вижу, что ты боишься меня.
– Нет, но если бы меня кто-нибудь предупредил, то, возможно, и боялся бы, – признался Рэн. – Все обстоит не так, как я предполагал. – Он отвел взгляд. – Я имею в виду твои странные заклинания.
– Ты думал, что у меня, как у настоящей ведьмы, должен быть горб, лицо, покрытое бородавками, и крючковатый нос? – Аврора рассмеялась.
– Конечно же, нет! – Он искоса взглянул на нее.
– Может, мне следовало стоять над котлом, размешивая колдовской отвар, и бросать в него внутренности тритона и бараньи глаза…
– Аврора, – строго прервал Рэн, и та перестала насмешничать.
– Магия – это не просто заговоры, талисманы и восковые куклы, Рэнсом, это не то, что я могу продемонстрировать тебе, открыв книгу и показав пальцем нужную страницу; магия объединяет все сущее в этом мире. Она живет здесь, – Аврора показала на сердце, – и вот здесь, – она коснулась виска. – Помолчав с минуту, девушка мягко добавила: – Я никогда не скрывала от тебя этого.
– Но и не говорила об этом прямо. Впрочем, мне следовало догадаться. – Рэн вспомнил слова Авроры, что с помощью какого-то заговора она держала Рахмана на расстоянии от себя и ему не удалось силой овладеть ею. Тогда Рэн не поверил девушке.
Теперь он смотрел на Аврору другими глазами, но все же не мог постичь сущность ее верований.
– Тебе стоит только спросить, Рэнсом. – Аврора ласково провела ладонью по его мускулистой руке от кисти до плеча, затем дотронулась до золотого кольца, которое он постоянно носил в ухе. – Я не буду лгать тебе. Никогда.
– Аврора, – пробормотал Рэн, удивляясь, что она так ласкова с ним после его грубой выходки. Назвать ее ведьмой!..
– Ты все время был рядом со мной, да?
– Да, – ответил Рэн, охваченный непреодолимым желанием. Не он ли всего час назад клялся себе, что больше не поддастся ему?
– Почему?
– Ты очень ослабла. – Он избегал взгляда Авроры. – Я волновался.
– И из сострадания ты донага раздел меня, вымыл и уложил в свою постель? – Ее глаза насмешливо заблестели.
– Нет. Об этом позаботился Шокаи, я – об остальном, – признался он.
– Я поклялась, что не лягу в твою постель одна, Рэнсом.
Ее слова прозвучали как пощечина. У Рэна перехватило дыхание.
– Ты была без сознания.
– Но я помню это, господин. – Она обвила его шею и погладила по груди.
– Зачем ты делаешь это, Аврора? – Его сердце неистово забилось.
– Для наслаждения, – прошептала она, прижавшись губами к его шее. Рэн тихо застонал, но не нашел в себе сил отстраниться. Девушка целовала его шею и подбородок, постепенно добираясь до губ. – Иди ко мне, Рэнсом, – прошептала она, прижавшись к его губам. – Я страстно хочу тебя.
– Боже правый, Аврора! – Напряжение в паху усиливалось, прикосновение ее нежного тела лишило его способности сопротивляться. – Не надо!
Прижавшись к нему и осыпая его поцелуями, Аврора прошептала слова, сломившие его волю.
– Иди ко мне, пират, я хочу украсть только жалкий поцелуй, а не твое львиное сердце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце льва - Фетцер Эми



хороший роман,понравились главные герои.у этой книги есть продолжение-МЯТЕЖНОЕ СЕРДЦЕ
Сердце льва - Фетцер Эмизуля
7.03.2013, 21.35





Немного нудновато,но читать можно..
Сердце льва - Фетцер Эмиленка
30.09.2013, 23.27





Не очень
Сердце льва - Фетцер Эмиирина
21.10.2013, 13.24





Средненько
Сердце льва - Фетцер Эмианна
15.05.2014, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100