Читать онлайн Сладостное пробуждение, автора - Фаррелл Марджори, Раздел - ГЛАВА 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостное пробуждение - Фаррелл Марджори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостное пробуждение - Фаррелл Марджори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостное пробуждение - Фаррелл Марджори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фаррелл Марджори

Сладостное пробуждение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 27

Когда Эндрю вернулся в Лондон, его собственное жилище показалось ему мрачным и тесным и не шло ни в какое сравнение с просторными апартаментами Уиттона. Впервые в жизни Мору захотелось оказаться на месте старшего брата. «Не в прямом смысле», — пошутил он как-то во время дружеской беседы. Конечно, ему не хотелось быть таким же самодовольным и скучным, как Джонотан, но если бы он родился раньше, то давно бы уже сделал предложение Сабрине.
Теперь же Эндрю придется вычеркнуть ее имя из своих мыслей. Придется изгнать из памяти воспоминания о том, как нежна ее кожа щеки, как прекрасно было то мгновение, когда он прижал ее к себе.
В ближайшее время дел в суде у него не намечалось, но в первый же день своего приезда, вместо того чтобы отправиться в контору, он решил зайти в адвокатуру и немного развеяться там, общаясь со знакомыми и коллегами. Эти встречи были поистине универсальны. Эндрю часто наблюдал, как между преступниками и жертвами в процессе следствия появлялось что-то общее, и он получал удовольствие, видя, как другие адвокаты подвергают свидетелей опросу.
После того как Эндрю Мор послушал двух молодых людей, которым предъявлялось обвинение в грабеже, и старую женщину, доставленную за кражу у своей хозяйки, у него поднялось настроение. Нет, он ни в коем случае не получал удовольствия от того, что кормился человеческой низостью, или от того, что смотрит на происходящее, как зритель на спектакль; просто Эндрю чувствовал симпатию к тем, кого бедность сделала своей жертвой и кто, в свою очередь, делает своими жертвами других. Конечно, он преследовал их в судебном порядке, но все были симпатичны.
Эндрю встретил здесь Томаса Рутвэна, одного из лучших полицейских на Боу-стрит. Ему нравилось разговаривать со служителями закона даже больше, чем с людьми своего социального круга. Большинство полицейских — люди с врожденной интеллигентностью, хотя и не совсем образованные. Им было присуще лицемерие, как и многим из тех, кто принадлежал к его слою общества. Они знали, что в жизни главное, что такое жизнь и смерть… Их вовсе не интересовало, кто кому изменяет и в какой семье муж-рогоносец.
После приятного обеда в обществе Рутвэна у Гарика Нэда, поднабравшись последних судебных сплетен и эля, Эндрю, сопровождаемый веселой компанией, направился в свою контору, наконец-то отделавшись от мучивших его мыслей о Сабрине. В его голове, затуманенной спиртным, вертелась всего одна мысль: все, что нужно нормальному мужчине, — это работа, серьезная работа и только работа.
При виде хозяина клерк, поздоровавшись с ним, указал рукой на молодого мужчину, сидевшего в углу.
— Он ждет уже несколько часов, чтобы встретиться с вами, мистер Мор.
Эндрю оглядел его. Посетитель и, скорее всего, будущий клиент оказался молодым человеком не старше двадцати четырех лет. Одет прилично и выглядит значительно респектабельнее, чем его обычные просители. У него тусклые светлые волосы, спадающие на лоб, и цвет лица, отдающий желтизной.
— Вы хотели меня видеть, мистер?..
— Человек, ожидавший его, оживился.
— Да, сэр. Мое имя Джон Грэндхэм.
— Прошу вас ко мне, мистер Грэндхэм.
Молодой человек выпрямился и встал. Он выглядел на пару дюймов тоньше Эндрю.
«Ну уж этот-то не отличается здоровьем», — подумал адвокат, приглашая его войти и сесть.
— Ну, что вас привело ко мне?
Молодой человек откашлялся и нервно взъерошил свои волосы. «Он не похож на преступника, — подумал Эндрю, — хотя, кто знает, внешность может и обмануть».
— Хочу, чтобы вы помогли мне выдвинуть против кое-кого обвинение. В общем, их четверо, четверо мужчин…
«Грабеж?» — подумал Эндрю.
— Вы знаете этих четверых мужчин, мистер Грэндхэм, или мне обратиться в полицию?
Молодой человек мрачно улыбнулся.
— О, я очень хорошо знаю их, мистер Мор. Это Ричард Бэнет, Фридерик Олфилд, Джон Филлипс и Томас Каролус. Они владельцы игорного дома по Сент-Джеймс-стрит, 75.
— Вы хотите выдвинуть обвинение против владельцев игорного дома?
Эндрю был поражен: еще никто и никогда не привлек к судебной ответственности таких людей.
— Да, — сказал Грэндхэм; пока он говорил, его руки беспокойно двигались. — Я студент, вернее, был студентом юридического факультета в Темпле и немного разбираюсь в законах. — И он процитировал: — «Если одно лицо проиграет другому сумму в пределах десяти и более фунтов и заплатит их, то в течение трех месяцев оно может по решению суда добиться возвращения этой суммы».
Брови Эндрю поползли вверх.
— Вы правы, мистер Грэндхэм… Так гласит закон, но я вряд ли вспомню о существующих прецедентах.
— О, я знаю, — с горечью отозвался мужчина. — Джентельмен оплачивает карточные долги… Джентельмен не жалуется и даже не думает о том, чтобы вернуть свои деньги… Честь у джентельмена превыше всего, да. Но я не джентельмен, мистер Мор. Поэтому-то я здесь. Ваш поверенный сказал мне, что вы берете только тех клиентов, дела которых представляют для вас интерес. Он сказал мне, чтобы я все подробно изложил вам. Возможно, тогда и мое дело заинтересует вас.
— Расскажите мне вашу историю, мистер Грэндхэм, — сказал Эндрю, откидываясь на спинку стула.
— Я родился в Индии. Мой отец служил младшим клерком в Восточной Индийской компании. Мои родители мечтали только о том, чтобы я вернулся в Англию. Им очень хотелось моего счастья и спокойствия. Годами отец и мать отказывали себе во всем. Когда у них накопилась достаточная сумма на билет и чаевые, они вручили мне все, что им удалось собрать за всю жизнь, и отправили в Англию.
— И вы стали студентом?
— Да, но я не обзавелся большим количеством друзей, мистер Мор. Большинство моих знакомых студентов — выходцы из привилегированного общества, младшие сыновья высокопоставленных родителей, которым совершенно не интересно общаться с такими, как я. Ведь мои родители, просто-напросто, обыкновенные торговцы. Целый год я жил в полном уединении, как вдруг в Ист-энде нашел одно кафе, где позднее стал проводить часы, читая газеты или что-нибудь заучивая для занятий на своем факультете.
Конец этой истории Эндрю уже знал. Скорее всего, его разорил Джон Незнакомец… Для таких, как он, Джон Грэндхэм оказывается просто находкой. Весь этот сброд наводнил Ист-энд, поставляя в игорные дома так называемых «рекрутов»… Но мистер Мор не стал прерывать рассказчика.
— Там мне повстречался один пожилой человек. Его звали Томас. Позднее я узнал, что его часто называют Льстивый Том, — глухо засмеялся Грэндхэм, — подходящее имечко, не правда ли? Он действительно оказался добрым и заботливым, все время говорил мне, что я слишком серьезен, слишком бледен и мне обязательно нужно развеяться. Местечко для этого есть… Там я найду себе друзей… Он уговаривал меня так, что я пошел…
— И вы играли там?
— Да, но с самого начала я ставил немного и всегда выигрывал… Причем выигрывал больше, чем ставил.
— Что ж, в подобных заведениях так и делают… Там все сначала выигрывают, причем гораздо больше, чем ставят.
— А потом я начал проигрывать, но не так много, чтобы встревожиться. И пришел опять… «Боже мой, — твердил я себе, — пора остановиться… Ведь у меня тяжелые времена… Нет ни дома, ни друзей…»
— И это, конечно, правда… — с симпатией глядя на него, произнес Эндрю.
— Правда в том, что я оказался наивен и глуп! Позволил им вытянуть у меня деньги, с таким трудом собранные моими родителями… Теперь у меня нет ничего, и я не могу продолжать учиться. Вот и вся правда… Ничего не имею против гордости. Да, что сделано, то сделано… Но мне хочется вернуть свои деньги. Закон на моей стороне, а я уважаю закон, хотя и занимался его изучением всего ничего…
Эндрю спокойно наблюдал за этим взрывом эмоций. Сначала молодой человек ему не слишком понравился из-за своего невзрачного вида. Но подумав об этом, Эндрю устыдился. А может быть, все случилось из-за того, что он принадлежит к другому классу общества…
Ему приходилось общаться с беднейшими из бедных, нравилось ему это или нет, но все же, общаясь с людьми своего круга, он чувствовал себя гораздо увереннее. Эндрю плохо понимал людей среднего класса. Ни одному из его знакомых никогда бы и в голову не пришло пытаться вернуть назад проигранные деньги. В Оксфорде он знавал многих юношей, отцы которых проигрывали целые поместья, а у одного брат покончил с собой из-за неоплаченного карточного долга. Но кодекс чести обязывал джентельмена платить, даже если это приводит к разорению его семьи.
Сначала Эндрю решил, что молодой человек — просто нытик, который хочет уклониться от ответственности за содеянное. Но слушая его рассказ, он все больше восхищался им. Парень прекрасно понимал, что оказался простаком, «неподкованным», говоря языком этого сброда, но он не собирался считаться с кодексом чести и прочими условностями, которые могут положить конец всем надеждам его родителей. Если Эндрю не сможет довести это дело до конца, Грэндхэм окажется даже в худшем положении, чем сейчас. Но вряд ли он возьмется за него. Четкое понимание того, что все произошедшее с молодым простаком — законно и правильно, руководило им.
Ну почему лорду Мэрчмейну нужно отдавать свое имение? Почему застрелился виконт Блэкени? «Хорошо бы сейчас прийти домой, — подумал Эндрю, — и обсудить все это с Сабриной». Мысль пришла сама по себе и так удивила его, что он постарался побыстрее избавиться от нее.
— Вы понимаете, что эти люди вряд ли придут в восторг, когда им станет известно, что вы решили обратиться в суд, мистер Грэндхэм?
Казалось, молодой человек подавился костью и задыхается.
— Понимаю…
— Они преступники, хотя и кажутся такими милыми и обходительными.
— Я не боюсь, — смело ответил Грэндхэм и рассмеялся. — Да нет, конечно, боюсь, но я должен сделать то, что считаю единственно правильным.
— Ну, раз вы понимаете возможные последствия, я беру вас в качестве клиента и распоряжусь, чтобы стряпчий приготовил ваше дело.
— Спасибо, мистер Мор, большое спасибо, — в голосе бывшего студента слышалось облегчение.
— Но дело не может быть подготовлено до осенней судебной сессии. Мне хочется, чтобы вы встретились с мистером Лоуренсом и кратко изложили ему свою просьбу.
Грэндхэм встал, собираясь уходить.
— Мистер, вы кое-что забыли, — сухим тоном сказал Эндрю. — Как насчет моих чаевых?
Лицо просителя вспыхнуло.
— Конечно… У меня есть с собой немного денег…
— Которые вам, без сомнения, нужны для уплаты за стол и квартиру?
Молодой человек робко кивнул.
— Ничего, я подожду. Вы можете мне заплатить, когда мы выиграем.
— Так вы думаете, мы сможем их победить?
— Знаю, что так должно быть…
— Спасибо, что взяли мое дело, мистер Мор! — пылко воскликнул Грэндхэм.
— Вы пришли более чем кстати, — сказал Эндрю, провожая его до двери. — Уверен, это очень оживит мою деятельность и работа пойдет гораздо веселее. Этой осенью, полагаю, в моей жизни произойдет перемена всего… «Что поможет мне не думать о леди Сабрине», — произнес он про себя.
Уиттоны приехали в Лондон в середине сентября. Первые несколько дней они устраивались в городском доме, а в конце недели уже стали принимать отдельные приглашения.
Всякий раз, приезжая на бал или делая визит, Сабрина волновалась, как молоденькая девушка, которая страшно боится встретиться с объектом своей первой девичьей любви. Но ни на ужине у леди Эдварс, ни на балу у Торндайков Эндрю не появился. Покидая дом Торндайков, Сабрина испытывала чувство облегчения и разочарования.
Джайлз тоже ждал встречи со своим старинным другом в этот вечер, но когда того не оказалось на балу, решил навестить мистера Мора. Сославшись на срочное дело, лорд Уиттон отказался от утренней прогулки и сразу после завтрака, как только Клер и сестра уехали, взял кэб, чтобы отправиться в лондонскую адвокатуру. Клерк с почтительной улыбкой приветствовал его и сообщил, что мистер Мор сейчас разговаривает с клиентом.
— Не угодно ли вам будет подождать, милорд?
— Конечно. Ведь мистер Мор не знал о моем приезде.
Через десять минут дверь распахнулась и из нее вышел высокий молодой человек. Одежда его отличалась от той, что одевали обычные клиенты Эндрю. «Какое он мог совершить преступление?!» — удивился про себя Джайлз.
Как только клерк доложил о его приходе, Мор, широко улыбаясь, уже стоял у двери.
— Джайлз! Какой приятный сюрприз! А я и не знал, что ты решил не пропустить малый сезон…
— Это решилось очень быстро, Эндрю. Мы недавно приехали, несколько дней назад… Надеялись встретить тебя у Торндайков, но, увы… Поэтому-то я и решил сам найти тебя.
— Я был очень занят, — сказал Эндрю, усаживаясь на скамью и жестом указывая другу на стул рядом с собой. — Скоро начнется осенняя сессия. Ты же знаешь, в это время я редко где бываю.
Джайлз улыбнулся.
— Уж кого-кого, но тебя-то я хорошо знаю. А что за клиент у тебя? Не идет ни в какое сравнение с твоими обычными. В чем он обвиняется?
Эндрю ухмыльнулся.
— Ни в чем, Джайлз. Это мне предстоит в его деле сыграть роль обвинителя.
Друг вопросительно поднял брови.
— Этот молодой человек предъявляет иск к господам Бэнету, Олфилду, Каролусу и Филлипсу.
— Присвоение чужих денег?
— Что-то вроде этого, если можно так выразиться, — ответил Эндрю. — Данные господа владеют игорным домом на Сент-Джеймс-стрит.
— Ты дурачишь меня, Эндрю. Неужели молодой человек пытается отвертеться от оплаты карточного долга?
— О, нет, Джайлз! Он ничего не должен им, так как отдал их заведению все деньги, скопленные его родителями с огромным трудом на его образование. Теперь этот мистер хочет вернуть их… И нужно добавить — вполне законным путем.
— Быть того не может!
— Абсолютно верно. Но со времен добрейшей королевы Анны любой имеет право требовать возмещения убытков в судебном порядке…
— Но, Эндрю, неужели кто-то будет этим заниматься? Ведь подобного…
— Никогда не делалось, да, Джайлз? Не совсем порядочно, думаешь? Но ведь это же абсурдно, тебе не кажется? Ты помнишь Джэреми Уэйтса?
Джайлз нахмурился.
— Да. Он чуть-чуть постарше нас… Кажется, его брат покончил с собой?
— Верно… Из-за неоплаченного карточного долга. А вспомни Франклина… Жениться на дочери простого горожанина, которая к тому же на десять лет старше него, чтобы только не попасть в долговую тюрьму… А потом день за днем жить с ней бок о бок.
— Но что подумают, Эндрю? Твой брат будет недоволен.
— Ох, оставь в покое моего брата. Он всегда недоволен, чтобы я ни сделал… По-моему, Джонотан бы радовался, если бы я занялся розыском преступников, а не их защитой.
— Ну, а как же господин Олфилд? Да и его компания? Вряд ли они особенно довольны тем, как обернулось дело. И вообще, все это опасно для тебя… Понимаешь?
— Они уже трижды предлагали парню деньги, чтобы он прекратил дело.
— Он не взял их?
— Молодой мистер Грэндхэм — идеалист из среднего сословия, выросший в Индии. Его отец много работает, предан всей душой своей компании. Кроме того, он верит в закон. Верит, что его дело может помочь другим молодым людям, которые, подобно ему, попали в лапы этих подонков. Думаю, он делает это скорее из-за принципа, чем ради денег.
— А ты, Эндрю?
— О, они и мне предлагали определенную сумму, Джайлз. Переслали через своего адвоката, который тактично намекнул, что за пятьсот фунтов можно замять начатое дело.
— Да нет! Ты разыгрываешь меня! Эндрю покачал головой.
— А тебе известно, сколько у этих господ выходит за год?
— Ну… думаю, сорок или пятьдесят тысяч гиней…
— А как насчет пятисот тысяч?!
— Нет!
— Да. Именно так. И скажу тебе, вряд ли они захотят из-за кого-то рисковать такими доходами. — Эндрю заколебался. — После того как я не взял деньги, их адвокат намекнул, что лучше бы молодой человек мистер Грэндхэм вернулся в Индию, поскольку здесь у него может «пошатнуться здоровье»; пришлось его выгнать. А своему клиенту я посоветовал сменить квартиру. Пусть пока переберется в какую-нибудь небольшую гостиницу. Там он будет в безопасности.
— А как же ты? — забеспокоился Джайлз.
— Не волнуйся… Вряд ли они тронут адвоката, да к тому же графского сына, — с усмешкой проговорил Эндрю.
— Не нужно шутить с этим делом, — продолжал волноваться Джайлз.
— Мне грозит всего лишь одна опасность: как все это воспримет свет. Ведь я выступаю против того, что для истинного джентельмена свято, против его права рисковать благополучием семьи и своим имуществом. Вижу, ты нахмурился… Не одобряешь меня?
— Что? Нет… Должен признаться, никогда не слышал о подобном раньше… Да и азартные игры просто шокируют меня. Мне искренне жаль тех, кто втянулся в них. В ряде случаев я даже пытался помочь, но никогда бы не подумал, что все можно решить законным образом. Сейчас мне уже не кажется глупым твое новое дело… — Джайлз потряс головой, пытаясь рассеять свои сомнения. — Но я беспокоюсь за тебя, старина.
— Ерунда. Ничего со мной не случится. Я выиграю это дело. Джон Грэндхэм вернется и закончит учебу в Темпле. Он уже не будет социальным парией. Ну, а джентельмены опять примутся за старое и будут проигрывать состояния и потом жениться на престарелых дочках лавочников… Ведь надо же как-то выходить из положения.
Джайлз рассмеялся.
— По-моему, ты прав. Ну, а теперь… Когда же мы все сможем встретиться с тобой?
— О, эти несколько недель я только то и делал, что разъезжал по гостям, — уклончиво ответил Эндрю.
— Ты будешь у Стрэтонов?
Эндрю не отрывал глаз от своих рук.
— У Стрэтонов? Да, я, кажется, принял их приглашение…
— Хорошо, тогда там и увидимся. Джайлз немного замялся.
— Уверен, Сабрина будет очень рада видеть тебя.
Эндрю продолжал рассматривать свои пальцы и молчал.
— Ты хочешь увидеть ее? Сейчас это — наиболее важный вопрос.
Друг посмотрел на Джайлза и спокойно ответил:
— Я всегда очень рад видеть вас обоих. Ты ведь знаешь об этом, Джайлз.
— Ну, хорошо. Тогда я спрошу более ясно. Ты, вообще-то, слишком быстро уехал из Уиттона. С тех пор Сабрина словно сама не своя. Может быть, я и ошибаюсь… Между вами что-то произошло? В тот день во время грозы?
В глазах Эндрю блеснуло пламя.
— Так ты думаешь, что я скомпрометировал твою сестру, а потом сбежал?
— Ты с ума сошел! Конечно же, нет! Просто мы с Сабриной очень близкие люди… Мы гораздо ближе, чем обычные брат и сестра… Поэтому я всегда чувствовал твое особое отношение к ней.
— Ну и что, Джайлз? Что из этого вытекает? Твоя сестра, дочь графа, с большим приданым и…
— И ты, — прервал его Уиттон, — сын…
— Младший сын, Джайлз, заметь это…
— С таким умом и остроумием, о которых твой старший брат может только мечтать, потому что у него их кот наплакал… И, по-твоему, ей следовало бы заинтересоваться им?
— Леди Сабрина, не сомневаюсь, встретит достойного человека, равного ей по красоте, уму и положению.
— О боже! Вот теперь ты точно уж говоришь, как твой брат! Ну, что ж… Раз так… Я ухожу, но обещаю — мы продолжим этот разговор.
Пока Джайлз волновался о сердечных делах сестры, она с тревогой думала о его браке.
Все в доме уже знали, что виконт и его жена спят с некоторых пор в разных постелях и разных спальнях. Сабрина беспокоилась за них… Джайлз по-прежнему добр и вежлив с Клер, которая отвечает ему тем же, но, несмотря на это, он предпочитал держаться от нее на расстоянии. Возможно, кто-то мог не заметить происходящего, но сестра отлично видела, как он то и дело упускает возможность побыть с Клер наедине.
Сабрина решила при первом же удобном чае поговорить с братом.
Но однажды, когда Джайлз находился в своем клубе, сестра случайно зашла в библиотеку и обнаружила там Клер, горестно и одиноко сидящую на диване в уголке комнаты. Видя покрасневшие глаза и скомканный носовой платок в ее руке, Сабрина поняла, что она плакала.
— Что с тобой, дорогая? Чем я могу помочь тебе? — присев с Клер рядом, спросила она.
— Мне казалось, что здесь я никого не побеспокою, — сквозь слезы улыбнулась жена брата.
— Если ты хочешь побыть одна, я уйду. Сабрина встала, собираясь уходить, но Клер, быстро схватив ее за руку, усадила рядом с собой.
— Нет, нет, я не то хотела сказать… Просто никому не хотела причинять беспокойства.
— Джайлз?
— Да… Нет… Не знаю, Сабрина. В последнее время я с трудом понимаю саму себя, гораздо меньше, чем когда бы то ни было.
— Летом мне казалось, что у вас все благополучно…
— Как будто… Мы вместе спали, если это то, о чем ты думаешь.
Неожиданно для себя Сабрина покраснела. Несмотря на всю свою независимость, она меньше разбиралась в этой стороне жизни, чем Клер. Ей стало неловко за то, что она вмешивается в интимные дела подруги. Запинаясь, Сабрина попросила извинить ее.
Клер улыбнулась:
— Не беспокойся, Брина. После того как мне пришлось такое количество незнакомых людей посвятить в некоторые интимные подробности моего брака, меня трудно смутить. Но сейчас мне необходимо с кем-то посоветоваться… Мне нужна помощь…
— Сделаю все, что в моих силах.
— Не знаю, сможет ли кто-нибудь мне помочь, — вздохнула Клер. — Брак — это не только сон вдвоем. В интимном плане у женщин все происходит гораздо сложнее, чем у мужчин. Мы с Джайлзом стали заниматься любовью, но я почувствовала, как мало даю ему… То, что я не могу отдать ему всю себя, нас настолько выбивает из колеи… Порой мне приходит в голову мысль: «Моя способность испытывать настоящую чувственную страсть умерла вместе с Джастином… Хотя… возможно, это мое наказание».
Сабрина не знала, что и сказать… Она не была такой уж наивной и знала о том, что происходит между мужчиной и женщиной, но те тонкости супружеских отношений, о которых говорила Клер, оказались для нее тайною за семью печатями.
— К моему ужасу, все начинает мне казаться неизбежным, — продолжала Клер. — Я могла получать наслаждение с Джастином. но что из этого вышло, ты сама знаешь… Как только ко мне приходит подобное чувство с Джайлзом, что-то во мне запирается…
— Но Джайлз совсем не такой, как Джастин. Он никогда не причинит тебе боли.
— Конечно, я знаю об этом, Сабрина, — нетерпеливо прервала жена брата, — но я изменилась, а он не замечает этого. Или, наверное, не хочет замечать… Он женился на маленькой Клер Дайзерт, а не на леди Рейнсборо, вдове и известной убийце.
— Ты не убийца, Клер.
— Знаю, самозащита . Но все равно я убила мужа .. Ты видела его.
Сабрина содрогнулась.
— Я хотела бы, чтобы Джайлз увидел его… Думаю, прежде чем оберегать меня, ему самому понадобится защита… Он не будет злиться на меня.
— А с какой стати?
— Потому что все эти годы я не хотела ничего понимать… Потому что убегала от его любви и заботы только для того, чтобы попасть в руки обаятельного злодея. Он все еще не может понять, каково жить с человеком, подобным Джастину! Жить и чувствовать: ничего изменить нельзя… Говоря честно, Сабрина, иногда я даже удивляюсь, что твой брат не чувствует отвращения ко мне и не отвергает меня. Ведь это единственная возможность справиться с любовью к прежней Клер… Но я больше не ребенок!
Сабрина как будто впервые увидела Клер. Теперь она совсем иначе смотрела на свою подругу… Во-первых, она сама женщина и в то утро находилась рядом с Клер; ей довелось самой все увидеть… Сабрина лучше, чем Джайлз, поняла, кем стала ее подруга, как она изменилась и стала совсем другой. Но ей, к счастью, удалось не смешивать двух женщин: ту Клер, которую она знала еще ребенком, и новую Клер, после ужасного брака. Во-вторых, Сабрина, как и Джайлз, думала, что он женится на прежней Клер, которая каким-то чудесным образом ничуть не изменилась, пройдя через страшное и ужасное испытание.
Сабрина осторожно положила руку на плечо жены брата
— Думаю, ты права… Знаю, ты не ребенок, — продолжала она. — Но вот так сразу сложно осмыслить все и разобраться, чем стали для тебя эти два года. Я стараюсь не вспоминать о том, чему сама стала свидетельницей в то утро. Мне не хочется думать, кем стала ты… Хоть бы все поскорее ушло от нас… Я так мечтала об этом… Хотела, чтобы поскорее все забылось и мы могли бы опять жить хорошо и спокойно.
— Может, мне и следовало выйти замуж за Джастина, — Клер положила руку поверх руки Саб-рины. — Если бы я вышла замуж за Джайлза два года назад, то я вышла бы не за него, а за мою иллюзию, за рыцаря Галахада. Но теперь-то знаю: никто из нас не идеален, тем более я… Мне необходимо было научиться, как постоять за себя… Вот ты, Сабрина, всегда знала, как это делается. На моем месте ты просто бы швырнула тех червей обратно в руки Люси Киркман, — засмеялась Клер, — или толкнула бы ее в воду!
Сабрина улыбнулась.
— Я прошла через адское пламя первого брака и закалилась в нем. Хочу защищать себя сама, но совсем иначе… И пусть Джайлзу не нравится, но прежней Клер больше нет! Если он не видит новой Клер, то как может любить ее?!
Она немного помедлила, а затем более спокойно сказала:
— Я решила оставить все свои страхи и снова рискнуть… Но, уверена, ничего не изменится в наших отношениях, пока Джайлз не перестанет любить свою фантазию.
Рассказ Клер о супружеской жизни изумил Сабрину. Ей казалось, что она прекрасно знает Джайлза, но теперь начала понимать; именно их родственная близость мешает видеть брата таким, каков он есть. Во всяком случае, перед Клер была более ясная картина.
Несколько дней Сабрина пристально наблюдала за Джайлзом, пытаясь смотреть на него глазами постороннего наблюдателя.
Он вовсе не плох, этот Джайлз Уиттон, замечающий то, на что многие из его друзей просто не обратили бы внимания: и заплаканные глаза горничной, обиженной лакеем, и усилия повара, изощрявшегося в приготовлении его любимых блюд, и молодую леди, которую никто не приглашал танцевать.
Сабрина видела и то, как брат старается наладить отношения со своей женой…
Когда она видела, как Джайлз по-рыцарски ведет себя с Клер, как он делает вид, что у них все в порядке, как нежно целует жену перед тем, как им разойтись по разным спальням, то чувствовала, что его доброта не будет оценена по достоинству и брат медленно и терпеливо разрушает свой брак.
Сабрина поняла и чувства Эндрю, но вовсе не хотела ждать вечно, пока что-то прояснится, потому что не обладала таким терпением, как Джайлз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладостное пробуждение - Фаррелл Марджори



тяжелый роман...тяжело читать и тяжелый сюжет..
Сладостное пробуждение - Фаррелл МарджориЕлена
31.03.2012, 18.06





Злосчастная судьба Клэр так меня потрясла, что я поискала в И-нете сайт "Муж-тиран". Оказалось, что их не мало. Только 20% жен не биты в браке, а в России мужья ежегодно убивают 17 000 жен, а жены - 4 000 мужей. Все терпят, и Клэр дотерпелась до убийства мужа, нарушила 1-ю божью заповедь " Не убий" и очернила свою карму. Могла ведь убежать к отцу-маркизу. Но терпела, потому что тираны хороши в постели, так как у них уровень тестостерона зашкаливает. Вот и спит со своим новым добрым и нежным мужем, а вспоминает первого мужа-тирана. Мне больше всего жаль этого Джайлза. Сам еще мальчик, а женился на убийце. За ее грех их дети ответят.
Сладостное пробуждение - Фаррелл МарджориВ.З.,67л.
19.01.2015, 9.53





В.З.,67л. чушь несет. Тиранов много, это да. Только "карма" - это у буддистов, "заповеди" - у христиан, а дети ни при чем. И убежать героиня не могла - в то время жена была собственностью мужа. Так возрадуемся, что мракобесье уходит и в наше женщина имеет право выбора и имеет право быть счастливой.
Сладостное пробуждение - Фаррелл МарджориKotyana
4.12.2015, 16.36





А как насчет предположения В.З., что тираны "хороши в постели", поэтому якобы от них не уходят? То есть, если муж добрый и порядочный мужчина, он в постели не катит, потому что тестостерона мало? Смешно такое читать, черпают мудрость из любовных романов, где у героев априори нет психологической достоверности, все поступки - плод воображения порой не очень образованных авторш. И таки да, В.З., если вы верите в христианского бога, то карма - это не из ваше оперы. Убийство - далеко не самый тяжкий грех у христиан, с легкостью прощается, если "покаяться", и с детьми все будет в порядке. Наведите порядок в своих воззрениях, а то полная каша в голове. Во всех комментах осуждаете, выносите идиотские приговоры героям, ну просто очень по-христиански, ага. Мракобесие же, к сожалению, существует до сих пор, и по сей день женщины не уходят от мужей тиранов по многим причинам (смотрите статьи про домашнее насилие, абьюз, там много причин, как психологических, финансовых, так и просто страх за свою жизнь). Виноват в этом всегда абьюзер, а не жертва, и правильно сделала героиня, что избавила мир от чма.
Сладостное пробуждение - Фаррелл МарджориМарни
4.12.2015, 17.20





Тяжеловатый роман, героине очень не повезло с первым мужем, особенно в то время, когда развод был практически невозможен, жена являлась собственностью, а полиция в семейные дела не вмешивалась. Хорошо, что нашелся человек, который помог ей не только преодолеть психологические проблемы, но и принести ей счастье: 6/10.
Сладостное пробуждение - Фаррелл МарджориЯзвочка
6.12.2015, 13.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100