Читать онлайн Сладостное пробуждение, автора - Фаррелл Марджори, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостное пробуждение - Фаррелл Марджори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостное пробуждение - Фаррелл Марджори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостное пробуждение - Фаррелл Марджори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фаррелл Марджори

Сладостное пробуждение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 21

На следующее утро Клер проснулась поздно, она очень устала накануне. Погода переменилась под стать ее настроению. Жару сменил сильный дождь, который шел всю ночь. Наступившее утро выдалось серым и пасмурным. Клер лежала под одеялом, слушая, как стекают капли дождя по крыше. Ей казалось, что вся ее сила исчезла. Может, ей предстоит теперь всю оставшуюся жизнь провести в постели? Внезапно Клер почувствовала, что вместе с ней в комнате еще кто-то находится. «Наверное, Лиза», — подумала она и открыла глаза.
У окна сидела Марта и что-то шила.
— Марта?! — прошептала Клер.
Служанка отбросила белье, которое штопала, и устремилась к постели.
— Миледи! Наконец-то вы проснулись!
— Марта, который час? И как ты оказалась здесь?
— Пол-одиннадцатого, миледи. Я ушла от Уинстонов сразу же, как вы послали за мной.
Клер попыталась приподняться, и Марта помогла ей, подложив под спину подушки.
— Я так надеялась, что ты придешь, Марта, — произнесла Клер. — Но и мечтать не могла о быстром свершении своего желания. Ты всегда так добра со мной… Без твоей поддержки мне было бы трудно выжить во время моего замужества. Без твоей поддержки и без твоих показаний, — прибавила она серьезным голосом. — Спасибо. У тебя хватило смелости выступить…
— Но не столько, сколько у вас, миледи.
— Ты думаешь? Мне кажется, что я, наоборот, показала всем свою трусость…
— О, нет. Вы храбры, как маленький солдатик, который должен защищать себя.
Клер слабо улыбнулась.
— Ты думаешь, что я стреляла в лорда Рейнсборо, боясь за свою жизнь, Марта? Нет, скорее, за жизнь лорда Уиттона…
— А я кое-что вспомнила… — с улыбкой сказала Марта. — Лорд Уиттон и его сестра уже дважды заходили сегодня… Так я сказала Питерсу пока не принимать их. Но, уверена, они скоро вернутся.
Клер закрыла глаза и откинулась на подушку.
— Не знаю, Марта, смогу ли я сейчас кого-нибудь видеть… Особенно, лорда Уитгона. Не знаю, как мне смотреть им в глаза.
— Постепенно все наладится, миледи. Да, еще заходили ваш отец и, конечно, мистер Мор.
Лицо Клер прояснилось:
— А мистер Мор не сказал, когда зайдет.
— По-моему, сегодня днем.
— Марта, не могла бы ты отослать записку отцу? Если Эндрю будет здесь и укрепит меня духовно, я смогу увидеться с ним. Но не ранее чем во второй половине дня…
— Я распоряжусь, чтобы лакей доставил записку вашему отцу, миледи. А как быть с Уиттонами?
— Не сейчас, Марта, не сейчас.
Клер знала, что Джайлз и Сабрина на протяжение всего судебного расследования находились в зале. Она вспомнила, как в какую-то долю секунды посмотрела в зал и увидела своего старого друга, который сидел, наклонившись вперед и положив руки на ограждение. Джайлз успел улыбнуться ей заботливой, ободряющей улыбкой. Клер тогда ничем не могла показать, что заметила это. Да и как она могла? Не во время же допроса улыбаться ему? Да еще эта безобразная сцена с Джастином, когда Клер сдалась и «созналась», что они с Джайлзом любовники.
Она пыталась, чтобы все присутствующие поняли обстоятельства, заставившие ее лгать только для спасения Джайлза… Но объясняя все, Клер казалось, что она втягивает его в этот ужасный клубок, который называется ее браком, ее семейной жизнью.
Джайлз должен презирать ее за то, что она вышла за Джастина, за то, что она оставалась с ним и, наконец, за то, что убила его. Возможно, Клер сможет вновь принимать Сабрину: ее старая подруга оказалась так заботлива и так помогла ей в ту ночь, ночь смерти мужа. Но ведь она — сестра Джайлза, его близнец. Кроме того, они так близки…
Как много переживаний навалилось на нее! Она спасла свою жизнь, но для чего? Да и что. за жизнь ей теперь предстоит?! Клер может вернуться домой и жить с родителями… Она даже уверена, что они будут просить ее об этом. Или, может быть, вернуться в Девон? Но как ей жить в Рейнсборо-Хилл, где каждая комната будет напоминать о прошлом…
И то, и другое приемлемо, но все равно плохо. Конечно, Клер может остаться в городе, как советовал Эндрю. Если она останется здесь, то не потеряет с ним связи; он первым услышал ее историю и не стал презирать ее. Напротив, вел себя так, чтобы успокоить ее. Эндрю выслушивал и успокаивал Клер. Он же спас ей жизнь. И наконец, она обещала вальс, о котором Эндрю так просил…
Встреча Клер с родителями была полна радости и горя. Она подумала, что наконец-то ей принадлежит все их внимание, а их отношение к ней пронизано любовью и заботой. Как могла Клер не ценить и не принимать этого?! Теперь, вбирая в себя все эти ощущения, она вспомнила, как тосковала ребенком, чувствуя себя одинокой… Если бы тогда, в то время, Клер узнала больше тепла и заботы родителей, кто знает, может быть, ее жизнь сложилась бы совсем иначе.
Как она и думала, родители собирались оставить Лондон и забрать ее с собой. Конечно, Клер отказалась, чем очень расстроила и разочаровала их. Эндрю, прибывший вслед за ними, поддержал ее решение, считая его правильным: своим спокойным поведением она пресечет все слухи и домыслы.
— Но все ждут, что Клер будет соблюдать траур, — возразила мать.
— А я придерживаюсь мнения… Одним словом, одеваться в черное и не принимать гостей, когда сама же явилась причиной смерти мужа — значит вызвать еще больше сплетен… Как вы полагаете, леди Хоуленд?
— Думаю, он прав, дорогая, — поддержал маркиз. — Ради всего святого, зачем Клер носить траур по этому чудовищу?
— Я приеду в Хоуленд к концу сезона, — пообещала дочь, и родители вынуждены были согласиться с ней.
После их ухода доложили о приезде Сабрины. Клер со страхом ожидала прибытия обоих Уиттонов. Но услышав только о сестре Джайлза, успокоилась и встретила подругу радостной улыбкой.
— Я не буду утомлять тебя долгим визитом, — заверила Сабрина. — Джайлз тоже хотел посетить тебя, но я убедила его, что большое количество посетителей наверняка утомит и будет мешать твоему отдыху… Лучше всего ему прийти завтра…
— Я так рада твоему приходу, Сабрина. Хочу поблагодарить тебя за то, что изъявила желание дать показания на суде…
— Не стоит благодарности, Клер. Это все, что я смогла бы сделать для тебя. Мне все еще плохо от сознания твоего одиночества в прошлом…
Эндрю, незаметно наблюдая за Клер, уловил на ее лице следы смятения и прервал Сабрину.
— Мне кажется, что леди Рейнсборо, то есть Клер, никого не винит за эти два года и готова никогда больше не вспоминать об этом.
Леди Рейнсборо благодарно кивнула, и Сабрина изумилась, увидев, как они обменялись понимающими взглядами: никогда Эндрю Мор не смотрел на нее с таким расположением и симпатией.
«Естественно, — подумала она, — его положение официального защитника Клер позволяют ему считать себя ее другом… А может быть, и чем-то большим».
— Что ты собираешься делать до конца сезона, Клер? И если ты не собираешься поехать домой в Хоуленд, Джайлз и я очень хотели, чтобы ты знала — мы мечтаем забрать тебя с собой в Уиттон.
— И прервать свой собственный сезон?! Нет, спасибо, Сабрина, я высоко ценю твою доброту… Эндрю убедил меня остаться здесь и принимать участие в светской жизни. Таким образом я смогу добиться того, что этот скандал быстрее утихнет. Кроме того, мною обещан ему вальс, — произнесла Клер, изо всех сил стараясь казаться веселой и оживленной.
«Ну и ну», — подумала Сабрина и тут же испугалась своей реакции.
Эндрю прав, говоря, что людей привлекает слабость, как ягненок волка: попробуй только побежать, и они тотчас бросятся на тебя. Но стоит повернуться и прямо взглянуть им в глаза, как люди тут же теряют интерес и принимаются за поиски другой жертвы. Действительно, Клер не должна самоотстраняться от светской жизни. То, что она собирается остаться в Лондоне и будет присутствовать на балах, в конце концов сослужит ей хорошую службу. И почему, собственно говоря, Клер не должна танцевать с Эндрю, с человеком, спасшим ей жизнь?
Посидев еще немного, Сабрина вместе с Эндрю вышла на улицу.
— Позвольте взять для вас экипаж?
— Нет, спасибо, Эндрю. Сегодня такой чудесный день… Я хочу немного пройтись.
— И, конечно, вас ни в коем случае нельзя оставить без сопровождения. Могу я предложить себя в попутчики?
— Как вы знаете, я живу очень близко отсюда. Большой необходимости в этом не вижу, — холодно ответила Сабрина.
— Но ведь день-то какой прекрасный! Мне тоже хочется прогуляться.
Сабрина кивнула, и они, сохраняя молчание, двинулись по улице.
— На процессе вы вели себя довольно впечатляюще, — сказала леди Уиттон, прерывая молчание.
— Спасибо, Сабрина. Признаться, я не был полностью уверен, что выиграю его. Но я знал — риск возрастет, если дело Клер на этом не закончится и пойдет дальше. Расследование потребовало полной моей отдачи… Я очень восхищен, Сабрина, что вы согласились в случае необходимости выступить перед судейской коллегией.
— О, по сравнению с Клер моя смелость ничего не стоит. Я убеждена, она никогда бы не сделала этого, если бы вам не удалось подтолкнуть ее. Вы были тогда правы, Эндрю, хотя в то время я так не думала.
Эндрю посмотрел на Сабрину, его брови поползли вверх.
— Наконец-то с ваших уст слетело одобрение, Сабрина, — произнес он, поддразнивая ее. Он улыбнулся ей одной из своих самых очаровательных улыбок. На душе у нее потеплело. Он не смотрел на Сабрину с такой заботой, как на Клер… Но неужели ей нужно было от него только это?! Сабрине нравилось разговаривать с ним на равных, даже в спорных случаях. И она уже знала и понимала своим горячим сердцем, что ей нужно от Эндрю больше, значительно больше…
Когда леди Уиттон приехала на Гросс-авеню, лорд Уиттон, ее брат, находился в своем клубе и она не смогла переговорить с ним. и обсудить визит к Клер. Они собирались поехать на бал к Кэнделам, но приехать туда порознь.
Сабрина приехала первой и сразу же попала в круг друзей и знакомых, которые с нетерпением хотели узнать, что же произошло во время судебного разбирательства.
— Я слышала, ты хотела дать показания в пользу Клер, Сабрина, — заявила Люси Киркман. — А ты хорошо все обдумала?
— Это было не столь сложно, Люси. Тем более, что мне эта опасность не грозила, — спокойно произнесла Сабрина. — Клер сама своим рассказом смогла убедить суд присяжных.
— Представьте себе, у маленькой Клер Дайзерт хватило духу постоять за себя. А я вспоминаю, как однажды бросила ей под ноги банку с червями… Так она стояла, не шелохнувшись и ожидая, пока придет Джайлз и спасет ее.
— Кое-кто из нас изменился, выйдя из детского возраста, Люси.
Это было сказано спокойным тоном, но все же достаточно прозрачно, чтобы Люси прикусила язычок. И когда лорд Эйвери пригласил ее на танец, она, не раздумывая, ответила согласием.
Сабрина молилась про себя, чтобы поскорее пришел Джайлз и помог ей, как вдруг увидела, что к ней пробирается сквозь толпу Эндрю. На глазах у всех она тепло поздоровалась с ним. Это было неожиданно для него, и в голову пришла мысль о собственной глупости и невнимательности. Но присмотревшись к толпе, Эндрю понял, что она просто ищет кого-нибудь, кто помог бы ей избавиться от окружающих ее людей.
— Звучит вальс, Сабрина, — с улыбкой заметил он.
— Да, вальс, Эндрю… И если вы сейчас же не пригласите меня на этот танец, я никогда больше не буду разговаривать с вами, — тихонько прошептала леди Уиттон.
— Могу ли я пригласить вас на вальс, — с нарочитой церемонностью и с соблюдением всех формальностей произнес Эндрю.
— Почему же нет, почту за счастье.
— Я так поражен вашей дерзкой смелостью, совсем не свойственной леди, — сказал Мор с каким-то огоньком в глазах, когда они кружились в танце.
— Если бы вы не пригласили меня, я сама бы схватила вас и вывела из зала. Наверное, это хотя бы на время отвлекло их внимание от; Клер.
— Хорошо, что я сегодня здесь… Оказывается, мне иногда тоже перепадает немного вашего внимания, — сказал Эндрю, виртуозно ведя Сабрину мимо какой-то пожилой пары и крепче обнимая ее за талию. Она почувствовала тепло и силу его рук и немного разочаровалась, когда он ослабил объятие.
— Кажется, это мой брат танцует с Люси Киркман! — воскликнул Эндрю.
— Да, как будто… Мне не хотелось обидеть ее, но у нее вид, как у гавани в бушующем море, — улыбнулась Сабрина. — О, я не могла предположить, что ваш брат…
— …довольно решительный парень, преисполненный собственной важности? А Люси так возмутительно откровенна… Может быть, это будет неплохо для него.
На минутку Эндрю умолк. Сабрина, не сводившая все это время взгляда с его галстука, на мгновение подняла глаза и затем опустила их.
— Так вы полагаете, Люси удалось подцепить Джайлза на крючок в конце концов? Помню, как она ловила рыбу в то лето, когда я впервые посетил Уиттон.
— Неделю назад я бы сказала «да», — ответила Сабрина. — Но сейчас…
— Но сейчас свободна Клер. Вы ведь это имели в виду?
— Но она действительно свободна, Эндрю? — спросила она, когда музыка стихла и они стали прогуливаться по залу. — Свободна для любви, полагаю… И думаю, что свободна для брака. Едва ли можно ожидать соблюдение глубокого траура по мужу, пытавшемуся убить ее.
— Леди Сабрина, я никогда не знал леди Рейнсборо и никогда не думал о ней, как о возлюбленной вашего брата. Но сейчас я просто восхищен ею. Никогда бы не сказал, что в ней столько смелости и силы духа: она прошла через такие переживания, которые и у более сильных людей вызывают шок. Но я очень сомневаюсь в ее способности любить или выйти замуж… По крайней мере, в недалеком будущем…
Когда Сабрина и Эндрю присоединились к небольшой группе друзей, объявили о прибытии Джайлза.
— Я приведу его, — сказал Мор, — иначе он никогда не найдет нас в этой толпе.
Сабрина ответила благодарной улыбкой. Когда Эндрю вернулся с Джайлзом, она сразу поняла, что ее брат не намерен принимать участия в светских развлечениях. А когда к ним присоединилась Люси, Сабрине стало почти стыдно за нее. Джайлз делал все, что требует простая вежливость, но то легкое притяжение, которое едва возникло между ними, исчезло навсегда. Хотя брат и пригласил ее на котильон, последний танец перед ужином, Сабрина шестым чувством, свойственным близнецам, поняла, что все переменилось.
Джайлзу казалось, что он находится сейчас не на балу, а где-то в незнакомом месте… Последние несколько дней лорд Уиттон провел в тоске и страхе. Спустя год после всех его уговоров самого себя, что все чувства к Клер умерли и осталась только дружба, — вдруг такой сюрприз. Джайлз отчаянно хотел быть вновь вместе с ней, и это было концом всех его намерений сдерживать себя. Но он знал, Эндрю прав: любой его поступок мог навлечь на Клер неприятности.
Слушая на судебном разбирательстве ее ответы на вопросы, он балансировал на грани любви и ярости. Если бы Клер не убила Джастина, Джайлз сделал бы это сам с радостью и без всякого сожаления. Она заслуживает того, чтобы муж любил и лелеял ее, а ей приходилось терпеть только мучения и издевательства. Клер выглядела такой маленькой и беззащитной, когда сидела перед судебной комиссией и рассказывала о том ужасе, который назывался ее браком…
Ей необходима его забота, и Джайлз страстно мечтал проявить ее, когда кошмар, оставленный следствием, пройдет.
Прошло около двух недель, прежде чем Клер стала вновь принимать гостей. К ее удивлению, недостатка в них не было. Но все-таки их прибывало меньше, чем в былое время.
Для появления в свет она выбрала бал у Дюшес де Россов, надеясь там затеряться в толпе. Вообще-то мысль о появлении среди людей приводила ее в ужас. Джайлз нанес ей обещанный визит, и Клер чувствовала себя в его присутствии крайне неловко. Все, о чем она могла думать сейчас, — это осуждение Джастина во время следствия… Клер боялась осквернить их дружбу, хотя и знала, что Джайлз и Сабрина рады снова принять ее в свою компанию.
Она послала коротенькую записку Эндрю Мору, в которой просила его заехать к ней и робко намекнула о сопровождении на бал к Россам.
— Я ведь обещала вам вальс, Эндрю, — сказала Клер, пытаясь хотя бы немного разрядить обстановку.
Итак, когда объявили о прибытии на бал леди Рейнсборо, мистер Мор следовал за ней в нескольких сантиметрах позади, как верный паж и преданный друг.
Клер показалось, что внизу колышется море голов, повернувшихся к ней. Все с жадностью и любопытством старались разглядеть ее; на секунду ей стало страшно от того, что все эти лица и головы действительно превратятся в море и поглотят ее, стоит только сделать хотя бы один неверный шаг. Но Эндрю взял ее под руку — и море расступилось перед ними, будто вместо мистера Мора шествовал сам Моисей.
Джайлз, поспешивший навстречу, успел заметить благодарный взгляд, подаренный его старому другу, и внезапно страшная ревность охватила его. Будь все проклято, но человеком, на которого она может полагаться, должен быть только он, Джайлз Уиттон. Ну, а сейчас… Вполне естественно, что женщина рассчитывает на такого опытного защитника, как Эндрю…
Джайлз помог им пробиться сквозь толпу и добраться до уголка бального зала, где уже их поджидала Сабрина вместе с родителями Клер. Улыбка отца, объятие матери, теплое рукопожатие подруги приветствовали ее.
— Да поможет тебе господь, доченька, — произнес маркиз.
— Здесь еще страшнее, чем на суде, — прошептала Клер, вздрагивая всем телом.
— Сегодня будет еще трудно, — успокаивающе произнес Джайлз. — Но их любопытство очень скоро иссякнет… Может, принести бокал шампанского?
— Не думаю, что буду пить что-то крепче лимонада, — громко и смело произнесла Клер.
— Тогда я сейчас принесу, — и Джайлз отправился выполнять просьбу.
Несколько друзей родителей Клер подошли и вежливо поздоровались с ней. Конечно же, за весь вечер никто и словом не обмолвился о ее бывшем муже и о последних событиях. «Как будто его никогда и на свете не было», — поделилась Клер с подошедшим пригласить ее на вальс Эндрю.
— Общество продолжает идти своим путем: игнорируя жестокого мужа после смерти, оно не обращало на него внимания и при жизни. Мне кажется, что многие семьи скрывают семейные тайны, подобные вашей. Говорить о вашей проблеме — говорить о своей собственной…
Клер было очень приятно танцевать с Эндрю. Он первым узнал всю ее историю, принял и не осудил ее…
«Он хорошо танцует, — подумала она. — Прекрасно ведет партнершу, не возвышаясь над ней, и в нем нет пренебрежения и вычурности».
Вальс с Джайлзом на этом балу не доставил ей никакого удовольствия. Она была вынуждена принять его приглашение, потому что не знала, как отказать старинному другу. Клер заметила любопытствующие исподволь глаза присутствующих: правду она говорила или нет, рассказывая о их дружбе. В любом случае, кое-кто уйдет с этого бала в полной уверенности, что лорд Рейнсборо был не так уж и неправ, подозревая свою жену. Конечно, Клер спасла Джайлза от скандала и, может быть, от смертельной раны на дуэли, но мысли о том, что их отныне и навсегда будут преследовать сплетни и домыслы, не выходили у нее из головы.
Как она могла улыбаться ему, когда его рука пожала ее руку? Насколько естественной могла быть ее радость в вальсе? Для него было бы лучше, если бы у нее не хватило смелости вновь вернуться в их тесный круг друзей.
Джайлз достаточно хорошо понимал, почему Клер держит его на расстоянии. Его первый визит к ней не понравился ему. Когда он пришел в другой раз, она тоже не «смогла» принять его. А сегодня Клер вела себя так, будто их познакомили только что.
Все чувства, которые он считал давно умершими, вновь ожили и стали еще сильнее. Танцуя с Люси Киркман, Джайлз смотрел теперь на нее не как на женщину, на которой еще совсем недавно собирался жениться, а как на постороннего человека, как на незнакомку. Люси привлекательна… Он хотел жениться на ней и не сомневался, что получал бы удовольствие от ее общества. Но это чувство не шло ни в какое сравнение с тем, которое Джайзл испытывал при виде Клер.
Конечно, шок от смерти мужа сильно повлиял на нее… Джайлз так и не смог реально представить себе, как Клер убивает его. Просто она защищала себя, и Рейнсборо умер… Все это скоро пройдет, учитывая то, что этот брак — ошибка. Роковая, но ошибка… За ним и Клер годы дружбы… Люси больше не значит для него ничего. Он должен убедить Клер, и как можно скорее, что самый лучший выход из сложившейся ситуации — выйти за него замуж.
Когда ночью, после бала, Клер возвратилась домой, ее трясло от усталости и нервного напряжения.
Марта усадила ее у камина и принесла чашку горячего молока с медом.
— Все в порядке, миледи?
Зубы Клер стучали так, что она лишь кивнула головой в ответ.
— Вас кто-то обидел, не так ли? — с беспокойством продолжала Марта. Леди Рейнсборо посмотрела на ее руки, непроизвольно сжатые в кулаки, и улыбнулась. Теплое молоко, пламя камина и шерстяная шаль, которой Марта укутала ее плечи, начали согревать.
— Думаю, за моей спиной было немало сказано, — передернувшись, прошептала Клер. — Но все не так уж плохо, как я ожидала…
— Наверное, этот красивый мистер Мор находился всегда около вас?
— Да, Эндрю очень добр ко мне.
— А лорд Уиттон? — как бы случайно спросила Марта.
— Джайлз…. по прежнему мой старинный друг.
Лицо хозяйки Марты, когда она говорила об Эндрю, прояснилось, но при упоминании имени лорда Уиттона на него набежала легкая тень. Служанка, ни минуты не сомневающаяся в том, что ее миледи нужен хороший мужчина, который бы любил и заботился о ней, была довольна. Эндрю Мор — весьма привлекательный молодой человек, в этом не могло быть никаких сомнений, но он не тот мужчина, который нужен ее леди Рейнсборо. В чем Марта глубоко уверена… Ее госпожа совсем не безразлична к лорду Уиттону. Служанка надеялась, что его светлости хватит ума не дать завянуть цветку, растущему.прямо у его ног. Она взяла пустую чашку из рук хозяйки и ласково сказала:
— Пойдемте, миледи, позвольте мне уложить вас в кровать.
Клер была настолько измучена, что сразу погрузилась в глубокий сон.
«Она спит, как мертвая», — прошептала Клер, рассматривая женщину, лежащую перед ней на постели. Она похожа на нее… Да нет! Этой женщиной была сама Клер. А рядом с ней лежал муж этой женщины. Руки его прижаты к груди, а сквозь пальцы сочилась кровь, будто кто-то рассыпал по его рукам лепестки пурпурной розы. Его глаза закрыты, из раны на левом виске струится кровь. «Как она может спать с ним в одной постели?!» — ужаснулась Клер. И вдруг чей-то голос (она узнала его — это голос коронера) произнес: «Она сама постелила… Такой молодой и прекрасной женщине стыдно спать одной. Отныне ее муж всегда будет вместе с ней». Казалось, это подобающее наказание для одной Клер… А другая Клер будет теперь спать рядом со своим убитым мужем. И ее сон навсегда станет «подобен смерти».
Проснувшись, Клер во всех деталях припомнила свой сон. Не успев открыть глаза, она уже знала, что сейчас рядом с ней — тело ее мужа… Клер почти совсем очнулась от сна. Приснившееся было так реально, что она стала недоумевать, каким образом люди различают сон и действительность. И неважно признание суда коронера ее невиновности… Она женщина, убившая своего мужа, и он будет вечно охранять ее постель.
Следующие две недели Клер провела весьма осторожно, выбирая, куда направиться, будь то раут, музыкальный вечер или обед. Ее появление вызывало с каждым днем все меньше и меньше любопытства, а в конце второй недели все внимание толпы переключилось на леди Хантли и на ее весьма интересное положение… Так что всем стало не до Клер. Конечно, не было никакого мужа-рогоносца и никто не помышлял об убийстве, но досужие языки болтали о муже леди, который в течение года служил на благо Отечества где-то вдалеке, а его жена оказалась беременной:.. Что же касается того, кто отец ребенка, то тут мнения диаметрально расходились.
Эндрю Мор теперь больше чем когда-либо появлялся в свете и, как правило, находился поблизости от Клер. Джайлз Уиттон, как всегда, окружал ее вниманием и заботой, и кое-кто уже начал заключать пари на то, что леди Рейнсборо найдет себе мужа. Кто же будет этот счастливец?
— Ну, счастливец — это совсем неподходящее слово, — сказал один из сплетников с кривой усмешкой. — Леди слишком любит играть с пистолетами.
Если бы Джайлза сейчас спросили, на кого бы он поставил, то не получили бы вразумительного ответа. Он сам находился в затруднении. Правда, Клер стала вести себя немного свободнее в его обществе, но между ними, тем не менее, существовала невидимая преграда… А вот между Клер и Эндрю барьера не существовало…
Однажды за завтраком Джайлз не выдержал и начал разговор, коснувшись больного для него вопроса.
— Как ты думаешь, — спросил он у Сабрины, — у Клер и Эндрю что-нибудь серьезное?
Последние двадцать минут он пытался понять содержание газетной статьи, но поняв, что это ему не под силу, оставил это занятие. Сестра, прекрасно понимая его настроение и разделяя беспокойство, поставила на стол чашку и сказала:
— В самом деле не знаю… Я просто предполагаю, что Клер в какой-то мере полагается на него, ведь это так естественно: он спас ей жизнь… Они, кажется, подружились, но в их отношениях я не заметила ничего романтического.
— А что может быть естественнее, когда женщина влюбляется в мужчину, спасшего ее от ужасной смерти?!
Сабрина пожала плечами.
— Может быть… А тебе не кажется, что ты давно уже не обращал внимания на Люси Киркман? Не значит ли это… Ты… ты не собираешься жениться на ней?
— Да я просто не могу поверить, что когда-то думал об этом. Тогда мне казалось… Я считал свои чувства к Клер похороненными навсегда: ведь прошло два года, как она вышла замуж. Мне хотелось верить в простую дружбу с леди Рейнсборо, и поэтому хотел стать для Люси хорошим мужем… Но как только я узнал о свободе Клер…
Джайлз взглянул на сестру. Сабрина увидела в его глазах такую смесь ликования и безнадежности, что постаралась побыстрее отвести взгляд.
— Мне даже немного обидно за Люси, — сказала она. — Особенно, если учесть, насколько я знаю, ее привязанность к тебе всегда отличалась глубиной и искренностью. Так что же ты собираешься предпринять?
— Я могу подождать, — ответил брат. — Даже должен подождать, пока Клер придет в себя. Увидим, являются ли ее отношения к Эндрю большим, чем просто дружба… И все же я не знаю, смогу ли ждать, Брина, — воскликнул он. — К концу этой недели я намерен просить Клер выйти за меня замуж.
— Думаешь, это разумно? — с нежным беспокойством спросила Сабрина.
— Разумно ли?! В свое время я думал, что разумно дать ей насладиться первым выездом в свет… Ты знаешь: она остановила свой выбор на Джастине Рейнсборо.
— Но его же нельзя сравнивать с Эндрю Мором, Джайлз, — возразила сестра.
— Знаю, — ответил Джайлз. — Но как раз сейчас Клер очень уязвима… Какую жизнь она будет вести одна? Клер не сможет вернуться в Девон… И жизнь с родителями — лишь половинчатое решение проблемы. Ей нужна любовь и защита… Надежная защита. Если я сейчас не предложу ей этого, боюсь, она решит этот вопрос как-нибудь иначе.
— Возможно, ты прав, Джайлз. Но мне не хотелось, чтобы ты торопил события.
— Торопил?! Я полжизни люблю Клер! Уверен, что смогу преодолеть неловкость и добиться своего…
— Надеюсь на это, Джайлз, — сказала Сабрина успокаивая и себя и брата.
Пока она не поняла той романтической атмосферы, которая возникла у Эндрю после процесса над Клер, но Сабрина знала, что ее подруге всегда нужно крепкое плечо, на которое та могла бы опереться, и в данном случае друг Джайлза — наиболее подходящий для этого человек.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладостное пробуждение - Фаррелл Марджори



тяжелый роман...тяжело читать и тяжелый сюжет..
Сладостное пробуждение - Фаррелл МарджориЕлена
31.03.2012, 18.06





Злосчастная судьба Клэр так меня потрясла, что я поискала в И-нете сайт "Муж-тиран". Оказалось, что их не мало. Только 20% жен не биты в браке, а в России мужья ежегодно убивают 17 000 жен, а жены - 4 000 мужей. Все терпят, и Клэр дотерпелась до убийства мужа, нарушила 1-ю божью заповедь " Не убий" и очернила свою карму. Могла ведь убежать к отцу-маркизу. Но терпела, потому что тираны хороши в постели, так как у них уровень тестостерона зашкаливает. Вот и спит со своим новым добрым и нежным мужем, а вспоминает первого мужа-тирана. Мне больше всего жаль этого Джайлза. Сам еще мальчик, а женился на убийце. За ее грех их дети ответят.
Сладостное пробуждение - Фаррелл МарджориВ.З.,67л.
19.01.2015, 9.53





В.З.,67л. чушь несет. Тиранов много, это да. Только "карма" - это у буддистов, "заповеди" - у христиан, а дети ни при чем. И убежать героиня не могла - в то время жена была собственностью мужа. Так возрадуемся, что мракобесье уходит и в наше женщина имеет право выбора и имеет право быть счастливой.
Сладостное пробуждение - Фаррелл МарджориKotyana
4.12.2015, 16.36





А как насчет предположения В.З., что тираны "хороши в постели", поэтому якобы от них не уходят? То есть, если муж добрый и порядочный мужчина, он в постели не катит, потому что тестостерона мало? Смешно такое читать, черпают мудрость из любовных романов, где у героев априори нет психологической достоверности, все поступки - плод воображения порой не очень образованных авторш. И таки да, В.З., если вы верите в христианского бога, то карма - это не из ваше оперы. Убийство - далеко не самый тяжкий грех у христиан, с легкостью прощается, если "покаяться", и с детьми все будет в порядке. Наведите порядок в своих воззрениях, а то полная каша в голове. Во всех комментах осуждаете, выносите идиотские приговоры героям, ну просто очень по-христиански, ага. Мракобесие же, к сожалению, существует до сих пор, и по сей день женщины не уходят от мужей тиранов по многим причинам (смотрите статьи про домашнее насилие, абьюз, там много причин, как психологических, финансовых, так и просто страх за свою жизнь). Виноват в этом всегда абьюзер, а не жертва, и правильно сделала героиня, что избавила мир от чма.
Сладостное пробуждение - Фаррелл МарджориМарни
4.12.2015, 17.20





Тяжеловатый роман, героине очень не повезло с первым мужем, особенно в то время, когда развод был практически невозможен, жена являлась собственностью, а полиция в семейные дела не вмешивалась. Хорошо, что нашелся человек, который помог ей не только преодолеть психологические проблемы, но и принести ей счастье: 6/10.
Сладостное пробуждение - Фаррелл МарджориЯзвочка
6.12.2015, 13.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100