Читать онлайн Дом на могиле, автора - Фарр Каролина, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дом на могиле - Фарр Каролина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дом на могиле - Фарр Каролина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дом на могиле - Фарр Каролина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фарр Каролина

Дом на могиле

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

В музее день прошел без происшествий.
Это был один из тех дней, когда погода способствовала напряженному и увлекательному труду, время летело быстро. Джон и против своего обыкновения неприятный Рандолф, выглядевший так, словно страдал от тяжелого похмелья, весь день работали с Хусейном в реставрационном кабинете, а мы с профессором усердно трудились над каталогом.
Мне очень хотелось поговорить с Джоном наедине, чтобы узнать, каких успехов он добился в реставрации записки из портсигара. Однако у меня не было ни малейшего желания привлекать внимание язвительного Рандолфа. Несколько раз я слышала в кабинете повышенные голоса, словно в работе что-то не ладилось, как обычно, из-за небрежности или равнодушия Рандолфа. Хусейн, красный от гнева, несколько раз выскакивал из кабинета, чтобы о чем-то проинформировать профессора.
А в конце дня медный предмет, над реставрацией которого они трудились весь день, под пальцами Рандолфа превратился в бесполезный, зеленый порошок! Профессор буквально ревел от ярости. Хусейн что-то бормотал на родном языке, и даже в обычно спокойном голосе Джона звучали нотки горечи. Рандолф пулей выскочил из музея, оглушительно хлопнув дверью. Я услышала, как взревел мотор джипа, и Рандолф на полной скорости помчался в деревню. Для реставрационной группы это было рядовое событие, и мы с профессором продолжили работу безо всяких трений. Мы сделали очень много, а у Джона с его группой день прошел впустую. Но реставрация всегда полна разочарований, как сказал мне Джон, когда мы с ним как-то отдыхали в обществе профессора.
Когда профессор поднялся к себе, я подошла к Джону, который с мрачным видом наливал себе виски. Он тут же пожаловался:
— Проблема Рандолфа в том, что он не умеет сосредоточиться. Его ум постоянно занят вещами, интересующими его больше всего. Танцы, вечеринки, женщины из деревни, выпивка. Чтобы отвлечь его от работы нужно не много! Из-за него мы потеряли прекрасный экземпляр. Номер сорок семь. Модель судна. Одна из самых старых существующих моделей судна! Она полностью утрачена!
Я сочувственно улыбнулась:
— Но у вас же есть фотографии, не так ли? Я хочу сказать, что еще не все потеряно, Джон! Модель можно восстановить по фотографиям и зарисовкам, а для публики она будет представлять такой же интерес, как и оригинал!
Он нахмурился и помотал головой:
— Ценность предмету придает возраст и оригинальность, Дениз. Фактическая работа мастера, жившего три тысячи лет назад, превратилась в зеленый порошок. Как бы ни точна была копия, она остается копией, сделанной нашим современником. Копия может быть точнее, изящнее, благодаря современным инструментам. Для несведущего глаза она может быть приятнее, потому что сегодня более совершенное производство металлов, более точные методы моделирования. Но ни одна копия никогда не может представлять тот же интерес или иметь ту же ценность, что оригинал! — Джон замолчал и отхлебнул виски.
— Вы когда-нибудь интересовались сохранностью предметов в музее, — спросила я. — Они представляют большую ценность, и, как вы только что упоминали, их нельзя заменить.
Он засмеялся и пристально посмотрел на меня:
— Безопасность экспонатов здесь не так уж плоха, как вы, может быть, думаете, Дениз. Мы знаем каждого мужчину, каждую женщину и каждого ребенка на Уэргилд-Айленде. Ни один посторонний не может войти сюда без проверки. Если здесь и появятся посторонние, им еще придется войти в доверие. А вы уже должны знать, что этот дом похож на крепость. Ключи от музея только у нас с отцом. В музее установлена современная система сигнализации, и обе паши комнаты находятся близко ко входу в него. И конечно, самая лучшая защита заключается в том, что открытия отца широко известны и станут еще более известными после составления полного каталога. Чтобы кража была оправданной, вор, прежде всего, должен иметь рынок сбыта краденого. Ни один частный коллекционер в Америке, купив краденое сокровище, не осмелится его выставить. Вам не о чем беспокоиться, Дениз! Отцовские экспонаты здесь в большей сохранности, чем будут в столичных музеях!
— Крупные музеи не имеют в стенах потайных ходов! А в Уэруолде они есть, — мягко возразила я.
Джон хихикнул:
— Значит, вас волнует это? А вы забыли, что в музей ведет лишь один ход? Кстати, из вашей комнаты. Я рад, что вы тогда выразили озабоченность существованием потайной панели и тем самым напомнили отцу о ее существовании. — Он бросил взгляд на камин. — Вход в Тайную пещеру находится здесь. Однако, если вор захочет им воспользоваться, он должен прежде всего войти в музей, выйти из него и затем пройти сюда не увиденным, не услышанным.
— А затем отнести украденное по тоннелю к Тайной пещере, где его будет ждать катер, — добавила я.
Джон усмехнулся:
— Вы так думаете? Дениз, я открою вам небольшой секрет. Ллойд Мередит был инженером. В первый раз я привез его в Уэруолд, когда отец был в Ираке, и именно для того, чтобы он посоветовал, как перекрыть старый тоннель, ведущий в Тайную пещеру, прежде, чем сюда прибудут паши ценности. Я подумывал о том, чтобы взорвать тоннель. Но все оказалось значительно проще! Ллойд нашел способ сделать все тайно и вполне недорого: он его затопил!
Я медленно произнесла:
— Понятно! Мы с Эдной Джоунз вчера говорили о старом доме на ферме. Она рассказала, что тоннель затоплен. Но у меня создалось впечатление, что его затопили много лет назад!
— Он и был затоплен, — подтвердил Джон. — В самом низком месте, недалеко от разрушенного дома. Когда я был мальчишкой, мы с ребятами лазили туда. На протяжении тридцати — сорока ярдов воды там было по пояс. Однако уверяю вас, Ллойд затопил тоннель на гораздо большее расстояние и гораздо глубже. Он тщательно изучил проблему уровней и отвел в тоннель воду из маленькой речки. Ллойд, предполагал, что потолок тоннеля рухнет и, когда это случится, уровень воды в речке вернется к прежней отметке. Он считал, что на это уйдет примерно год. Месяц назад я проверил тоннель и убедился, что он был прав. Потолок рухнул, перегородив ход, а вода в речке снова поднялась. Ллойд знал свое дело!
Я кивнула, задумавшись над его словами и над тем, что под ними подразумевалось. Но первой моей мыслью было: я должна немедленно предупредить Дина! Даже если после этого он снова усомнится во мне! Подводная экспедиция очень опасна! Однако любопытство продолжало меня терзать.
— Мне следовало бы догадаться, что вы не станете рисковать сокровищами музея, Джон!
— Спасибо, Дениз! — самодовольно отозвался он. — В подобных вопросах я действительно очень осторожен! — Он допил виски, поставил бокал и уставился на бутылку так, словно боролся с искушением изменить своей привычке и налить еще. В конце концов привычка победила. Джон с сожалением вздохнул и напомнил: — А теперь, полагаю, нам следует переодеться к обеду!
— Конечно! Но разговор о вашем друге Ллойде Мередите напомнил мне о портсигаре! Что вы решили с ним сделать? Записка хоть чем-то помогла?
— Записка? Ну, там было все так перепутано!
— Да, но ведь реставрация подобных предметов — ваша профессия! Я хотела спросить, не пробовали ли вы восстановить утраченный текст?
— А у вас и впрямь изобретательный ум! — восхищенно проговорил он, искоса поглядев на меня. — Записка не представляла никакой ценности, и я ее порвал. А портсигар собираюсь отослать сестре Ллойда. Уверен, ей будет приятно получить его. Не сомневаюсь, в свое время она напишет вам и поблагодарит за находку! Сестра Ллойда — очень воспитанный человек, каким был и он.
— Тогда я рада, что нашла портсигар. А вы не припоминаете, в какой связи в записке было упомянуто ваше имя и имя профессора?
— Вы запомнили текст? — небрежно спросил он. — Боюсь, я его забыл.
— Записка начинается словами: «Ллойд, я должна с тобой увидеться», а в конце этой строчки стоит ваше имя «Джон». Вторая строчка начинается словами: «По-моему, он сошел с ума», а в конце строчки — имя профессора «Скотт».
Джон улыбнулся:
— А у вас хорошая память!
— Было бы точнее сказать, что, когда я чего-то не понимаю, она не дает покоя моему уму!
— Понятно. — Он нахмурился. — Дениз, во второй строчке речь не могла идти о моем отце. Надеюсь, вы это понимаете? Психический срыв произошел с ним внезапно. Когда Ллойд потерял портсигар, отец был еще совершенно здоров. Когда писалась эта записка, он находился на самом пике своей карьеры, был признан и здесь, и в Европе! — Джон замолчал, словно его осенила какая-то догадка. — Дениз, перед этой фразой стоит мое имя. Вы считаете, что речь идет обо мне?
— Конечно нет!
— Тогда, что все это, по-вашему, значит?
Я пожала плечами:
— Вот это и озадачивает меня, Джон! Втайне я надеялась, что вы сможете отреставрировать записку так, чтобы удовлетворить мое любопытство.
— Тогда мне жаль, что я этого не сделал, Дениз. Но, по правде говоря, мне это не казалось важным. А теперь слишком поздно. Я бросил ее в камин у себя в комнате. Вы что-нибудь еще из нее помните? — Его светлые, почти бесцветные глаза внимательно изучали меня.
Спокойно встретив его взгляд, я ответила:
— По-моему, было что-то вроде «предательством... его отцу». А дальше: «Я воспользуюсь ходом... катер наготове».
— А! — протянул он. — Теперь наш предыдущий разговор приобретает некоторый смысл! Кажется, я знаю, что у вас на уме. Там также говорилось, что надо быстро исполнить какой-то план?
— Да, говорилось.
Джон засмеялся и покачал головой:
— И вы, как истинная женщина, незамедлительно подумали, что обнаружили доказательство заговора, направленного на то, чтобы украсть коллекцию отца? Проблема в том, что вы никогда не знали Ллойда. Он всегда работал над планами, проектами, чертежами. А еще у него был катер, на котором он рыбачил. Если речь идет о Ллойде, эти слова могут показаться совершенно невинными. Думаю, записку написала его сестра, одна из самых болтливых женщин, всегда изъясняющаяся весьма ярко. Она вполне могла сказать: такой-то и такой-то совсем, совсем сумасшедший! Вот так-то!
Я кивнула:
— Понятно. Подумаем лучше об обеде. Карен вскоре спустится выпить коктейль, а Рандолфа нет.
— Не напоминайте мне о Рандолфе хоть сегодня, — вздохнул Джон.
Обед прошел тихо. Джон казался мрачным и поглощенным своими мыслями. Карен сетовала на ветер и дождь и злилась на профессора, когда тот говорил со мной о работе вместо того, чтобы сочувствовать ей. Нас обслуживала миссис Хадсон, так как у Эдны был выходной. А Рандолф вообще не соизволил вернуться к обеду.
Я обрадовалась, когда смогла убежать в свою комнату. В камине ярко горел огонь, и не имело никакого значения, что на дворе холодно и ветрено, а дождь неистово барабанит в окно.
Глядя на огонь и время от времени помешивая поленья кочергой, я посочувствовала Карен Уайганд. Однако невесело ей здесь, замужем за человеком много старше ее, который к тому же большую часть семейной жизни проводит далеко от дома, в то время как она заточена в этом Алькатрасе. Живописная красота природы ей, должно быть, давно приелась, а светская жизнь здесь не более чем видимость.
Теперь я понимала, почему Рандолф ищет в деревне злачные места. Он, в отличие от Карен, предвкушает окунуться в море удовольствий, когда работа, которую мы делаем, будет выполнена и он получит часть своей «добычи», которая, как я поняла, должна достаться ему после всех отчислений от стоимости фондов музея на покрытие расходов на экспедиции и реставрацию коллекции. У Рандолфа здесь нет настоящих друзей. И нет ни увлеченности Джона, пи любви Джона к отцу. Рандолф свободен, как в общем-то свободна и я. Ну а Карен? После отправки коллекции начнется реставрация Уэруолд-Хаус, как исторического памятника. И Карен снова не будет свободна. Я не видела, как можно освободиться от цепей, которые держат ее в заточении, пока жив Скотт Уайганд. И даже подумала, что, может быть, профессор нашел Карен для своей коллекции, как один из драгоценных предметов из могил умерших царей. Я часто наблюдала, как он восхищался ею с той же холодной отрешенностью, с какой смотрел и на шумерский головной убор из золотых буковых листьев, восстановленный великолепной работой реставратора.
Но я знала, что такого восхищения недостаточно для любой женщины.
Протянув руки к огню, я сочувственно вздохнула. Женщине нужны тепло и любовь! Ей необходимо видеть желание в глазах мужчины, а не только эстетическое восхищение ее лицом и телом. А если Анжело ошибается в своей оценке Карен и злобный шепот жителей деревни — правда, можно ли ее осуждать?
Я подняла голову. По коридору кто-то шел. Легкие шаги затихли, раздался робкий стук в дверь.
— Входите! Не заперто!
— Не возражаете, Дениз?
Я быстро встала. Женщина, о которой я только что думала, неуверенно заглянула в комнату. В халате, надетом поверх ночной рубашки, в домашних шлепанцах, с подносом в руках, на котором стояли бутылка шотландского виски, графин с водой и бокалы.
Карен быстро сказала:
— Надеюсь, вы не откажетесь выпить со мной? Скотт крепко спит, в доме тихо, как в морге! Иногда мне становится так одиноко, что впору кричать! Надеюсь, я не оторвала вас от работы? — Она подняла книгу, которую я выбрала, посмотрела и отложила в сторону. — Это книга Скотта, не так ли?
— Да, миссис Уайганд. Но я просто просматривала ее.
— Тогда не возражаете? — Она поставила поднос на стол и придвинула себе стул.
Я улыбнулась:
— Конечно нет, миссис Уайганд! Ночи сейчас длинные, и вы не одна, кто чувствует одиночество.
— Но у вас есть работа, изыскания, и ваше пребывание здесь всего лишь промежуточный эпизод, правда? Какая же вы счастливая!
— Да, это правда.
Она протянула тонкую руку к бутылке:
— Можно вам палить?
— Пожалуйста!
Карен плеснула в бокал виски, протянула мне графин с водой, налила себе и села возле меня. Свет огня переливался в янтарном виски, бросая блики на ее темные, шелковистые, блестящие волосы. Огромные серые глаза с любопытством оглядели комнату и остановились на мне.
— Зовите меня Карен, не возражаете?
— Конечно нет, Карен!
Она довольно кивнула и снова оглядела комнату:
— Давно я здесь не была! Вы хорошо устроились?
— О да!
— Не... страшно?
— Нет, — решительно ответила я, хотя это было не совсем так, — поскольку профессор с Джоном заделали вход в тоннель.
— Да, Скотт говорил мне об этом. С тех пор ничто не беспокоит?
— Нет, нет, миссис Уайганд!
— Карен!
— Карен! — улыбнулась я.
— Мне нужно с кем-то поговорить, Дениз! Сейчас я должна бы быть в Вермонте, а вместо этого сижу на Уэргилде из-за этой проклятой погоды. Вы молоды и можете попять, что я чувствую!
— Понимаю, вы должны быть разочарованы, — проговорила я, пытаясь ее утешить. — Но погода скоро переменится. Для зимы ведь еще слишком рано, правда?
— Надеюсь. Но здесь ни в чем нельзя быть уверенным. Бывает, что мы педелями отрезаны от материка осенью, точно так же, как во время этих проклятых зим.
Она произнесла это с такой горечью, что я с любопытством взглянула на нее:
— Вы ненавидите этот остров, Карен?
Она кивнула:
— Да, ненавижу, Дениз! Я ненавижу мрачную погоду. Это... — Карен пренебрежительно обвела рукой и бросила взгляд на окно с яркими занавесками. — Я пыталась сделать дом более веселым, удобным для жилья и цивилизованным. Но Скотт этого не хочет! И Джон тоже!
Если бы я смогла, то уехала бы сегодня же вечером! И никогда не вернулась!
Я сочувственно улыбнулась:
— Эти занавески — ваша работа? Мне они нравятся. С ними здесь веселее.
— Я повесила их, когда тут останавливался Ллойд Мередит, — сообщила она, глядя на них. — Ллойд был другом Джона. Он погиб от несчастного случая.
— Да, слышала, — ответила я, подавив зевок. Мне казалось, что на сегодня лимит неприятностей исчерпан, но сейчас предательски подкрадывалась дремота.
— Мне нужно еще выпить, Дениз! — Карен встала, чтобы палить себе. — А вам?
— Виски да еще тепло от камина меня усыпляют, — призналась я.
— Скотт покупает только лучшее шотландское. Оно не причинит вам вреда. Вы, кажется, немного опьянели? Дениз, вы не представляете, как важно для меня поговорить с человеком моего возраста и пола. Полагаю, именно этого мне больше всего не хватает здесь, на Уэргилд-Айленде. — Она вдруг засмеялась. — Все, сейчас выпьем, и я оставлю вас в покое! Кажется, вы засыпаете!
Несмотря на мой протест, Карен налила мне еще виски и снова села рядом со мной.
Я с трудом сосредоточила на ней взгляд и решила, что опьянела она, а не я, хотя профессорское шотландское показалось мне гораздо крепче, чем ром Дина. Карен с интересом смотрела на меня и, казалось, покачивалась на стуле. И что за вздор она несла насчет наших возрастов? Ведь Карен на десять лет старше меня!
— Ваше здоровье! — улыбнулась она.
— Ваше здоровье! — Я послушно отпила, хотя видела все вокруг словно сквозь дымку.
Карен наклонилась ко мне:
— Удивлена, что вам не страшно жить в этой комнате. Я поселила бы вас в другую, но Джон заверял, что это лучшая комната, которую он может вам предложить.
— Меня не так-то легко напугать, Карен! — Я зевнула и помотала головой. Если профессорское виски так усыпляет меня, то надо прекращать пить. Я хотела отставить свой бокал, но Карен нахмурилась и надулась:
— Вы собираетесь заставить меня пить в одиночестве, Дениз?
Я неохотно еще отхлебнула. Карен удовлетворенно улыбнулась, встала и подбросила в камин дров: От поленьев взметнулся сноп ярких искр, и я, не найдя лучшего места, украдкой вылила виски из моего бокала в вазу с розами. Вылила почти все, оставив примерно ложечку, надеясь, что от этого мои розы не завянут, как сейчас начинала увядать я.
Вернувшись, Карен с удовлетворением посмотрела на мой почти пустой бокал.
— Почему вы решили, что мне здесь страшно? — сонным голосом пробормотала я. Мои глаза закрывались, голова время от времени падала, и я всякий раз с трудом пробуждалась от этого движения.
— Ллойд спал здесь в ту самую ночь, когда погиб, — сообщила она. — Вы же знаете, какие дурацкие слухи распускают, когда случается что-нибудь подобное? Когда кто-то умирает насильственной смертью? Горничные боятся этой комнаты. Даже Эдна, которая умнее всех, кроме миссис Хадсон, не любит приходить сюда одна. По-моему, они считают, будто здесь водятся привидения.
— Но это сме... смешно!
— Смешно, не так ли? — засмеялась она. — Слишком безумно, чтобы об этом говорить! Но они утверждают, что слышали здесь звуки, которые не могут объяснить. Вы ничего подобного не слышали, Дениз? Не видели и не слышали ничего необычного?
— Как-то ночью мне показалось, что в тоннеле за камином пищат крысы, — призналась я. — В другой раз, подойдя к двери, услышала в комнате какой-то шум и подумала, что здесь убирает Эдна. Но ее тут не оказалось. Вероятно, она работала в соседней комнате.
— Да, — согласилась Карен. — Конечно. Это всегда можно объяснить.
— Гм... — Я кивнула, желая только одного — чтобы она поскорее ушла.
— В стенах таких старых домов, как этот, всегда водятся крысы, — утешала меня Карен. — Горничным, разумеется, неизвестно о существовании хода. Я тоже не знала, пока мне не рассказал Джон.
Мне было сложно поддерживать разговор. Я покачала головой:
— Карен, вы должны меня простить. Я очень устала...
— Да, я эгоистка, не так ли? Вы меня простите? Давайте еще выпьем, и я уйду!
Я вздрогнула:
— Нет, спасибо! Правда, мне...
— Вряд ли это комплимент личной бутылке Скотта, дорогая, — заметила она. — Но ничего. Я помогу вам лечь в постель. Вы ведь не привыкли пить, да? — Ее голос изменился, стал вдруг жестче.
Для женщины Карен была сильна. Она помогла мне пройти по комнате. Я руками нащупала постель и неуклюже бухнулась на нее. Карен небрежно подняла мои ноги и повернула меня так, что моя голова частично оказалась на подушке.
Сон опустился на меня, как падающий занавес.
Проснулась я от внезапного страха. Пот с меня лил ручьями, хотя руки и ноги были ледяными. Огонь в камине почти погас. Свет пламени был единственным освещением в комнате, но я увидела, как на окне вздымаются занавески, пропуская в комнату ветер и брызги дождя.
Я села, застонала и схватилась за голову, почувствовав тупую боль в висках. Язык еле ворочался, и, насколько я могла судить, во рту у меня было все обожжено. Кто-то открыл окно, впустив в комнату дождь и холодный, очень холодный ветер. И если я ничего подобного не делала, решила я, моему самочувствию это никоим образом не поможет. Я могу заболеть пневмонией или чем-нибудь похуже.
Виски профессора Уайганда, должно быть, сокрушительно! Я снова с трудом села и схватилась за макушку, чтобы немного облегчить головную боль.
Однако, когда в голове посветлело, в памяти стало медленно всплывать некое подобие неясного сна. Я вспомнила призрачную фигуру в белом, склонившуюся надо мной, и Карен, разговаривающую с ней зловещим шепотом.
При этом воспоминании меня охватил ужас, хотя в моем смутном сне я не смогла ясно разглядеть эту фигуру. Я тогда еле дышала, сердце бешено колотилось! Такого я еще никогда не испытывала!
— Две! — бормотал мужской голос в моем сне. — Дура! Я велел дать ей одну! От двух она может умереть! А что, если она умрет здесь?
— Ты же сказал, что они безвредны! Это ты виноват, а не я! Не упрекай меня в своей же глупости! — В моем сне протестующий голос, испуганный и близкий к слезам, принадлежал Карен.
— Открой окно пошире! Быстро! Пусть на нее дует холодный ветер! Быстро! — приказывал мужской голос, спокойный, но яростный.
Я почувствовала, как холодный ветер подул мне в лицо. Дышать стало легче, но я стала снова погружаться в тяжелый сон.
Голоса неразборчиво бормотали. Я слышала, как открылась и закрылась дверь. Наступила тишина. Однако чувствовала, что белая фигура по-прежнему смотрит на меня, ожидая моей смерти, как и раньше, в разрушенном доме.
Мне показалось, что во сне я слышу протяжный звук, и постаралась открыть тяжелые веки. И при свете каминного огня увидела белую, сверкающую фигуру. Я смотрела на человеческое, бесполое тело, лишенное какой-либо одежды, если не считать этой неестественной белой кожи, сверкающей при малейших переливах света. Блестящая белизна покрывала безволосую голову, и все же лицо и руки были человеческого, темноватого цвета. Фигура оттащила в сторону тяжелый письменный стол и наклонилась к панели. Та начала отодвигаться, открыв черный четырехугольник в стене. Фигура прошла в него и исчезла, задвинув за собой панель...
Сейчас, сидя на постели, я с ужасом вспоминала это. Но самое странное, что стол стоял на месте!
Боязливо пошевелив ногами, я обнаружила, что полностью одета, если не считать туфель, которые Карен, наверное, сняла с меня, укладывая на кровать. Я покачала головой и поморщилась. Но мне удалось медленно встать и, покачиваясь, обрести равновесие. Я с трудом дотянулась до выключателя, и просторная комната наполнилась светом. Приободрившись, доковыляла до окна и закрыла его. Мокрые занавески печально обвисли, а я отправилась в ванную.
Пустив ледяную воду, смочила лоб и губы. Сразу стало легче. Вода оживила меня настолько, что я смогла найти аспирин. Но у меня еще не хватало сил, чтобы позаботиться об огне или раздеться и нырнуть под пуховое одеяло. Вместо этого я подошла к столу, наклонилась, ухватившись за его край, и принялась с тревогой рассматривать потайную дверь.
Шурупы по-прежнему были на месте, такие же крепкие, как всегда, так же прочно ввернутые в темное дерево, а их круглые стальные головки ярко блестели на свету.
Я болезненно покачала головой, снова осторожно подошла к выключателю и вдруг вспомнила о двери. Она, разумеется, была не заперта. Я заперла ее неуклюжими пальцами. Когда дверь закрылась, я глянула вниз и застыла как вкопанная. На ковре возле двери сверкал какой-то маленький предмет. Что-то крошечное, но знакомое.
Я наклонилась, чтобы поднять его, и застонала; мне показалось, что моя голова вот-вот расколется от боли. Я закрыла глаза и снова медленно открыла их. Блестящий крошечный предмет лежал на моей открытой ладони. Он был золотой, и я знала, что, в отличие от листа, который я видела в разрушенном доме на ферме, он не превратится во что-нибудь другое.
Это была бусинка от шумерского головного убора, возраст которого насчитывал три тысячи лет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дом на могиле - Фарр Каролина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Дом на могиле - Фарр Каролина



ужас какой-то.фигня,а не книга.прочитала через строчку и то жаль времени потраченного.ставлю 1
Дом на могиле - Фарр КаролинаТанита
15.05.2013, 15.17





Ерунда какая-то(((((
Дом на могиле - Фарр КаролинаРаяна
20.07.2013, 18.25





Книга очень понравилась. Без всяких любовных соплей, очень интересно.
Дом на могиле - Фарр КаролинаМарина
3.01.2015, 23.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100