Читать онлайн Леонора, автора - Феллоуз Кэтрин, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леонора - Феллоуз Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леонора - Феллоуз Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леонора - Феллоуз Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Феллоуз Кэтрин

Леонора

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Последствия поведения Леоноры сказались, почти сразу же. Когда сэр Марк снова нанес им визит, его энтузиазм заметно поостыл.
– Ну, теперь все окончательно решено, – заявила Леонора после его ухода.
– Для тебя, Леонора, это хорошо, но ты не подумала о тех выгодах, которые твое замужество могло принести всем нам! – воскликнула леди Констанс.
Леонора нахмурилась, а мистер Ревелл заметил:
– Полагаю, твоя мать подразумевает брачный контракт.
– Брачный контракт! – Леонора вспыхнула от возмущения. – Хочешь сказать, что вы могли бы продать меня… как какую-нибудь лошадь!
– Ничего подобного! – покраснев, возразила леди Констанс. – Но вообще-то это не такое уже необычное дело. Я могу назвать тебе множество семей, которые не считают для себя недостойным договориться о чем-либо.
– Можешь называть это, как тебе заблагорассудится! – отрезала Леонора. – Но я все равно не желаю быть купленной, как скотина!
– Джентльмены же не отказываются от приданого невесты, – заметила леди Констанс.
– Впрочем, я сомневаюсь, что он готов раскошелиться, – сказала Леонора. – По-моему, он не настолько в меня влюблен.
– Этот вопрос даже не поднимается, – вмешался в разговор мистер Ревелл. – Во-первых, до этого дело не дошло, а во-вторых, даже если бы он сделал предложение, я бы не дал своего согласия.
– Но брак с сэром Марком мог бы разрешить все наши проблемы! – вздохнула леди Констанс.
– Не думаю, чтобы с тобой согласилась Леонора, а кроме того, я и сам не намерен разрешать их таким путем. Я же говорил тебе, Констанс, что дела наши могут оказаться не такими плохими, как кажутся. Я жду кое-какого подтверждения, поэтому пока не говорю ничего определенного, но если мое предприятие увенчается успехом, на что я очень надеюсь, наше положение станет гораздо лучше.
Леди Констанс устремила на него испуганный взгляд, с ужасом представляя себе, что ее семья вовлечена в какую-то рискованную игру. Когда они поженились, мистер Ревелл был наследником крупного состояния и считался хоть и не блестящей, но вполне подходящей партией для дочери лорда Тренчерда. К несчастью, у отца мистера Ревелла, находившегося в том возрасте, когда ему оставалось только греться у камина, внезапно проявилась страсть к азартным играм. Хорошо еще, что он подхватил сильную простуду, которая свела его в могилу раньше, чем он успел спустить все свое состояние, но именно оскудевшее наследство, доставшееся мистеру Ревеллу, и было причиной их денежных затруднений.
– Эдмунд! – с возмущением воскликнула она. – Эдмунд, надеюсь, ты не играешь!
– Играю?! Разумеется, нет! Что это вдруг пришло тебе в голову? Нет, это деловое предприятие…
– Папа! Не мучай нас! Какое еще деловое предприятие?! – воскликнула Леонора.
– Дочка, я ничего тебе не скажу, пока не буду уверен, – вздохнул мистер Ревелл. – Вы не скажете мне спасибо, если мои слова возбудят в вас ложные надежды.
– Ты думаешь… – выдохнула Леонора, едва смея озвучить свою затаенную мечту, – ты думаешь, мы сможем поехать в Лондон?
Затаив дыхание, женщины смотрели на мистера Ревелла, ответившего им улыбкой.
– Разумеется, но будет ли это в том стиле, как хотела бы твоя мать, это другой вопрос.
Он замолчал, потому что Леонора бросилась к нему и осыпала поцелуями его голову, а потом схватила в объятия леди Констанс и закружила ее по комнате, пока та не взмолилась оставить ее.
Задыхаясь, она уселась на диван и спросила:
– Это действительно так, Эдмунд? Я отвезу девочек в Лондон?
– Да, хотя я уже сказал, что не знаю, сколько мы сможем выделить на это денег. Я не стал бы вообще говорить тебе об этом, пока все не прояснится, но для этого придется ждать еще с неделю, если не больше, и, честно говоря, дорогая, когда ты находишься в таком угнетенном состоянии из-за Леоноры, я едва ли смогу вытерпеть эту неделю!
Леонора снова поцеловала отца.
– Если мы сможем поехать, то мне все равно, пусть мы хоть на чердаке остановимся!
– Да, но там могут встретиться неподобающие личности, – возразила практичная леди Констанс, с надеждой глядя на супруга. – А мы сможем снять дом?
Однако мистер Ревелл решительно отказался отвечать на дальнейшие вопросы, и им пришлось набраться терпения и ждать почти две недели, по прошествии которых он собрал всю семью и сообщил о долгожданных изменениях в их финансовом положении.
До этого он скрывал характер своего делового предприятия, ибо предвидел реакцию женщин. Тогда как дочери взирали на него с немой благодарностью, леди Констанс выслушала его с ошеломленным видом.
– Торговля! – в ужасе воскликнула она. – Эдмунд, ты занялся торговлей?!
– Да, торговлей, – с некоторым раздражением подтвердил он.
Последние полтора года он жил в постоянном напряжении. Чтобы достать денег для осуществления своего плана, ему пришлось заложить всю свою землю, и по ночам он не мог заснуть от тревоги за будущее семьи, если потерпит неудачу в этом предприятии, настолько чуждом его происхождению и воспитанию.
– Если об этом станет известно в обществе, мы погибли! – воскликнула леди Констанс. – Ты хочешь, чтобы наши дочери вышли замуж за торгашей?
Мистер Ревелл напомнил супруге, что совсем недавно она горевала о том, что у дочерей вообще нет женихов, но затем успокоил ее заявлением, что никому и не надо знать происхождение их денег.
– Мы с Саймоном никому об этом не говорили, и ты с дочерьми тоже помалкивай.
– Саймон уже знает?! – воскликнула леди Констанс.
– Я знал об этом с самого начала, – сказал Саймон.
– Мне пришлось заложить земли, так что было только справедливо посвятить в это мальчика.
– Ты посвятил в свою тайну Саймона, но не нашел нужным посоветоваться со мной?
– Женщины не разбираются в таких вещах, – возразил мистер Ревелл.
– Вот уж не думала, что ты сам в них хоть что-то понимаешь! – с необычной для нее язвительностью заметила леди Констанс.
– Какое все это имеет значение! Ты же хотела поехать в Лондон, правда, девочки?
Леонора и Мария бросились к нему в объятия и с упреком посмотрели на мать. Смущенная их единством, она заявила, что если об этом никому не станет известно, особенно ее отцу, то она тоже благодарна мужу.
Поскольку в свои семьдесят восемь лет лорд Тренчерд был совершенно глухим, все надеялись, что он останется в счастливом неведении. Когда леди Констанс, которая время от времени с ужасом приговаривала: «Но если об этом станет известно в высшем обществе, это будет трагедией!» – убедили, что об их связях с купцами вряд ли станет известно обществу, она стала воспринимать все более оптимистично.
А тем временем Леонора размышляла о сообщении мистера Ревелла с более практичной точки зрения. Обнаружив залежи угля в своем маленьком поместье, расположенном в Мидлендсе, мистер Ревелл надумал купить фабрику с современным оборудованием и снабжать ее собственным топливом.
– Папа, а фабрика по-прежнему принадлежит тебе? – спросила она.
– Нет, – сказал мистер Ревелл, восхищенный сообразительностью дочери. – Я сомневался, что после окончания войны она будет приносить выгоду, и предпочел продать ее и выкупить здешнюю землю.
– А торговля углем – вполне респектабельное дело, – продолжала Леонора. – Я хочу сказать, вряд ли общество отвернется от человека, который продает уголь, месторождение которого оказалось на принадлежащей ему земле.
Даже леди Констанс нашла это заявление справедливым.
– Вот так мы и будем всем говорить! – торжествующе воскликнула Леонора и поцеловала отца.
Выразив таким образом свою признательность, она заявила о намерении расстаться со старой коричневой ротондой, которую возненавидела с тех пор, как увидела одну из горничных расположенного по соседству поместья в голубой мериносовой ротонде с тремя воланами и буфами. Леонора буквально заболела от зависти, когда представила себе, как Друсцилла небрежно дарит своей горничной эту роскошную ротонду.
– Хотя при ее фигуре и цвете лица, – язвительно заметила она тогда Марии, – трудно представить, чтобы она Друсцилле шла.
Из-за молчаливой антипатии Друсцилла редко приглашала ее к себе, но Мария появлялась там чаще, и ей выпадало счастье полистать модные журналы. Вспомнив об этом, Леонора потребовала, чтобы сестра сделала наброски запомнившихся ей моделей платьев и накидок, тогда как леди Констанс допрашивала мистера Ревелла, позволяют ли их финансы снять дом в Лондоне.
Обсуждение продолжалось и во время обеда, и наконец было решено, что они поедут в Лондон и сначала остановятся в гостинице, чтобы подобрать подходящее жилье и обзавестись новым гардеробом. Когда вопрос коснулся слуг, девушки единодушно отказались брать с собой Бетти, приведя три причины: она неловкая, постоянно шмыгает носом и при малейших затруднениях впадает в истерику.
– И, кроме того, завела шашни с грумом, – в заключение заявила Леонора.
Леди Констанс всплеснула руками. Какая резкая старшая дочь! Будет ли с одобрением встречено поведение Леоноры высокопоставленными дамами, которые правят лондонским светом?
Мария не вызывала у нее подобных опасений. Обладая тихим и застенчивым нравом, она была несомненной красавицей. Тоненькая, изящная, она сразу привлекала внимание огромными фиалковыми глазами под загнутыми ресницами на свежем розовом личике с точеными чертами. У обеих сестер были волнистые темные волосы, собранные в пучок в греческом стиле.
И все-таки леди Констанс не испытывала больших надежд. Правда, яркие карие глаза Леоноры были очень хороши, а цвет лица такой же свежий, как у Марии, но в остальном она была ничем не примечательна, если не считать слишком высокого роста. Кроме того, она никогда не стеснялась высказывать собственное мнение, как ни пытались исправить этот недостаток сама леди Констанс и пара гувернанток. Учитывая весьма скромное приданое Леоноры, ее будет трудно выдать замуж.
Однако леди Констанс ожидали более насущные хлопоты, и, рассеянно вспоминая проведенную в роскоши юность, она пришла к выводу, что с тех пор мало что изменилось в вопросах ведения хозяйства большого дома.
Затем перед ней встал деликатный вопрос: как наладить близкие отношения со своей сестрой? Леди Маргарет вела роскошный образ жизни в своем лондонском доме и была одной из самых знатных дам высшего света. С давних пор каждое ее письмо повергало леди Констанс в глубочайшую депрессию.
Обе дочери леди Маргарет уже были замужем, сделав блестящие партии, и леди Констанс считала, что, если бы в Маргарет проснулись сестринские чувства, она могла бы ввести в общество своих менее удачливых племянниц. Однако та ничего подобного не предлагала, а леди Констанс не могла заставить себя обратиться к сестре со столь щепетильной просьбой. В душе она сознавала, что, несмотря ни на что, по-настоящему счастлива с Эдмундом и не променяла бы свою жизнь на всю роскошь и влиятельное положение сестры.
Однако благосклонность леди Маргарет была жизненно необходима, ибо у нее есть связи, которых леди Констанс из-за стесненных обстоятельств не имела. Бесполезно было везти девочек в Лондон, если они не получат приглашений в дома высшего общества.
В конце концов леди Констанс послала письмо, постаравшись составить его так, чтобы возбудить интерес и вместе с тем успокоить опасения прижимистой леди Маргарет, будто ее могут вовлечь в расходы.
Отправив письмо, она с облегчением вздохнула и занялась неотложными делами. Мать и дочери сделали себе прически по последней моде и приобрели по нескольку нарядов. Леонора приказала сжечь свою старую ротонду и некоторые другие предметы туалета, которые вызывали у нее ненависть. Проследив, чтобы все сгорело дотла, она удовлетворенно заявила, что теперь находится в равных условиях с горничными дам высшего общества. Ее мать в который раз попыталась убедить дочь соблюдать правила приличия.
– Я надеюсь, что твоя тетушка Маргарет устроит нам приглашения, но могу тебя заверить, что она не станет рисковать своей репутацией, если сочтет, что ты сможешь ее скомпрометировать. Конечно, ко двору тебя с Марией не представят, но можно рассчитывать, что она сможет ввести вас в «Олмакс». Только имей в виду, Леонора, тебе нужно быть очень осмотрительной и осторожной. При малейшем промахе ты лишишься туда доступа!
Леонора заявила, что обстоятельства и так слишком долго вынуждали ее быть скромной мышкой и что поскольку она не отличается красотой, то решила быть модной и элегантной. С огромной тревогой леди Констанс повезла наконец дочерей в Лондон.
Однако поездка, которую она позволила себе после стольких лет строжайшей экономии, принесла ей огромное удовлетворение. Старая карета была заменена внушительным экипажем для дальних поездок, и леди Констанс внутренне торжествовала, когда они с шиком подкатили к снятому дому. К вечеру они устроились в новом жилище и в ожидании ужина, который, по лондонским обычаям, подавался поздно, обсуждали планы на будущее.
Распределив дела по степени важности, решили на следующее же утро нанести визит к леди Маргарет. К несчастью, надежды Леоноры произвести на тетку впечатление исчезли, когда леди Констанс, находившая ее новое изумрудно-зеленое платье для визитов слишком вызывающим, приказала дочери надеть более скромное, голубое.
Когда же сестры предстали перед теткой, которую прежде ни разу не видели, Леонора сочла, что мать слишком строго оценила ее броский наряд, ибо леди Маргарет оказалась облаченной в сверхмодное платье с высокой талией, а поскольку грудь у нее была невероятных размеров, то Леонора все время с опаской думала, что она вот-вот вывалится из глубокого декольте.
Леди Маргарет отнеслась к юным родственницам с благосклонностью, хотя выразила удивление по поводу внезапного изменения их финансового состояния. Поскольку добыча угля не считалась делом унизительным, леди Констанс принялась об этом рассказывать, сумев создать впечатление, будто в Стаффордшире настолько богатые залежи угля, что его можно просто грести лопатой. С юности чувствуя себя скованной в присутствии старшей сестры, она все время заикалась и сбивалась, и Леонора кипела от негодования, видя ее неспособность положить конец нескончаемым расспросам тетки.
Леди Маргарет осталась довольна полученными сведениями и перенесла внимание на своих племянниц. Бедняжка Мария боялась раскрыть рот, в результате обязанность вести разговор целиком легла на плечи Леоноры. Оскорбленная бесцеремонным допросом тетки, она приняла жеманный вид и выдавала двусмысленные реплики на каждое высказывание леди Маргарет, из-за чего сидящая рядом с ней леди Констанс все время нервничала, щелкая замком своего ридикюля.
Однако, несмотря на все треволнения, в целом визит прошел удачно. Леди Маргарет, впервые увидевшая Леонору, не заметила в ее поведении ничего необычного, а будучи к тому же крайне самоуверенной, не уловила в замечаниях племянницы никакого двоякого смысла.
В итоге она заявила, что рада наконец-то познакомиться с племянницами, и пригласила их на званый вечер, который устраивала на следующей неделе, пообещав даже переговорить с леди Джерси относительно приглашений в обществе «Олмакс». И леди Констанс с удовлетворением отметила, что пока ее планы благополучно осуществляются.
– Хотя нервы у меня были натянуты до предела! – призналась она Леоноре, когда в тот день они рискнули выйти на прогулку в Гайд-парке.
– Но она же ничего не заметила! – воскликнула Леонора. – А после того как она представит нас своим знакомым, ей придется поддерживать нашу репутацию скромных и приличных девушек, чтобы не оказаться в глупом положении.
За время их прогулки произошел примечательный инцидент, когда леди Констанс, порозовев от удовольствия, узнала одну из своих подруг юности. Они сообщили друг другу свои фамилии по мужу, и миссис Партингтон спросила, катаются ли Леонора и Мария в парке, как это делают ее собственные дочери. Они расстались, пообещав обменяться визитами.
Вечер они провели дома. Мистер Ревелл должен был прибыть только на следующий день, а без сопровождения мужчины они не могли посещать места светских развлечений.
Леонора посетовала на отсутствие у них лошадей для верховой езды и села за фортепьяно, в игре на котором она преуспела благодаря природной одаренности, а также скромному образу жизни в родительском доме, когда проводила за инструментом целые вечера.
А леди Констанс занялась разборкой писем, счетов и памятных записок, скопившихся на письменном столе.
– Боже милостивый! А мы едва провели здесь один день!.. Леонора, если тебя попросят сыграть, лучше всего подойдет вот эта последняя пьеса, только ни в коем случае не уступай просьбам спеть! Кстати, я только сейчас сообразила, что во время визита к твоей тетке так нервничала, что совершенно забыла попросить ее порекомендовать нам учителя танцев! Придется зайти к ней еще раз.
– Боже! – Леонора резким аккордом закончила этюд. – Мы же в самом деле не умеем как следует танцевать! А как же быть с вечером у тетушки Маргарет?
– Танцы там не предусмотрены, я уточнила это по приглашению, – успокоила ее леди Констанс, просматривая бумаги. – Только музыка и карты. Тебе это может показаться довольно скучным, но, вполне вероятно, за нашим визитом к тетке могут последовать приглашения, и вы должны успеть приготовиться к званым вечерам.
Этот вечер стал главным в их жизни. Дни были наполнены приятными занятиями вроде посещения магазинов и библиотек, а мистер Ревелл сразу после своего прибытия повел их в театр, однако без участия леди Маргарет они не имели возможности получить доступ на светские мероприятия.
Когда же знаменательный день наступил, даже Леонора признала, что немного волнуется. Леди Констанс носилась из комнаты в комнату, опасаясь непредвиденных осложнений. Наконец сестры были готовы к выходу и явились к матери для последнего смотра.
Взглянув на Марию, леди Констанс почувствовала, как у нее на глаза навернулись слезы. Как и полагалось восемнадцатилетней юной леди, младшая дочь была одета во все белое, и тогда как для некоторых этот цвет был чрезвычайно невыгодным, у Марии он, напротив, подчеркивал нежный и свежий цвет лица. По виду простое, но изящное платье было обшито по подолу серебристой каймой, а на плечи была накинута серебристая шаль, концы которой ниспадали почти до пола. Леди Констанс позволила ей надеть жемчужные серьги, напоминающие по форме капли воды, а горничная так умело вплела в ее густые темные волосы искусственные цветы, что они таинственно выглядывали из ее кудрей. Она была такой нежной и хрупкой, что у леди Констанс дрогнуло сердце.
Леонора не вызвала у матери такой растроганности, но, впервые облаченная в роскошное вечернее платье, она определенно производила эффект. Мать хотела нарядить ее в скромное белое платье, но Леонора заявила, что ей уже двадцать один год и она переросла этот девический наряд. На ней было шелковое платье любимого золотисто-янтарного цвета, с аппликацией вокруг выреза и по подолу, и опять-таки вопреки советам матери она уложила волосы в высокую прическу. Леди Констанс вынуждена была признать, что дочь выглядит весьма величественно и элегантно, но в душе она лелеяла надежду, что на вечере будет не слишком много мужчин маленького роста.
Она поцеловала дочерей и выпорхнула из гостиной, чтобы убедиться, что мистер Ревелл и только что приехавший и неохотно согласившийся поехать на вечер Саймон не станут причиной задержки.
Короткая поездка в экипаже дала ей возможность сосредоточиться, и она вышла из него величавая и аристократичная в своей чалме. Что бы она ни чувствовала в душе, светские манеры матери вызывали восхищение Леоноры. Поднимаясь по лестнице за леди Констанс в шуршащем шелковом платьем, она испытывала дрожь, но притворная доброжелательность леди Маргарет, которая, здороваясь, поцеловала ее в щеку, придала ей уверенности.
Они вошли в уже заполненную гостями гостиную, и леди Констанс подвела их к дивану.
– Нужно подождать, когда тетушка освободится, чтобы представить нас кое-кому, – прошептала она. – Мария, не тереби бахрому шали!
Мария выпустила из пальцев шаль и вцепилась в ридикюль, а Леонора напустила на себя безразличный вид и откинулась на спинку дивана. Она окинула взглядом зал и заметила неподалеку молодую особу с длинными зубами, когда вдруг ее обволок сильный аромат лаванды и у нее перед глазами появился обтянутый серым шелком необъятный бюст леди Маргарет.
Вздрогнув, Леонора поднялась, и ее представили леди Джерси. Она знала покровительницу общества «Олмакс» по имени и растерянно оглянулась за поддержкой к леди Констанс. Однако той рядом не оказалось, а присевшая в низком реверансе Мария от смущения, казалось, потеряла дар речи.
Леоноре предстояло самой произнести приличествующие моменту слова, но волнение помешало ей проявить себя в полном блеске. Впрочем, леди Джерси со своими рыскающими умными глазами сама что-то непрерывно щебетала, затем бросив какое-то замечание, внезапно удалилась. Леонора с возмущением обернулась к Марии:
– Ничего не скажешь, здорово ты мне помогла!
– Как только я поняла, кто эта леди, у меня все из головы вылетело!
Прежде чем Мария успела сказать еще хоть слово в свое оправдание, к ним снова приблизилась леди Маргарет, рассыпая улыбки.
Мария бросила на нее испуганный взгляд, но тут леди Маргарет, собрав вокруг себя группу гостей, начала представлять им сестер.
– Мисс Харфорд, дочь одной из моих самых давних подруг, – произнесла леди Маргарет. – А это мистер Рошфор. Мистер Рошфор, я знаю, что могу на вас положиться и что вы обеспечите закусками и прохладительными напитками моих племянниц. Видите ли, они не очень знакомы с нашими городскими обычаями.
– А способ подачи закусок так отличается здесь от того, что принято в провинции! – усмехнулась Леонора.
Но мистер Рошфор ее не слышал. С набитым ртом он уставился на Марию, которая, порозовев от смущения, в свою очередь не могла отвести от него глаз. Молчание становилось неловким, и Леонора с интересом наблюдала первый в ее жизни случай любви с первого взгляда. Это было захватывающее зрелище, и ей не хотелось его прерывать, но мисс Харфорд, единственная, кроме нее, свидетельница этой сцены, от возмущения приняла жеманный вид, поскольку Рошфор, столь длительное время не поддававшийся чарам ее красоты, очарования и остроумия, в ее присутствии позволил себе пасть жертвой наивной провинциалки, чем нанес ощутимый удар по самолюбию признанной красавицы.
Быстро оценив ситуацию, Леонора сочла необходимым вернуть их на землю и намекнула на свою жажду. Очнувшись, мистер Рошфор покорно отправился за лимонадом, и Леонора с интересом проводила его взглядом. Даже в самых смелых мечтах она не представляла себе возможности столь сильного увлечения с первого взгляда, в чем убедили ее несколько минут наблюдения за сестрой и мистером Рошфором.
Леонора хотела было пойти разыскать леди Констанс, чтобы выяснить происхождение мистера Рошфора, но это значило бы оставить Марию в обществе мисс Харфорд, источающей недоброжелательность. Кроме того, она рассудила, что тетка никогда бы не допустила появления в своей гостиной недостойного джентльмена.
Вскоре мистер Рошфор вернулся в сопровождении лакея, который нес полный поднос сладостей, и она снисходительно наблюдала, как он и Мария склонились над тарелкой с пирожными. Казалось, он совершенно утратил дар речи. Они с Марией вполне подходили друг другу. Но ей хотелось иметь собеседника. Принеся извинения, которые остались неуслышанными, она поспешила покинуть их, чтобы разыскать мать и рассказать ей о пикантной ситуации.
– Мистер Рошфор! – воскликнула леди Констанс. – Должно быть, это сын Мэри Уэбберли. Я вспоминаю, что она вышла замуж за Рошфора. – Леди Констанс с удовольствием беседовала с дамой, которая, как выяснилось, выехала в свет в тот же год, что и она сама, и в их памяти оживали старые имена и полузабытые события. – Она больше дружила с твоей теткой, но я очень хорошо ее помню. Нужно будет поговорить о нем с Маргарет.
Она решительно двинулась вперед, и Леонора поспешила за ней. На ее взгляд, мистер Рошфор производил вполне благопристойное впечатление, и ей казалось, что дело требует деликатного обращения.
Однако мистер Рошфор сумел преодолеть свою природную робость и появился у них уже на следующее утро. Он пригласил Марию покататься в парке, и, решив, что этого уже достаточно, леди Констанс сразу же отправилась к сестре за необходимыми сведениями.
Возвратилась она с хорошими известиями. Леди Маргарет похвально отозвалась о нем и заметила, что миссис Рошфор уже начала отчаиваться, поскольку ее сын до сих пор не проявлял интереса к представительницам прекрасного пола. В сравнении с его прежним поведением тот факт, что он повез Марию кататься, был равносилен заявлению о намерении жениться на ней.
И мистер Рошфор действительно продолжал посещать их с внушающей надежды регулярностью. Он приносил роскошные цветы и приглашения на различные развлечения для всех.
Саймон, который встречал его на лестнице или останавливался перекинуться с ним парой слов в холле, находил его отличным парнем, но, когда мистер Рошфор пригласил его на петушиные бои, сообразил, что тот проявляет не совсем обычный интерес к их семье. Поскольку он не отличался особенной наблюдательностью, его пришлось просветить на тот счет, которая из сестер притягивает в их дом мистера Рошфора.
Леди Констанс призналась, что лелеет надежды устроить будущее Марии. Однако первый порыв радости уступил место тревоге при мысли, что мистер Рошфор может обнаружить их тщательно скрываемую связь с торговлей.
– Его мать такая же чопорная, как и тетя Маргарет, а я живу в вечном страхе, что она проболтается. Правда, после того, как она ввела Марию и Леонoру в свет, ее могут осмеять, что ей не понравится, тем более что она нам близкая родственница. – Леди Констанс замолчала, чтобы перевести дух после длинной тирады, и Саймон заверил ее, что не намерен разрушить надежды сестры.
Позднее он сообщил Леоноре, что их мать невероятная болтушка и нытик.
– Она всегда была такой, – заметила Леонора, – просто ты редко бываешь дома, так что мог этого и не заметить.
– Я не удивлюсь, если Мария выйдет замуж раньше тебя. А мама, кажется, совершенно в этом уверена, не так ли?
– Сегодня вечером мистер Рошфор сопровождает нас в клуб «Олмакс», а тетя Маргарет заверила нас, что до сих пор его нога туда не ступала!
– Что ж, мне он кажется вполне порядочным джентльменом. Хотя понять не могу, почему он хочет жениться на Марии. Во всяком случае, он нравится мне гораздо больше, чем этот Финчли, который за тобой волочился. Кстати, я видел его вчера. Он был с какой-то рыжеволосой девицей.
Леонора тоже увидела его, когда они появились и «Олмаксе». Их визит в этот прославленный своей изысканноcтью клуб откладывался, чтобы девушки успели усовершенствоваться в танцах, и Мария, окруженная вниманием мистера Рошфора, с нетерпением ожидала этого вечера.
Стоя у стены зала в ряду других девиц, Леонора наблюдала за обществом со смешанными чувствами. Ноги у нее буквально зудели от желания присоединиться к танцующим парам, но временами светские вечера казались ей скучноватыми и не развлекали ее так, как Марию. Джентльмены не бросались со всех ног приглашать на танец даму, которая была выше их на несколько дюймов, а, поскольку она обладала более независимым и критическим складом ума, чем сестра, она не так легко сходилась с людьми. Мария уже успела обзавестись друзьями, с которыми весело проводила время, но Леоноре было неинтересно участвововать в их пустых разговорах.
Наблюдая за сестрой, которую ни на минуту не оставлял влюбленный мистер Рошфор, она откровенно радовалась за нее, но не находила в нем черт, которые заставили бы биться ее собственное сердце.
Прервав ее размышления, к ней приблизились ее тетка и леди Джерси, и девушка встала со стула.
– Дорогая, это ваш первый визит к нам, – улыбнулась леди Джерси. – Как только закончится танец, я познакомлю вас с некоторыми гостями.
Затем, очевидно совершенно позабыв о ней, она стала оживленно разговаривать с леди Маргарет, и Леонора, которая имела некоторую склонность к любопытству, уловила имя Кэтрин Харфорд и навострила уши.
– Дорогая моя, чтобы там ни говорили, я и не подумаю лишить ее приглашения, – засмеялась леди Джерси. – Это же настоящее развлечение наблюдать, как она одновременно завлекает и Эверарда, и Финчли. Хотя, думаю, она потеряет Финчли, если не будет благоразумной. Эверард сделал так, что о ней говорит весь город. Разумеется, вина за это лежит и на ее матери.
Эта информация заставила Леонору с интересом наблюдать за Кэтрин и сэром Марком. Она удостоила сэра Марка сдержанного поклона, когда они впервые появились в зале, но было очевидно, что он едва узнал ее. Кроме очаровательной Кэтрин, он никого не замечал. Определенно если кто-то и мог затмить красоту Марии, то это была рыжеволосая Кэтрин. Ни одна веснушка не портила нежной кожи ее лица, а то, какие взгляды она бросала на сэра Марка из-под густых ресниц, было настоящим искусством. Леонора постаралась запомнить этот кокетливый взгляд, поскольку только в этом и могла соперничать.
Она оглядела гостей, пытаясь угадать, кто из них лорд Эверард. В обществе мистера Рошфора она всегда узнавала что-нибудь о его близких друзьях, а сегодня он должен был прийти.
Вдруг она услышала свое имя и, обернувшись, увидела мистера Рошфора, рядом с которым стоял какой-то джентльмен. Она подняла глаза на этого джентльмена, который был бесспорно самым высоким мужчиной в зале, и ее взгляд остановился на серебристой пряди в его черных волосах.
Впервые в жизни у нее невольно дрогнуло сердце, но ей удалось спокойно произнести:
– Думаю, мы с лордом Эверардом уже встречались!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Леонора - Феллоуз Кэтрин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Леонора - Феллоуз Кэтрин



Не понравился, какой-то сумбур.
Леонора - Феллоуз Кэтринлена
27.04.2013, 17.55





полностью согласна
Леонора - Феллоуз Кэтриннадежда
25.09.2013, 14.43





Моё мнение противоположное. Прочитала с интересом, только так и не поняла для чего ГГ- й был грабителем на большой дороге, в интересах государства? Наверное, в этом и выражается сумбур, на который обратили внимание предыдущие читательницы. Но роман, конечно же, не захватил. Но хоть штампов не заметила и на этом спасибо. Поставлю 9 для поднятия рейтинга романа
Леонора - Феллоуз КэтринЛенванна
26.03.2016, 18.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100