Читать онлайн Дом зла, автора - Фарр Каролина, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дом зла - Фарр Каролина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дом зла - Фарр Каролина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дом зла - Фарр Каролина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фарр Каролина

Дом зла

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Мистер Дэвид сказал, что мисс Монтроуз должна занять комнату рядом с Робин, мисс Свенсон, – объявила служанка, улыбаясь Бэт.
– Я думала, что миссис Рэтбоун будет встречать мисс Монтроуз, Молли, – слегка нахмурилась Бэт, – где миссис Рэтбоун? Она никуда не ушла?
– Нет, мисс, – произнесла девушка смущенно. Светловолосая, очень хорошенькая, а черное старомодное платье горничной, кружевной чепец и воланы белых кружев у запястий делали ее похожей на ловких служанок старых времен, именно таких можно увидеть в фильмах или по телевизору. – Миссис Рэтбоун сейчас составляет меню для ужина. Она сказала, что повидается с мисс Монтроуз позже. – Молли тихонько разглядывала меня, но взгляд серо-голубых глаз был довольно дружелюбен. – Миссис Рэтбоун говорит, что мисс Монтроуз приступит к своим обязанностям только завтра, когда приедет доктор Честер.
– Я бы хотела увидеть своих пациентов сегодня, если возможно, – сказала я, – возможно это, Молли?
– Конечно, мисс Монтроуз. Но разве вы не встречаетесь с миссис Уорбартон сегодня вместе с мистером Принсом?
Бэт кивнула:
– Верно, Молли. Через десять минут. Мистер Принс уже там. А мы спустимся, как только принесут вещи мисс Монтроуз.
– Вот и хорошо, – произнесла Молли с сомнением в голосе, – я покажу вам комнату Робин по дороге, мисс Монтроуз. А потом миссис Рэтбоун сказала, что вы присоединитесь к мистеру Принсу, чтобы выпить кофе на галерее.
Бэт перестала хмуриться.
– Ладно! Рэтбоун, кажется, все продумала. – По-видимому ее сомнения на этот счет развеялись.
– Сюда, пожалуйста, – пригласила Молли с улыбкой.
Ступени, по которым мы начали подниматься, были широкими и покрыты толстым ковром. Мраморная балюстрада лестницы производила внушительное впечатление, равно как и полотна старых мастеров, написанные сочными темными красками, висевшие на стене, там где лестница поворачивала к галерее. Под картинами стояла ваза на мраморном пьедестале, в ней буйно цвела герань, свисая розовыми и красными гроздьями...
Мы вошли в коридор, по обеим сторонам которого были двери комнат. Шум моря становился все слышнее по мере того, как мы шли. Но толстый ковер, казалось, приглушал его так же, как и наши шаги.
– Вот комната мисс Робин, мисс Монтроуз, – шепотом сказала служанка, когда мы прошли в конец коридора. Она указала на последнюю дверь слева от нас. – У мистера Дэвида комната рядом. Вообще, это часть больших апартаментов. Мистер Дэвид жил здесь с женой и Робин и всегда останавливается здесь, когда приезжает в "Воронье Гнездо". Ваша комната прямо напротив, через коридор. Вам она понравится. Оттуда открывается лучший вид в доме, потому что она выходит на море. Мистер Дэвид выбрал противоположную сторону, когда женился, – она взглянула на Бэт, как будто разделяя с ней какую-то тайну, – мистер Дэвид ненавидит море.
– Могу я сейчас увидеть Робин? – спросила я, пока она отпирала дверь моей комнаты.
– Робин сейчас спит, мисс Монтроуз. Она всегда спит во второй половине дня, пару часов. Распоряжение доктора Честера.
Она открыла дверь, и мы вошли за ней в комнату. Я с любопытством огляделась. Комната была очень большой, с огромными окнами, кружевные тяжелые шторы шевелились от ветра, дувшего с моря. До картинных рам стены обшиты деревянными панелями темно-красного цвета. На двух полотнах периода Людовика Четырнадцатого изображены сцены маскарадного бала при французском дворе; черные маски придавали персонажам, стремящимся к пустой погоне за удовольствиями, своеобразный зловещий вид. Мебель того же периода на тонких изогнутых ножках, очень красивое зеркало на туалетном столике.
– Брайен несет ваш багаж, мисс Монтроуз, – сказала Молли весело, – я сегодня утром хорошенько здесь проветрила. Комнаты с этой стороны очень близко от моря, и миссис Рэтбоун велела мне побрызгать лавандой: ей все кажется, что в комнате пахнет сыростью. У вас собственная ванная комната, вон там. Чистые полотенца лежат здесь...
Она быстро двигалась, показывая, но за ней следовала не я, а Бэт. Я осталась стоять у окна.
От открывавшегося вида захватывало дух. Маленький, выложенный камнем двор прямо под моим окном; поскольку ставни были распахнуты, я видела вершину обрыва всего лишь в нескольких ярдах. Пока я смотрела, послышался странный свистящий звук, белый столб поднялся из-за скалы, подержался и упал вниз в море. Я встревоженно уставилась туда, и явление повторилось. Белый столб воды взлетел высоко вверх; он вырывался откуда-то через равные промежутки времени, как раз тогда, когда накатывались самые большие волны.
Бэт, заметив, что я смотрю вниз, с любопытством присоединилась.
– Отчего это происходит? – спросила я.
Она отвела взгляд:
– Это... что-то вроде пещеры внизу, Диана. Вода попадает в нее с большими волнами, когда идет высокий прилив, как сейчас, потом под давлением воздуха она выходит из пещеры, выбрасывается через... ну, скажем, через нечто похожее на трубу. Они называют это вентиляционной трубой.
Я подозрительно посмотрела на нее:
– Это не может быть... тот подвал, о котором ты рассказывала?
– Ну да, – неохотно согласилась она, – он и есть. Не хотела тебя пугать. – Она вздрогнула. – Уф! Ну и вид! Мне это место всегда действует на нервы. Была здесь всего три-четыре раза и не могла дождаться, когда уеду. Почему бы тебе не попросить старуху Рэтбоун дать тебе другую комнату?
Я посмотрела в коридор через раскрытую дверь и покачала головой:
– Я спросила из простого любопытства. Комната удобно расположена, рядом с моими подопечными. По крайней мере с одной из них. – Я взглянула на Молли: – Где находится комната Марты Уорбартон?
– Первая дверь слева, когда входишь в коридор, мисс Монтроуз. Но у нее, как и у мистера Дэвида, там несколько комнат. Миссис Уорбартон проводит в своих апартаментах почти все время. Раньше мы с Брайеном помогали ей спускаться вниз в кабинет, но на этой неделе сегодня она впервые спустилась, бедняжка!
– Что нисколько не смягчило ее нрав, а, Молли? – Бэт с усмешкой посмотрела на служанку.
Та вспыхнула и с трудом выдавила улыбку.
– Ей нездоровилось сегодня утром. Боль делает ее... нетерпимой, – она быстро взглянула на меня, – вот и Брайен идет с вашими вещами, мисс.
Брайен оказался довольно красивым малым лет двадцати с небольшим и был одет в нечто напоминающее белую униформу санитара поверх темных брюк.
– Привет, Кен, – сказала Бэт.
– Здравствуйте, мисс Свенсон, – отозвался он весело; светловолосый, веснушки усыпали лицо с курносым носом и широкой заразительной улыбкой. – Миссис Рэтбоун сказала, что миссис Уорбартон-старшая хочет видеть вас в библиотеке сейчас же. – Он с симпатией взглянул на меня. – Я бы не стал задерживаться на вашем месте. Приходилось видеть ее в лучшем расположении духа, чем сегодня.
– Сначала познакомься с мисс Монтроуз, Кен, – сказала Бэт. – Она мой друг, и я прошу тебя присмотреть за ней ради меня. Диана, это Кен Брайен. Его родители – мои соседи в Тригони.
– Здравствуй, Кен. – Мы пожали руки под внимательным взглядом Молли Уотерс. Наверное, у них роман, улыбнувшись про себя, решила я, и мы отправились в библиотеку вместе с Бэт.
Несмотря на мрачные рассказы Бэт Свенсон о прошлом "Вороньего Гнезда", я невольно отметила, что дом производит благоприятное впечатление и прекрасно содержится, а люди в нем такие же, как везде. Прошли столетия с тех пор, как Уорбартоны занимались грабежами и пиратством. Пусть даже в "Вороньем Гнезде" и правда совершались убийства и насилие. Века миновали с тех пор, как эта адская труба под моим окном выбрасывала мертвые тела в море...
В коридоре я замешкалась и остановилась у двери комнаты Робин.
– Диана, ты уверена, что хочешь этого? – В голосе Бэт звучало беспокойство.
– Не вижу причины откладывать.
– Ну, видишь ли, Марта не из тех женщин, которые привыкли ждать.
Я открыла дверь. Комната была обставлена как детская: со сказочными персонажами и толстыми кроликами на обоях. За стеклянной дверцей шкафа сидели мягкие игрушки. Комната больше подходила для четырехлетнего ребенка, чем для девочки, лежавшей на кровати у стены. Она спала крепким сном, одна рука лежала поверх одеяла, масса золотистых локонов разметалась вокруг тонкого личика на подушке. Кожа почти прозрачная, что свойственно хронически больным детям.
Неожиданно жалость охватила меня, не знаю почему. Я видела много детей гораздо более несчастных. Но ее невинный вид и печальное выражение милого спящего личика тронули мое сердце. Я медленно закрыла дверь.
– Ты не напугала ее? – с тревогой шепотом спросила Бэт.
– Она спит, – коротко ответила я. Бэт смотрела на меня с любопытством несколько мгновений, потом молча кивнула.
Мы двинулись дальше, и я подумала, что надо держать себя в руках, не давать воли эмоциям. В госпиталях у меня было слишком много работы и не оставалось времени для жалости, за исключением особых, редких случаев. Жалость может быть опасна. Симпатия, стремление разделить тяжелую ношу больного может быть пагубна для медработника.
– Она красивая, правда? – тихо спросила Бэт. – Немного избалована. Но по природе очень милое невинное дитя, это сразу видно.
– Кажется, они обращаются с ней как с четырехлетним ребенком, хотя ей уже восемь. Это не приносит пользы.
Бэт улыбнулась:
– Это все Дэвид. Он очень хороший человек, Диана. Единственный из всех Уорбартонов, с которым я хорошо знакома, – остальные редко появляются в Тригони, и я не имею дел с ними. – Она на мгновение задумалась, потом продолжила: – Иногда мне кажется, что он хочет, чтобы она оставалась ребенком. Теперь его мир ограничен этой девочкой. Я даже не хочу представлять, что с ним будет, если с ней что-то случится. Поэтому Стенли и доктор Честер и организовали твой приезд сюда. Дэвид всегда восставал против семьи Уорбартонов, он безумно любил Линду, пока не родилась Робин. После этого он просто помешался на дочери. Тебе известно, что Робин была с Дэвидом в тот момент, когда они нашли мертвое тело Линды?
Я замерла на месте.
– Что ты имеешь в виду? Как это "нашли тело"?
– Ш-ш-ш... Библиотека рядом. Я думала, ты знаешь, что Линда утонула. Она часто ходила гулять по тропинке вниз к обрыву, мимо потайного леса, к берегу моря. В солнечные дни загорала на песке, если погода была теплая. В тот день, когда она погибла, Дэвид и Робин отправились, чтобы присоединиться к ней на пляже. Но произошел несчастный случай. Линда упала, сорвалась вниз с обрыва. Дэвид нашел ее в неглубоком месте, недалеко от берега. Но первой ее увидела Робин.
– Боже правый!
– Мистер Принс обязан был рассказать тебе об этом, – Бэт говорила очень тихо, – наверно, не хотел омрачить твой первый день в "Вороньем Гнезде". Предоставил это доктору Честеру.
Мы подошли к закрытой двери справа от лестницы. Бэт остановилась и с тревогой на меня посмотрела:
– Я тебе ничего не говорила.
– Не беспокойся, я никому не скажу, – пообещала я.
– Вот и хорошо.
Она постучала, и сразу отозвался энергичный голос мистера Принса. Я медленно последовала за Бэт в комнату и, войдя, огляделась. Ярко горел огонь в огромном открытом камине, стояли глубокие обитые кожей кресла. Громадный стол из китайского черного дерева, гладкого и твердого как камень, украшал комнату. Ножки стола были вырезаны в виде стоявших на задних лапах драконов, и в играющих бликах пламени они казались живыми. Но мое внимание привлекли книги – сразу же, с первого взгляда. За исключением оконного пространства – огромное окно выходило на зеленую лужайку с кустами роз, – все заполняли полки с книгами в кожаных переплетах. Они занимали все остальные стены: стеллажи возвышались примерно на восемь футов. Меня охватило такое чувство, будто я оказалась вдруг в восемнадцатом веке. Я застыла в восхищении, не в силах оторваться от этого зрелища.
– Заставляете себя ждать, – произнес вдруг сварливый, глухой женский голос, – вы кто, медсестра или библиотекарь?
Хозяйка кабинета была высокого роста, с белоснежными седыми волосами и пронзительными темными глазами, которые изучали меня с сердитым высокомерием. Сидела она выпрямившись на кончике широкого кожаного стула во главе большого стола и смотрела на меня. Вся в черном: платье с длинными рукавами, из-под которых высовывались старческие, изуродованные артритом скрюченные пальцы. Золотое обручальное кольцо и белая брошь-камея на скромной золотой цепочке вокруг ее костлявой шеи были единственными украшениями.
– Я квалифицированная медсестра, миссис Уорбартон, – ответила я, – мистер Принс видел мои рекомендации. Просто количество книг удивило меня. Никогда раньше не видела такой библиотеки.
– Одна из ценнейших коллекций в стране, мисс Монтроуз, – отодвигая стул и вставая, произнес мистер Принс, – миссис Уорбартон, это мисс Монтроуз, медсестра, которую нанял Дэвид присматривать за Робин и э-э-э... следить, чтобы вы регулярно делали уколы.
– Очередная глупость Дэвида! – фыркнула она. – Зачем здесь медсестра? Я сама ухаживаю за Робин уже восемь лет. Потому что ее глупая мать никогда не справлялась со своими обязанностями, пока была жива! Что касается ухода за мной, девушка, только попробуйте – и увидите, что будет. – Ее темные глаза свирепо царапнули меня. – Что ж, Стенли, если это и есть ваши свидетели, давайте начинать!
Когда мы уселись на два свободных стула, Бэт произнесла сладким голоском:
– Доброе утро, миссис Уорбартон!
– Здравствуй! Все еще торчишь в офисе в Тригони? Я думала, ты давно вышла замуж. В твоем возрасте у меня был муж, и я была беременна вторым ребенком. Твоя бабушка вышла в семнадцать, насколько я помню. С каждым поколением народ становится все слабее и бесполезнее. Когда ты выйдешь замуж, Бэт Свенсон? Что, в Тригони нет молодых людей в наши дни?
Бэт вспыхнула, залившись краской до корней волос.
– В наши дни мы ждем, когда попросят нашей руки, – сказала она мрачно.
Миссис Уорбартон оглядела ее оценивающим взглядом:
– Не жди слишком долго, Элизабет.
Краска сгустилась на лице Бэт, я подумала, что она сейчас взорвется, но в это время мистер Принс громко откашлялся и зашелестел бумагами:
– Так, так, верно сказала миссис Уорбартон, не перейти ли нам к делу, леди? – Лицо его приобрело розовый оттенок.
Неожиданно я встретилась взглядом с миссис Уорбартон, и мне показалось, что на губах ее мелькнула злорадная усмешка.
– Так начинайте же, Стенли, хватит тратить наше время впустую.
– Сейчас. – Мистер Принс тоже явно был не в своей тарелке. – Итак, лежащий передо мной документ является последней волей и завещанием Марты Терезы Уорбартон, вдовы, владелицы «Вороньего Гнезда» округа Тригони, штат Мэн, и отменяет прежние завещания, как только будет подписано. Вы, Элизабет Свенсон, и вы, Диана Монтроуз, присутствуете здесь как свидетели, чтобы удостоверить подпись Марты Уорбартон на ее последнем завещании. Закон предписывает, чтобы свидетелей было двое и они присутствовали одновременно при подписании, поэтому вы здесь обе находитесь и понимаете, конечно, что это последнее завещание отменяет все ранее составленные. Это так?
– Да, – сказала я.
Бэт тоже пробормотала:
– Да... – Кажется, постепенно гнев покидал ее.
– Вы обе должны подписать завещание как свидетели в присутствии завещателя, но сначала она подпишет его в вашем присутствии. И поскольку завещание длинное, каждая страница должна быть подписана внизу отдельно. Вы готовы, миссис Уорбартон?
Было жалко смотреть, когда скрюченные распухшие пальцы схватили ручку с пером. Она писала медленно, но без очков, нахмурившись от сосредоточенности или от боли.
– Бэт, подпишите как свидетель.
Бэт подписала.
– Теперь вы, мисс Монтроуз.
Я взяла документ и ручку. Подпись Бэт напоминала торопливую закорючку, зато я с удивлением увидела четкую, красивую подпись Марты Уорбартон. Я подписала и замешкалась, не зная, какой адрес указать.
– Род занятий – профессиональная медсестра, – подсказал мне мистер Принс. – Адрес: "Воронье Гнездо", Тригони, штат Мэн.
– Временно, – добавила Марта Уорбартон. – Если Керр, или Дафна, или кто-нибудь еще попытается оспорить завещание, у вас будет проблема с одним свидетелем, вы ее потом нигде не найдете, Стенли. Все эти сестры так ненадежны.
– Я уверен, что мисс Монтроуз без проблем можно будет найти, если понадобится, – сказал мистер Принс сдержанно. – "Ассоциация медсестер" всегда поможет нам в этом... Теперь на этой странице... Подпишите здесь...
– Я знаю медсестер, которые провели всю свою работоспособную жизнь в одном госпитале, миссис Уорбартон, – произнесла я спокойно, подписывая очередную страницу.
– Так вы госпитальная сестра?
– Да, миссис Уорбартон.
– И откуда?
Мне показалось, что она взирает на меня с любопытством.
– Медицинский центр Лос-Анджелеса. Калифорния.
– Мисс Монтроуз имеет отличные рекомендации, миссис Уорбартон, – сказал мистер Принс, – лучше просто не найти. Теперь на этой странице, пожалуйста.
– Пусть она отвечает сама, Стенли. Ей придется разговаривать самой, когда вы уедете. И без сомнения, она сможет. У нее непреклонный вид, как у всех Уорбартонов. Наверное, в жилах ее течет валлийская кровь. Так, девушка? Или корнуолльская?
– В основном американская, – ответила я.
– Чепуха! Предки всех настоящих американцев приехали откуда-то, и самыми лучшими были те, что прибыли из Англии.
– Многие настоящие американцы так не считают, – возразила я.
– Правда? Ну зато именно так считают в "Вороньем Гнезде". Монтроуз? Откуда произошла эта фамилия?
– Мне говорили, что из Шотландии. Монтроузы были горцами и воевали на стороне Чарльза против Кромвеля. Те, кто остался в живых, перебрались сюда.
– Видите? – сказала она с довольным видом, как будто выиграла спор.
Я посмотрела на нее сердито:
– Шотландия – не Корнуолл и не Уэльс!
Она поставила последнюю подпись, игнорируя мое замечание, а мы с Бэт молча заверили ее. Мистер Принс с удовлетворением выпрямился и стал собирать бумаги.
– Благодарю вас, мисс Монтроуз, Бэт, миссис Уорбартон, я положу эти документы в банковский сейф сегодня же, как обычно.
– Что-нибудь еще привезли, Стенли?
– Да. – Он достал из пухлого портфеля какой-то прямоугольный, аккуратно перевязанный сверток.
Взглянув, она кивнула:
– Положите-ка это в сейф за меня, будьте другом, Стенли.
Сейф был круглым, находился он в стене за картиной, там, где у окна кончались полки. Я вдруг обнаружила, что хозяйка внимательно следит за мной глазами, пока мистер Принс возится с сейфом, и отвернулась в смущении. По меня интересовал не сейф, а сверток. Оттуда явно доносилось бульканье жидкости.
– Другие члены семьи сейчас на галерее, наверху, – сказала она, – обсуждают, что мы здесь делаем. Наверно, они там вспотели от волнения! Это ты печатала завещание, Элизабет? Им неизвестно содержание, и я не собираюсь его раскрывать! – Она со злорадной улыбкой смотрела на нас с Бэт.
Бэт опять вспыхнула:
– Я печатала только форму завещания, миссис Уорбартон. Но если вы думаете...
Мистер Принс быстро вмешался:
– Я сам печатал завещание, Марта. Но только потому, что таковы были ваши инструкции. Я полностью доверяю мисс Свенсон.
Она как будто не слышала его. Потом сказала:
– Хорошо. До сих пор вы всегда были мне верны, Стенли. И вам лучше оставаться таким, если хотите и дальше вести мои дела.
– Вы можете положиться на мою преданность. – И у мистера Принса еще более порозовело лицо.
– А как насчет вас, мисс Монтроуз? – Острый взгляд темных глаз пробежал по мне и уставился мне прямо в глаза. – Вы прочитали, когда подписывали? Я заметила, что Стенли прикрывал каждую страницу, но у вас острые глазки. Профессиональный взгляд медсестры.
Я тут же покраснела, как Бэт. Марта Уорбартон, кажется, обладала талантом вводить в ярость людей одним словом или взглядом и потом получать от этого удовольствие.
– Моя единственная задача – подписание документа, – холодно ответила я, – и я сделала это только потому, что мистер Принс был так Добр и подвез меня сюда на своем автомобиле.
Но меня не интересует содержание вашего завещания. Я собираюсь здесь работать, и знания подобного рода могли бы мне помешать. Я не дура, миссис Уорбартон.
– Хм-м... – ее глаза продолжали сверлить меня, – да, это верно! Вы не дура. Ну ладно, оставим это. То, что вы не видели завещания, поможет вам избежать затруднительных положений в этом доме, верно? Но некоторые из моих дорогих родственников чрезвычайно упорны в своем любопытстве. Они засыплют вас вопросами при малейшей возможности. И не поверят вам. Вы увидите, как они настойчивы. Это первое завещание, которое я составила после появления Робин, с тех пор, как родилась моя единственная внучка. Ну, я уже сказала: пусть они поволнуются как следует. Этим людям нравится, когда кто-то держит над их головой занесенную палку. И угроза благотворна для их душ. А теперь мы присоединимся к ним на галерее.
Я инстинктивно поднялась, чтобы помочь ей встать, но она одарила меня свирепым взглядом:
– Мне не нужна помощь, Монтроуз! И запомните это.
Она ухватилась за что-то, находившееся сбоку от нее, это была крепкая палка для ходьбы из темного старинного дерева, выполненная в виде переплетенных змей. Ее сжатые губы говорили о боли, я знала, что она чувствует сейчас. Принс тоже невольно подался помочь ей встать, но так же быстро отступил, и я поняла, что ему хорошо известна ее упрямая независимость.
Она двинулась вперед, тяжело опираясь на палку, и ее движения были решительны и тверды, как будто боли не было вовсе. Но я-то знала, что это не так. Мы шли за ней с Бэт. Миссис Уорбартон медленно взбиралась по ступеням, правой рукой ухватившись за мраморные перила, а левой орудуя палкой, которая, помогая ей, оставляла глубокие вмятины на толстом ковре.
Когда мы добрались до верха, Марта Уорбартон немного передохнула и вдруг выпрямилась во весь рост. Она оказалась выше, чем я думала; наверно, в молодости она была величественно прекрасна. У нее, конечно, неприятная привычка раздражать людей, но я не могла не восхищаться ее мужеством. Когда, сделав мне знак остановиться, она вошла в галерею, взгляды всех сидевших там людей тут же устремились на ее спокойное лицо.
За столом сидели четыре человека: двое мужчин, которые вскочили, когда вошла миссис Уорбартон, и две женщины. Старшему из мужчин было лет шестьдесят. Его темные волосы побелели у висков, и прядь седых волос свешивалась слева на лоб, карие глаза были такими же острыми, и недоброжелательными, как у Марты. И лицо было похоже, с такими же глубокими складками у углов рта, такая же саркастическая усмешка кривила его губы. Он был высокий, больше шести футов ростом, но не так худ, как Марта.
Второй был помоложе, с безвольными чертами лица, хотя рот его имел такое же выражение недовольства и ту же усмешку, как у матери. Волосы, иссиня-черные, гладкие, блестели на солнце. В противоположность старшему мужчине и Марте он был полноват и начал расплываться, хотя ему, наверное, не было еще и сорока.
Обе женщины были красивы, и обе – блондинки, младшей лет двадцать пять, ее большие блекло-голубые глаза были слегка навыкате; я никогда не любила такие глаза у блондинок.
Вторая была старше, лет тридцати пяти, с уверенными манерами. Темно-карие глаза, как у всех Уорбартонов, и можно было заметить, что светлые волосы у корней были темнее. Холеная женщина, изысканно одетая, с фигурой и ногами как у манекенщицы.
Мужчина помоложе, смеясь, подошел к столу и вежливо подвинул стул для Марты. Я думала, что она откажется от его услуги, но ему было позволено усадить ее, вид у нее был при этом такой, будто она принимала пожалованную ему милость.
– Ты выглядишь усталой, Марта, – сказал он. – Принс, что вы с ней сделали там, внизу? Ступеньки слишком тяжелы для нее.
Но в его тоне не было любви и теплоты. Голос звучал как призыв к примирению.
– Чепуха, – проворчала Марта Уорбартон, – когда я не смогу передвигаться по "Вороньему Гнезду", это будет означать, что настало время меня хоронить! И вы это знаете.
– Пусть этот день наступит еще очень нескоро, Марта, – сказал он с легкостью, – но у тебя действительно был усталый вид, когда ты вошла. Даже больной. Твои дела с Принсом не должны быть такой нагрузкой. Ты должна разрешить мне взять на себя часть забот по управлению имением. Я тебе давно говорил.
– Ведение дел? Таких, как написание нового завещания? Как бы ты ни хотел этого Керр, это невозможно.
– Я не часто соглашаюсь с Керром, – сказал мужчина постарше, – но он прав, Марта. Ты должна позволить одному из нас взять на себя управление "Вороньим Гнездом". И, как брат твоего мужа, я...
Его голос напоминал голос Марты, но был еще глубже и мужественнее.
– Возможно, когда я уйду в мир иной, Клайв, – прервала она его, перехватив свирепый взгляд, который бросил Керр на старшего мужчину, и улыбнулась, – вероятно, придет время, когда Керр сможет взять на себя часть дел по инвестициям, – она увидела, как ревность в глазах Керра сменилась триумфом, и покачала головой, – возможно, – повторила она, – но до тех пор, пока я не умерла, все останется точно так, как есть.
Керр резко остановился на пути к своему месту:
– Означает ли это, что ты не собираешься нам рассказать, что написано в новом завещании?
Она безжалостно рассмеялась:
– Мой дорогой сын, это как раз то, что я имела в виду. Завещание читают после смерти. И мое не станет исключением. Не раньше! Где Рэтбоун со своим кофе? О да, у меня для вас сюрприз. – Она сделала мне знак рукой, и я ступила на порог, вошла и встала перед ними.
Наступила полнейшая тишина, которую разорвал грохот упавшего стула, когда старший мужчина вскочил. Его лицо сильно побледнело, в глазах мелькнул страх. Я остановилась неуверенно в нескольких шагах от стола.
– Боже! – сдавленно произнес он. – Вы... Я не могу... – Он протер рукой глаза и выпрямился, стараясь сохранить самообладание. – О, я прошу прощения. – Он нервно коротко хохотнул и взглянул на Марту Уорбартон. – Просто на мгновение вы напомнили мне кое-кого из прошлого...
Я изумленно смотрела на их лица: трое чем-то напуганных незнакомых людей. Потом увидела смущенного мистера Принса, растерянную Бэт... Миссис Уорбартон... Марта Уорбартон оглядывала родственников, как кошка загнанную в угол мышь. Жестокая усмешка кривила губы, глаза имели суровое выражение.
– Это мисс Монтроуз, – тихо сказала она, – медсестра, которую нанял Дэвид ухаживать за Робин. Мисс Монтроуз, это Керр – мой младший сын. Вся его полезность заключается в том, что он умеет подвинуть мне стул и усадить. Он научился со временем неплохо с этим справляться, – она говорила издевательским тоном, – поскольку делает это почти всю свою сознательную жизнь. А это мой деверь, брат моего мужа, – Клайв. Жена Керра – Дафна. Дочь Клайва – Изабель.
Я неуверенно улыбнулась в ответ на приглушенный разноголосый хор приветствий, при этом Клайв неловко отвесил поклон, а Керр подошел пожать мне руку.
– Вы слишком красивы для детской сиделки, мисс Монтроуз! – Тихий, вкрадчивый голос был маслянистым как его гладко-прилизанные надушенные волосы. Я сжалась от неприятного впечатления, но пришлось протянуть ему руку. Когда он вел меня к стулу, я поймала взгляд его жены. Она, несомненно, слышала комплимент мужа, и ее выпуклые глаза цвета китайского фарфора выражали обиду и возмущение.
Напряжение, возникшее при моем появлении, немного спало, когда появилась Молли со столиком на колесах. На нем стояли хрупкие чашки, кофейник с дымящимся горячим кофе и тарелки со свежеиспеченными бисквитами, намазанными маслом, и домашним печеньем.
Позади Молли, с ее приятной, теплой улыбкой, я увидела в первый раз миссис Рэтбоун, в черном платье с глухим стоячим воротом и тугими манжетами. Она была высока и худа, как Марта. Бледная кожа, волосы настолько же черные, насколько были белыми волосы Марты, но черный цвет был безжизненным, без блеска, что свойственно окрашенным волосам. Глаза почти янтарного цвета напомнили мне глаза однажды увиденного ястреба – они были совершенно лишены выражения. Жестокие глаза хищника, они подходили к сжатым губам, крючковатому носу и складкам, сбегающим от уголков рта, что указывало на замкнутость и крутой нрав. Единственным украшением была белая брошь-камея на тонкой золотой цепочке.
– Мисс Монтроуз, – сухо произнесла Марта, – это миссис Рэтбоун, наша домоправительница.
Я неуверенно сказала:
– Как поживаете, миссис Рэтбоун?
Непонятно, какое положение меня здесь ожидало: буду я сидеть за этим столом как гостья или как прислуга. Миссис Рэтбоун в ответ слегка наклонила голову.
– Комната для мисс Монтроуз готова, миссис Уорбартон. Брайен отнес наверх ее вещи. Молли уже показала ей комнату. – Стало очевидно, что, будь ее воля, мне не пришлось бы здесь сидеть.
Постепенно разговор принял общий характер. Изабель Уорбартон задала несколько вопросов о работе медсестры. А ее отец спросил, где я работала. Когда я назвала Лос-Анджелес, Керр и его жена проявили заинтересованность и начали расспрашивать меня о Голливуде, который никогда не видели. Только Клайв молчал и почти не вступал в общий разговор.
Я была рада, когда Марта ухватилась за свою палку и встала. Мы еще не успели покинуть галерею, как оставшиеся начали тихо переговариваться между собой. Я проводила Бэт и мистера Принса до машины и распрощалась.
Когда мистер Принс усаживался на место водителя, Бэт тихо сказала:
– Они явно не стали лучше с тех пор, как я видела их в последний раз, Диана. Надеюсь, у тебя в контракте есть условие, что ты сможешь покинуть их в любое время, сохранив зарплату. Я даю тебе месяц на пребывание в "Вороньем Гнезде". Два от силы. Обещай, что приедешь и навестишь меня, когда станет невмоготу!
– Обещаю, – благодарно отозвалась я, чувствуя себя так, как будто расстаюсь с единственным другом. – Бэт, что там произошло на галерее?
– Не знаю. Я думала, ты мне скажешь. Особенно хорош Клайв! Как будто привидение увидел.
– Ну, скоро вы здесь освоитесь, – громко и с энтузиазмом произнес мистер Принс, – вообще-то исполнение ваших обязанностей начнется только тогда, когда сюда прибудет Дэвид. И вы почувствуете облегчение, уверяю вас. Дэвид очень приятный человек. Он знает, что делает. Он не похож на других. А пока вы погуляете по окрестностям, все осмотрите. Учтите, никто, кроме Дэвида, не имеет права вмешиваться в ваши дела. Погуляйте по тропинке вдоль утеса. Вид потрясающий! И не забывайте о том, что я вам сказал. Если возникнут проблемы – любого рода, – позвоните мне в Тригони. Помните?
– Да. Большое спасибо, мистер Принс. До свидания. До свидания, Бэт...
Я долго смотрела вслед их автомобилю, потом медленно начала подниматься по лестнице. Заглянула в детскую и увидела, что девочка еще спит. Испытывая неимоверное облегчение, я закрыла за собой дверь своей комнаты. И тут же встрепенулась от свистящего резкого звука за окном. Я подошла и выглянула с тревогой. Тонкий белый столб воды высоко взметнулся вверх, застыл на мгновение в высшей точке и упал обратно в море.
Я неохотно начала распаковывать вещи...




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дом зла - Фарр Каролина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Дом зла - Фарр Каролина



ОТЛИЧНАЯ КНИГА
Дом зла - Фарр КаролинаОЛЬГА
9.03.2011, 16.42





ине не понравилось!
Дом зла - Фарр Каролинадана
28.04.2011, 17.25





Захватывающий сюжет. Из него мог бы получиться добротный триллер.
Дом зла - Фарр КаролинаNadia
29.11.2014, 3.45





это не любовный роман)) но очень интересная повесть или рассказ ( не сильна я в терминах). очень интересно) не могла оторваться, особенно последние несколько глав)
Дом зла - Фарр Каролинаалена
8.04.2016, 19.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100