Читать онлайн Дом там, где сердце, автора - Фаррел Шеннон, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фаррел Шеннон

Дом там, где сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Мюйрин и Локлейн вместе вынесли все из коляски и пошли к западной стороне города в надежде, что оттуда их кто-нибудь подвезет до Донегола и они хоть часть пути проедут до Барнакиллы. Они оставили Падди со вторым извозчиком, чтобы те поехали обратно в Дублин. Мюйрин дала ему разрешение оста­ваться там, сколько он посчитает нужным.
– И убедитесь, что они вам хорошо заплатят, – посовето­вала она ему при прощании.
– Обязательно, мисс. Спасибо вам!
Небо быстро темнело. Мюйрин начала дрожать, но поста­ралась скрыть от Локлейна, что ей плохо. Она лишь, плотнее укутавшись в плащ, сказала: «Ну что ж, идемте».
– Однако становится все холоднее! – заметил он, вешая свою сумку на плечо.
– Будет хуже, если мы останемся стоять здесь и бездей­ствовать, – ответила Мюйрин и прибавила шагу.
К счастью, снег почти растаял, поэтому на дороге было слякотно, но не слишком скользко. Когда они прошли около мили, их догнала телега, и всего за несколько пенни извозчик согласился подвезти их прямо до Барнакиллы.
Поскольку лунная ночь была светлой, Мюйрин увидела Барнакиллу еще в начале длинной аллеи, когда телега приближалась к ее новому дому. Деревья стояли совсем голые, и ей открывался отличный вид на поместье.
Сначала оно показалось ей не таким уж и плохим. И по правде говоря, довольно огромным. Парадный вход был до статочно большим, с портиком на четырех колоннах. Мюйрин увидела, что сначала этот дом был построен в стиле эпохи короля Георга – квадратный, с высокими, элегантными окна ми, но позже он достраивался.
По одной стороне Барнакиллы спускалась небольшая терраса, которую было видно из пары двустворчатых окон, до­ходящих до пола, и длинного крыла в задней части дома. Вторая терраса вела вниз, к тому, что некогда, без сомнения, было прекрасной лужайкой, теперь густо поросшей дикой травой, и это было очевидно даже несмотря на зимнюю по году.
Однако, приблизившись к дому, она увидела, что выцветшие стены поросли мхом и лишайником. Она даже не была уверена, осталась ли хоть где-нибудь целая крыша. Конюшня и на­ружные постройки тоже находились в запустении. В целом дом и его окрестности предстали перед Мюйрин как нечто из готического романа в стиле ужасов – все мрачное, заброшенное, уединенное.
– Вам придется остаться на ночь с нами в коттедже. В доме будет очень холодно. Должен сказать, у меня не было до­статочно времени, чтобы хорошенько его осмотреть, когда я приезжал сюда несколько недель назад. Я ничего не сделал в поместье, только разбирался с кредиторами, потому что Августин не оставил мне никаких инструкций, уезжая в Шот­ландию.
– Не стоит извиняться, Локлейн. Я уверена, вы сделали все, что смогли, – ответила Мюйрин, пытаясь говорить спокойно, хотя сердце у нее упало. – У нас хотя бы дров достаточно? – неуверенно спросила она.
– Я нарубил довольно много на прошлой неделе, когда была хорошая погода, так что какое-то время мы будем в тепле. А еще здесь много торфа.
– А где же бумаги на имение?
– В кабинете и в конторе поместья. Но сейчас уже слишком поздно начинать с ними работать! Вы, должно быть, очень устали.
– Я в порядке, правда. Вы не могли бы показать мне, где контора?
– Вон там, – указал он, поднимая сумки и ведя ее в обход к черному ходу.
Старый ржавый ключ повернулся в не менее ржавом замке, и он провел Мюйрин внутрь. Она посмотрела на гору бумаг и произнесла: «Думаю, я понимаю, о чем вы».
Локлейн положил руку на ее плечо.
– Почему бы вам не пойти со мной в дом и не познако­миться с Циарой?
– Я только возьму несколько бухгалтерских книг, почитаю их у камина, если вы не против.
– Пожалуйста, если вы так хотите, Мюйрин. Теперь вы хозяйка поместья, – напомнил Локлейн. Она почувствовала какую-то слабость.
Домик Локлейна находился недалеко от конюшен: это была трехэтажная постройка, разделенная на большую кухню и жи­лую площадь с двумя спальнями приличного размера по одной стороне дома.
Сестра Локлейна Циара сразу же вышла поздороваться с братом. Потрепав его по плечу, она довольно холодно по­жала руку Мюйрин.
Циара оказалась очень маленькой, сдержанной женщиной с золотистыми прядями в темных каштановых волосах и зе­леными глазами. Ей было тридцать четыре, она была на два года младше Локлейна, но выглядела даже старше, и ее грубые руки свидетельствовали о том, что в течение долгих лет она занималась тяжелой работой. Она была приветлива и вежли­ва, но не слишком дружелюбна. Мюйрин она разглядывала с откровенным любопытством и недоверием. Представляя ей Мюйрин, Локлейн натянуто улыбнулся:
– Это Мюйрин Грехем Колдвелл, жена Августина. Циара со стуком уронила миску, в которую накладывала картошку, и удивленно уставилась на обоих, обернув к ним свое выразительное утомленное лицо.
– Хозяин поместья женился?
– Это еще не все новости. Августин умер. Я предложил Мюйрин остаться у нас, пока мы приведем дом в порядок.
Циара продолжала молча смотреть на них, пока наконец не спохватилась, взяла накидку Мюйрин и засуетилась вокруг, чтобы та почувствовала себя уютней.
– Ах вы бедняжка! Но как? Я не понимаю…
– Пожалуйста, Циара, не сейчас, – напрасно настаивал Локлейн.
– Нет, Локлейн, расскажите ей. Или нет, лучше я сама. В отеле в Дублине произошел несчастный случай: Августин застрелился. Мы похоронили его вчера и приехали сюда.
– Боже правый, какой ужас! – Циара покачала головой, пытаясь прийти в себя.
Она подошла к огню и открыла крышку небольшого чер­ного пузатого котелка. Затем разложила картошку, которая была в нем, на три тарелки, а затем из еще одной небольшой кастрюльки, висящей над углями, положила им понемногу тушеного кроличьего мяса с подливой.
Локлейн покраснел, стыдясь простоты и бедности своего жилища. Он с облегчением заметил, что Мюйрин не обратила на это внимания и приступила к еде, предварительно поблагодарив хозяйку. По крайней мере, в коттедже чисто, подумал он про себя. Тем не менее ему было очень неловко.
– Я собираюсь перенести сюда вещи из своей комнаты, – сказал он. Он положил в рот еще одну ложку показавшегося теперь безвкусным мяса и попытался его проглотить.
Не глупите. Я могу поспать и здесь, у камина, или вместе с Циарой. Нет никакой необходимости выгонять вас из соб­ственной комнаты.
– Но в моей комнате только одна кровать, – хмуро воз­разила Циара и получила в ответ пронзительный взгляд от брата.
– Это не играет роли. Я могу постелить на полу, – спокой­но ответила Мюйрин.
–Мюйрин, вы леди из высшего света. Очень плохо, что вам приходится здесь оставаться, но чтобы вы спали на полу – уж это совершенно немыслимо, – краснея, сказал Локлейн.
– Да, я об этом думала, и все же собираюсь сделать имен­но так. Локлейн, прошу вас, ведь мы уже все обсудили и обо всем договорились.
Локлейн еще больше покраснел от этого напоминания и уже почти решился предложить ей снова спать на одной постели.
Ты должен подумать, резко одернул себя он и отвел взгляд от аметистовых глаз Мюйрин.
Он поднялся, чтобы отнести чемоданы в комнату Циары, и вышел из коттеджа. Через несколько минут он возвратился с матрасом, который принес из конюшни.
– Он совершенно чистый. Я нашел его в сарае. Он, очевид­но, предназначался парню, работавшему в конюшне, но тот уехал еще до моего прибытия сюда. Думаю, с тех пор как здесь не стало лошадей, нет нужды нанимать кого-то вместо него. Так что теперь матрас в вашем распоряжении.
– Спасибо, я думаю, он вполне подойдет, – сказала Мюй­рин. Она взялась за один край и помогла Локлейну разложить его на полу комнаты, куда Циара принесла несколько чистых выглаженных простыней.
– А что случилось с лошадьми? – спросила Мюйрин, пере­таскивая матрас в угол.
– Думаю, Августин продал их, чтобы выручить деньги на поездку в Шотландию, но, зная, как Колдвеллы обращаются с деньгами, допускаю, что они могли быть потрачены на что угодно, – ответил Локлейн с откровенным презрением в голосе.
– А нет ли здесь каких-нибудь его родственников, людей, готовых помочь вдове Августина, если я обращусь к их чув­ствам? – спросила Мюйрин.
Локлейн нахмурился, почувствовав, как прошлое снова всплывает в его жизни.
– Только его двоюродный брат Кристофер из соседнего поместья Духары. Он уехал в Европу, и его не будет здесь какое-то время, по крайней мере я так думаю. Он такой же транжира, каким был Августин.
В этот момент в комнату вошла Циара и, услышав слова брата, уронила простыни и одеяла, которые принесла.
– В чем дело? – раздраженно спросил Локлейн, смущенный неуклюжестью сестры.
– Н-н-ни в чем, – ответила она. – Я просто была неосторожна.
– Правда, Локлейн, ведь ничего не пострадало, – переубеж­дала его Мюйрин, поднимая постельное белье, тогда как Циара стремительно вышла из комнаты. – Послушайте, вы ведь ее обидели. И все из-за меня, – сердито сказала она. – Ей, на­верное, очень нелегко. А я, в конце концов, совершенно незна­комый ей человек, которого она должна приютить.
– Знаю, знаю. Она подчас ведет себя странновато в по­следнее время. Ей следовало выйти замуж, растить детей. Было бы в чем применить всю ее… ну… аккуратность, что ли, ее скрупулезность. Видите ли, она любит, чтобы все было иде­ально, а теперь даже больше, чем обычно.
– Что ж, может быть, ей не сделал предложение именно тот мужчина? – скользнув по нему взглядом, сказала Мюйрин, быстро расстилая постель.
– В том-то и дело. Она была очень красива. За последние три года она так изменилась, что я с трудом узнал ее, когда вернулся домой. Многие делали ей предложение, но она всем давала от ворот поворот. Даже мой друг Роберт, который работал в поместье кузнецом, просил ее руки. Она отказала ему, и он уехал с разбитым сердцем, – объяснил Локлейн и покачал головой как бы из сочувствия к другу.
– А где же Роберт теперь?– спросила Мюйрин. Она на­клонилась, раскладывая одеяла одно за другим, чтобы полу­чилась уютное спальное место.
– Я не знаю точно. В одном из соседних поместий. Он много разъезжает, то здесь, то там.
– Может, мы когда-нибудь воспользуемся его услугами, если вы его найдете, – добродушно предложила Мюйрин.
– Ну, лошадей у нас мало, всего лишь парочка рабочих коней для вспашки, но для ремонта поместья он подойдет нам как никто другой.
– Он женат?
– Нет, и никогда не был.
Локлейну не нравилось обсуждать странное поведение своей сестры с посторонним человеком. Пока Мюйрин не успела задать следующий вопрос, он вышел в кухню и подошел к ка­мину. Там он наполнил горячей водой бутылки и положил их в каждую из трех постелей.
Мюйрин закончила стелить и села с Локлейном и Циарой за стол пить чай. У нее сильно болела голова.
Локлейн посмотрел на ее бледное лицо и взъерошенные волосы и предложил:
– Почему бы вам не пойти спать?
– Нет-нет, думаю, сначала нужно просмотреть эти бухгал­терские книги, – ответила Мюйрин, взяв свою чашку и сев у огня.
Локлейн решил оставить ее в покое на некоторое время, чтобы она могла остаться наедине со своими мыслями. Он пошел в свою комнату, чтобы распаковать сумку и выложить вещи, пока Циара мыла посуду.
Она так громыхала тарелками, что Локлейн изредка поглядывал, чтобы убедиться, что она не разобьет всю посуду, какая у них есть. Она так сильно скребла по ней, словно хо­тела соскоблить узор с каждой тарелки. Наконец он подошел к тазу и, взяв в руку полотенце, стал брать из рук сестры тарелки одну за другой. Он тщательно вытер их перед тем, как сложить на место в дубовый сервант – самый впечатляющий в комнате предмет мебели, которая, правда, вся была отличного качества.
Мюйрин какое-то время смотрела на них, а потом заметила:
– Должна сказать, здесь очень неплохая мебель. Это ваш отец ее делал?
– Мы никогда не знали ни отца, ни матери. Потеряли их, будучи еще совсем маленькими, – коротко ответил Локлейн, давая понять, что она задела сферу жизни, в которую он не хотел ее посвящать. – Что касается мебели, я сам ее сделал. Изначально я учился на плотника, пока не решил, что гораз­до важнее получить надлежащее общее образование, и стал изучать бухгалтерию и все прочее.
Циара пронзительно взглянула на брата. Не сказав ни сло­ва ни ему, ни Мюйрин, она ушла в свою комнату и закрыла дверь.
Мюйрин залилась краской.
– Простите, я не знала.
Она снова погрузилась в свои бумаги, увидев, что взгляд Локлейна стал тяжелым, как гранит.
Он закончил вытирать тарелки, упрекая себя за то, что был гак груб с Мюйрин, и за то, что не рассказал ей всю правду о своих родителях. Он оправдывал себя тем, что не хотел ее смущать еще больше, чем раньше, своей бедностью. Слово «незаконнорожденный» было таким ужасным…
Но как ни старался, он не мог скрыть свою досаду из-за неуместного вопроса. Он чувствовал себя бабочкой, порхаю­щей над пламенем свечки. Наконец Локлейн подошел к камину и спросил:
– Ну что, разобрались, что к чему?
– Еще не совсем, но, кажется, я начинаю понимать, на­сколько все плохо, – ответила Мюйрин, ненадолго отрывая взгляд от бумаг.
– Я думаю, нам надо поскорее привести все дела в порядок. Поскольку все знают, что Августин умер и что вы очень мо­лоды и неопытны, кредиторы тут же выстроятся в очередь, требуя возвращения денег, – рассуждал Локлейн.
Мюйрин громко захлопнула книгу и, возвратившись к сто­лу в центре комнаты, взяла бумагу и ручку.
– Если только я не навещу их первая. Завтра я составлю их список. Но сначала я напишу письмо своим родным, со­общу им новости и предупрежу, чтобы они не мчались сюда на первом же корабле.
– Как вам кажется, они вам поверят? Мюйрин вяло улыбнулась.
– Я могу быть очень убедительна, когда захочу.
После этого она написала довольно бодрое письмо родителям, в котором говорилось, что, несмотря на случившуюся трагедию, семья Августина приняла ее и что все необходимые формаль­ности после ужасного происшествия соблюдены. Она удивилась, как легко ложатся на бумагу слова неправды, но в то же время понимала, что это и есть борьба за существование. И если для этого нужно пару раз прибегнуть ко лжи, так тому и быть.
Кроме того, Мюйрин написала своему зятю Нилу, где рассказала о плачевном состоянии дел в Барнакилле, но убедительно просила его не говорить об этом ни одной живой душе, особенно Элис.
Она знала, что рискует, но кто-то должен был знать, как плохо обстоят дела. Она обнаружила, что это неукротимое излияние чувств принесло ей облегчение, словно огромный камень упал с ее плеч. Нил поможет ей сделать так, чтобы поместье осталось на плаву, в этом она была уверена.
Но как ни хотела она довериться Нилу, она знала, что просто не может этого сделать. Если бы она рассказала ему обо всем, Нил непременно настоял бы на ее возвращении домой. Нет, Мюйрин никогда не скажет никому горькую правду о своем ужасном замужестве и кошмарных событиях, происходивших за закрытыми дверями отеля «Гресхем», пока последняя пуля в пистолете не положила этому конец. Да и сама Мюйрин не хотела когда-нибудь снова думать об этом.
В последнем абзаце она спросила о ценных бумагах и фи­нансовых инвестициях на свое имя, затем подписала письма традиционно пожелав Нилу заботиться о себе и Элис и выразив надежду на скорый ответ.
Она как раз запечатывала письмо в конверт, когда Доклейн вышел из своей комнаты.
Она нервно глянула на него, когда он вырос за ее спиной.
– Уже очень поздно. Она неохотно ответила:
– Я уже иду спать. Покажете мне дом завтра? А потом можно будет съездить в город, встретиться с бухгалтером и юристом.
– Конечно. А вы уверены…
–Нет смысла откладывать неизбежное. Я не дурочка, Локлейн. Я видела Барнакиллу в лунном сиянии, и состояние с не самое лучшее. Теперь мне нужно посмотреть на нее в холодном свете дня. К тому же вы сами только что сказали мне, как мало у нас времени.
– Вы очень смелая, – сказал он, поправляя выбившуюся прядь волос у нее над бровью.
Мюйрин отступила назад, напуганная его близостью так, словно она может растаять от его нежного прикосновения.
– Не такая уж и смелая, Локлейн. Признаюсь, я уже на­чинаю бояться. Но не могу позволить себе быть слабой. И не могу слишком полагаться на вас. Вы меня понимаете?
Локлейн резко отвел руку.
– Да, Мюйрин, понимаю. Но вы знаете, где меня найти, если я понадоблюсь.
Она лишь улыбнулась.
– Спокойной ночи, Локлейн.
– Спокойной ночи.
Он кивнул, не сводя глаз с ее лица, пока не закрылась дверь.
Мюйрин пошла в комнату Циары. Расстегнув верх платья, она легла и попыталась расслабиться, глубоко дыша. Она хо­тела, чтобы Локлейн обнял ее, поцеловал. Неужели это так плохо? Но она чувствовала, что Циара не признает их дружбы с Локлейном. Локлейн держал ее за руку, касался ее ладони, ее плеча, сидел рядом с ней и не спускал с нее глаз во время ужина. Рано или поздно люди все равно это заметят, и по­ползут слухи.
Мюйрин видела и то, какую неловкость он испытывает от того, что у него такой бедный дом, и как отчаянно старается произвести на нее хорошее впечатление. Хуже всего было то, что все это ее ничуть не волновало. Но и нельзя было показать ему, что неловкость его поведения замечена, это могло его обидеть. Видно, что он очень гордый.
Мюйрин с грустью отметила, что Локлейна смущали его жилье и пища, казались ему не слишком подходящими для нее. Но были вещи гораздо хуже, чем небольшой соломенный домик и тушеный кролик – например, не иметь дома, голо­дать, и все это ожидает их в недалеком будущем, если ей не удастся вскоре привести все в порядок.
Мюйрин перевернулась на бок и заставила себя подумать о прекрасных пейзажах, которые видела за окном по пути из Дублина. Голубые и зеленые озера Ферманы. Там много жилищ и похуже этого. За время своих разъездов по Шотландии она видела гораздо более безрадостные места. Она обязательно справится. Она должна.
Хоть она и пыталась выбросить из головы мысли о Локлейне, последнее, о чем она подумала, был их жаркий поцелуй в коляске и прямой взгляд его блестящих серых глаз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон



Ochen` xorochiy roman )))
Дом там, где сердце - Фаррел ШеннонKarina
23.11.2010, 14.41





Совсем не впечатляет. Тягомутно. Дочитала до конца только из принципа.
Дом там, где сердце - Фаррел ШеннонВ.З.-64г.
17.07.2012, 10.51





Прекрасный роман, очень понравился!!! Теперь станет одним из самых любимых!!! Какая любовь....
Дом там, где сердце - Фаррел ШеннонТатьяна
20.01.2014, 18.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100