Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая
София попадает в плен

1
На самом деле все произошло не так, абсолютно не так…
Никаких дочерей от короля Анри я не рожала. И выставлять себя пусть даже незаконной внучкой основателя королевского дома Бурбонов во Франции не собиралась. Тем более не имела никакой охоты соучаствовать в придворных и международных интригах госпожи де Шеврез, оказавшейся на проверку бабой глупой, болтливой и, значит, как все подобные, на серьезное дело не годной.
Тогда – тридцать лет тому назад, – когда меня покинул Болотников ради своей дурацкой Московитии с ее морозами и с толстомясыми, розовыми, как свиньи, девками, когда я, проревев зиму в своем замке, поняла, что Иван уже не вернется, а мне, чтобы найти его, надо будет мотаться по всей Европе и вступать в схватку с иезуитами, которым срочно понадобился мой возлюбленный, при этом не будучи уверенной, что это понравится моему Ивану, на меня напал очередной приступ ненависти к Болотникову – и я решила вычеркнуть его из своего сердца навсегда, вернуться к королю Анри Четвертому и показать старой стерве Европе, что стоит эта груда грязи и камней, населенная двуногими без перьев, болтающими на множестве языков – и только на этом основании ненавидящих друг друга, воюющих между собой столетия, не ведая при этом, что Бог дал им разум для того, чтобы они могли познавать мир и искать Истину, а не разрушать и убивать.
Я поехала во Францию, чтобы подарить великому королю знания рода Аламанти, дабы сделать его самым сильным и самым великим из самодержцев Европы. И тогда он покорит этот материк, подчинит все народы своей короне, заставит пасть себе под ноги и Московитию. Ибо каким бы великим полководцем не был Болотников, а противостоять силе французской державе и мощи знаний рода Аламанти даже он не в силах. И тогда мы с моим Анри объявим вечный мир на земле, откроем школы, новые университеты, обучим людей добывать свой хлеб не только в поте лица своего, как завещал нам Господь наш всемогущий, но и силой дарованного нам Им разума.
«Я, наконец, поняла свое предназначение, папа, – шептала я, трясясь в карете по дороге от замка Аламанти до Турина. – Ты дал мне силу, которая перевернет весь мир, – утверждала едва ли не вслух, глядя на сидящую с закрытыми глазами девочку Юлию, отправившуюся со мной и в это путешествие, но думая лишь об отце. – Я верну Золотой век на землю! – прокричала я, выйдя однажды из кареты по нужде, уже на дороге по Лазурному берегу на пути к Марселю. – Я сделаю всех счастливыми! – уверенно сказала я в одном из трактиров на пути от Марселя в Париж уже вслух, чем вызвала восторженный рев пьяной компании, расположившейся за сдвинутыми в дальнем углу столами, – и пришлось, чтобы подтвердить свои слава, дать им на пропой пистоль в подарок. Глупые люди, увидев золото, приняли его за истинное счастье. Я же знала, что сделать их по-настоящему счастливыми смогу не сейчас, а попозже – когда доберусь до Парижа и встречу своего Анри».
Однако в Дижоне, где я остановилась в гостинице «Галльский петух», чтобы дать коням отдых, а не менять моих красавцев на обычных одров перегонной станции, меня похитили…
Заснула я в лучшем номере гостиницы на пуховой постели, покрытой свежими простынями, под пуховым же одеялом, с пуховой подушкой в головах и с букетом красных роз, поставленных в большой вазе прямо на пол перед моим лицом.
А проснулась одетой в рубище, со связанными впереди (хорошо, что не за спиной) руками, с завязанным ртом, босая, лежащая на спине в сене, брошенном в телегу, едущую куда-то на юго-запад. Рядом со мной лежала точно так же связанная и так же одетая в холщовый мешок с дырками для головы и для рук юная Юлия. Она смотрела на меня с ужасом в широко распахнутых карих глазах.
«Бедное дитя», – подумала я, а мысленно произнесла так, чтобы меня девочка услышала:
– Привет.
Юлия поразилась так, что глаза ее еще больше вытаращились и едва не вывалились из орбит.
– Не бойся, – сказала я ей точно таким же мысленным способом. – Это не колдовство. Это – дар Божий.
И она тотчас поверила мне. Стала успокаиваться. Более того – сообщение о даре Божьем придало ей уверенности. Она даже позволила себе подумать:
«Я тоже так могу?»
– Ты – нет, – ответила я ей мысленно. – Но я тебя понимаю. И могу с тобой вот так разговаривать.
«Только со мной?»
«С кем захочу, – ответила я. – Но много и без дела этого не делаю».
Объяснять ей, что от чтения мыслей я очень устаю, не стала. Да и неинтересно возиться в черепах людей, забитых не мыслями, а одними желаниями и бесплотными мечтами. Ибо таков человек – думать он ленится. Ибо процесс мышления – работа тяжелее землекоповской. Вот и Юлия тут же размечталась, как я узнаю мысли возничего нашего и ошарашу его какой-нибудь шарадой, чтобы вызволить нас из плена. А того не понимает, что мысли читать можно лишь тогда, когда видишь человека. Или хорошо знаешь его, можешь настроиться на него.
«Все, – оборвала ее мысленно. – Отключаюсь…»
Осталась сама с собой – и тотчас ощутила освобождение и усталость.
Отец говорил мне:
– Читать чужие мысли – занятие глупое и безнадежное. Иной человек за минуту в своем сознании пре бывает сразу в трех-четырех ипостасях, при этом образы эти хороводятся, переплетаются друг с другом, лишены логической связи и последовательности. При этом наиболее яркими и наиболее сильным всегда оказываете; желание удовлетворения похоти, которое поневоле при влечет и твое внимание. Читать мысли смысл есть толь ко в положении критическом – у тебя или у того, коп подслушиваешь. А беседовать таким образом с ними – только потеря времени на объяснения и удивление.
Милый мой мудрый папочка… Словно заранее знал, с чем столкнется твоя дочь. Беседовать мысленно с тобой было наслаждение, хотя и после трех минут подобного разговора я уставала так, что тут же заваливалась спать, а проснувшись, тут же набрасывалась на еду и казалась сама себе прожорливей волка.
Потому и сейчас мне нужно спать, спать, спать… Набираться сил…
2
Потом из воспоминаний Юлии я узнала, как пытались меня разбудить по дороге до Андорры оба моих похитителя: и тискали, и били по лицу кулаками, и щипали, и кусали за грудь, и насиловали – я была, как безвольная кукла. Не чувствовала ничего, не реагировала ни на что, глаза держала закрытыми и дышала ровно.
– Бесовский сон! – хором решили мои мучители, но не убили меня, как должно было случиться, если бы имели дело с простой крестьянкой, не сожгли, как ведьму, а просто положили в телегу, как бревно, и покатили дальше, приказав Юлии, которую они теперь насиловали по очереди по два раза на дню, молчать о том, как они обращались с ее госпожой.
Бедный ребенок! Познать сладость любви таким образом! Начать жизнь женщины через перенесение насилия – самая страшная пытка для женщины. Но я не знала об этом, я спокойно проспала до того самого момента, когда телега с нами достигла границы свободного государства Андорра, расположенного на стыке между Францией, Испанией и морем, и, проехав внутрь страны еще несколько лье, оказалась возле старого замка с полузасохшим рвом и кое-где подлатанной ветхой крепостной стеной. Даже подъемный мост здесь только делал вид, что висит на цепях, а на самом деле уже давно врос в землю, обомшел и даже не скрипел, а тяжело вздыхал, как живой, и постанывал.
От стона этого я и проснулась. Сразу.
Увидела свод воротной арки над головой и юную Юлию, истерзанную и взлохмаченную, сидящую у задней стенки телеги, привязанной руками к ней так, словно ее распяли. Нырнула в мысли служанки – и в мгновение ока узнала сразу обо всем: о том, как насиловали ее, как пытались разбудить меня, как плохо кормили ее по дороге и мало давали пить, как хочется ей поскорее умереть, как прекрасно жилось ей при родителях, как любит она меня и как надеется на мою помощь и на спасение. Все сразу, все ярко, все для нее главное.
«Значит, похитителей двое, – поняла я. – Но мы приехал и на место. Поэтому сейчас убивать этих мерзавцев – только время терять. Надо притвориться, что продолжаю спать, прислушиваться. А потом я им покажу, как похищать Аламанти!..»
Закрыла глаза, предварительно подмигнув Юлии и улыбнувшись ей, чтобы поддержать девочку.
«Скоро мы будем свободны», – сказала ей мысленно.
И лицо девочки расцвело, губы тронула улыбка.
Телега как раз остановилась. Один из возниц, сказав, что позовет сейчас хозяина, спрыгнул на землю и убежал, а второй крикнул в след ему:
– А я пока подпруги ослаблю! – и тоже спрыгнул, стал возиться возле лошадей.
Чувства мои были обострены, в нос разило лошадиным потом и навозом, где-то под телегой добродушно квохтали две курицы, слабый ветерок доносил запахи моря. Плана, как мне избавиться от пут и что мне сделать с нашими похитителями, не было. Я чувствовала, что хорошо выспалась, но хочу есть и вообще разобраться с тем, что произошло. А уж потом я их накажу… это точно.
Вскоре я ощутила, как к телеге подошел новый человек. По запаху – мужчина. Ткнул меня рукой в плечо, спросил:
– Так всю дорогу и спала?
– Всю дорогу, – подтвердил тот. – Как кукла. Только что дышит.
– Летаргический сон, – произнес глубокомысленно подошедший. – Такое случается от страха.
– Так она – не ведьма? – удивился второй возница.
– Это мы еще решим, – ответил подошедший. – А это кто такая?
– С ней была, – ответил первый возница. – Служанка, по-видимому.
– Зачем вы с ней так?
После короткого молчания прозвучал ответ обоих возниц, заговоривших вдруг наперебой:
– Так ведь… Сами понимаете… Не синьора она… Служанка… Мы ж ведь… это самое… Ну, вы понимаете, господин Скарамуш…
Значит, подошедшего звать Скарамуш. Имя балаганного паяца. Это может быть лишь псевдонимом. Кто же прячется под ним?
Но приоткрывать глаз, чтобы увидеть Скарамуша, я не стала. Ясно было, что не он – настоящий хозяин моих похитителей. Человек с кличкой может быть лишь одним из слуг настоящего заказчика моего похищения. Потому надо и далее притворяться, что сплю, до самого его появления.
– Огнем будить пробовали? – спросил Скарамуш.
– Помилуйте, господин Скарамуш! – воскликнули испуганно оба возницы. – Нам велено было доставить ее живой и невредимой.
– И нее… ее?
– Нет, господин Скарамуш! Честное слово! С нас девчонки было довольно. Велено же было: не трогать.
Скарамуш хмыкнул недоверчиво, спросил у девочки:
– А ты что скажешь? Трогали они твою госпожу?
По-видимому, Юлия кивнула, ибо голос Скарамуша сразу изменился:
– Ну?! – спросил он строго. – Что скажете теперь?
– Обманывает она вас, господин Скарамуш! – взвыли тут мои похитители. – Навет! Поклеп! Это она мстит нам! За то, что мы ей пользовались! Это девчонка нарочно!
Но Скарамуш поверил, должно быть, Юлии, а не им. Расхохотался довольным смехом:
– Ну, теперь, подлецы, я вам не защитник. Теперь с вами будет то, что решит сделать она!
– Кто? – разом спросили оба моих похитителя.
– София Аламанти! – торжественно произнес Скарамуш. – Графиня герцогства Савойского, возлюбленная короля французского, самая богатая женщина в мире!
И расхохотался громко, раскатисто, как смеялся бы сам дьявол над поверженным ангелом.
3
Всего этого госпожа де Шеврез знать, конечно, не могла. А мне было в минуты ее вдохновенного вранья о нравах при дворе короля Луи Тринадцатого скучно слушать перечисление имен некогда мне знакомых, но принадлежащих теперь совсем другим людям, детям их, внукам и правнукам. Куда приятней было вспомнить, как я, сама того еще не желая, оказалась в логове своего истинного врага, попытавшегося сокрушить Аламанти в час моих великих, хотя так и не свершившихся замыслов.
Тогда, лежа связанной на соломе в повозке, стоящей во дворе замка в Андорре (а я знала, что это именно Андорра, потому что наспех копнула в мозгах Юлии – и выведала слова одного из наших похитителей о том, что Хозяин их ждет именно в этой странной стране), я еще не знала, что встреча с людьми, набравшимися смелости воевать с Аламанти, окажется решающей во всей моей жизни. Я не стану покорять весь мир и не буду далее хотеть сделать людей счастливыми: ни эту вот дуру де Шеврез, тогда еще даже не зачатую, ни всех этих принцев, герцогов и королей, ни их вороватых слуг, ни опустившихся до скотского состояния крестьян, никого в этом мире. Вся эта свора двуногих без перьев оказалась недостойной знаний Аламанти. Но тогда я еще не думала так, я лишь хотела спастись из плена, спасти Юлию и вместе с ней прибыть в Париж, чтобы подарить человечеству Золотой век.
А пока валялась в телеге, ощущая, как солнце согревает мне лицо и слепит даже сквозь прикрытые веки, вдыхала полной грудью запахи моря, доносящиеся сюда вместе с криками вечно голодных чаек и шелестом волн, бьющихся о прибрежные скалы, расположенные от замка в стороне и снизу.
«Хорошее место… – думала я. – Когда наступит Золотой век, сюда будут привозить ребятишек из северных районов Европы отдыхать. И лечиться…»
Потому что нос мой уловил слабый запах протухших яиц – верный признак наличия неподалеку от замка целебного источника.
«Надо будет построить здесь множество домиков и вырубить в камне ступеньки к пляжу. Детям это понравится: принимать ванны на берегу и купаться в море….»
Но тут мои мысли прервались. Кто-то влез мне в мозг и принялся приказывать мне:
«Ты спишь… Ты спишь потому, что тебе приказал я… Ты крепко спишь… И не помнишь…»
Я тут же заблокировала сознание. Этому учил меня отец едва ли не в первый месяц наших занятий в подземной лаборатории замка Аламанти. Он говорил мне:
– Умеющих вводить людей в полусон и повелевать сознанием людей на свете мало. Это – высокое искусство, которым владеют единицы на всей земле. Но все они – великие кудесники. И все одинаково опасны для тебя, София. Ты должна научиться бороться с ними лучше, чем даже сама сможешь овладеть гипнозом. В полусне люди становятся рабами того, кто их в это состояние вводит. А ты – Аламанти. Ты быть рабыней права не имеешь. Тело твое закабалить можно. Но не душу. Потому делай так…
И я сделала так, как учил меня отец – и мысли, посланные кем-то в мою сторону, стали отскакивать от меня, как стрелы от базальта.
«Она не поддается гипнозу, – понял вдруг мой противник через какое-то время. – Или спит слишком глубоко, чтобы я мог проникнуть в ее сознание. Значит, надо ее сначала разбудить. Но как?»
Если я не захочу проснуться, то разбудить меня невозможно, даже если резать меня ножом, но валяться бревном в телеге мне порядком надоело, да и интересно было взглянуть своими глазами на того, кто не только осмелился полонить меня, но еще и пытается влезть мне в голову. Потому я настроилась на сознание человека, который, как оказалось, находился вовсе не во дворе, а прятался в замке, глядя на меня сверху из окна, и его же голосом подсказала ему так, словно это самому ему пришло в голову:
«Надо взять две кружки и пожурчать, выливая воду из одной в другую над ее ухом».
– Эй! – раздался тут живой голос сверху. – Тащите две кружки и воду.
Потом был приказ повторить мое предложение, как меня разбудить, – я и действительно услышала журчание воды и внезапное желание сходить по малой нужде. Потому с полным удовольствием посучила ногами и, опроставшись сквозь свой мешок с прорезями прямо на сено, слыша, как закапало с телеги на землю. Кто-то было хохотнул, но я распахнула глаза и попыталась сесть.
«Вот дураки! – подумал Хозяин моих похитителей (а в том, что это был он, я не сомневалась ни капли). – Они же ее связали!»
И крикнул:
– Развяжите синьору!
После этого меня посадили в телеге и стали возиться с моими руками, а Хозяин, думал при этом:
«Вот ведь дураки! Теперь мне придется показаться им. Но ничего… Потом велю Скарамушу зарезать всех. Или отравить».
Да, компания оказалась кровожадной, словно в логове у Лепорелло. Но осуждать своих похитителей я за это не спешила. Было интересней оглядеться по сторонам и дождаться появления Хозяина.
Большой хозяйственный двор с привязями для коней вдоль крепостных стен и навесами над ними, мощение старое, не метенное уже порядочно времени, в углу загон для скота с толстым слоем неубранного овечьего навоза. Часть замка – стена из слепленных древней известкой гранитных валунов, колодец с воротом, но не с цепью, а с веревкой и привязанной к ее концу деревянной бадьей. Кроме меня с Юлией – четыре человека. Спросила:
– Что это значит, милостивые судари? Вы позволили себе похитить Аламанти?
«Спать!» – ударил в мозг заряд огромной силы. Я даже покачнулась от него.
– Спать! – повторил голосом Хозяин.
На меня смотрел, широко вытаращив черные глаза, очень высокий, изрядно толстый, но все равно очень красивый мужчина, одетый в черную сутану, но не такую, какую носят монахи некоторых итальянских Орденов, а покроя скорее светского, с открытой грудью, в распах рясы видна белая рубаха, без креста на ней. Еще на голове у него была черная шляпа с большими полями, а от ушей свисали вдоль щек черные косички-пейсы.
– И не подумаю, – ответила я ему. – Вот еще. Ты кто такой?
Возле красавца с пейсами стоял горбун с длинным носом и большими голубыми глазами, одетый в серую хламиду, подпоясанную веревкой в том месте, где должен быть пояс, обутый в изящные красные сапоги и с черным колпаком на голове. Роста он был такого, что едва превышал уровень пояса красавца с пейсами, но громадные лапищи его подсказывали мне, что силы этот человек изрядной.
– Скарамуш, – представился горбун слащавым голосом и почтительно поклонился. – Честь имею, синьора. Извольте быть нашей гостьей.
Слышать такие слова, сидя в мокром платье на сене в телеге и воняя собственной мочой, было странно – и я рассмеялась, весело, беззаботно и от души. Несколько голосов согласно завторили за мной. А Хозяин подумал:
«Она что – с ума сошла? Этого еще не хватало».
Как ни неучтив был сей пейсоватый враг мой, а мне он нравился. Было в нем некое мужское начало, которое бросается женщине сразу в глаза и ставит нас, как охотничьих собак, в стойку. У меня даже заныли груди при взгляде на пейсоватого, а чувство голода прошло. Я встретилась глазами с Хозяином – чувства мои передались ему.
«Этого еще не хватало! – подумал он с отчаянием в душе. – Сначала дело, а потом… – но тут же сам себя оборвал восторженным воплем. – Какая она красавица!»
– Разрешите пригласить вас в дом, синьора! – учтиво сказал он и поклонился, не сняв при этом, однако, своей дурацкой шляпы.
Скарамуш, который знал, по-видимому, о способности Хозяина к гипнозу, потому и пытавшийся отвлечь меня от его глаз, только крякнул от досады.
«Еще и влюбится осел, – подумал Скарамуш при этом. – Жаль, что отца рядом нет».
Вот так вот всегда бывает: не знаешь, где ищешь – и вдруг найдешь, как говорил мой Иван. Над этим красавцем с пейсами стоит еще его папаша, который является истинным Хозяином, приказавшим украсть меня. И этого-то настоящего Хозяина в этом замке в настоящее время нет. А когда он будет?:
По приказу Скарамуша два кудлатых слуги в драных куртках и коротких по колено штанах, без чулков и в деревянных туфлях, с испуганными глазами и трясущимися руками вытащили меня из телеги и, поставив на землю, бросились распаковывать сундук, ибо было им приказано и вернуть мне мое платье.
Я оперлась на протянутую пейсоватым красавцем руку и, велев освободить Юлию, пошла по направлению к щербатым от времени каменным ступеням, ведущим в замок, представляющий собой большое каменное здание с малым числом окон в корявой каменно-известковой стене и с прогнутой в середине черепичной крышей. Да и парадные двери были не лучше: какие-то скособоченные, покрытые пылью, сквозь которую проглядывалась старинная резьба, повествующая о страстях Господних.
«Я – в плену! – подумала я с восторгом. – Интересно: зачем это им?»
4
Как раз на этом месте воспоминания мои были прерваны. Госпожа де Шеврез болтала об очередной пакости, которую будто бы совершил герцог Ришелье, фактический властитель Франции, превративший сына моего Анри – Луи Тринадцатого – в бумагу для протирки задницы после сидения на горшке, давая свои с виду вовсе и не глупые оценки принцам королевской крови и герцогу де Ла Рошфуко Пятнадцатому, недавно появившемуся при королевском дворе и весьма благосклонно принятому маршалом де Конде, а потом вдруг прервала рассказ и спросила:
– Вы же только что с дороги, милочка? А я не угостила вас, не пригласила присесть. Как это неучтиво с моей стороны!
– Не стоит беспокоиться… – улыбнулась я и добавила с нажимом в голосе, -.. МИЛОЧКА. Я не устала. К тому же мне пора. Слуги, надеюсь, уже купили дом, который мне приглянулся. Дома и поем.
И встала. Ответ мой был, несомненно, верхом неучтивости и неуважения к хозяйке, его следовало бы назвать даже оскорблением по отношению к госпоже де Шеврез, за что нормальная бы аристократка попыталась бы вырвать мне глаза. Но сообщение о том, что я в состоянии, едва появившись в Париже, тут же купить понравившийся мне дом и сразу же расположиться в нем, то есть, разом приобретя и всю тамошнюю мебель и утварь, по-настоящему всполошили герцогиню. Ибо во Франции нет людей безразличных к денежному состоянию ближнего своего, а появление богатой провинциалки, по мнению парижан, дает умному человеку шанс покопаться в ее кошельке. Мысли госпожи де Шеврез не надо было читать – они были написаны на ее лице.
– Простите, синьора! – воскликнула она. – Как я могла забыть! Ваша прабабушка была богатейшей женщиной! Помнится, мой прадедушка говорил, что ей принадлежат десятки замков по всей Европе, несчетное число лесов и пашен. Это все теперь ваше, да?
Если бы мне принадлежали только эти пустяки. Эта овца даже не представляла истинной величины моего богатства. Но я не стала отвечать. Я сказала голосом холодным и властным:
– Было не очень приятно познакомиться с вами, герцогиня. Я всего лишь три часа в Париже, пришла засвидетельствовать свое почтение к вам первой – и вижу, что ошиблась в ожиданиях. Вы не сможете меня представить ко двору и не научите меня современному этикету. Честь имею откланяться.
С тем и ушла, провожаемая растерянным взглядом господи де Шеврез и слыша ее мысли:
«Мерзавка! Ну, погоди! Сегодня же напишу кардиналу о твоем появлении – и он примет меры. Подумаешь – Аламанти…»
Все стало на свои места: госпожа де Шеврез только играла роль политической интриганки, с которой будто бы борется кардинал Ришелье – тот самый юный Арман-Жан, которого я совратила в бытность свою фавориткой короля Анри Четвертого, дабы уравнял он себя с его Величеством и понял, что властители государств сделаны из того же мяса и полны того же дерьма, что и обычные смертные. И теперь вот Франция пожинает плоды того давнего разврата: король Луи Тринадцатый стал фигурой номинальной при своем первом министре кардинале Ришелье, а великая противница их обоих госпожа де Шеврез оказалась на деле всего лишь провокаторшей, с помощью которой выявляются неугодные властям люди. Удивляло не это. Странно было то, что верный слуга королевы Анны пресловутый мушкетер д'Арамиц числится в близких знакомцах госпожи де Шеврез, которая играет роль главного врага супруги короля французского. И встретиться с ним мне в этом доме не суждено.
С мыслью об этом и о том, что проблема выбора между д'Арамицем и д'Атосом разрешилась сама по себе, я спустилась по ступенькам в прихожую бывшего дворца герцогов де Шеврез и, выйдя на улицу, поспешила к Лувру, где уже меня ждал последний мой кучер, дабы показать найденную им квартиру.
Хотя… если признаться честно… Не будь я столь спесива в тот момент, проглоти я спокойно это дурацкое слово МИЛОЧКА из уст хозяйки дома, вполне могло бы оказаться, что я гораздо раньше узнала бы о заговоре, который плелся против меня уже в то время. Но я была еще слишком юна и слишком глупа в обыденном, чтобы сдержать гнев, всколыхнувший меня при произнесении этого слова этой дурой. Я поспешила домой в твердой уверенности, что и с кардиналом договорюсь, и с королем найду общий язык, и с королевой, конечно же, стану подругой, и с неразлучной тройкой королевских мушкетеров, и с гвардейцем Порто пересплю и по очереди, и вместе.
«В конце концов, они просто люди, а я – Аламанти…» – думала при этом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100