Читать онлайн Дом там, где сердце, автора - Фаррел Шеннон, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фаррел Шеннон

Дом там, где сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Когда Мюйрин решила все, что касается спальни, мысли ее опять вернулись к кухне. Она наткнулась на Локлейна, который ждал ее внизу у ступенек.
– Идите-ка присядьте в кабинете на минутку, Мюйрин. Вы устали, к тому же, я думаю, нам надо поговорить, – сказал он, взяв ее руку и невольно отметив, что рукава все еще закатаны по локоть. Под пальцами он ощущал мягкую как шелк кожу, чувствовал, как бьется у нее пульс. Это прикосновение и воз­буждало, и пугало.
Мюйрин устало прислонилась к нему и прошла с ним по коридору. Оказавшись в кабинете, он закрыл дверь и подождал, пока она усядется, прежде чем тоже присесть.
Они какое-то время сидели, откинувшись на спинки стульев, пока Локлейн не спросил тихим голосом:
– Ну, так что вы скажете о вашем новом доме? Глаза Мюйрин забегали тревожно и растерянно.
– Господи, здесь такой ужас! Как, черт возьми, до этого до­шло?
– Я действительно не знаю, Мюйрин. Августин, должно быть, совсем рехнулся, когда вступил в наследство. Мне очень жаль. Я бы ни за что не стал вас уговаривать приехать сюда, если бы вполне представлял, что здесь творится, – оправдывался Ло­клейн, хотя знал, что слова его звучат не вполне искренне.
Ему была нужна она, и он знал, что скажет и сделает все, чтобы она поехала в Ферману, чтобы спасти Барнакиллу. Или что скажет и сделает все, чтобы только она не уплыла обратно в Шотландию и навсегда не ушла из его жизни.
Мюйрин смотрела на выцветшие обои, на горы бумаг и пи­сем на столе, на стулья, пригодные разве что на дрова. Вне­запно ее осенило.
– Напомните мне, почему вы уехали из Барнакиллы? – вдруг спросила Мюйрин, поднявшись и начав перелистывать кое-какие бумаги, время от времени поглядывая на него.
Локлейн покраснел, пытаясь избежать ее взгляда, пока она ожидала ответа.
– Думаю, вы бы все равно рано или поздно узнали, так что лучше я скажу вам сейчас, чтобы раз и навсегда покончить с этим и больше к этому не возвращаться. Моя невеста Тара ушла от меня к другому. К тому же старик Дуглас Колдвелл умирал. Я решил для себя, что надо уезжать. Я знал, что с Ав­густином мы никогда не найдем общий язык в вопросах управ­ления Барнакиллой. Мне необходимо было как-то изменить свою жизнь. Вот я и отправился в Австралию. Я пробыл там уже около восьми месяцев, когда получил письмо от Циары, в котором она писала, что Августин нуждается в моей помо­щи. Я вернулся так быстро, как только смог, зарабатывая по дороге на билет, чтобы немного сэкономить. Я ведь не без гроша в кармане. Я заработал неплохие деньги, работая на скотном дворе. Но той суммы, которая нужна, чтобы привести поместье в порядок, у меня нет. Все, что у меня есть, – в ва­шем распоряжении. Я хочу помочь чем могу.
– Так вы мечтали о подобном поместье?
– Когда оно процветало, конечно. А почему бы нет? Но давайте не обо мне. Пожалуйста, давайте поговорим о поме­стье, – недовольно сказал он. – Я уверен, что вам Любопыт­но, как все могло зайти так далеко за столь короткое время.
Все не было бы так плохо, если бы жители хоть ренту плати­ли. Но осенью 1841 года, через несколько месяцев после мое­го отъезда, был неурожай картофеля, поэтому люди влезли в долги, и Августин пустил все на самотек.
– А есть какая-то возможность возместить хоть часть этих потерь? – спросила Мюйрин, хотя почти не сомневалась в от­вете, познакомившись с поместьем и его жителями.
– Не думаю, что можно просить людей вернуть ренту. Если мы это сделаем, они, конечно, будут недовольны.
Мюйрин погладила его по плечу и снова села рядом.
– Не стоит оправдываться. Я согласна с вами. Кроме вас и вашей сестры, у многих из тех, кого я видела, есть только то, что на них, да еще маленькие картофельные участки, с ко­торых едва ли соберешь такой урожай, чтобы продать излиш­ки и получить прибыль. Очевидно и то, что у них нет ничего стоящего, что можно было бы продать. Но встаньте на мое место. Я не знаю, как можно восстановить поместье, если не будет поступать никаких денег. Но и выгонять никого я тоже не собираюсь, так что не смотрите так встревоженно. Мы с вами оба знаем, что это было бы бессовестно, – Мюйрин задумчиво смотрела на холодный камин.
Локлейн потянулся за ее рукой.
– С таким острым умом, как у вас, да учитывая, что шот­ландцы знают толк в финансах, я уверен, у вас должно по­лучиться.
– Благодарю вас за уверенность, но я ведь не могу что-то сделать просто из воздуха. Я даже не могу разобраться с эти­ми счетами! – раздраженно призналась она.– Везде одни дыры! Надо встретиться в городе с бухгалтером и юристом и послушать, смогут ли они что-нибудь разъяснить.
– Почему бы вам не выйти подышать свежим воздухом? – предложил Локлейн, беспокоясь, чтобы она не переутомилась.
– Вы же знаете, балансы сами не сведутся! – резко отве­тила она и тут же извинилась: – Простите. Я не хотела на вас кричать.
– Я бы на вашем месте, наверное, не только кричал. У меня такое чувство, будто я предал вас. Убедил вас приехать сюда, во все это! – он указал на разбросанную кучу бумаг.
– Вы же не знали. Ничего не знали. Откуда вам было знать? Вы возвращались лишь ненадолго. А Августин в это время был со мной в Шотландии. Тогда вы не могли с ним посове­товаться, а вскоре он умер. У вас не было никакой возмож­ности поговорить о делах, – она на какой-то миг сжала его руку перед тем, как встать. – Простите, но мне нужно на­писать еще одно письмо домой, чтобы отправить его, когда мы будем в городе. И я хочу еще кое-что обдумать перед по­ездкой в Эннискиллен.
– Хорошо, я вас оставлю. Вы хотите, чтобы мы сделали что-то еще?
– Начните убирать во всех комнатах внизу. Избавьтесь от мусора и от гнезд. Можно завести кота, чтобы он переловил всех мышей.
– Или собаку, – задумчиво сказал Локлейн.
– Что вы сказали? – удивленно спросила она.
– Ничего. Мне просто пришла в голову великолепная мысль, вот и все. Но я не могу вам сейчас ничего сказать. Тогда не получится сюрприз. Когда у вас день рождения?
– В конце апреля. А что?
– Отлично.
Он улыбнулся и больше ничего не сказал, торопливо выйдя из комнаты, когда она попыталась выудить из него ответ.
Когда Локлейн ушел, она написала письмо своему двоюрод­ному брату Майклу, одному из экономов поместья в Финтри. Изложив ему основные сведения о плачевном состоянии Барнакиллы, она спрашивала его совета и помощи. Она надеялась, что он поможет ей в вопросах, связанных со скотоводством, так что ее отец ничего не узнает, и предложит кучу идей по управлению поместьем и получению прибыли.
Затем она написала еще одно письмо Нилу, сообщив ему о своем письме Майклу и попросив, чтобы они сообща помог­ли ей. Затем она снова погрузилась в изучение книг и наконец-то поняла, что именно постоянно упускала из виду. Лицо ее было строгим и задумчивым, когда она спустя час села в коляску рядом с Локлейном и спросила его, по каким дням работает рынок в Эннискиллене.
– По понедельникам и четвергам.
– А есть ли поблизости еще какой-нибудь большой город?
– Слайго почти в сорока милях отсюда и Донегол прибли­зительно на том же расстоянии к северо-западу. Еще есть Каван, который мы проезжали, и Клоувер почти в двадцати милях к югу.
– А по каким дням там работают рынки?
– Насколько я помню, по вторникам и субботам в Слайго, средам и пятницам в Донеголе, по-моему, по понедельникам и четвергам в Вирджинии. И точно в четверг в Клоувере.
– А кто сейчас член магистрата в Эннискиллене? Локлейн удивленно посмотрел на нее.
– Полковник Лоури, наш сосед, от северо-восточной части поместья. Мистер Коул – от юго-восточной части, а Кристофер Колдвелл, двоюродный брат Августина, – от юго-западной. Всю восточную часть поместья занимает озеро, поэтому от нее ни­кого нет. У нас неограниченный доступ к водным ресурсам.
– А есть кто-то с северо-запада?
– Да, мистер Малколм Стивене, но мы не имели с его семьей никаких дел с тех пор, как Августин много лет назад начал борьбу за пастбища и лес, а еще за подступ к воде, получить который ему мешали наши земли, – сообщил ей Локлейн, когда они приблизились к предместьям Эннискиллена. Она подняла голову—признак решительности.
– Что ж, может, пришла пора покончить с войной? Локлейн изумленно раскрыл рот.
– Но ведь они были врагами Колдвеллов столько лет!
– Мне абсолютно все равно! Я эту войну не начинала, а за­кончить ее будет выгодно для всех нас.
– Это очень решительный шаг, Мюйрин.
– Что ж, нам не обязательно принимать решение сию се­кунду, Локлейн. У нас пока более важные дела с мистером Блессингтоном.
Мюйрин ворвалась в контору бухгалтера, как ангел воз­мездия. Локлейн, сопровождая ее, нес кипу документов и бу­маг, которые Мюйрин привезла с собой из Барнакиллы. Она настояла, чтобы он остался с ними, когда вкрадчивый низень­кий бухгалтер пытался объясниться.
Мюйрин не понадобилось много времени, чтобы убедиться в своих подозрениях: мистер Блессингтон укрывал часть денег. Она негромко сказала:
– Что ж, сэр, если вы не можете подтвердить достоверность этих счетов, мне придется идти к каждому из наших креди­торов и просить дать мне их копии.
Она поднялась со стула. Мистер Блессингтон попытался помешать ей:
– Возможно, здесь какая-то небольшая ошибка. Знаете, я буду предоставлять вам свои услуги в этом квартале бес­платно, и будем считать, что мы квиты.
– Вы ничего не получите за свои услуги ни за один квартал, мистер Блессингтон. Единственное, что вас ожидает, – это повестка в суд от моего адвоката, пригрозила Мюйрин, стремительно выходя из конторы.
Мюйрин и Локлейн бродили по узким улочкам города, за­ходя в каждый магазин по списку, который она себе наброса­ла. Они потратили целый день на то, чтобы встретиться с вла­дельцами различных магазинов и получить копии счетов Барнакиллы. И хотя эти сведения были неполными, Мюйрин, по крайней мере, наконец получила возможность оценить в какой-то степени масштабы мошенничества мистера Блес-сингтона.
При этом владельцы магазинов обнаружили, что Августи­на явно обманывали, а также выяснили, что хотя некоторые суммы долга оказались меньше, чем предполагалось, все же очень немногие из них были вообще погашены. Отсюда сле­дует, что мистер Блессингтон бессовестно грабил поместье. Многие фактически оказывались на краю банкротства в слу­чае, если не требовали срочного погашения долга. Везде по­вторялась одна и та же история: у мясника, у булочника, у кузнеца – у всех, с кем Августин имел дело.
Из денег, полученных за вещи и коляску двумя днями рань­ше, Мюйрин выплатила половину долга каждому владельцу магазина, пока ее кошелек не опустел. Она получила квитанции за выплаченные суммы, соответственно исправила счет, затем занесла все цифры в новую, только что заведенную бухгал­терскую книгу и решила впредь действовать осторожнее.
Затем она отправилась к члену местного магистрата, пол­ковнику Лоури, чтобы проинформировать его о результатах своих трудов.
– Я требую, чтобы вы арестовали его! – гневно восклик­нула Мюйрин, закончив свой рассказ.
Полковник Лоури, высокий, статный, с седыми волосами и глубоко посаженными карими глазами, терпеливо выслушал ее заявление, прежде чем дать ответ.
– Дорогая, мне доставит огромное удовольствие арестовать этого негодяя. Я также очень рад, что у вас есть письменные доказательства. Но если вы простите старика за то, что я осме­люсь дать вам совет, то рекомендовал бы вам сменить и своего адвоката. Они все эти годы были заодно.
Мюйрин и Локлейн ошеломленно смотрели на него.
Полковник Лоури предложил:
– Я дам вам адрес своего сына Энтони в Дублине. Уверен, он вас больше устроит и не возьмет ни одной лишней ко­пейки.
Он записал имя и адрес на клочке бумаги и составил су­дебный документ, накладывающий арест на все имущество мистера Блессингтона. Он ободрительно сказал Мюйрин:
– Сейчас я слишком занят, но вижу вашу решимость и не­преклонность. Я проверю, попадет ли это в список дел, назначенных к слушанию на март. Если нам удастся проверить все счета и убедиться, что всем владельцам магазинов долги заплачены, то сможем вернуть вам часть украденных денег. Но на это понадобится определенное время. Ведь, похоже, мошенничество продолжалось годами. Одному Богу известно, как он распорядился всеми этими деньгами.
– Я понимаю, как это сложно, но уверена, что вы с сыном сделаете все, что в ваших силах. Спасибо вам, сэр. Большое спасибо за помощь! – с благодарностью произнесла Мюйрин, пожимая ему руку перед уходом.
– Рад был с вами встретиться, миссис Колдвелл. Я счастлив, что могу вам помочь. Жду встречи с вами, Локлейн. Вы от­лично выглядите. И проследите, чтобы она встретилась с юри­стом, мистером Генри, хорошо?
– Конечно, полковник! – согласился Локлейн, дружески пожимая руку старика. – Мы оба очень вам благодарны.
– В этой малышке есть искорка, это точно, – сказал пол­ковник, подмигнув Мюйрин.
Выйдя от члена магистрата, Мюйрин решительно последо­вала за Локлейном, когда он направился к конторе юриста.
Как и предупреждал полковник Лоури, мистер Генри явно злоупотреблял своими полномочиями и оказанным ему дове­рием, незаконно, присвоив себе наследство Августина, когда узнал о смерти его отца. Он узнал о смерти Августина из утренних газет днем раньше, чем пришло официальное сообщение и не теряя времени составил ложные завещания себе и своему напарнику по преступлению, мистеру Блессингтону.
Он попытался было оправдываться, объясняя, почему якобы не мог передать завещание Мюйрин. Однако присутствие угрюмо молчащего Локлейна заставило его умерить свой пыл. Глядя на вдову в дорогом коричневом траурном вельветовом платье, мистер Генри попытался предложить оплатить свои фальшивые завещания немедленно, но Мюйрин рассмеялась ему в лицо:
– Я знаю, что эти документы поддельные, и не только по­тому, что это лишь жалкое подобие подписи Августина (а она очень характерная, что я могу подтвердить своим свидетель ством о браке). Кроме того, он не мог подписать их здесь у вашего нотариуса в декабре и январе, как утверждается в документах, потому что в это время был со мной в Шотлан­дии. В любом случае, если он женился на мне, с чего бы эти вдруг он завещал все вам? Он должен был прежде всего по­думать о своей новой семье, не так ли? – логично утвержда­ла Мюйрин.
– Но ведь был Новый год, и все такое, и, возможно, он думал о том, чтобы продать поместье? Может, хотел привести в порядок кое-какие дела. Несомненно, когда вы выходили за него, вы ему на это намекали, – отчаянно причитал толстый низенький лысый юрист. – Он прислал мне распоряжение из Шотландии уже с подписью.
– Не принимайте меня за дуру. Я знаю, что он не присылал никаких бумаг. Ведь он был обручен, – с негодованием воз­разила Мюйрин. – Как бы то ни было, вы знаете не хуже меня, как ненадежна почта в Ирландии в наше время. Если бы даже он и подписал их в какой-то день, ближайший к указанному здесь, а это, кстати, второй день нашего путешествия на бор­гу парохода, они бы все равно не прибыли к вам вовремя и у вас бы их сейчас не было. Так что перестаньте тратить мое время. Я хочу получить все документы, касающиеся поместья, и немедленно, вы слышите! – Мюйрин топнула ногой.
Локлейн угрожающе склонился над низеньким человеком, заставив его поспешить во внутреннюю контору, откуда тот наконец принес грязный чемодан и несколько папок. Мюйрин просмотрела несколько лежащих сверху бумаг, пока Локлейн посетил младшего члена магистрата города, мистера Кларка, контора которого была двумя этажами ниже конторы мисте­ра Генри. Все законные документы были вверены ему на со­хранение до суда. Бросив на мистера Генри испепеляющий взгляд, Локлейн проводил Мюйрин до коляски.
– У вас еще остались здесь какие-то дела? – спросил он мягко.
– Нет, без денег мы немного можем сделать, – устало от­ветила Мюйрин.
– Да успокойтесь, это был всего лишь мелкий авантюрист, дорогая, но вы все сделали правильно. Владельцы магазинов почувствуют себя более уверенно, ведь вы возвратили им по­ловину долга. Они успокоятся, узнав, что вы заморозили счета мистера Блессингтона и мистера Генри, что их собственность арестована, поскольку они пытались вас надуть. Хорошая работа.
Затем они надолго умолкли, прижавшись друг к другу, ког­да густая вечерняя тьма окутала их. Наконец Мюйрин промолвила:
– Думаю, могло быть и хуже. Придется как-нибудь свести концы с концами до следующего месяца, но мы хотя бы уже не должны столько, сколько было вначале.
– В Эннискиллене – нет, но, вероятно, имеются и другие долги, – предупредил Локлейн. – И еще надо выкупить за­кладную. Одному Богу известно, когда это будет.
– Нужно только дождаться слушания дела в марте. А тем временем нам надо постараться убедить всех, что Барнакилла еще на плаву. Теперь я возьму на себя ведение счетов. Начало уже положено с того момента, как мы заплатили мяснику и всем остальным. А сейчас попытаемся составить список всего, что есть в доме.
– Что вы имеете в виду?
– Я хочу, чтобы мы составили полный перечень всего, что есть на ферме, до последней чашки, ложки, инструмента, не­зависимо от того, старые они или не очень. Когда мы увидим, что нам понадобится для работы, мы решим, куда пристроить лишнее и что надо докупить.
– Но у нас не осталось ни копейки, ведь члены магистрата забрали все бухгалтерские книги, а вы истратили все до последнего пенни.
– Знаю. Вот почему первым делом я хочу начать собирать ренту уже завтра утром.
– Каким образом? У жителей Барнакиллы нет ни денег, ни золота!
Мюйрин спокойно посмотрела на него.
– В Дублине вы просили меня доверять вам, Локлейн. Что ж, теперь и вам придется мне доверять, не правда ли? Мы можем попросить помощи Патрика, Марка, Колма, их жен и еще четверых или пяти достойных доверия людей, как и вашем с Циарой?
– Да, но…
– Хорошо. Сегодня вечером инвентаризация, завтра – рента.
– Но я не понимаю.
– Я знаю, сколько они заплатили и сколько должны. Если у них нет денег, они могут заплатить мне другим способом.
Я лучше буду знать, когда мы проведем инвентаризацию, – от­ветила Мюйрин, больше не проронив ни слова.
После быстрого ужина (каша и тонкий ломтик хлеба) Мюйрин начала с кладовки в кухне, и вместе с Броней, Шерон, Сиобан и Циарой они составили список всего имеющегося продоволь­ствия, вплоть до последней изюминки.
Локлейн, готовый на любую помощь, под глубоким впечат­лением от практичности Мюйрин, прошел с Патриком, Колмом и Марком по внешним постройкам, подсчитывая все, что здесь имелось, до последнего гвоздя. Он молил Бога о помощи в надежде, что Мюйрин знает, что делает.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дом там, где сердце - Фаррел Шеннон



Ochen` xorochiy roman )))
Дом там, где сердце - Фаррел ШеннонKarina
23.11.2010, 14.41





Совсем не впечатляет. Тягомутно. Дочитала до конца только из принципа.
Дом там, где сердце - Фаррел ШеннонВ.З.-64г.
17.07.2012, 10.51





Прекрасный роман, очень понравился!!! Теперь станет одним из самых любимых!!! Какая любовь....
Дом там, где сердце - Фаррел ШеннонТатьяна
20.01.2014, 18.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100