Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава девятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятая
София и Юлия

1
Квартира, в которую меня привел кучер, оказалась на относительно широкой по парижским меркам улице Луи Святого, где жили в мое время лишь люди знатные, но в новое правление изрядно потесненные богатыми буржуа, имеющими где-то на окраинах лавки и мастерские, а здесь проживающие со своими толстыми супругами, которые целые дни проводили в разговорах на улице, обсуждая кареты вельмож, платья их жен, пересказывая друг другу точно те же сплетни, которыми потчевала меня госпожа де Шеврез в течение двух с половиной часов, которые я провела в доме этой мерзавки. Все это я поняла и оценила за те десять минут, что прошла по улице от дворца, где меня встретил кучер, до моего нового дома – и поняла, что это место действительно в Париже самое удобное для житься: и до Лувра недалеко, и до заставы Сан-Жевье меньше часа пешего хода. Прошла мимо почтительно замолкающих при моем появлении и тут же за спиной шушукающихся новых соседок, распахнула дверь и поднялась на второй этаж, из которого, как сказал мне кучер, выселили почти всех прежних жителей, оставив из сердоболия до завтрашнего дня лишь одного безногого, за которым прибудут родственники и отвезут в какой-то другой дом.
Молодеющая на глазах Юлия сидела у окна в самой большой комнате этажа, где стояла большая кровать с балдахином, и при свете падающего на ее руки заходящего солнца и масляного светильника подшивала тяжелые темно-зеленые с золотыми лилиями шторы.
– Зачем это? – спросила я, ибо чувствовала раздражение от голода.
Юлия вскочила.
– Сейчас принесу печеную утку с гречкой и черно сливом, – быстро выпалила она, сделав при этом небольшой книксен, а потом быстро ответила и на мой вопрос. – Шторы шью, чтобы с улицы никто не заглядывал к вам, синьора.
Она говорила точно то, что думала. Всегда. Это была идеальная служанка.
Я улыбнулась ей и разрешила сбегать к хозяину дома на кухню за уткой, вином и хлебом. А потом, поев, оставила и ей пару кусков на закуску.
– Вы очень добры, синьора, – сказала Юлия, принимаясь за трапезу. – Я никогда не ела таких кушаний, когда была замужем. Во всем селе уток у нас ел на Рождество только пастор. Остальные выращивали птицу и про давали ее в Турине.
О годах своего замужества Юлия мне не рассказывала. Да я и не расспрашивала ее об этом. Хотя времени для подобных разговоров в замке Сен-Си было хоть отбавляй. Сейчас она хотела поговорить со мной, рассказать о прожитых без меня годах, но мне в этот момент не хотелось ее слушать. Я думала о том, что д'Арамиц все-таки будет моим, пусть даже и не в доме госпожи де Шеврез встречу я его. И д'Атос никуда не денется. Ибо я почувствовала, что после еды хочу либо спать, либо мужчину. Силы вернулись ко мне, растревоженное родами лоно зажило, и ноги мои готовы обнять бедра любого мужчины.
– Твоя комната где?. – спросила я.
Она что-то ответила, но я не стала слушать, приказала:
– Расстели мне постель и раздень меня.
Юлия уложила шторы грудой на подоконник и, сняв с постели тоже зеленое с золотыми лилиями покрывало, аккуратно сложила его. Движения ее были неторопливы, грациозны. Недавно еще дряблая шея светилась из-под ниспадающих кудрей молочным цветом, создавая гармонию с пышной грудью ее и округлыми литыми бедрами. Судя по всему, в года замужества своего была она наливным яблочком, как называли в нашей деревне женщин, от взгляда на которых у мужчин ныли зубы и текла слюна, как у бешеных собак. Просто удивительно, как из тонких, костлявых, словно выпотрошенные куры, девчат вырастают аппетитные красавицы с сочными губками, упругими попками и жадными до удовольствий руками.
Когда Юлия принялась раздевать меня, я стала помогать ей, но, тронув рукой ее руку, вдруг ощутила ответное движение навстречу – легкое, почти незаметное. Она тут же одернула руку и, обойдя меня сзади, принялась развязывать шнуровку на моей спине, молча и тяжело дыша при этом.
«Какая она красивая! – думала при этом служанка. – Господи! Как я ее люблю!»
– Что? – спросила я вслух.
И тогда Юлия мне впервые в жизни соврала.
– Я говорю, шнуровка затянулась, – сказала она срывающимся голосом. – Разрешите, я попытаюсь развязать зубами.
– Возьми нож со стола, – сказала я, – и разрежь ее к чертям собачьим.
– Как? – испугалась она.
– Вот так, – ответила я твердо. – А потом сорви с меня это платье. Разорви на клочки.
Я почувствовала холод лезвия между лопаток и легкость в плечах. Платье мое Юлия снимала нежно, так.
словно оно было не пропахшее дорогой тяжелое бархатное с златотканым узором, утяжелявшим его, а легкое, как облачко.
Тогда я сама, схватив себя за плечи, сдернула его с себя и повернулась лицом к оторопевшей Юлии. Глаза ее сияли, в них стоял восторг.
– Господи! Вы вся светитесь! – воскликнула она. – Как икона!
И тогда я прижала лицо ее к своей груди…
Любовь женщины к женщине сильнее и выше любви между женщиной и мужчиной. Ибо она греховна в сути своей и случается наперекор воле Господа, как вызов высшим силам, как торжество внезапно и на короткий момент времени подобревшего Сатаны. Нет у женщины ничего, кроме языка и пальцев для того, чтобы дарить удовольствие своей подруге, но и нет более искусного и боле нежного орудия, сотворяющего эту ласку. Ибо женщина проникает в подругу свою не только органами своими, но и душой, всеми чувствами своими, всей сущностью своей, как звук одного музыкального инструмента вплетается в звук другого, отчего звучат они совсем уже иначе, богаче и ярче, превращая однообразные движения смычка ли, пальцев ли в целый мир, волшебный и прекрасный.
Девчонка визжала в моих объятиях, стонала, кричала от страсти и наслаждения, ярилась, проникая в меня и давая проникнуть в нее. Она едва не проникла в меня лицом своим всем и головой, а потом едва не высосала напрочь, чтобы вдруг в какой-то момент вытянуться струной, горячей, как красное железо в кузнечном горне, слабо пискнуть и… размякнуть, покрытая потом, моими выделениями и еще чем-то пахнущим так знакомо, так волнительно и одновременно успокаивающе…
«Завтра надо будет сделать ей подарок… – подумала я, засыпая. – Она – больше чем служанка мне. Я ее по-настоящему люблю…»
2
В Андоре мы были с Юлией пленницами. Хоть и прислуживали нам за обедом все четыре мужчины, которых я увидела сразу по приезду сюда в колымаге с сеном, а все же было ясно, что не они – хозяева наших жизней. Даже чернорясый красавец не посмел сесть рядом со мной, но при этом очень твердым голосом отказался отвечать на мои вопросы о том, почему и зачем нас украли.
– Мы вам окажем любую услугу, синьора, – сказал он. – Но то, о чем вы спрашиваете, узнаете в свое время.
При этом засранец все время пытался пробить защиту в моем сознании и влезть в мой мозг одним и тем же идиотским словом: «Спать!»
– Хочу помыться, – сказала я после блюда, который назвал пейсоносец пилавом, – и лечь спать. Разговаривать будем завтра.
Оказалось, что и большой бочки для мытья в этом замке нет. Зато один из тех негодяев, что стащил меня из гостиницы и насиловал по дороге, сообщил, что видел огромное каменное корыто в одной из комнат. Корыто оказалось мраморной ванной, оставшейся в этих местах со времен еще владычества мавров, должно быть. Свинцовые трубы, по которым когда-то лилась сюда вода, были забиты каким-то хламом, но я настояла на том, чтобы помыться – и слугам вместе с обнаружившимися в замке тридцатью стражниками пришлось нагреть море воды во всякого рода посуде на кострах и натаскать ее в ванну.
Сначала помылась я, потом Юлия.
После мытья меня с юной Юлией отвели в просторную красного кирпича кладки комнату с железными ре-щетками на расположенном под высоким потолком окне. Здесь были два заправленные чистыми простынями и теплыми верблюжьими одеялами маврской работы топчана. Не в пример всему остальному замку, наша темница (как я сразу окрестила комнату) была не только чисто выметена, но и хорошо протерта от пыли, имела вымытые полы. Даже том Библии лежал рядом с полным фруктов блюдом на низком столике у одной из постелей, освещенной семисвечным светильником. Возле другой кровати в полумраке угадывались очертания какого-то предмета – не до конца убрали мусор, должно быть, подумала, помнится, я, но да чего ждать от вечно неопрятных жидов.
К дверям в эту комнату я и юная Юлия подошли со Скарамушем и двумя стражниками, а потом, когда двери закрылись, мы оказались одни…
– Наш новый дом… – печально произнесла девочка.
Угловатое хрупкое тельце ее, одетое лишь в легкую льняную рубашку с накинутым на плечи вязаным платком, найденным нами в одной из ниш в комнате, где была обнаружена мраморная ванна, мелко подрагивало не то от прохлады, которая буквально тянула от стен, не то от страха.
– Ляжем вместе, – сказала я. – Так будет теплей.
Она покорно кивнула и, подойдя к постели со столиком и Библией, приоткрыла уголок одеяла. Глянула в мою сторону, словно спрашивая, кто ляжет первой.
– Ложись ты, потом я.
Она нырнула под одеяло и вытянулась. Губы ее были лиловыми, смотрела она отчужденно, куда-то в потолок.
«Надо спать… – думала она. – Синьору согрею – и усну. Надо иметь силы, для этого надо выспаться. А силы нам обеим нужны, очень нужны…»
Верная служанка…
Я взяла с другой постели второе одеяло и накрыла им девочку. Потом и сама легла рядом, чувствуя, что тепла от тела Юлии совсем нет, а между мною и одеялами сквозит какой-то неприятный холодок.
– Прижмись ко мне, – сказала я. Девочка придвинулась.
– Крепче.
Обняла ее за плечо и притянула к себе так, что все тельце ее, напряженное, как струна, острое, будто и не женское вовсе, едва ли не вошло в меня, как должен был бы войти сегодня красавец с пейсами, испугавшийся даже подглядывать за нами купающимися в ванне и сбежавший не только из комнаты, но даже из замка. Ожидание мужчины, полонившее меня после того, как я вылезла из телеги с сеном и увидела этого иудея, не угасло, а только притаилось, как прячется жар под пеплом костра. Тело девочки, будто ветерок, раздуло мои желания и я, повинуясь позыву лишь души, не намеренно, может быть даже против воли своей, поцеловала макушку девочки, потом спустила губы ниже, тронула верхушку ушка ее, лизнула за ним…
Девочка затрепетала всем телом и ответила мне поцелуем в грудь сквозь рубашку. Поцелуй тот был нежный, короткий, после которого она и вовсе сжалась, боясь наказания, удара, брани. Но я сунула руку за свой ворот и рванула ткань – та поползла, вывалив мою сочную, литую грудь, красотой которой восхищались сотни мужчин и женщин, и поднесла ее к губам Юлии. Вторая рука моя при этом оказалась сама по себе у девочки между ног и достигла лобка. Он был лохматым.
– Девочка моя!.. – прошептала я со страстью и, оторвав ее лицо от своей груди, впилась губами в ее губы…
3
Вспоминая о той нашей первой ночи любви, я смотрела на спящую рядом Юлию, любовалась ею и радовалась тому, как быстро и так заметно молодеет моя служанка. Все-таки иметь в качестве возлюбленной и качестве наперсницы, какой я видела теперь ее, лучше даму молодую, красивую, способную отвлечь на себя внимание кое-каких мужчин, понять, что хочет мое более омоложенное тело, да и вообще быть более веселой и беззаботной, чем старая баба с отдышкой, обвисшим пузом и толстой задницей.
Мне вспомнилась наша жизнь у маркиза Сен-Си, отца моей Анжелики, внимание, которым окружала меня служанка, забота ее о моих удобствах, о том, чтобы я ненароком не выкинула плод, ее внимательное слежение за тем, что я ем, как хожу на горшок, не тужусь ли, хорошо ли сплю и за прочими проявлениями моего организма.
– Ты прямо, как мама, – говорила я Юлии. А та отвечала:
– Вам, синьора, как раз-таки маминой заботы в жизни и не хватило. Не вовремя вас взял отец к себе в замок. Девочке в двенадцать лет мама больше всего нужна. Оттого и с сыновьями у вас было так плохо, что не знали вы, как с ними быть.
– Что-то разговорилась больно, – обрывала я ее в таких случаях, ибо чувствовала и правоту ее, и обиду за отца, которого она таким словами укоряла за его любовь ко мне.
Юлия замолкала, а потом в каком-нибудь разговор), опять возникал этот вопрос – и она говорила что-нибудь вроде такого:
– Это вам ваша матушка должна была объяснить.
Сама она, выросшая практически без матери, жила в замке моего мужа в женской половине для слуг, видела все едва ли не с младенчества и узнала все, что нужно знать женщине, столь основательно, что в годы своего замужества и жизни в Лангедоке со всеми заботами матери о потомстве справлялась сама, без спрашивания советов у соседок. Более того, она в селе своем пользовалась известностью, как хорошая повитуха и знаток женских болезней. Когда у меня на седьмом месяце беременности внезапно очень бурно зашевелился плод – и вдруг я почувствовала боли, похожие на предродовые схватки, Юлия приложилась ухом к моему животу и сказала, что ребенок во мне перевернулся, спешит выйти наружу, но только вот не головкой вперед, как положено, а ножками, что может привести к смерти Анжелики и к моей травме.
– А что же делать? – удивилась я, не столько случившемуся, сколько тому, что о подобном казусе не рас сказал мне отец в свое время.
Юлия велела мне лечь на спину, оголить пузо и, слегка раздвинув ноги, не шевелиться, но глубоко дышать.
После этого стала водить руками над моим животом и, хотя она даже не прикасалась ко мне при этом, я чувствовала кожей приятное тепло, исходящее от ее ладоней. Так продолжалось довольно долго, мне даже надоело лежать, но плод, оказывается, успокоился, схватки прекратились. Стало так спокойно, что я решила отправить себя в полусон. Когда же решила открыть глаза и сказать Юлии, что не надо мне ее помощи, в животе моем тельце Анжелики зашевелилось и внезапно прокрутилось. Я ощутила это. И тут же услышала:
– Откройте глаза, синьора София. Все в порядке.
Я действительно почувствовала, как внутри меня стало все легко и свободно. Будто маленькая девочка, живущая во мне, даже обрадовалась, что поживет в моем тепле еще какое-то время.
– Полежите немного – и вставайте, – сказала Юлия, прикрывая мой живот подолом платья, и повторила. – Все в порядке.
Когда я встала, то никаких болей и никаких позывов, какие я помнила еще по прошлым родам, не было. И родила спустя два месяца с помощью Юлии тоже быстро и легко. С помощью не физической, конечно, а посредством ее сна, в котором присутствующие в ее сознании фантомы переносили те страдания, что должна была переносить я.
Потому и сил у меня хватило на то, чтобы причувствоваться к окружающему меня после родов миру – и явственно уловить приближение к замку Сен-Си недружелюбных сил. Впрочем, если быть до конца честной, то о том, что в Кале появились какие-то странные люди в черном, но не монахи, Юлия узнала от приезжавших накануне в замок торговцев рыбой. Узнала – и тут же сообщила об этом мне. Эти люди расспрашивали жителей города о Софии Аламанти – имени морякам Атлантики тогда еще неведомом, а уж портовой шпане и подавно. Местные же дворяне, знающие родословные древа всех аристократов Европы, лишь удивлялись тому, что чужаки ищут меня здесь, а не в Италии. Однако, само появление лазутчиков говорило о том, что люди «черной мессы» выследили корабль, на котором я исчезла из Генуи, и каким-то образом прознали, что я сошла с него именно в Кале. Наш побег из замка и мое чародейство, заставившее всех поверить, что это именно маркиза родила Анжелику, а не я, могло охватить людей замка и прилежащих к нему угодий, но никак не всей Франции. Ибо не чародейство это было и не волшебство, а научный метод, способ воздействия на сознание и подсознание людей – не более. И именно потому была опасность, что найдутся люди не менее образованные, чем я (то, что в давние годы против меня ломбардцы выставили пейсоватого красавца-гипнотизера доказывало, что силы, противостоящие мне, мощны и безжалостны), которые вычислят Анжелику и, захватив ее, смогут меня шантажировать. А ради Анжелики я пойду на все…
Мысль эта так растрогала меня, что я чуть не заплакала. Но тут Юлия пошевелилась и что-то прошептала во сне. Это меня насторожило. С чего бы служанке моей шевелиться и бормотать именно в тот момент, когда я думала об Анжелике? Ни раньше на секунду, ни позже, а именно сейчас?
Ответить на этот вопрос тотчас можно было одним только способом – войти в сон Юлии. Что я и сделала…
Человек в черной рясе с лицом похожим на того старика, что много лет тому назад предстал передо мной в белой одежде и с посохом, назвавший себя Повелителем снов, стоял с чем-то странной формы в воздетой левой руке, глядя при этом на женщину, лежащую у его ног точно в такой же хламиде, в какой я была в телеге возле замка в Андорре, и вопрошал:
– Где ты находишься сейчас? Отвечай! Немедленно! Я приказываю!
Тело женщины с моим лицом лежало безучастным, не спало, а смотрело куда-то мимо старца, точнее даже не мимо, а на ту самую вещь, что держал Повелитель снов в воздетой руке.
«Они вычислили Юлию в ее сне, – поняла я, – и, зная, что мы всегда рядом, решили через ее сон войти в мой сон, чтобы обнаружить меня посредством фантома. Остроумно. Если бы я спала, то они бы действительно узнали, что я нахожусь в Париже и живу в доме, который сняла для того, чтобы можно было принимать здесь любовников и вести свою игру с королем Луи. Только что именно этот старикан держит в руке? Зачем?..»
Приглядевшись к предмету, я вдруг узнала…
…Мшаваматши!
И тотчас выскочила из сна Юлии, чувствуя, как бешено бьется при этом мое сердце, а к горлу подступает тошнота.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100