Читать онлайн Невеста рыцаря, автора - Фетцер Эми, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста рыцаря - Фетцер Эми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста рыцаря - Фетцер Эми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста рыцаря - Фетцер Эми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фетцер Эми

Невеста рыцаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Верхом на своей белой кобыле Шинид въехала во двор замка. Монро, ее личный охранник, выступил ей навстречу. На лице его была та самая недовольная мина, которую, как она подозревала, он носил по ее милости весь день.
— Миледи, сколько, раз я должен напоминать вам о том, что вы должны предупреждать меня, если собираетесь выехать за ворота замка? — спросил Монро, привычно потянувшись за поводьями лошади, и едва не чертыхнулся, вспомнив, что Шинид не пользуется упряжью.
Шинид улыбнулась, соскакивая на землю. Что-то Монро сегодня чересчур суетлив.
— Может, раз сто? Или тысячу?
Монро раздраженно пробурчал что-то, при этом умудрившись сохранить почтительный тон.
— Ты же видишь, ничего плохого со мной не случилось.
Кобыла побрела к конюшне — дорогу она знала прекрасно. Шинид и Монро, предоставив лошадь самой себе, пошли в замок.
— Я была на берегу, не слишком далеко отсюда, и не говори мне, что ты не знал, где я находилась.
Монро молча шел рядом. Да, он знал, где можно найти Шинид. Он видел ее кобылу, мирно щипавшую траву у дороги, но дело было не в этом. Он все никак не мог привыкнуть к непредсказуемости своей госпожи. Если дело так пойдет дальше, она сведет его до срока в могилу.
— Леди Шинид, с вами никогда не знаешь, чего ожидать.
Шинид откинула капюшон.
— Правда? — удивилась она.
Монро недовольно поморщился. Только начальник охраны мог позволить себе так говорить с принцессой.
— Разве, проснувшись, я не обхожу замок, чтобы посмотреть, все ли в порядке? Каждый день я спускаюсь в деревню и хожу по домам, общаюсь с людьми, так что ты напрасно упрекаешь меня в непредсказуемости.
Монро усмехнулся украдкой. Похоже, она оправдывается.
— Я говорю о том, что вы ходите без охраны, а я из-за этого ночей не сплю.
Шинид подождала, пока Монро распахнет тяжелую дверь.
— Прости меня, Монро. Я обещаю тебе до рассвета никуда не уходить из замка.
Монро недоверчиво взглянул на нее.
— Раз вы так говорите, миледи…
Она тихо рассмеялась, шутливо толкнув Монро в спину.
Из замка на нее пахнуло жаром. Потом она почувствовала шах и лишь затем увидела, что происходит внутри. Пахло жареным мясом, главный зал был полон людей. Женщины готовили рыцарям ночлег, разносили по опочивальням стопки постельного белья и меховые одеяла, молодые слуги расставляли столы, дети путались под ногами. Но при виде принцессы все разом затихли.
И впервые с тех пор, как стала хозяйкой этих земель, она увидела страх в глазах подданных.
Пендрагон! Это все из-за него! Он успел прослыть безжалостным воином, и ее людям было чего опасаться. Шинид заставила себя смирить гнев и ласково улыбнулась соплеменникам. Все вновь принялись за работу, но все же то и дело бросали на нее озабоченные взгляды.
— Люди не знают, чего им ждать, — тихо проговорил Монро.
— Ничего не изменится к худшему, Монро, об этом я позабочусь.
— Но приказ короля…
Шинид бросила на него взгляд, заставивший Монро замолчать.
— Для этих людей ничего не изменится. Я клянусь. Для них — да, возможно. А для нее? Монро нахмурил брови.
— Как бы там ни было, вы можете на меня положиться, миледи.
У Шинид защипало глаза. Ирландские рыцари и воины были для нее друзьями, а не вассалами. Когда отец передал ей бразды правления, они стали служить ей по собственной воле, без какого бы то ни было принуждения. Каждый понимал и принимал то, что она собой представляет, и за это она была им благодарна настолько, что за любого из них готова была отдать жизнь. Если понадобится.
— Спасибо тебе за преданность, Монро. Я только хочу, чтобы ты понимал, на что идешь. Времена наступают трудные. Не знаю, удастся ли мне защитить свой народ, не вступая в войну с англичанами.
Монро кивнул и осторожно прикоснулся к ее руке.
— Я все понимаю, миледи, — чуть заметно улыбнувшись, произнес он. — Но я уверен, что вы найдете самый лучший выход.
Шинид восхитилась его верой в ее всесилие. Ответить ей было нечего, и она лишь позволила ему снять с нее плащ. Подбежала юная служанка, чтобы взять плащ из рук Монро. Шинид благодарно улыбнулась девочке и, наклонившись к ней велела передать домоправительнице, чтобы та подготовила все комнаты замка к приему гостей.
— Значит, он будет ночевать не один? — спросила девочка, метнув взгляд в сторону родителей Шинид, сидевших у очага.
— Верно, не один, моя хорошая. И его рыцари с ним. И все такие большие, как на подбор.
С расширенными от любопытства и страха глазами, девочка убежала выполнять поручение.
— Я подготовил помещение для людей Пендрагона, — проговорил Монро, протягивая свой плащ пажу.
Шинид кивнула:
— Отлично. Но его рыцари должны спать в замке.
Монро угрюмо сдвинул брови, и Шинид пояснила:
— Эти люди вернулись из похода на Святую землю, и им должен быть оказан подобающий прием.
Она могла недолюбливать Коннала, она могла возмущаться тем, что король решает ее судьбу, не спросив ее согласия, но принять гостей как подобает — священный долг хозяина, и она не собиралась нарушать законов гостеприимства. Пусть никому из ее людей не будет стыдно за свою правительницу, а ее родителям не будет стыдно за их дочь.
Монро отправился по делам в казарму, а Шинид быстро прошлась по залу, хлопая в ладоши и приговаривая: «Меган, Корри, Брайан!» И с каждым хлопком загоралась свеча, и вскоре зал наполнился золотистым теплым светом, от которого даже темные каменные стены стали выглядеть приветливее.
Трое слуг явились на ее зов, и она дала им указания по поводу предстоящего пира. Шинид всеми силами старалась развеять страх, поселившийся в глазах ее людей с приездом Пендрагона. Дав слугам поручения, Шинид подошла к родителям, поцеловала отца в щеку, обняла мать и уже потом попросила слугу наполнить родительские бокалы подогретым вином с пряностями.
— Как прошла твоя встреча с Конналом? Шинид покачала головой.
— Тебе бы стоило гнать его прочь через всю Ирландию до самого моря. И пусть бы катился, откуда пришел, — заявила она отцу.
Де Клер улыбнулся той невинно-недоуменной улыбкой, которую Шинид так любила.
— Я слишком хорошо разбираюсь в картографии, дочка. А Коннал — мой ученик, притом не самый плохой.
— Ну что ж, может, умение читать карты — это все, что осталось в нем от того, чему ты учил его, папа, ибо он предстал передо мной именно таким, каким я ожидала его увидеть. — «Каким он являлся мне во сне», — про себя добавила она, и лицо ее вспыхнуло, словно кто-то мог прочесть ее мысли. Прости Боже, но он был так красив! Кожу его позолотило солнце, он сам словно был отлит из золота — ни одного изъяна. Шинид помотала головой, желая прогнать наваждение. — Он требователен, надменен, он верит, что может возвращаться, когда ему вздумается, и брать то, что он считает нужным, без нашего позволения.
— Шинид, — тихо произнес Рэймонд, — замок и земли — твое приданое, но именно тебя он жаждет взять.
Шинид усмехнулась.
— Он не ищет со мной брака, отец. Ему всего лишь приказали взять меня в жены. Будь я дочерью рыбака, он поступил бы так же. Если бы король приказал.
— Но ты не дочь рыбака.
Шинид понимала, что гнев в голосе отца адресован не ей, а лишь тому положению, в каком они все оказались.
Фиона подалась вперед, коснувшись руками дочери и мужа.
— Коннал и его свита вскоре придут сюда. Может, нам лучше поговорить наедине?
Шинид не стала оглядываться, чтобы решить, кто мог бы их подслушивать, а лишь молча кивнув, пошла к лестнице. Под ней находилась комнатка, где они с родителями могут поговорить, не опасаясь посторонних. На карту было поставлено благополучие ее народа. Если даже ей самой не удастся избежать беды, то люди не должны пострадать. В ее обязанности входило заботиться о том, чтобы они жили в мире и не голодали.
Зайдя внутрь, Шинид направилась к скамье, расположенной в алькове у противоположной от двери стене, села на нее, подобрав ноги и укрыв их подолом бархатного платья. Отец подошел к очагу и устроился в подбитом войлоком кресле напротив жены.
Сдвинув головы, они принялись шептаться, но Шинид не могла сосредоточиться на разговоре. Если у них есть что сказать ей, они скажут. Так было всегда. Родители сами виноваты в том, что она вечно все выпаливала начистоту. Шинид задумчиво водила пальцем по замерзшему стеклу. Через оттаявшую часть теперь можно было видеть задний двор. Сад спал под снегом. Как бы ей хотелось вернуть лето, заставить сад зазеленеть вновь!.. Но это чудо было ей не под силу, как не под силу было изгнать из своей жизни короля. Вздохнув, она коснулась серебряной цепи, намотанной на кисть и потерявшей свой блеск за долгие годы. Ей вспомнился день, когда мать лишила ее силы творить чудеса. Несколько лет она не могла сотворить даже самое маленькое чудо: она и цветок не могла заставить зацвести. Вначале она чувствовала себя так, будто ее обманули и предали, затем привыкла, узнав правду о чистом волшебстве и о той великой силе, которую ей однажды суждено обрести. Она думала о том, что сила творить чудеса — великий дар, и мать ее была совершенно права тогда, отняв у неразумной девчонки эту власть. Слишком она в ту пору была импульсивной. И пусть сейчас Шинид стала мудрее и осторожнее, чем раньше, она продолжала носить цепь как напоминание о том, что колдовством злоупотреблять нельзя.
Да, заблуждения и сердечные неудачи закаляют человека и даруют ему мудрость. И все же когда власть творить вернулась к ней, Шинид показалось, что эта сила взорвет ее изнутри. Она едва не пожалела о годах безвластия над стихиями, о тех годах, когда ее не терзали вещие сны, тогда дружбы с ней и ее любви искали не за то, что она волшебница, а просто потому, что она Шинид.
Сердце ее заныло, но к чему жалеть себя? Она давно решила, что ей нет дела до тех мужчин, что желали ее ради дарованной ей силы творить чудеса, а не ради нее самой.
Но она лгала себе. Ибо в глубине души, в тех потаенных уголках, где жила память о Коннале прежнем, о том мальчике, в которого она была влюблена, она желала большего. Отчаянно желала. И была рада тому, что до сих пор не обладала над ним властью. Не могла околдовать его. Не потому, что опасалась, как бы не причинить ему зла. Вроде того, что в гневе сотворила она над юношей, который, как ей тогда казалось, был ей другом.
То было просто детское увлечение. Тогда он рисовался ей национальным героем. В свои неполные пять лет она воспринимала мир как череду приключений, а существа, населявшие этот мир, легко повиновались ее колдовской воле. Она превратила жизнь матери в кошмар, отец не знал с ней покоя, а Коннал по ее воле стал козлом.
Ну, не совсем козлом. Только наполовину.
Тогда она нарушила первую заповедь своей касты — никому не причинять вреда. В тот самый момент, в тот миг, когда осуществилось превращение, она не испытала торжества, разве что на долю секунды. Ее охватил стыд. И уже не имело значения, что она была мала и несовершенна в своем мастерстве. Обратное превращение оказалось очень болезненным.
Он так и не простил ее. И с тех пор он перестал ей доверять.
С этого дня он избегал ее, делал все возможное, чтобы отвадить от себя, порой прибегая даже к жестокости. Но только достигнув девятилетнего возраста, она заставила себя не прислушиваться к голосу сердца.
Шинид смотрела на цепь. Коннал не знал и не узнает о том, что она все еще не может испытать на нем силу своего колдовства. Мать вернула ей силу и власть над предметами и людьми, но за одним исключением: Коннал был вне ее досягаемости. Возможно, мать сделала это из опасения, как бы ее дочь не натворила беды, пока он жил рядом. Когда он отправился в странствия, она забыла о нем. И о том, что ее волшебство над ним не властно. Он много раз обижал ее, заставлял плакать, и Шинид теперь уже сама сумела бы снять заклятие матери: магия ее окрепла достаточно, чтобы сделать это, но поступить так значило бы предать своих родителей. А этого Шинид допустить не могла.
— Шинид, ты не слушаешь.
— Да, отец, — с обезоруживающей улыбкой ответила она — Я не слушаю. Да и обсуждать тут особенно нечего.
Фиона смотрела на дочь с сочувствием.
— Хотела бы я, чтобы это было не так, но ведь мы говорим о твоем будущем, дочка.
— Таким мое будущее представляется королю, но не мне.
Фиона подошла к Шинид, обняла и подвела ее к камину. Взмахом руки Фиона заставила языки пламени с ревом взмыть вверх. Шинид села в кресло, которое освободил для нее отец. Родители стоя смотрели на дочь, и когда Шинид захотела встать, отец жестом остановил ее.
Шинид посмотрела на отца, потом на мать.
— Я не хочу потерять то, что далось мне так тяжело. Я не уступлю Конналу. Только не ему. Я не стану женой человека, который женится на мне по приказу короля, а не по своей воле. Я не стану женой человека, который меня не любит. — Едва ли у Шинид было достаточно времени, чтобы все как следует взвесить, и сейчас она не находила слов для обоснования своей позиции и чувствовала себя в западне. Самым первым ее побуждением было бороться всеми доступными способами. — Король желает использовать меня, чтобы соединить клан лорда Гейлана с нашим, а Коннал хочет только исполнить долг и как можно быстрее с этим покончить.
Родители с улыбкой украдкой переглянулись.
— Ни один человек не должен рассматривать брак как повинность. И он ясно дал понять, что взять меня в жены… ему приказали. И ему не очень-то этого хочется. Будь моя воля, я бы предпочла выйти за какого-нибудь дряхлого старика, нежели стать женой Коннала и потом всю жизнь его убеждать, что я не превращу его в лягушку.
— Тогда я просто скажу ему правду, — решила Фиона и пошла к двери.
— Нет! — Шинид резко поднялась. Фиона нахмурилась и, сложив руки на груди, остановилась в ожидании. — Я заставлю его рассказать мне о его истинных чувствах, и вовсе не потому, что он считает себя в безопасности.
— Может, если бы он знал, он смог бы вести себя более дружелюбно, — тихо произнес за спиной у Шинид отец. Взгляд Рэймонда был устремлен на жену. В глазах его забрезжила надежда.
— Коннал не поверит. Он отказался от моего подарка, тем самым давая понять, что от меня ему ничего не надо. Хотя ему едва ли есть чем гордиться.
Рэймонд посмотрел на дочь, потом на жену. Фиона говорила ему взглядом: «Эти узы прочнее, чем нам кажется». Де Клер кивнул, подошел к массивному резному письменному столу и взял пергаментный свиток.
— За тебя я мог бы пойти войной против короля. Шинид подлетела к отцу.
— И что это даст тебе, папа, кроме ненависти Ричарда?
— Счастье моей дочери.
Шинид нежно улыбнулась и благодарно заглянула в серые глаза отца.
— О, отец, — проговорила она, погладив Рэймонда по щеке, — я то, что я есть. И так тому и быть. Нам уже ничего не изменить. Но если я откажусь выйти замуж за Пендрагона, где гарантия того, что Ричард не пошлет вместо него другого?
— Такое возможно, но тогда он не получит союза, к которому стремится. Даже брак между сестрой Коннала и твоим братом не даст ему желаемого альянса, поскольку ни тот, ни другой не является первенцем.
Шинид отступила на шаг.
— Ричард, может, и хочет объединить два наших клана, но лишь ради армий, твоей и Коннала. Ради легиона вассалов, которые бы сражались и погибали за его безумные идеи. — В голосе ее звучало отвращение. — Я знаю, мало кто верит в успех его крестовых походов. — Она погрозила отцу пальцем. — Взять, к примеру, тебя и Гейлана.
Рэймонд схватил руку дочери и прижал к груди. Страшно даже подумать, какие беды она может навлечь на себя из-за своей привычки говорить то, что она думает.
— Заклинаю, не говори никому об этом, Шинид! Есть люди, настолько преданные королю, что убьют тебя за одни лишь твои слова.
Она улыбалась снисходительной терпеливой улыбкой.
— Имеется также немало тех, кто убил бы меня за то, что я колдунья. К этому я привыкла.
— Шинид, будь благоразумной, — взмолилась Фиона.
— Я достаточно благоразумна, мама, — ответила Шинид, поворачиваясь к матери. — Ты научила меня быть такой. Спасибо тебе и отцу, что не прятали меня от людей.
— Как будто я мог удержать тебя взаперти! — с невеселым смешком заметил Реймонд.
Шинид чмокнула его в щеку.
— Не надо за меня переживать. Я не могу выйти замуж за Коннала, потому что он желает брака со мной по соображениям, не имеющим никакого отношения к чувствам. — Шинид отошла к окну, не взглянув на отца, лицо которого в этот момент приняло весьма виноватое выражение. — Он так изменился. Стал холодным и отчужденным. Как будто все эти годы легли между нами непреодолимой преградой.
Он злился — так ей казалось — на нее за то, что именно ее выбрали ему в жены, за то, что она была колдуньей, за все мелкие обиды, что она нанесла ему ребенком. А она не могла простить ему совсем другого — что он, ирландец, теперь превратился в англичанина и забыл свой народ. И это ее задевало больше всего.
Шинид посмотрела на родителей. Они стояли рядом, и в глазах их читалась тревога.
— То, что я испытывала к нему в детстве, давно похоронено и забыто.
— Но тебе он не совсем безразличен? — осторожно спросил отец, пытаясь нащупать верный тон, понять, сохранилась ли в отношениях этих двоих хоть крупица нежности что-нибудь такое, что могло бы сделать их брак счастливым. Как хотел Рэймонд открыто воспротивиться приказу короля, но у Ричарда найдется достаточно верных вассалов, чтобы заставить Шинид стать женой Коннала, даже если никто из заинтересованных сторон этого не желает. Проблема осложнялась еще и тем, что если о приказе короля узнает Иоанн, он постарается расправиться и с Конналом, и с Шинид, ибо союз двух могущественных кланов, скрепленный кровными узами, представлял немалую угрозу для рвущегося к власти принца. Единственным утешением для Рэймонда было то, что если уж Шинид предстоит выйти замуж не по своему выбору, пусть супругом ее станет человек, которому Рэймонд мог бы доверять и который в случае необходимости защитит ее даже ценой собственной жизни.
— Я спрашиваю тебя еще раз, дочь.
— Я слышала, отец. — Шинид закрыла глаза. Действительно, безразличен он ей или нет? Сколько можно задавать себе все тот же вопрос? Впору было посмеяться над собственной сентиментальностью. Но все же что-то было. Узнав о том, что Коннал возвращается, она испытала радость и надежду, и с новой силой дала о себе знать сердечная боль детских лет. А увидев его, она испытала желание, которое женщина испытывает к мужчине, которого любит.
Сильный и властный, Коннал навек вошел в ее сердце, и, хотя она не могла сказать, что сейчас было сильнее — давние воспоминания или новые возможности, — она желала его. В тот момент, когда он коснулся ее руки, ее бросило в жар, словно теперь была не студеная зима, а жаркое лето.
— Шинид? — Мать тоже ждала ее ответа.
— Конечно, мне он не совсем безразличен. Я с детства его знаю, мама.
— Он тебе как брат?
Шинид резко обернулась, недоумевающе глядя на мать.
— Коннал? Упаси Бог, в жизни не питала к нему сестринских чувств. Что вы хотите от меня услышать?
— Ответь только на один вопрос, дорогая, — попросил Рэймонд. — Если бы ты могла выбирать и все между вами было хорошо, ты бы выбрала Коннала?
Шинид удивленно округлила глаза.
— Что значит «если бы»? Если бы он не был холоден и желчен, выбрала бы я его тогда? Если бы он смотрел на меня как на желанную невесту, а не как на досадную помеху в его жизни, которую он должен принять из чувства долга? Если бы он не обвинил меня в том, что я творю над ним заклинания, едва ли не с первых мгновений нашей встречи… Если бы он столько раз не разбивал мне сердце… — Шинид возбужденно заходила по комнате, и огонь в очаге грозно вспыхнул, под стать ее гневу. — Если бы он не презирал меня за то, что я могу колдовать! — выкрикнула она. — И не презирал меня просто как женщину… Если бы он был тем человеком, которого я однажды в нем рассмотрела, тогда… да! — Шинид остановилась и посмотрела на родителей. — Я бы выбрала его.
Отец усмехнулся, мать сумела сдержать улыбку.
Шинид яростно тряхнула головой, и огненная грива волос рассыпалась по ее плечам.
— Но он совсем не тот, каким мне казался. — Голос ее надломился, и она отвела глаза. Что стало с тем мальчиком, что некогда жил в нем? — Нам не с чего даже начинать. Вы с отцом любили друг друга, а у нас и этого нет.
— Любовь приходит со временем, девочка.
Шинид подняла глаза на мать и заговорила совсем иным, отчужденным тоном:
— Но у Коннала времени не так уж много. Для меня, для Ирландии, для будущего, которое открывается, если наш брак состоится. Все свое время и все свое сердце он посвятил служению королю, который предпочел забыть о собственной стране и у которого нет на нее времени.
Рэймонд открыл уже рот, чтобы возразить дочери, но тут в дверь постучали. Фиона взмахнула рукой, и дверь отворилась сама.
На пороге стоял Коннал, в роскошном наряде из темно-зеленого бархата, казавшегося почти черным, расшитого серебром.
Взгляды их встретились, и сердце Шинид екнуло. Дыхание участилось. И она вспомнила свои ощущения. Так же точно она реагировала на его взгляд и в четыре года, и в девять, и в этом смысле ничего не изменилось за тринадцать лет его отсутствия. Зов сердца.
Она почти ненавидела его за то, что он возродил в ней этот зов, но поделать с собой ничего не могла.
Коннал стоял, пригвожденный к месту неземной красотой этой девушки.
— Я хочу поговорить с тобой, Шинид. — Он шагнул к ней, поклонившись Рэймонду и Фионе. — Милорд, миледи, я бы хотел остаться с Шинид наедине, если можно.
— Мне этого не хочется, Пендрагон! — отрезала Шинид, скрестив на груди руки. — Нам нечего обсуждать!
— Тут ты не права, принцесса, — хмыкнул он. Голос его был слегка хриплым, и по телу Шинид разлилось тепло.
Она ему не доверяла.
— У нас с тобой общее будущее, хочешь ты этого или нет.
Рэймонд кивнул жене, и они направились к двери.
— Папа!..
Рэймонд оглянулся у порога, но Фиона поспешила выскользнуть из комнаты.
— Разве ты не говорила, что тебе ничего не грозит?
Шинид расправила плечи и вздернула подбородок. От такого взгляда иному стало бы не по себе, но Рэймонд только усмехнулся и вышел вслед за женой.
— Проходи, Коннал, выскажи все, что у тебя на душе, ибо не сомневайся: я выложу тебе все начистоту.
— Вот в этом я нисколько не сомневаюсь.
— Тебе не понравится то, что я скажу.
Коннал поднял бровь.
— Итак, мы готовимся к очередной схватке, не так ли?
Шинид почувствовала странное возбуждение. Наверное, именно это испытывают бойцы перед сражением.
— Ты угадал, и я на твоем месте не стала бы загадывать, кто из нас победит.
Зеленые глаза его блеснули и потемнели, лицо приняло жесткое выражение.
— Я еще ни разу не проигрывал, Шинид.
— Тогда приготовься, Пендрагон, сегодня тебе предстоит испытать горечь поражения.
Она открыто бросала ему вызов, и Коннал поднял перчатку. Он закрыл за собой дверь и с этого мгновения ни разу не отвел от Шинид взгляда.
Впрочем, у него и не было желания смотреть куда-то еще.
Поскольку независимо от того, каков был его долг, независимо от его поступков и желания, Шинид О'Доннел из рода де Клер, принцесса Девяти Лощин северного Антрима, заставляла его помнить одной только силой взгляда, что он — мужчина.
И ведьма или нет, она была самой желанной женщиной в мире.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста рыцаря - Фетцер Эми



Книга чудова,але дуже багато магii
Невеста рыцаря - Фетцер ЭмиВiта
2.04.2013, 20.16





Мне очень понравилась эта книга, очень интересно, ты переживаешь искренне за главных героев и сам находишься там, супер!
Невеста рыцаря - Фетцер ЭмиЕлена
7.05.2013, 12.24





Красиво. Сцена на озере где ее купают феи, а он смотрит опершись на меч - просто картина.
Невеста рыцаря - Фетцер ЭмиЛиства
7.05.2013, 14.37





Неплохой роман, интересный. Правда, на мой взгляд, многовато политики и магии, а герои чуть раздражали - женщина слишком непокорна, а мужчина упрям.
Невеста рыцаря - Фетцер ЭмиLady Alia
13.10.2013, 20.29





Не чего такой,читать моможно..Правда немного затянут.
Невеста рыцаря - Фетцер Эмиленка
2.12.2013, 12.34





Влюбилась в эту трилогию. Теперь моя мечта - побывать в Ирландии. ))
Невеста рыцаря - Фетцер ЭмиЕлена
5.10.2014, 14.31





Прекрасное окончание трилогии! Хотя для меня самой „Ирландская колдунья" самый интересный из всех. Эти истории, конечно, немного необычны, так как в них присутствует магия, но это не мешает переживаниям за потрясающих героев!!! Однозначно читайте!!!
Невеста рыцаря - Фетцер ЭмиМари
12.04.2016, 15.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100