Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава пятнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава пятнадцатая
София узнает о заговоре против себя

1
Скарамуша мне доставили с корабля, на который этот плут успел уже взойти, а капитан ждал ветра, чтобы сняться с якоря.
– Ты отвечаешь на семь моих вопросов честно и добросовестно, – сказала я горбуну, когда нас оставили наедине в одной из комнат постоялого двора, – а я оставляю тебе жизнь. И, в зависимости от того, насколько ценны твои сведения, награжу. Если станешь лгать… – развела руками, ибо лишних объяснений не требовалось. Горбун видел то, что осталось от его слуг: обгорелое тело с моего разрешения толпа содрала с виселицы и растерзала вместе с заколотым мною вторым насильником, а после, когда народ успокоился, части тел собрали в одну кучу, дабы каждый желающий мог помочиться или плюнуть на смердящее стерво.
Лицо горбуна покрылось холодным потом. Он сглотнул слюну и согласно кивнул. От волнения у Скарамуша едва голос не пропал.
– Вопрос первый, – сказала я. – Почему, схватив нас, вы доставили меня именно в Андорру, а не в какое иное место?
– Это не я! – залепетал горбун. – Я не хотел. Я говорил, что…
– Ответ не по существу, – строго произнесла я. – За это после окончания допроса тебе отрежут два пальца на левой руке – по твоему выбору.
Глаза Скарамуша едва не вылезли из орбит.
– Продолжай, – милостиво разрешила я.
Господин мой Иегуда узнал, что именно на территории Андорры хранятся сокровища Аламанти, – начал он отвечать искренне и по существу, ибо понял, что первыми этими своими словами он предал своего хозяина и обратного пути у него нет. – Господин мой решил, что, попав сюда, мы быстрее обнаружим ваше богатство, синьора графиня, вытащим его на свет, погрузим на корабли и перепрячем в другом месте, более надежном. Ибо вольные люди, какими по повелению ваших предков стали андоррцы, имеют свойство не хранить чужие богатства, а растаскивать их. «Республика, – сказал Иегуда, – это мысль, рожденная больным воображением древних латинян, не ведающих того, что все люди от рождения и до смерти не равны между собой, даже отцы и дети. Поганые Аламанти (извините, графиня, это он так сказал, я лишь повторяю) возродили на земле Европы этот бред язычников. Ибо решили, что на нищей каменистой земле Андорры выживут лишь свободные люди, которые смогут объединиться для этого. Но Аламанти просчитались в главном: гои не в состоянии объединяться для взаимного выживания, они объединяются только для взаимоистребления». Так сказал Иегуда – и я поверил ему. Ибо я – истинный иудей, и настоящее имя мое – Иосиф. Скарамушем меня прозвали из-за горба, похожего на тот, который носит сей герой площадных комических представлений. Вы удовлетворены моим ответом, госпожа Графиня?
Улыбка его была угодливой, смотрел на меня Скарамуш ласково, но думал при этом следующее:
«Сказал я много, но не сообщил полезного ей ничего. Господин мой Иегуда может быть доволен своим слугой. А ей придется задать мне второй вопрос».
– Еще полтора пальца, – сказала я, решив, что в сумме с первыми двумя это больше, чем половина из того, что есть у горбуна на левой руке.
И он, поняв, что в ожиданиях своих обманулся, продолжил речь уже торопливо и с напряжением в голосе:
– Мы знали, что на землях рода Аламанти в герцогстве Савойском нет сокровищ. Потому что если бы они были там, за многие столетия нашлось немало смельчаков, которые, наплевав на страх свой перед вашим колдовством или не поверив в то, что вы всесильны, попробовали бы напасть на ваши земли и отобрать сокровища силой. Для этого достаточно даже намека на то, что со кровища эти существуют. Но ни молва народная, ни оброненное за кружкой слово очевидца не послали на Аламанти охочих до чужих богатств людей. И так было в веках. Дикие германские орды, франкские племена, готы, вестготы, варвары всех мастей, идя на Рим, не трогали земель ваших предков, синьора графиня. Те редкие нападения, что все-таки случались, мы отбивали играючи, словно нехотя. И это говорило лишь о том, что враги вашего рода были не готовыми к сраженьям с вами, дума ли, что воюют таких же людей, как они сами. Люди наши, посланные ко дворам великих воителей мира и в пещеры знаменитых разбойников, так и не смогли в течение не скольких сот лет склонить хотя бы одного из них к на стоящей войне с вашими предками. Империи возникали и исчезали, а маленькое ленное государство синьоров Аламанти, которое и государством-то никаким не было, ибо не имело ни армии своей, ни чиновников, как таковых, жило своей особой, отстраненной от остального мира жизнью. Изредка уходил во внешний мир очередной наследник рода Аламанти, который совершал положенные ему подвиги, а потом возвращался домой, в свои долины, за свою речку, берег которой охраняют чудесные существа, в замок, который можно увидеть только с вершин самых высоких из окрестных гор.
– И еще мы знали, – продолжил горбун, – что деньги Аламанти разделены на две части. Одна – большая – хранится в тайном месте, другая расходуется по всякому, но чаще всего выдается в долг под малые проценты тем государям и тем купцам, что тратят их на дела, которые никак нельзя назвать ни прибыльными, ни богоугодными. К примеру, это ваш прапрадед выделил королю португальскому деньги на экспедицию заведомо пропащую, бестолковому итальянцу Христофу Коломбо. Сей капитан решил проплыть на каравелле вокруг света, но не по пути Магеллана, а в противоположную сторону, дабы найти более короткий и дешевый путь в Индию. Весь мир потешался над сумасбродной идеей Коломбо, и лишь ваш предок, синьора графиня, дал ему денег на этот удивительный поход, принесший итальянцу честь и славу первооткрывателя Нового Света. За год до принятия королем этого решения прапрадед ваш, синьора графиня, выехал из ленных земель своих без охраны и с тощим кошельком за пазухой (наши люди проверили содержимое – полтора савойских эскудо было там), проехал вдоль побережья Средиземного моря до самого Гибралтара, оттуда – вдоль побережья до Бискайского залива. А въехал в Лиссабон в богатой карете, в сопровождении множества слуг, везя в большом железном ящике казну, которую и передал королю в качестве платы за постройку каравелл и найма команды.
Странно. Отец мне так подробно этой истории не рассказывал. А мой прапрадед был, оказывается, основательный шельма, если сумел обмануть эту ораву негодяев – предков Иегуды и Скарамуша. То-то горевали, небось, даудеи из ломбардских дворов, когда узнали, что жирный кусок от богатств Аламанти попал не им в лапы, а был отдан корабелам и матросам Португалии, Италии и Испании.
– Мы поняли, что ваш предок, синьора, взял деньги где-то по пути из дома своего до Лиссабона. Это было ясно, как солнечный свет, – продолжил Скарамуш, поняв мое молчание правильно. – Но путь его был столь долгим и столь длинным, лежал на территориях стольких государств, в том числе и наихристианнейшей Испании, где иудеев не любили в те времена особенно, что найти то место, где ваш предок ушел от нашего бдительного глаза, не представлялось возможности. А обыскивать все западное и юго-западное побережье Средиземного моря – тем более. Предкам господина моего Иегуды стало ясно, что одного поколения на то, чтобы как следует выследить ваш тайник, недостаточно. И мы решили на всем пути движения вашего прапрадедушки создать цепь тайных приютов для наших людей, организовали там новые постоялые дворы, соорудили несколько причалов в малых бухтах, стали вкладывать деньги в развитие этих районов для того, чтобы иметь право людям ломбардских домов посещать эти места беспрепятственно, оставляя там своих слухачей и наблюдателей. На все про все это ушло у нас более пятидесяти лет.
Да, люди эти умели работать головой. Ибо понимали, что одним ростовщичеством прокормиться невозможно даже жидам. Деньги могут делать деньги в том лишь случае, если на рынке в ходу большое число товаров дешевых и жизненно необходимых людям. Закон, сейчас известный только Аламанти да ломбардцам. Когда-то предки мои открыли его предкам Иегуды, ибо знала я то, чего Скарамуш мог и не знать: с давних пор, когда по Италии прокатилась волна еврейских погромов, вызванных неуемной жадностью жидовского племени и их бессердечием, один из ломбардцев был спасен моим предком. Более того, этому жиду позволено было заниматься финансовыми делами Аламанти, чтобы в случае опасности, исходящей от народного гнева, оказаться защищенным нашим родом. Ломбардцы помогали нам, мы помогали ломбардцам – и так длилось несколько столетий. И вдруг тут я узнаю, что сто лет и более тому назад были люди эти не благодарными слугами предков моих, а жестокими ненавистниками и завистниками. Десятилетия и столетия жизней своих тратили они на то, чтобы найти способ ограбления своих благодетелей и защитников. Воистину прав отец мой, объяснив мне однажды:
«Пословица „Бойся осла спереди, коня сзади, а иудея со всех сторон“, авторство которой приписывается себе всеми народами Европы, мудра в своей сути, но столь же, как мудра, так же и бесполезна. Мы, Аламанти, много лет сотрудничали с ломбардцами не потому, что им доверяли, а потому, что есть профессии, в которых иудеи гораздо более сведущи, нежели все остальные народы вместе взятые. Я вот знаю, что мажордом мой – шпион святой римской курии, но терплю его, как терпели подобных мажордомов все Аламанти с тех пор, как святой крест христианства пришел на смену римскому многобожию, как будешь терпеть этих мерзавцев и ты. И дети твои, и внуки будут принимать услуги подобных мажордомов, ибо наличием известного римского шпиона в семье ты обеспечиваешь себе и роду своему защиту от бесноватых фанатиков, которых святейший папа в любой момент может наслать на земли Аламанти. То же самое и с ломбардцами. Они могут вести наши денежные дела хорошо. И если при этом стащат какую-то малую долю доходов, то мы не обеднеем настолько, насколько бы разварились наши финансы, если бы этим делом занялся итальянец или даже немец. Потому что немец и итальянец будут обворовывать нас нагло, без мысли о том, что на место их может сесть и сын, и внук их, которые будут кормиться многие годы от щедрот наших. Немец да итальянец пустят на ветер богатства наши, да еще и обвинят нас в нашей же нераспорядительности. А иудей прежде подумает: есть смысл ему обворовывать нас по-крупному или нет? Потому к оборотному капиталу допускать иудея можно, к основному – ни в коем случае».
Я молча кивнула, давая разрешение Скарамушу продолжать ответ на мой первый вопрос.
– Мы следили за всеми Аламанти на протяжении тысячи лет, синьора, – признался Скарамуш. – И когда предки господина моего Иегуды были в казначеях ваших малых денег у ваших предков, и уж тем более, когда наши предки прогневали ваших, и ваши прогнали наших вон. Ибо к тому времени мы уже много знали об Аламанти, научились отсеивать истину от народной молвы. Мы убеждены, что никакие вы не волшебники и не колдуны, вы – люди ученые, обладающие способностями, доступные многим из смертных. Предки господина моего Иегуды вложили немало средств в то, чтобы получить хоть малую толику доступных вам знаний, и преуспели во многих науках, о существовании которых не подозревают в лучших университетах Европы. Мой род служит роду господина моего Иегуды вот уже тысячу двести тринадцать лет, я знаю обо всем, что знает господин мой, но я не знаю, как делает он доступные ему чудеса. Ибо само существо сокровенных знаний принадлежит только роду великого Мардуха, нам же – слугам его – доступна лишь их внешняя оболочка. Потому, синьора графиня, я могу лишь рассказать вам о видимой части, а не о существе ответа на ваш вопрос.
– Еще половина пальца, – сказала я.
Ибо человек сей думал при последних словах: «Так я тебе все и скажу. Раскатала губу…» – фразой этой он мне нравился, ибо говорила она о смелости его и верности своему хозяину. Но давать поблажки своим врагам я не была намерена.
– Вы, синьора… – сказал он, облизав разом обсохшие губы, – читаете мысли? Я правильно понял?
Ни единой черточки не изменилось на моем лице, взгляд по-прежнему был холоден и суров, но человек сей был догадлив, потому, даже не услышав ответа, продолжил уже совсем иным голосом, покорным:
– Это меняет дело, синьора София. Если бы я знал сразу о том, что вы читаете мысли, я бы сберег три пальца… – помолчал и начал, наконец, отвечать по существу. – Все дело в том, что слежка за вами началась с того момента, едва мы получили сведения о том, что ваш отец выбрал в наследницы рода Аламанти именно вас. В двенадцать лет вы были миленьким ребенком, как утверждали наши люди, сидевшие на скалах возле того места, где несколько лет спустя вы оказались в плену у разбойника Лепорелло.
В этот момент мне очень захотелось спросить у горбуна, почему же ломбардцы не спасли меня из рук разбойников, но это было бы вторым вопросом, в результате чего потерялся бы ответ и на первый, потому я промолчала.
– Но после посещения вами леса, который в течение столетий носит имя Волшебного, вы сильно изменились.
Если раньше вы были всего лишь бесшабашной девчонкой, то с той ночи вы превратились в настоящую хозяйку земель Аламанти по духу своему. У наблюдателей наших было целых два изобретения нового времени. Главное из них – дальнозоркие трубы, позволяющие приближать к глазу вещи, находящиеся на расстоянии далеком и не видимые простым глазом. Поэтому они могли – впервые за всю историю слежения за Аламанти – наблюдать, как происходит взросление и становление молодой колдуньи Аламанти. Результаты каждого дня наблюдений записывались и раз в неделю отправлялись отцу господина моего Иегуды в…
Здесь он запнулся, а я продолжила за него:
– … в Рим.
И он, сломавшись уже окончательно, продолжил точно также:
– … в Рим, где жили мы все хоть и в Еврейском квартале, но под защитой святой римской церкви.
– Возвращаю один палец, – сказала я. – Ты заслужил.
Горбуны – существа лживые, коварные, об этом знают у всех народов, ибо во всех сказках, во всех легендах, во всех историях, которые я слышала на всех известных ныне континентах, горбуны предстают в виде злобных и подлых существ. А глас народа – это глас Божий. А горбун-иудей опасней прочих горбунов стократ. Я должна была помнить об этом прежде, чем высказывать свою милость верному слуге своего врага, – и я помнила, конечно, но при этом еще старалась быть справедливой. Ибо никто во всем свете не посмел бы выдать столь страшную тайну: мать святая церковь наша католическая покровительствует ломбардским домам и защищает ненавистных народам Европы ростовщиков от справедливого гнева христиан.
– Благодарю вас, синьора, за великодушие, – склонился в поясе Скарамуш. – Но позволю себе продолжить рассказ.
Я согласно кивнула.
– Не один господин мой Иегуда читал сообщения получаемые от наблюдателей. Все умнейшие люди Еврейского квартала Рима внимательно изучали каждое слово, написанное о вас, толковали и обсуждали каждый ваш шаг, сделанный за чертой вашего замка, каждый ваш поступок, увиденный нашими людьми. Мудрейшие из мудрых, знатоки колдовства и ведущие маги, предсказатели судеб, умельцы раскладывать кости и гадать в Таро ученые-кабаллисты изучали каждый шаг ваш, каждое донесшееся до нас слово. Это была поистине колоссальная работа… – здесь Скарамуш замолчал, делая не то перерыв, не то для того, чтобы обратить мое особое внимание на продолжение мысли. – Но толку от нее было никакого. Мы видели лишь результаты изменения в вашем внешнем виде, в ваших поступках и вашем умении. Главного – где и как происходили эти изменения – мы не обнаружили. Могли только догадываться, что основная работа по превращению вас в истинную Аламанти происходила за стенами замка. Возможно, даже в полостях внутри этих стен или в подземельях. Исчезновение пажа вашего отца подтверждало эту догадку косвенно. Твердых свидетельств того, что главные превращения происходят под землей, нами обнаружены не были…
«Сказать или нет?» – мелькнула его мысль при этом. И я тотчас откликнулась с радостью в своем сердце:
– Плюс один палец. Остается шесть.
Мы надеялись, – быстро, словно боясь опоздать, заговорил он, – получить доказательства, что Аламанти знается в подземелье с нечистой силой – и натравить на вас римскую церковь и иезуитов. Пусть бы вас с отцом сожгли, а нам отдали ваши подземные лаборатории – уж мы бы все узнали и все изучили. Даже если бы на это нам понадобилось потратить и сто, и пятьсот, и тысячу лет.
Я вернула ему его палец – и Скарамуш стал рассказывать дальше…
2
Семь вопросов задала я горбуну – и получила семь полновесных ответов. Теперь я знала о заговоре иудеев против меня все. Или, по крайней мере, все то, что знал секретарь главного врага моей жизни Иосиф по кличке Скарамуш, который после долгого разговора нашего, продолжавшегося двое суток подряд, без сна и без отдыха, только с перерывами на то, чтобы выпить нам обоим по глотку воды или опростаться в стоящие за деревянной ширмой в этой комнате два ночных горшка, стал походить на выжатый до последней капли лимон. Стал Скарамуш желтым, худым, даже горб его обмяк и, скривившись на бок, готов был упасть. Но пальцы у него все остались целыми.
– Кабы ты попал к Аламанти ребенком, мы бы выправили тебя, – сказала я Скарамушу перед тем, как отправить его в темницу. – Операция болезненная, но результат всегда был у моих предков хороший. Ни одного горбатого на нашей земле не было лет вот уже триста.
– Да благословит вас Бог, госпожа моя! – ответил Скарамуш, кланяясь ниже, чем всегда. – Никто и никогда не посочувствовал моему горю. Отныне – я ваш по гроб жизни.
Горбун ушел, качаясь, как пьяный, а я велела вынести полные мочи и дерьма горшки из комнаты, проветрить ее, принести постельные принадлежности, кружку кипяченого молока и кусок свежеиспеченного хлеба. Поев, упала на постель и провалилась в сон…
3
Молодость сама по себе хороша только тем, что тело лишено болей и без конца просит любви и ласки. Есть дуры, которым прикосновение мужских лап кажется противным до рвоты. Но это – от страха, воспитанного матерью нашей римской церковью, либо оттого, что в детстве или юности на нее покусился какой-нибудь из особо поганых и безмозглых мужиков. Не повезло бабам – вот и все объяснение.
А мне повезло. Повезло изначально. И потом везло – до самого того насилия, что сотворили со мной те два придурка, что остались лежать рваными кусками под одной из виселиц Андорры, как следует не наказанные, но все-таки испившие хоть какую-то чашу боли. А я, устав от допроса, дрыхла в угловой комнате старого гостиного двора и видела как раз те сны, которые должны терзать мою молодую, соскучившуюся по любовным ласкам душу…
Мне снился молодой, бородатый, красивый, крупноносый жид – и мужчина тот был Иегудой. Он все время старался войти в меня, погрузить свой огромный, похожий на хобот слона, мужской плуг, и я сама изнывала от желания отдаться именно этому кареокому красавцу, но все время что-то мешало нам. То возникало между нами сердитое старческое лицо, то появлялся петух с отрезанной головой, из шеи которого бил вверх фонтан не крови, а белого вина, которое мы хотели с Иегудой выпить, но почему-то требовались нам для этого непременно хрустальные бокалы, а их как раз и не было. А еще на конец воздетого к пупу фаллоса его села муха, превратившаяся вдруг в паука, и существо это, сбежав по члену, как по стволу дерева, вниз, укусило иудея за мошонку. Много всякого мешало нам с Иегудой познать друг друга.
Это было упоительно и странно одновременно, я страдала и восторгалась, я плакала от счастья и горя, и не было сил, способных меня разлучить с этим человеком. Ибо была я одинаково готова и принадлежать Иегуде, и уничтожить его…
Сон был мучительным и долгим, каким бывают кошмары только у очень больных людей. Будто кто-то третий – тот самый седобородый старец, назвавший себя Повелителем снов, как я теперь понимаю, – старался проникнуть в меня и подчинить воле своей.
Но я не подчинялась. Я, словно рыбка в воде, проскальзывала между его пальцев и оказывалась всегда в стороне, хотя места для того, чтобы уплыть от пытающегося схватить меня голыми руками рыбака, не было. Это я отчетливо поняла, когда за мгновение перед тем, как проснуться, увидела злобный блеск в глазах старика. И потому ударила ему прямо в зрачок…
Проснулась вся в поту. Лицо мое было залито чем-то липким – остатками глаза Повелителя снов, как я полагаю. И тогда я поняла, что победила проклятого старика…
Как сейчас понимаю, что победила я тогда отца Иегуды, а второго Повелителя снов – самого Иегуду – уничтожила только тридцать лет спустя…
Я лежала в постели в самой лучшей и самой чистой комнаты постоялого двора. Он, как оказалось, тоже принадлежит Аламанти, доходы со двора тот, кто числится его хозяином для вида, делит поровну – и одну из половин передает сборщику дани в мою казну. Псевдохозяин постоялого двора доволен судьбой, ибо прибыль его велика и постоянна, никто в мире не посмеет покуситься на его полувладения. А главное – никто никогда не решится пойти войной на республику Андорру, не имеющую собственной армии. Даже друг мой король Анри Бурбон французский.
Отец когда-то объяснил мне, почему происходит в этой точке Европы именно так: воюют вокруг великие монархии, а маленькая республика живет собственной жизнью. А теперь я узнала от Скарамуша и то, чего не знал даже мой милый родитель: около трети некогда наших ленных земель под названием Андорра в начале 17 века стало принадлежать не нам. Частично земли Андорры оказались в кабале у Ордена святого Игнатия Лойолы, частично – в кабале у нескольких ростовщических домов ломбардских евреев, владеющих своей долей в складчину. И приобретения врагов моих земель моих все ширились. Ибо жадность граждан республики всегда превыше скаредности монархов и страсти к наживе у их подданных.
«Пора вступать с ними в настоящую борьбу, – поняла я. – И для этого надо увести ломбардцев и иезуитов в сторону от Андорры. Например… в Андалузию. Пусть ищут мои сокровища там…» – и рассмеялась весело, от всей души.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100