Читать онлайн Дом там, где сердце, автора - Фаррел Шеннон, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фаррел Шеннон

Дом там, где сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Стук в дверь получасом позже возвестил, как всегда в это вре­мя, о приходе Локлейна.
Мюйрин поспешно спрыгнула с кровати и попыталась уйти из спальни, помня данное Циаре обещание и испытывая не­ловкость из-за всего, что узнала в тот день.
– С тобой все в порядке? – хриплым голосом спросил он, обнимая ее, несмотря на сопротивление.
– Я в норме. Твоя сестра – вот о ком нужно позаботить­ся, – ответила она, пытаясь вырваться из его объятий.
Она пошла в кабинет, трясущимися руками налила себе из графина глоток отвратительного ликера Августина, а затем вы­тащила Тэйджа из корзины, посадила его на колени и принялась нервно гладить.
– Я не понимаю.
– Короче говоря, Циара о многом передумала в последнее вре­мя. Ее кое-что встревожило в моих поступках, и она расстроилась. Но мы уже все выяснили. Тебе обо мне не стоит волноваться, – солгала Мюйрин, стараясь изобразить веселую улыбку.
– Но наставить на тебя пистолет! Циара всегда так деликат­на! Она что, окончательно рассудок потеряла?
– Нет, она не сумасшедшая, просто расстроилась, я же тебе сказала, – терпеливо повторила Мюйрин.
– Она призналась тебе, что с ней происходит?
Мюйрин сделала вид, что не услышала вопроса, и достала книгу и ручку.
– Локлейн, прости, мне нужно поработать.
– Что она тебе сказала? – настойчиво повторил он.
– Ничего, что может тебя сейчас беспокоить. Я не хочу это обсуждать с тобой. Сейчас мне нужно сосредоточиться на хо­зяйственных делах. Что происходит с Циарой, ты узнаешь не­много позже.
Локлейн пристально посмотрел на нее.
– Прости за любопытство и за то, что вчера был груб с тобой. Может, я приду попозже и ты мне все объяснишь?
– Нет, думаю, не стоит, – ответила Мюйрин, не глядя на него.
– Почему? – с обидой в голосе спросил Локлейн.
– Ну, понимаешь ли… – неопределенно пробормотала Мюй­рин, заливаясь краской.
У Локлейна не было сомнений в том, что Мюйрин чего-то не договаривает, но он промолчал. В нем заговорила ревность, и он задумался, не в Кристофере ли тут дело. Ведь так было и с Тарой, горько подумал он.
– Что ж, тогда я пойду домой, к Циаре, – он окинул ее дол­гим взглядом, ни на шаг не двинувшись в сторону выхода.
Мюйрин кивнула.
– Так и сделай. Увидимся завтра.
И только когда Локлейн ушел, она с облегчением вздохнула и, обхватив руками голову, горько зарыдала.
Мюйрин удалось избегать Локлейна в последующие пять дней, но к концу недели он становился все настойчивее, стараясь за­стать ее одну. По крайней мере, Циара изменилась к лучшему, но Мюйрин продолжала волноваться за нее. Она провела не­сколько ночей с Циарой в ее доме, хотя это было совсем нелегко, потому что ей приходилось находиться рядом с Локлейном.
Однако Мюйрин замечала тревожные взгляды Циары каж­дый раз, когда Локлейн проявлял к ней внимание или когда та видела ребенка.
Однажды у Мюйрин появилось идеальное оправдание, ког­да она вызвалась помогать Броне работать ночью.
– Я не понимаю, почему тебе нужно там быть! – запроте­стовал Локлейн, бредя за ней по пятам, пока она собирала чи­стое белье и несколько вещей, которые могли ей понадобиться, чтобы остаться на ночь.
– Я же тебе сказала: если я кому-то нужна, я должна быть там.
– Я думаю, ты просто избегаешь меня! – прямо сказал он, преградив ей дорогу.
– Не говори глупости, я же всю последнюю неделю была у тебя дома, – спокойно ответила Мюйрин, пытаясь держать под контролем начинающий срываться голос.
– Я не об этом, и ты это знаешь. Если ты собираешься выйти замуж за Кристофера, я думаю, ты должна поставить меня в из­вестность!
– Кто сказал, что я хочу за него выйти?
– Он хочет этого. Он из твоего сословия!
– Можно подумать, этого достаточно для того, чтобы выйти за кого-то замуж! – скороговоркой бросила Мюйрин, про­скальзывая мимо него в поисках накидки, которую она пове­сила на спинку одного из стульев.
– Но ведь он предлагал тебе выйти за него! Я это знаю! – сквозь зубы процедил Локлейн.
– На самом деле, Локлейн, единственная причина, по кото­рой я с ним вообще разговаривала, – это выяснить, заинтере­сован ли он в покупке Барнакиллы, ведь это помогло бы нам преодолеть наши трудности.
Локлейн сердито посмотрел на нее.
– Ну и как? Он заинтересован? Или он заинтересован толь­ко в тебе?
– Он еще беднее, чем мы. Действительно, это правда, он пред­лагал мне выйти за него, потому что хочет присвоить Барнакиллу.
– То есть ему нужна ты, – съязвил Локлейн. – Я так и знал! Он хочет заполучить тебя с тех самых пор, как первый раз увидел!
Мюйрин вздохнула.
– Он хочет заполучить каждую женщину, Локлейн, и ты это знаешь. Но из-за вашей старой вражды ты стал удивительно бестолковым. Проблема не в его низменных желаниях, а в его жадности.
– И что ты этим хочешь сказать? Он хочет жениться на тебе ради состояния? Но у тебя его нет!
Мюйрин выразительно посмотрела на него и присела на край одного из стульев, а он возвышался над ней.
– Может, ты выслушаешь меня? Это важно. Кристофер го­ворит, что у меня нет шансов преуспеть здесь, если только я не выгоню всех стариков, детей и больных со своей земли. Я же неоднократно отказывалась это делать. Вот он и считает, что только ему удастся спасти Барнакиллу, хотя сам он разорен. Он пригрозил мне, что, если я не выйду за него замуж, он оспорит мои права на поместье и докажет, что является полноправным наследником как самый близкий кровный родственник.
Локлейн стиснул зубы.
– Ублюдок! Он не позволит себе этого! Она вздрогнула.
– Мы оба знаем, что законное завещание так и не было со­ставлено.
Он сел, положил руки на стол и опустил на них голову.
– Да, если это действительно так, у тебя не было выбора. Спа­сибо, что сказала. Мы с Циарой подыщем что-нибудь другое.
Мюйрин в ужасе смотрела на него.
– Но ты же не думаешь, что я согласилась на его… его шан­таж, правда? – с сомнением спросила она. Она не могла поверить в то, что он сдался и отдал ее без боя. А он когда-нибудь вообще волновался о ней? Или только о поместье?
– Если он угрожал тебе законом, то какой у тебя еще выбор? Мюйрин со злостью набросилась на него.
– Я бы ни за что не пошла за него, даже если бы он был по­следним мужчиной на земле! Ты должен понимать это как никто другой! Я думала, ты знаешь меня. Думала, ты мой друг. Я считала, что могу тебе доверять! Я не говорила тебе ничего, потому что не собираюсь выходить за него замуж; а сейчас я тебе это рассказала, так как хочу предупредить тебя, подготовить. Я не собираюсь сдаваться. Люди на меня надеются. Я их единственное спасение!
– Но если ему удастся добиться своего, мы останемся ни с чем, разве ты не понимаешь?
Она поднялась со стула и выпрямилась в полный рост, глядя ему в глаза.
– Существуют жертвы, на которые я не пойду. Я даже не рассматриваю этот вариант – выйти за него. Я потрясена тем, что ты так легко согласился с этим! Неужели все время, что мы были вместе, так мало для тебя значит, что ты безоговорочно отказался бы от меня, от нашего дома?
– Это значит для меня все, и ты это знаешь! – в ярости он пытался схватить ее за руку.
– Что значит? К чему относится твое «это»? К нашим от­ношениям? Или к Барнакилле?
Локлейн ошеломленно смотрел на нее.
– Этот вопрос не стоило и задавать.
– Ты прав, не стоило. Но я хочу услышать ответы на нег сколько вопросов. Ты только что сказал, чтобы я вышла за Кри­стофера ради поместья. Разве это означает, что я главнее Барнакиллы? Ты никогда не рассказывал мне всю правду о Таре. Ты никогда мне не доверял, не так ли? Так и есть. Ты всегда думал, что когда-нибудь я тебя брошу. Теперь ты практически толкаешь меня в объятия Кристофера! А был бы ты счастлив, если бы твое пророчество сбылось? Ты бы себя лучше чувство­вал, зная, что ты был прав и что мне нельзя было доверять, если бы прогнал меня? Но еще более непростительно то, что ты ни­когда не рассказывал, кто ты на самом деле. Ты что, начал эти отношения со мной, потому что думал, что для тебя это един­ственный способ заполучить Барнакиллу? Теперь была его очередь отбиваться.
– О чем ты говоришь?
– Я знаю, что ты незаконнорожденный сын Дугласа Колдвелла! Так что посмотри на меня еще раз и скажи, что я значу для тебя больше, чем Барнакилла! Ну давай же, скажи мне!
Измученный Локлейн сел за стол, и в мыслях его была пол­нейшая неразбериха. Наконец он промолвил:
– Все это было слишком личное, слишком болезненное. Я не хотел обсуждать с тобой свою семью или Тару. Я просто хотел оставить это в прошлом.
– Но этого никогда не получалось, не правда ли? Я видела, как ты выглядел в Дублине – угрюмый, витающий где-то да­леко, поглощенный своей грустью. Но грусть – не лучший то­варищ, не так ли? Ты не впускал меня в свой мир, потому что не доверял мне. И даже сейчас ты мне не доверяешь.
Он протянул руку, взывая к ее пониманию.
– Я же говорю тебе, доверие здесь ни при чем. Мне было больно, вот и все, и я не видел смысла бередить старые раны. . Она зашагала перед ним взад-вперед, сжимая перед собой накидку, словно щит.
– Но ты же обещал говорить мне правду! И солгал, не на­рочно, нечаянно. Но как я могу теперь доверять тебе? Ты не подпускал меня к себе все эти месяцы. Даже когда мы обнима­ли друг друга, даже когда ты был во мне, между нами всегда было расстояние! Я знаю, что в прошлом Дуглас и Тара при­чинили тебе боль, но я была бы рада, если бы ты дал мне шанс помочь. Я знаю, какое это ужасное чувство.
– Ты? Принцесса из сказки? – презрительно усмехнулся он. Она подняла руку, чтобы остановить его насмешки.
– Пожалуйста, не начинай. Недавно ты уже объяснил пре­дельно ясно, что думаешь обо мне. Прости, что мне здесь не место. Но если не здесь, где же тогда? Уж точно не в Шотландии, после всего, что мне довелось пережить.
Его непоколебимое самообладание пошатнулось, когда он посмотрел в ее аметистовые глаза, наполнившиеся слезами.
– Твое место здесь, в моих объятиях.
Он привлек ее к себе и закрыл ее рот страстным поцелуем. Она изо всех сил уперлась ему на грудь и оттолкнула его.
– Но ведь ты только что сказал, чтобы я выходила за Кристо­фера! Как ты мог подумать, что мне придет в голову подчинить­ся ему! Ты совсем меня не знаешь, даже после всего, что было!
– Ты права, я не знаю тебя. Сейчас я чувствую, что ты для меня совсем чужая. Я даже не могу обнять тебя, чтобы ты меня не оттолкнула. Я вижу, что ты меня избегаешь, скрываешь от меня что-то, даже о моей сестре! Я думал, мы договорились быть честными друг с другом. И ты еще требуешь от меня правду! А как насчет того, чтобы я услышал правду от тебя? Ты не со­бираешься выходить за Кристофера, и ты знаешь о моем про­шлом, а ты не можешь просто простить меня? Я знаю, ты злишь­ся, что я от тебя что-то скрываю, но, похоже, здесь не только это! Ты убегала от меня всю последнюю неделю. Ты отталкивала меня так, словно испытываешь ко мне отвращение. Если ты не влю­блена в кого-то другого, скажи мне, что я не так сделал.
Мюйрин почувствовала, что слабеет, и подошла поближе, чтобы положить руку ему на талию.
– Ты прав, я злюсь и разочаровалась в тебе, и я растерялась от всего этого. Я хочу доверять тебе, и я уверена, что со време­нем смогу. Поверь мне, то, что я пока не с тобой, не имеет ни­какого отношения к тому, что ты сделал или не сделал, сказал или не сказал.
– Тогда зачем это? Почему нам нельзя побыть вдвоем? – Потому что я боюсь, – призналась она наконец.
– Боишься чего?
– Мы были неосторожны, Локлейн. Я удивляюсь, как я до сих пор не забеременела.
– А ты уверена, что не забеременела? – спросил Локлейн, и волнение отразилось на его красивом лице.
Она кивнула.
– Но почему именно сейчас? Раньше тебя это не беспокоило! Ты боишься, что это свяжет нас?
– Просто сейчас не время, учитывая голод и все, что проис­ходит. Прошу тебя, Локлейн, я не осуждаю какие-то твои действия, и это не имеет отношения к моим чувствам. Все дело в угрозах Кристофера и в том, что голод начинает одолевать нас. Ведь когда мы приехали сюда в январе, дела тоже обстояли ужасно, но тогда я по крайней мере была уверена, что у меня есть крыша над голо­вой и что я смогу, пусть даже тяжело работая, сохранить поместье. Но если я проиграю Кристоферу, ему достанется поместье, и мне придется начинать все сначала где-нибудь в другом месте. Это будет нелегко, и ты это знаешь. Я не хочу рисковать будущим ре­бенком в подобных обстоятельствах. Как ни странно, я рада, что Кристофер вернулся. Это помогло мне узнать всю правду о нас, расставить все по местам. Теперь я все знаю про тебя, Тару и тво­его отца. Мы с тобой никогда не говорили о будущем, о наших чувствах. В общем-то мы никогда не говорили о наших отноше­ниях. Все будто бы происходило в тумане, созданном нашими фантазиями в моей маленькой комнате. Но мне нужно знать, ка­ким ты видишь наше совместное будущее. Как ты считаешь, есть ли оно вообще? Всего несколько минут назад ты советовал мне выйти за Кристофера ради сохранения Барнакиллы.
Локлейн вздохнул. Он хотел сказать о своей искренней люб­ви к ней. Но в нем говорила гордость, и он попытался поступить благородно, отрекшись от нее.
– Я думаю, ты права, мы были неосторожны и глупы. Я дей­ствительно не знаю, что будет с каждым из нас через пять лет. Возможно, нам лучше разойтись сейчас, пока никто не причинил другому боль. Теперь я понимаю, что ты никогда не сможешь сно­ва доверять мне, после того как Циара рассказала тебе о отце.
Он развернулся, собираясь выйти.
Мюйрин побежала следом и, обогнав, встала перед ним, что­бы он посмотрел ей в лицо.
– Да не в этом дело! – Она пыталась взять его за руку. Ей очень хотелось сказать ему, как сильно она его любит, но как она могла это сделать после того, как он только что заявил, что не видит для них будущего? – Я тоже хочу быть честной с тобой, но есть некоторые вещи, о которых я не имею права рассказать, по крайней мере сейчас. А ты, кажется, так хочешь, чтобы мы больше не были вместе, что мне интересно, есть ли вообще смысл сохранить Барнакиллу и попытаться остаться здесь, если выяс­няется, что я никогда ничего для тебя не значила.
Локлейн протянул руку, погладил ее по щеке и крепко обнял.
– Прости, я причинил тебе боль. Я этого не хотел. Я хотел, чтобы тебе было хорошо, хотел быть с тобой. Да, это правда, я обманул тебя. Я бы никогда не привез тебя в эти руины. Но ведь ты осталась здесь не только из-за меня – я знаю. Ты тру­дилась больше, чем кто-либо в поместье. Но я не могу просто сидеть и смотреть, как ты теряешь драгоценные дни своей мо­лодости, чтобы заниматься адским трудом при такой ничтож­ной отдаче. Если Кристофер выиграет, то наш провал будет полностью на моей совести. Если же он проиграет, думаю, тебе стоит продать поместье.
– Но, Локлейн, ведь ты же уедешь вместе со мной, и Циара с нами? – мягко попросила Мюйрин.
Он отступил от нее на шаг и вздохнул.
– Если бы у меня было хоть что-то за плечами, я бы одарил тебя вниманием и подарками, о которых ты могла только мечтать. Но мне нечего тебе предложить, кроме себя, а этого недо­статочно. Все, что у меня есть, – это одежда на мне и мои руки, которые кое-что умеют.
– Для меня этого было бы достаточно, если бы ты был уве­рен, что любишь меня, – сквозь слезы проговорила Мюйрин, хватая его руку и прижимая ее к своей щеке.
– Я был бы уверен, что люблю тебя, если бы был уверен, что тебе будет этого достаточно, – признался Локлейн. – Но я очень боюсь, что потеряю тебя, если позволю себе тебя лю­бить. Да, я знаю, что ты волнуешься за меня. Но откуда мне знать, что все это не превратится в ненависть через пару-трой­ку лет? Или даже через два-три месяца? Ты просто разочару­ешься во мне. Я только отниму у тебя время. Мне нужно было отпустить тебя еще в августе, когда ты вернулась из Дублина такая расстроенная. Я не виню тебя, что ты тоскуешь по боль­шому городу…
Мюйрин горько рассмеялась и покачала головой.
– Нет, Локлейн, ты сильно заблуждаешься!
– А что же случилось, в таком случае? Почему ты избегала меня, как и сейчас? Боялась иметь от меня ребенка? На самом деле, после того как ты вернулась оттуда, ты уже не была такой, как раньше. Ты обвиняешь меня во лжи, в том, что я утаивал от тебя что-то, а сама ты разве не делала того же?
Мюйрин пыталась избежать взгляда его горящих серых глаз, но он взял ее за подбородок и заставил посмотреть на себя. Аметистовый взгляд таинственно смешался с серым, когда он потребовал ответа.
– Если ты так настаиваешь на том, чтобы знать правду обо мне, почему ты мне все не расскажешь? О себе и Августине, о вашем браке, о том, как он умер. О Дублине, обо всем осталь­ном, о чем ты мне никогда не говорила.
Глаза Мюйрин панически расширились, и она, вырвавшись от него, направилась к камину погреться. Она энергично потерла руки, как будто пытаясь отчистить их от грязи, и дотро­нулась до виска.
– Мне нужно время подумать. Я не все могу рассказать, есть и не мои секреты.
– Чего ты боишься? Ты что, в опасности? – спросил он с не­ожиданным чувством беспокойства.
Мюйрин вздохнула.
– Нет, не то чтобы в опасности. Я просто не знаю, как ты на это отреагируешь. В таком положении, может быть, не время ворошить прошлое?
– Но ты признаешь, что лгала мне?
– Хорошо! Да, я лгала! Я просто не договаривала! Но разве ты не видишь, что это было сугубо личное? Ведь и ты не рас­сказывал мне о своей любви к Таре.
Он скривился.
– Хорошо, если хочешь поговорить об этом сейчас, мы поговорим. Тебе могут не понравиться подробности, но…
– Нет, Локлейн, не сейчас, мне нужно идти. Вот-вот нач­нутся роды, а Брона просила меня помочь. Она мой хороший друг. Я не могу бросить ее после всего, что она для меня сде­лала.
– Черт возьми, Мюйрин, но мне ты тоже нужна! Мюйрин поспешно отступила от него, прежде чем он успел обнять ее за талию.
– Не сейчас, прошу тебя. Мне пора! И мне нужно время подумать. Мы скоро снова поговорим, обещаю, только не сейчас!
Он видел, что она зашла в тупик, и поднял руки, показывая, что сдается.
– Ну хорошо Я обещаю не трогать тебя, не подгонять. Ты знаешь, где меня найти, если я понадоблюсь. Я буду в мастер­ской. Я буду спать там же на чердаке, если ты собираешься остаться с Циарой, чтобы присматривать за ней.
Он вернулся в свою комнату, чтобы взять чистое постельное белье, и выскользнул за дверь, оставив Мюйрин наедине с ее путаными мыслями.
Она сидела, уставившись на огонь, минут пять, прежде чем подняться и идти принимать роды.
Она не присела всю ночь, но была рада помочь Броне. Прини­мая роды, она как-то отвлеклась от своих мыслей. Она знала, что, если бы осталась в своей комнатушке или в доме Локлейна, все равно бы всю ночь ворочалась.
Когда солнце начало подниматься над горизонтом, младенец наконец родился. Мюйрин держала мальчика на руках и спра­шивала себя, каково оно было бы – иметь собственного ре­бенка. Она была так занята, устраивая дела в поместье, что ей некогда было даже подумать, во что может вылиться ее будущее с Локлейном.
Брак? Дети? Чем больше она об этом думала, тем отчетли­вее понимала, что только этого она и хочет на самом деле. Барнакилла, ее новая семья, крестьяне – все это требовало сил и приносило удовлетворение. Но как же любовь? Все, чего она достигла, ничего не значит, если рядом нет Локлейна. Она преданна ему и телом, и душой. Почему же они не могут по­жениться и быть счастливы? Когда судебное разбирательство закончится, они могут урегулировать свои отношения, разве не так?
Однако ее жизнь теперь так запутана, что в данный момент лучше оставить все как есть. Она не может признаться ему в сво­их чувствах, не рискуя возобновить близость, а она дала слово Циаре. А еще она пообещала, что не расскажет Локлейну о Кри­стофере. Все это нужно держать при себе до тех пор, пока не выяснится наверняка, имеет ли она право на Барнакиллу.
У меня ведь будет достаточно времени? подумала она, омы­вая новорожденного и заворачивая его в одеяло.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон



Ochen` xorochiy roman )))
Дом там, где сердце - Фаррел ШеннонKarina
23.11.2010, 14.41





Совсем не впечатляет. Тягомутно. Дочитала до конца только из принципа.
Дом там, где сердце - Фаррел ШеннонВ.З.-64г.
17.07.2012, 10.51





Прекрасный роман, очень понравился!!! Теперь станет одним из самых любимых!!! Какая любовь....
Дом там, где сердце - Фаррел ШеннонТатьяна
20.01.2014, 18.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100