Читать онлайн Радуга любви, автора - Фергюсон Джо Энн, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радуга любви - Фергюсон Джо Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радуга любви - Фергюсон Джо Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радуга любви - Фергюсон Джо Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фергюсон Джо Энн

Радуга любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Джоул возблагодарил небо, что проснулся первым. Саманта спала, обняв его, свернувшись калачиком у него под боком, как в их первую ночь. Хорошо, что этого не увидел Кевин. Страшно подумать, как бы он прореагировал.
Осторожно высвободившись, Джоул коснулся ее приоткрытых губ. Саманта сонно улыбнулась и обхватила его подушку.
Он набил плиту свежими чурками, лежавшими у порога, и вытащил из-под заслонки топор. В это темное, как полночь, утро холодный воздух жалил кожу, прогоняя остатки сна. Видимо, был уже седьмой час, но восточная часть неба пока не посветлела.
Джоул натянул парку. Провисев много часов у двери, шуба сделалась каленой, как кольчуга. Первым делом он отправился за мясом в «холодильник». Острое лезвие легко вошло в лосиную тушу. Отделив большой оковалок и разрубив его на куски, он понес мясо собакам. Выпущенные из конюшни, они радостно завизжали и жадно набросились на еду.
Пока он задавал корм лошади и набирал новую вязанку дров, его усы затвердели. Каждый шаг требовал неимоверных усилий. Тело и мышцы утратили гибкость, скованные убойной силой юконской зимы.
Он задержался у двери хибары. Даже обезболивающая настойка от Перри Дэвис замерзла в блюдце. При полном безветрии температура была ниже семидесяти пяти.
Открыв дверь ровно настолько, чтобы войти, Джоул быстро ее закрыл, чтобы внутрь не проник морозный воздух. В хибаре и без того было холодно. Войдя в комнату, Джоул нахмурился.
На кровати происходило какое-то движение. Через железные прутья спинки было видно, как Кевин тянется к спящей девушке. Когда он приблизил к ней лицо, Джоула обуял гнев. Потеряв над собой контроль, он чуть было не закричал.
Тихий шепот остановил обоих. Кевин замер.
– Доброе утро, Джоул, дорогой, я… – пробормотала Саманта, медленно открыв глаза. Внезапно она поняла, что это не сладкое утро после волшебной ночи в объятиях Джоула. – Я… я хотела сказать – Кевин. Простите меня, ради Бога. – Она принужденно засмеялась. – Спросонья я плохо соображаю. Здесь все так же холодно. Вы хорошо спали?
Кевин склонился над ней и улыбнулся. Она не смела пошевелиться. Опершись на локоть, он обхватил ее за голову свободной рукой.
Саманта судорожно сглотнула, увидев его взгляд. Точно так же Кевин смотрел на нее на рассвете, после той ночевки в лесу, когда год назад они шли пешком на Пятнадцатый верхний. Тогда она еще не знала об обмане и жаждала поцелуя от заочно любимого ею мужчины.
В глубинах памяти всплыл сегодняшний ночной поцелуй. Кто из двух мужчин поцеловал ее в полусне?
– С добрым утром! – весело произнес Джоул чуть громче, чем следовало.
Кевин поспешил отодвинуться от девушки, позволив ей сесть. Она загораживала себя одеялом, хотя на ней было надето почти все, что имелось в ее гардеробе.
Саманта наклонилась вперед, обхватив колени руками, и улыбнулась Джоулу. Внезапно она поняла – это он подарил ей тот нежный поцелуй и обнимал ее всю ночь. Когда он присел на край постели, глаза его светились счастьем.
– С добрым утром, Джоул! Спасибо. – Саманта не могла скрыть радости в голосе. – Спасибо вам обоим за эту ночь. За то, что позволили мне разделить с вами постель.
Джоул хихикнул:
– Гм… не совсем так, как мы себе представляли, посылая вам приглашение. Верно, Кевин?
– Вероятно холод имеет свои преимущества, но тогда речь шла о другом, – бесстрастно промолвил тот, отыскивая свои очки. Когда он надел их, холодная металлическая оправа обожгла кожу.
– Тебе нет нужды выходить! – крикнул вслед ему Джоул, видя, что он направляется к двери. – Живность накормлена, осталось только напоить. Пока будем завтракать, вода согреется. Если хочешь, можешь им потом отнести.
– Когда ты успел? – Кевин благодарно посмотрел на своего партнера.
– Пока вы оба спали, – улыбнулся Джоул. – Не хотел вас будить. – Он краем глаза взглянул на Саманту, не скрывавшую шока. Оказывается, он оставил ее одну в постели с Кевином!
Джоул с трудом сдерживал смех. Чтобы его партнер силой взял женщину? Такого Джоул не мог себе представить! Кто угодно, только не Кевин! Джоул голову мог дать на отсечение.
Ее величество удача унесла прочь из долины самые лютые холода. Мужчины вновь переселились на чердак. Днем все трое по-прежнему грелись у плиты. Никто не вспоминал о той единственной ночи, когда они спали в одной постели. Джоул даже не пытался шутить с Самантой на эту опасную тему.
В дневные часы, когда становилось немного теплее, они с Кевином возвращались к работе, выскребая золотоносный песок на другом берегу Бонанзы. Переправиться через замерзшую речку не составляло труда.
Однажды, когда они отдыхали во время полдника, в дверь постучали. Саманта вышла наружу.
– Либерти?! – удивленно вскричала она. – Либерти Барроу! Какими судьбами?
Его рокочущий голос заполнил хибару.
– Вы только посмотрите на себя! Правильно я сказал ребятам, что за всю зиму вы ни разу не выберетесь в Доусон. Сидите здесь, как зеленые чечако.
– Входите, входите, Либерти, – поторопила его Саманта. – Незачем нас морозить. – Она обрадовалась их взбалмошному соседу.
Джоул поднялся и предложил ему свое место у печки. Саманта поставила перед ним чашку с чаем и кекс. Либерти улыбнулся и, подмигнув мужчинам, повернулся к хозяйке:
– С вами в этой хибаре стало намного теплее.
Привыкшая к прямодушию старателей, Саманта отшучивалась в том же духе:
– Я хочу сохранить в добром здравии этих двух молодцов, чтобы они могли весной промывать грязь на желобе. Что касается меня, то, как только получу свою долю золота, я построю себе замок прямо здесь, на Пятнадцатом верхнем. И всю оставшуюся жизнь буду наслаждаться этой очаровательной погодой.
Либерти хлопнул себя по коленям и разразился хохотом.
– Могу добавить вам немного этого самого золота. – Он, смеясь, повернулся к мужчинам. – Завтра мы устраиваем на Бонанзе гонки на собачьих упряжках. Говорят, Текс продал вам своих собак перед отъездом в Доусон. Не хотите поучаствовать в забеге?
Джоул так устал от работы и длинных вечеров, когда он в мечтах обнимал Сэм, что обрадовался представившейся возможности хоть немного встряхнуться.
– Какая дистанция? – спросил он.
– Всего несколько миль туда и обратно. Соревнование на скорость. Старт у Шестнадцатого верхнего, финиш – там же. Просто большая петля. Ну что, интересно?
– Нет, они не поедут! – категорически заявила Саманта. Мужчины удивленно посмотрели на нее. Саманта это заметила и уже мягче сказала: – Кевин, вы можете опять застудить легкие, когда вас продует. А ведь скоро вскроется лед…
– Она права, – вздохнул Кевин. Ему хотелось развлечься вместе со всеми, но он не мог рисковать здоровьем. До начала весеннего паводка осталось совсем мало времени. – Извини, Барроу.
Либерти кивнул:
– Ладно. А ты, Гилкрист?
– Я не могу без партнера! Может, Саманта прокатится?
– Я?
Джоул с надеждой посмотрел на нее. Саманта понимала, что дело не в гонках, просто он хочет побыть с ней вдвоем.
– Так мы и сделаем, – сказал Джоул, выразительно глядя на девушку. – Это будет забавно. К тому же мы можем победить.
– Вполне возможно, – подтвердил Барроу. – С таким весом, как у Саманты, ты сможешь гнать свои нарты как перышко. – Он посмотрел на нее алчущим взглядом. – Ну, что скажете? Да? Двое нарт у нас уже есть, нам нужны третьи.
Саманта засмеялась:
– Хорошо. Согласна. Но лишь в том случае, если Кевин одолжит мне свой толстый шарф. Я не хочу отморозить нос ради победы в гонках. А какой приз?
– Лопата, которую нам оставил Текс. Чертовски хорошая вещь! Уж она не развалится, как те, что продают в Гранд-Форксе. Но это будет второй приз, а первый… Вы поднесете его нам в дар, Саманта?
– Что вы имеете в виду?
– Такой же кекс, как этот, дорогая. Тогда все мужчины на Бонанзе захотят принять участие в соревновании. Победитель получит кекс.
Саманта покраснела от смущения.
– Конечно, Либерти. Я с радостью испеку кекс для победителей. Только смотрите, как бы ваши партнеры не съели его до окончания гонок.
– Договорились. – Барроу поднялся и залпом осушил чашку. – Увидимся завтра на рассвете, а сейчас – за дело. У каждого расписано по минутам все, что нужно успеть за восемь светлых часов.
После ухода Либерти они обсудили план участия в гонках, пошутив, что лучше прийти вторыми и получить в награду ценную лопату. Саманта оставила мужчин составлять список вещей для гонок и пошла месить тесто.
День выдался холодный, но это был уже не тот мороз, от которого они так страдали в прошлом месяце. Саманта обвязала шарф вокруг подбородка. Глаза ее блестели от волнения. Девушка не сомневалась в том, что они победят соперников с Шестнадцатого верхнего и с Двадцатого. Начиная с Рождества она наблюдала, как ловко и с какой радостью их собаки выполняли то, чему их научили.
Остальные гонщики уже прибыли к месту сбора и допивали кофе, щедро сдобренный бренди. Пока Джоул и другие мужчины проверяли нарты и хвастались собаками, Саманта с Кевином пошли дальше по склону. Там на площадке, косо нависающей над берегом, находилось жилище, принадлежащее Шестнадцатому верхнему.
Когда Кевин вел ее в переполненную хибару, со всех сторон доносились голоса участников и болельщиков. Мужчины возбужденно обсуждали предстоящий весенний сезон. Говорили о том же, о чем и на Пятнадцатом верхнем, и Саманта посочувствовала старателям. Многие застрянут здесь еще на год, одержимые мечтой найти золото. И каждое утро будут молиться, чтобы настал день, когда сбудутся их надежды.
Кто-то сунул ей в руки кофе. Она поморщилась от ужасного запаха. И такие помои на Шестнадцатом верхнем пьют постоянно!
Всех позвали во двор. Саманта была рада, что Кевин, держа ее за руку, помог ей спуститься с крутого склона к реке. Скала уступом вдавалась в некогда плавную линию берега, Либерти и его партнеры нарушили ее в поисках золота.
– Все в порядке? – крикнул Джоул, когда они подошли. Он улыбнулся и повел Саманту к нартам. Усаживая ее и подтыкая вокруг нее одеяла, он не обратил внимания на ухмыляющееся лицо Кевина.
Пока он напоследок еще раз обходил упряжку, его партнер снял с шеи свой длинный шарф и обмотал вокруг капюшона Саманты, завязав на спине концы. Она хотела подтянуть шарф, чтобы закрыть нижнюю половину лица, но Кевин не дал ей этого сделать.
Она попыталась отодвинуть его лицо, но мешали тяжелые одежды. Кевин впился губами в ее губы и проник языком ей в рот. Тогда Саманта изо всех сил толкнула его.
Кевин покатился на лед под взрыв хохота. Водворив шарф на место, Саманта увидела, как Джоул подает руку своему партнеру, и отвернулась.
– Все нормально? – спросил Джоул.
Голос его звучал приглушенно сквозь обмотанный вокруг шеи толстый шарф.
– Да, – ответила Саманта и кивнула, поняв, что он не слышит ее слов.
Джоул жестом показал, что экипаж Пятнадцатого верхнего к заезду готов, и взглянул на соперников. Бимис с Шестнадцатого верхнего занял место в нартах Барроу. Комо, самый слабый участник с Двадцатого верхнего, почти утонул в огромных нартах Финнегана.
Оба берега были заполнены болельщиками. Прямо у линии старта, с левой стороны Саманта заметила Кевина. Оттянув шарф, она сложила руки рупором и прокричала:
– Готовьте какао к нашему возвращению!
– К черту какао! – крикнул Джоул. – Лучше виски!
Зрители передавали эти слова тем, кто не мог их слышать сквозь толстые одежды. Саманта снова натянула шарф на лицо, когда стартер поднял ружье. В наступившей на какую-то долю секунды тишине, показавшейся вечностью, грянул выстрел.
Собаки громко залаяли, и трое нарт под выкрики рулевых рванулись вперед. Упряжки уверенно устремились по речке к заснеженному берегу через бреши между промывочными желобами.
Саманта прильнула к поручням, опасаясь, что в любой момент нарты перевернутся на повороте, и она окажется под полозьями одного из их преследователей. Она боялась выражать свою радость, когда Джоул оставил позади нарты соперников. Лидер в начале гонки к финишу может прийти последним.
Постепенно она расслабилась и теперь наслаждалась быстрой ездой. Раньше Джоул никогда так не ездил. Еще до появления в поле зрения хижин густой запах молодых деревьев и стелющийся по льду дым каждый раз извещали о приближении к участкам.
Саманта засмеялась и помахала обогнавшему их Либерти. С пятью собаками он имел преимущество, но едва ли его животные могли сравниться с теми, что бежали в упряжке Джоула.
Это забавное соревнование продолжалось всю первую половину дистанции. Когда они достигли наиболее выдающегося мыса, соперники больше не могли видеть друг друга. Либерти по-прежнему шел первым. Нарты с Двадцатого верхнего потерялись примерно через час после старта, и было не ясно, продолжают ли гонку Финнеган и Комо.
К середине дня солнце скрылось за облаками. Когда Джоул объявил остановку, Саманта потянулась за припасами, пристроенными у нее в ногах. Но из пяти пакетов, предназначавшихся собакам, он взял только два.
– Почему так мало? Они, должно быть, голодны. – Саманта попыталась встать, но Джоул удержал ее на месте.
– Сэм, эта короткая остановка только для подкрепления.
– Почему? Что-то не так?
– Взгляни. – Он показал на небо. – Приближаются снеговые облака.
Саманта и Джоул находились за пределами самого дальнего участка. Теперь девушка поняла, почему Джоул экономил собачий паек. Видимо, им не скоро удастся добыть пищу. Если их застигнет буран, они могут умереть от голода и холода.
Джоул был встревожен не меньше Сэм и избегал ее взгляда.
– Не будь такой мрачной, – сказал он беспечным тоном, отдав пищу собакам. – Отсюда не так недалеко до притока. В крайнем случае, переждем бурю на первом участке.
– Надо еще добраться туда.
Джоул покачал головой, заходя сзади нарт.
– Доберемся, не беспокойся. – Как только собаки поели, он крикнул: – Поехали!
По его приказу Медведь двинулся в том же направлении. Животные, казалось, почуяли угрозу, перестали лаять и изо всех сил тащили груз. Джоул бежал рядом, чтобы собакам было легче.
Если они опередят буран, то окажутся в безопасности. Но к несчастью, путь им отрезали облака. Все вокруг окутала мгла. Не прошло и получаса, как несколько снежинок, робко покружившись, осели на темных одеялах Саманты. И в следующее мгновение начался снегопад.
Саманта наклонилась вперед и опустила голову. Колючее дыхание ветра обжигало грудь. Даже сквозь поднятый шарф и надвинутый на лоб капюшон крошечные льдинки кололи лицо. Как только Джоул управляется с нартами, продолжая бежать рядом по льду?
Укутанная одеялами Саманта закрыла глаза, чтобы защитить их от бешеного ветра. Ноги ныли от холода. Она подтянула к груди колени, чтобы хоть немножко согреть их, и ей стало легче. Она улыбнулась. Монотонный звук скользящих по льду полозьев воскресил в памяти другие поездки, когда она еще не утратила детские мечты о счастье.
Может, ее мечты были не так уж несбыточны? Она размышляла о Джоуле, об их будущей жизни вдали от этой необитаемой земли. О собственном доме, семье и любви, драгоценнее которой нет ничего на свете. Ветер гудел, напоминая звуки органа, и она мысленно перенеслась в Огайо. Ей казалось, что она стоит в церкви в розовом платье, том самом, что она прятала в сумке под кроватью на чердаке. Волосы убраны наверх и увенчаны тонкой, как дым, вуалью с оранжевыми цветами. В руке она держит розы, от которых исходит пьянящий аромат. Она протягивает Джоулу руку, он надевает ей на палец кольцо…
– Сэм! – услышала она голос Джоула сквозь нарастающий гул аккордов, завершающих церемонию.
– Я люблю тебя, – прошептала Саманта. Теперь, когда они стали мужем и женой, не нужно было хранить это в секрете.
– Сэм! – настоятельно повторил голос Джоула, но она только улыбнулась. Она знала, чего хотел ее любимый муж. Того же, что и она. Выразить свою любовь и насладиться ее теплом.
– Скоро, мой любимый, – попыталась сказать она, но язык ей не повиновался.
Страх прополз сквозь нее как змейка, когда все повторилось. Несмотря на неимоверные усилия, ни один звук не вышел из ее горла. Она услышала приглушенное ругательство, но не поняла, откуда исходит этот голос, находящийся за тысячу миль. Ей было легче не отвечать и плавать в своих грезах. Когда сильные руки энергично встряхнули ее, она открыла глаза. Но голова была слишком тяжелой, и девушка уронила ее на грудь.
Руки снова встряхнули ее. Она застонала. Надо оттолкнуть прочь эти мучающие ее руки. Они мешают ей спать. А она так устала!
– Сэм! Сэм! Любимая, проснись!
Шлепок вывел ее из ступора. Рука снова и снова хлопала ее по щекам.
Саманта вскрикнула. Каким-то чудом ей удалось поднять руки, чтобы защититься от ударов. Она открыла глаза и с удивлением уставилась на Джоула. Каждый волосок на его лице заиндевел, кожа была исколота льдинками. Увидев, что он склонился над ней в своей распахнутой парке, она нашла в себе силы крикнуть:
– Почему ты расстегнул одежду? Хочешь замерзнуть до смерти?
Джоул, не отвечая, осторожно поднял ее и поставил на снег. Ноги не держали ее, и она ухватилась за его плечи. Он стряхнул с нее снег, расстегнул ей шубу и, запахнув вокруг нее свою парку, прижал к себе.
Саманта постепенно согревалась и вскоре поняла, что забытье могло привести к смертельному исходу.
Почувствовав, что ее руки скользнули вдоль его спины, он с облегчением улыбнулся, но на всякий случай крикнул сквозь рев ветра:
– Сэм, ты проснулась?
– Да! – крикнула Саманта в ответ.
– Мы не можем ехать. Гнать собак бесполезно. В буран они не смогут найти дорогу. Я заблудился, Сэм.
– Заблудился? – вырвалось у нее.
Джоул наклонился и посмотрел ей в глаза.
– Не то чтобы заблудился, – ответил он, – на самом деле я знаю, что мы находимся на том же притоке. Просто не совсем представляю, как добраться до реки. Думаю, нам не нужно идти дальше.
– Но если мы останемся здесь, то замерзнем, – возразила Саманта.
Он велел ей застегнуть парку и, пока застегивал свою, изложил свой план. Они построят убежище из снега, сухих веток и лапника, как это делают эскимосы. Загородившись нартами от ветра, подождут, пока утихнет буран. А завтра, с восходом солнца, непременно найдут дорогу на Пятнадцатый верхний.
После нескольких часов езды в нартах у Саманты ныли ноги, но она помогала Джоулу собирать «строительный материал». Она постоянно держала в поле зрения темную тень нарт, чтобы не уйти слишком далеко. Когда сооружение было готово, она забрала из нарт их скудные припасы и одеяла.
Саманта просунула пакеты с пищей в отверстие достаточно высокого убежища и сама залезла внутрь. Расстелила одеяла, оставив место для ямки, которую Джоул выдолбил в вечной мерзлоте и выложил камнями. По-видимому, он собирался развести костер.
Джоул последовал за ней и подтянул нарты, чтобы загородить отверстие снаружи.
– А как же собаки? – заволновалась Саманта.
– Они предпочитают оставаться там, – ответил он с тяжелым вздохом. – Шерсть защищает их от ветра. Я проведаю их, прежде чем мы ляжем спать. А сейчас надо добыть хоть немного тепла.
Саманта опасалась, что пламя растопит крышу их снежного дома, но вспыхнувший огонь быстро превратился в тлеющие угли. Слабое тепло не проникало через тяжелые одежды, но все же защищало от жестокого ветра.
– Ты что-то сказал? – Она в недоумении подняла глаза, услышав веселый голос Джоула.
Он засмеялся, чем еще больше удивил ее.
– Я сказал, что, к стыду своему, из-за этого проклятого бурана мы упустили и лопату, и твой кекс. Когда ты вынимала его из печи, он благоухал. – Джоул откинул капюшон и, скрестив на коленях руки, улыбнулся.
– Тебе нравится все, что бы я ни приготовила, – сказала Саманта, полагая, что он хочет отвлечь ее шутками. Она всегда будет зависеть от него. Джоул просто обречен успокаивать ее и утешать.
– Мне вообще нравится все, что ты делаешь, Сэм.
Ее потрясло желание, светившееся в его глазах. Однако за пределами их убежища бушует стихия, и главное – выжить.
– Сейчас не время для подобных разговоров. – Голос ее дрогнул.
– Любовь моя, не паникуй, – прошептал он, приподняв ее голову. – Любовь моя, – повторил он с озорной улыбкой, – ты только вслушайся, как дивно это звучит! Нет худа без добра. Благодаря этому бурану мы сейчас одни, Сэм.
– И за этими снежными стенами ниже минус сорока пяти, – улыбнулась Саманта, отведя упавшую ему на глаза непокорную прядь. – По-моему, вы сошли с ума, Джоул Гилкрист.
– Да, я обезумел от жажды. Хочу, чтобы огонь твоей любви растопил весь снег вокруг нас. – Он наклонил голову, и Саманта его поцеловала. Никогда еще она так не хотела вкусить сочный плод их драгоценной любви, даже если им не суждено дожить до рассвета.
Она ласкали друг друга с таким неистовством, словно это была их последняя ночь. То взмывали в порыве страсти в заоблачные выси, то возвращались на грешную землю, но в следующее мгновение снова парили в лазоревых облаках, и казалось, не будет конца этому блаженству. Завтра с восходом солнца они двинутся в путь. Но сегодня у них впереди ночь волшебства.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Радуга любви - Фергюсон Джо Энн



Здравствуйте! Знали бы Вы, как я мучилась, когда мой парень меня бросил, однако мои молитвы были услышаны, и бог в качестве утешения послал мне Фатиму Евглевскую с сайта: http://ais-kurs.narod.ru, она-то мне и помогла вернуть моего возлюбленного с помощью магии всего за 19 дней работы. Когда я увидела результат, то почувствовала огромное облегчение и счастье, что он смог меня полюбить с новой силой. Он стал таким нежным и заботливым сейчас, я получила все о чем мечтала, любовь, верность и счастье, поэтому я безмерно благодарна Фатиме.
Радуга любви - Фергюсон Джо Эннаня
8.12.2012, 16.28





глупость
Радуга любви - Фергюсон Джо ЭннЛюбовь
21.11.2013, 20.54





глупость
Радуга любви - Фергюсон Джо ЭннЛюбовь
21.11.2013, 20.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100