Читать онлайн Дом на могиле, автора - Фарр Каролина, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дом на могиле - Фарр Каролина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дом на могиле - Фарр Каролина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дом на могиле - Фарр Каролина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фарр Каролина

Дом на могиле

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Найдите могилу царя нетронутой, и везение на вашей стороне, — говорил профессор Уайганд, сидя напротив меня за огромным письменным столом в его кабинете при музее. — Производя раскопки, надо мыслить категориями тысячелетней давности или более ранними. Вы должны быть готовы к тому, что можете найти коррозию металлов и внутреннее разложение или следы пожарищ во времена давно забытых войн и революций. Или что здесь, как в Месопотамии, случился великий потоп, о котором упоминается в Библии. Вам также приходится считаться с силой давления сорока или тридцати футов земли, высящейся над предметами, которые вам нужно извлечь и сохранить.
— Не говоря уж о грабителях могил, — заметила я, помахав карандашом.
Он кивнул:
— Не говоря уже о том разочаровании, которое испытываешь, когда, открыв запечатанную камеру, в которой находится саркофаг с мумией фараона и со всеми погребальными украшениями, обнаруживаешь, что многие столетия назад грабители проникли туда, вынесли из нее все, что могли унести, и снова запечатали ее! А что говорил вам Картрайт о реставрации исторических памятников?
Я пожала плечами:
— Боюсь, не очень много, профессор. В основном из теории. Рассказывал, как Вулли и другие учились покрывать воском предметы, предварительно вываляв их в земле, чтобы сохранить их в том же виде, в каком они были найдены. Он говорил, что так можно точнее воссоздать образ предметов, доставив их в музей. Разумеется, в Калифорнийском музее я видела несколько отреставрированных предметов.
— Иногда мы находим лишь отпечатки материальных предметов, раздавленных накопившимися слоями земли. От металлов, даже таких, как серебро, остаются иногда лишь маленькие пятнышки. Не более. Мы заливаем эти отпечатки воском, тщательно срезаем и упаковываем в пропитанную воском ткань. Здесь за реставрацию отвечает Джон, разумеется, под моим присмотром. Это очень долгий процесс. Иногда требуется много дней, чтобы воссоздать один лишь квадратный дюйм поверхности предмета и сохранить его! Впрочем, игра стоит свеч! Вещи, которые вы здесь увидите, бесценны! Антиквары заплатили бы миллионы, лишь бы приобрести их для своих коллекций!
— Но вы их не продаете? — испуганно спросила я.
Он засмеялся:
— Над некоторыми из этих безделушек Джон работал десять лет! Рандолф однажды целый год реставрировал статуэтку овна. Реставрация и перевод надписей, которые мы находим, может стать делом всей жизни! И это должно быть оплачено! Но предметы, которые вы здесь увидите, никогда не будут проданы! После завершения реставрации и перевода надписей все это, — он показал в сторону музея за кабинетом, который был забит корзинами и коробками, перенесенными с «Лорелеи», — отправится в другие, более крупные музеи. Здесь, конечно, будут замешаны деньги, и большие! Но никто никогда не сможет отнять у меня гордость первооткрывателя и реставратора. Это им придется признать! Археолог живет своими открытиями, Дениз! Ради них мы живем, работаем и, если надо, рискуем жизнями! Уинкельман, Лейард, Джордж Смит, Вулли, Шампольон, я сам и сотни других имен никогда не будут забыты, пока жива история!
Величавое достоинство, с которым он произносил эти слова, вызвали у меня восхищение.
— А что потом, профессор? Что вы будете делать, когда все найденные вами вещи будут выставлены в крупнейших музеях?
— После этого, — он развел руками, — займусь этим домом! Я хочу сделать его национальным памятником своего времени. Здесь собраны рукописи, имеющие огромное историческое значение, — письма, приказы, официальные сообщения. В ранние дни революции Уэруолд-Хаус был оплотом роялистов. — Он внимательно посмотрел на меня. — А вы можете мне в этом помочь, Дениз! Но об этом поговорим позже. Сейчас нас интересует более древняя история. Возьмите блокнот и карандаш! Все предметы, находящиеся в этих коробках и корзинах, занесены в картотеку в порядке их нахождения. Ваш каталог должен быть точнее и полнее. Каждая открытая корзина должна быть тщательно проверена и подготовлена к экспозиции. Идемте, я объясню на месте!
Воодушевленная, я схватила блокнот и карандаш. Еще утром я сгорала от любопытства и желания поскорее попасть в музей, но тогда профессор сразу после завтрака повел меня в свой кабинет. И вот теперь...
Музей занимал все восточное крыло дома. По одной стороне стены между комнатами были снесены, и образовался один большой зал, потолок которого поддерживали колонны, обшитые красным деревом.
По другой стороне были убраны лишь торцевые стены комнат, а боковые разделяли зал на отдельные открытые отсеки, в которых находились музейные ящики с сокровищами. Несомненно, в каждом из них были собраны предметы, относящиеся к разным эпохам и цивилизациям.
— Когда-то здесь был танцевальный зал Уэруолда. — Профессор показал подбородком на огромный зал. — Здесь могли танцевать сто пар, и еще оставалось место для оркестра, слуг, столов, цветов и пальм в горшках. Комнаты сбоку, которые сейчас превращены в отсеки, были когда-то служебными и буфетными. Огромные, не так ли?
— Да, — пробормотала я, охваченная благоговейным ужасом. — Как танцевальный зал в Версале!
Он довольно улыбнулся:
— Тут есть еще одно сходство с Версалем, Дениз! Предметы антиквариата так же уникальны!
Оглядевшись, я увидела Джона, наблюдающего за распаковкой корзины. Ему помогали Хусейн и еще двое мужчин. Все они были в рубашках с короткими рукавами.
Профессор тотчас же забыл обо мне и ринулся к ним, как боевой конь на запах битвы.
— Это номер один? — тревожно пророкотал он. — Проверьте номера!
— Номер один, сэр, — подтвердил Хусейн, быстро взглянув на него и улыбнувшись. По-английски он говорил хорошо, ясно, но монотонно.
— Джон?
— Номер один, отец. На табличке написано...
— Я знаю, что написано на табличке! Пять золотых бусинок. Стеатитовая фигурка дикого вепря, два кривых обожженных кирпича с именем шумерского царя и фрагменты двух раскрашенных глиняных горшков...
— И печать от кувшина с вином и именем или владельца, или виноградника, — добавил Джон, глянув на меня через плечо. — Это требует времени, мисс Стантон! Вам понадобятся стул и легкий стол. Такие, которые можно без труда переносить с места на место. Лучше всего складной стол и стул, какими пользовалась мисс Аш. — Он обратился к одному из мужчин: — Поищите их внизу, Кеннеди, если не возражаете. В углу библиотеки.
Один из помощников, крепко сложенный человек с загорелым приятным лицом, немедленно встал и быстро вышел.
— Где Рандолф? — проворчал профессор, оглядевшись.
— Боюсь, он еще не пришел, — виновато пробормотал Джон.
— Хусейн, приведи его! Он знает, какое у нас сейчас плотное расписание. Мы уже потеряли год! Скажи, что я велю ему тотчас же прийти сюда или сам пойду за ним!
Я посмотрела на профессора. Он сказал это так, словно Рандолф был школьником. И я впервые услышала, как кто-то упомянул о потерянном времени из жизни старшего Уайганда. В его обществе я забывала о том, что рассказал мне Анжело Раволи. Теперь вспомнив об этом, внимательно посмотрела на профессора. Может, он эксцентричен, но представить его безумным было невозможно!
Одно за другим сокровища распаковывали и переносили на столы. Я принесла пишущую машинку и начала печатать сделанные мной записи. Джон с Хусейном покинули нас, принявшись за такую деликатную работу, как собирание фрагментов глиняных кувшинов. Сначала их, должно быть, скрепили изнутри, чтобы они не превратились снова в пыль. Кусочки складывали, как мозаику.
Слегка расплющенные золотые бусинки тоже предстояло немного подправить. Маленькую стеатитовую фигурку — осмотреть, почистить, придать ей форму.
Ящик номер два открывали с еще большей осторожностью, потому что в нем находились залитые воском предметы, которые я видела впервые. Вместе с ними в ящик попало много земли. С невероятной аккуратностью сначала надо было спять обертку, потом растопить воск и уложить на стол маленькие вещицы в том же порядке, в каком они были обнаружены.
Я бойко писала под диктовку профессора, поражаясь его памяти и интеллекту, все больше и больше сомневаясь в правдивости рассказа Анжело Раволи. Я не могла себе представить профессора в смирительной рубашке. По моему мнению, у человека с его честолюбием, неутомимой жаждой к работе и энтузиазмом сама мысль о самоубийстве должна вызывать отвращение!
Каждый предмет из оболочки воска и муслина доставали Джон, Хусейн, но, когда задача становилась труднее, за дело принимался сам профессор, при этом продолжая спокойно мне говорить:
— Шумерские женские головные уборы, кажется, имели какое-то религиозное значение, как и любой из погребальных предметов, которые клали в могилу царей. Этот головной убор, как вы только что записали, был найден в могиле царицы. Он принадлежал одной из придворных дам, похороненной без гроба. Раздавленный череп пришлось скрепить слоем воска, чтобы кусочки головного убора остались на своем месте. Сложнее всего с фрагментами головного убора на лбу и на затылке. Когда череп разрушился, они упали и расплющились под давлением покрывшей их земли. Но те, что расположены слева и справа, остались на месте, и по ним мы воссоздадим форму и расположение узоров всего головного убора.
— А если он был сорван с женщины в... смертельной схватке? — невольно содрогнувшись, спросила я.
Он засмеялся:
— Сомневаюсь, что была схватка. Когда умирала царица, ее дамы следовали за ней в могилу для прощальной службы. Они верили в жизнь после смерти, поэтому, наверное, делали это вполне охотно. Готовились умереть вместе с ней и служить ей в загробной жизни. С этой царицей умерли шестьдесят четыре женщины. Мы нашли кости, лежавшие симметричными рядами. Две из них умерли, играя на лирах. Кстати, одну лиру мы уже собрали. Когда они умерли, их руки еще лежали на инструментах. Видите этот кубок?
Я внимательно вгляделась в него. Он был сделан из золота, гладкий, слегка расплющенный, украшенный чем-то вроде крошечного желудя или частью сломанного стебля.
— Его форма имеет какое-то значение? — полюбопытствовала я.
Профессор кивнул:
— Огромное значение! Ведь кубок выполнен в виде женской груди! — Он дотронулся до выступа на дне. — Это сосок. Дар бытия и питание ребенок получает от матери. Поэтому придворные дамы черпали свое последнее питание в земной жизни из этого смертного кубка, крепко держа его в руках, вероятно, потому, что хотели принять из него свое первое питание в новой жизни, когда они окажутся в ином мире, где будут снова служить своей царице. Поэтому же они разрисовывали щеки и веки под глазами зеленой краской! Ведь зеленый цвет — цвет новой жизни и природы, цвет проросшей травы и свежих листьев!
Я в ужасе уставилась на него:
— Значит, в кубке был яд?
— Трудно сказать, яд или сильнодействующий наркотик, — ответил он. — Но когда завершался погребальный обряд, женщины по сигналу жрецов опускались на колени, вместе поднимали кубки и выпивали питье. Должно быть, смерть наступала быстро и безболезненно. Во всяком случае, мне ни разу не доводилось обнаружить хотя бы малейшие признаки борьбы. Придворные дамы, рабыни, кучер, повара и личная свита спокойно умирали вместе с царицей. Признаки борьбы обнаруживались только у животных, которых приходилось убивать, потому что их нельзя было заставить выпить зелье.
Я содрогнулась:
— Но это... ужасно!
— Если рассматривать как массовое убийство. Вы можете представить себе процесс погребения царицы? Служба, пение, музыка, играющая до последнего момента... Яркие одежды, сверкающие украшения на запястьях, лодыжках и шеях, золотые листья, серебряные лепты, полудрагоценные камни на головных уборах... Шепот, разговоры, скрываемое возбуждение... Эти женщины надевали свои лучшие наряды, словно отправлялись на особое торжество. И иногда, полагаю, так и было!
— На свою смерть? — в страхе пролепетала я.
— Сомневаюсь, что они думали об этом, как о своей смерти. Сомневаюсь! Просто сопровождали свою госпожу к новому трону в новом мире. Царица была для них богиней, и они были рады служить ей всюду. Выпить из кубка означало сесть на судно, которое перевезет их на новую землю! Вот и все!
Звук гонга, призывающий к ленчу, застал нас врасплох. Я неохотно ушла из музея, радуясь, что скоро снова вернусь сюда. Здесь было очень спокойно. Даже зычный голос профессора звучал приглушенно.
Вернувшись, я с увлечением принялась за составление списка золотых, серебряных, медных и каменных предметов, булавок, бусинок, золоченых миртовых листьев, ожерелий, ножных и ручных браслетов, золотых наконечников копий и стрел.
Джон с Хусейном занимались топкой работой по очистке и реставрации, а мы с профессором осматривали и проверяли ярлыки и таблички и все записывали в медленно пополняющийся каталог.
Удача не всегда улыбалась нам. Многие металлические предметы превращались в голубой или зеленый порошок, а иногда и глиняные черепки рассыпались в пыль. Случалось, что хрупкие изделия, уже отреставрированные в результате многочасового труда, рассыпались от неосторожного прикосновения. В такие моменты мы не сдерживали своих эмоций, и даже спокойный, выдержанный Джон с горечью взрывался.
На улице снова поднялся ветер, по окнам забарабанил проливной дождь, но мы, не замечая непогоды, увлеченно трудились над бесценными сокровищами далекого прошлого.
В эту первую неделю я так уставала и так крепко спала, что не слышала бы писка крыс, если бы они даже плясали вокруг моей большой, теплой постели! Тем не менее каждое утро я проверяла защитную баррикаду, сооруженную возле скользящей панели. Тяжелый письменный стол оставался на своем месте, так же как и серебристые головки винтов. Теперь я была уверена, что тогда из-за обшивки слышала возню крыс. Но по какой-то необъяснимой причине все же, прежде чем улечься спать, клала возле постели тяжелую кочергу.
Однако к концу недели страхи улеглись. В субботу утром мы работали над мумией и ее украшениями, лежащими в каменном саркофаге. Ко времени ленча появились слабые проблески солнца. Я впервые осознала, что не выходила из дома на свежий воздух с тех пор, как приехала на остров.
Готовясь к ленчу, я глянула из окна на подсыхающую на ветру и солнце горную тропинку, вьющуюся между почти голыми деревьями. Оставшиеся листья радовали взор чудесным багрянцем. При появлении солнца море под утесом из мрачно-серого превратилось в нежно-зеленое, украшенное белыми бурунами воли. Они бурлили и пенились, разбиваясь о скалы, а зеленые воды относили назад островки белой пены.
И мне вдруг очень захотелось как можно скорее выйти на чистый, свежий воздух. Исследовать округу и, может быть, деревню тоже. Я поспешно надела толстую юбку и свитер, достала из шкафа туфли на низких каблуках.
Ленч казался нескончаемым. Карен возбужденно болтала о поездке в Вермонт, к друзьям.
Профессор был спокойным, но, похоже, не мог дождаться, когда она уедет. Я догадалась, что он увлечен работой, которую мы делали всю педелю, а ведь многие ящики еще оставались не распакованными. Рандолф не спустился к ленчу, хотя мне было известно, что он где-то дома. Профессор с явной тревогой поглядывал на его пустующее место.
Он встретился со мной взглядом и печально улыбнулся:
— Никогда никто не бесил меня так, как этот мальчишка! Он знает, что я терпеть не могу непунктуальности! Миссис Хадсон, пошлите кого-нибудь за Рандолфом! Ему уже давно следовало спуститься!
— По-моему, он собирается в деревню, отец, — сказал Джон, виновато посмотрев на меня странными, светлыми глазами. — Вероятно, останется там на ночь, наверное, пойдет на танцы.
Профессор фыркнул:
— Танцы!
— Он хорошо работал всю педелю, — заступился за брата Джон. — Необыкновенно хорошо. Ты же видел, как Рандолф отреставрировал головной убор. Кажется, мисс Стантон хорошо на него влияет. — Джон улыбнулся мне.
— Ха! — отозвался профессор. — Если ты имеешь в виду, что он прихорашивается, когда рядом, Дениз, то ты прав! Но уж слишком часто Рандолф ездит в деревню. Я собираюсь положить этому конец. И скоро!
Карен незаметно от мужа улыбнулась мне и покачала головой.
— Нам всем надо время от времени расслабляться, Скотт, — мягко произнесла она. — Не нужно обвинять Рандолфа за то, что он хочет наслаждаться жизнью, насколько это возможно здесь. Вы любите танцевать, Дениз?
Я улыбнулась:
— В колледже танцевала.
— Я тоже. В деревне устраивают хорошие танцы. Мы со Скоттом тоже иногда там появляемся. — Она взглянула на мужа. — Джон не интересуется танцами, но Рандолф очень хорошо танцует. В таком месте, как это, молодые люди должны как-то развлекаться.
— Вряд ли времяпрепровождение Рандолфа можно назвать развлечениями! — проворчал профессор Уайганд. — Да еще невинными! А то, чем мы здесь занимаемся, Карен, слишком важно, чтобы пренебрегать этим ради эгоистического удовольствия.
Она быстро откликнулась:
— Если ты не хочешь, чтобы я поехала в Вермонт, Скотт, то только скажи.
Карен произнесла это с такой горечью, что я с удивлением посмотрела на нее.
Профессор помотал головой:
— Я говорю не о тебе, Карен. Поезжай в Вермонт. Мне правится видеть тебя счастливой. Ты это знаешь. Я не могу держать тебя здесь взаперти, и, во всяком случае, ты не член пашей группы.
Карен повернулась ко мне.
— Иногда мой муж не слишком лестно выражается, Дениз! — печально проговорила она. — Но он, конечно, прав: от меня здесь действительно никакой пользы.
— Вздор! — проворчал он. — Жена — это совсем иное. Древние цари сооружали таким женщинам, как ты, дома и памятники. Красота вдохновляет, Карен. Любовь рождает честолюбие, поднимающее мужчину на новые высоты, фараон он или археолог. И тебе не хуже меня известно, что я всегда хотел, чтобы ты была сама собой. Ты одним своим присутствием придаешь ценность тому, что я собираюсь делать и делаю. — Он посмотрел на меня и усмехнулся. — Вернувшись из Вермонта, Карен будет без устали болтать о своих друзьях. Иногда ей кажется, что я не слушаю, но она ошибается. Слушая ее, я все живо себе представляю, словно сам там побывал. Так было и когда я работал в пустыне. Ее письма переносили меня сюда или в Вермонт — словом, туда, где она была. Они действовали на меня, как глоток свежего, прохладного воздуха с Уэргилд-Айленда. Пока... — Он резко осекся, и лицо у него вытянулось.
Джон быстро спросил:
— Что вы собираетесь делать сегодня, Дениз? Вы должны сполна воспользоваться солнцем. Прогноз на завтра не очень хороший.
— Хотела после ленча пойти прогуляться, — смущенно ответила я. — Я приехала сюда ночью и видела из моего окна только утес!
— Почему бы вам не пройти по горной тропинке в деревню? — предложил Джон, пристально глядя на меня. — Если устанете, можете на главной улице найти мою машину. Я должен вернуться в Уэруолд часам к пяти и с удовольствием привезу вас обратно.
Я улыбнулась, поблагодарила его и встала, сгорая от нетерпения убежать из этого дома.
— Мне хочется погулять по лесу с другой стороны. Пожалуй, пойду туда, а не в деревню. Там же Тайная пещера и конец тоннеля, не так ли?
Джон, судя по выражению его лица, не одобрил моего решения, но пояснил:
— Да, примерно в полумиле отсюда. Вход в тоннель вы найдете в старом каменном доме на ферме. Впрочем, сейчас дом ремонтируют, а вход зарос плющом. В тоннель лучше не входить. Внутри может быть небезопасно, а после дождя очень мокро.
— Не собираюсь входить в этот мрачный старый тоннель, — заявила я, подавляя дрожь. — Кроме того, там могут быть крысы!
— Крысы? На Уэргилд-Айленде нет никаких крыс, — заметил профессор. — И никогда не было...
— Никогда?
Я поймала себя на том, что пристально смотрю на него, а моя теория о крысах, пищавших за скользящей панелью, находится под сомнением. Если этот шум создавали не крысы... Но та ночь и мой ужас были событиями уже недельной давности. Слишком давно, чтобы ясно их помнить.
— Нет, — проворчал профессор Уайганд. — Ни крыс, ни даже мышей. Тюлени и моржи — да, и еще животные, живущие на ферме. Кстати, если вы пойдете к Тайной пещере, то за домом увидите дорогу, ведущую к самой высокой точке на острове, Бикон-Крэг. Оттуда открывается самый красивый вид на берег. А в Тайной пещере живет колония тюленей. От вершины скалы к дому ведет хорошая тропинка. Прекрасная прогулка, и не более двух миль. Карен, ты обычно часто ходила туда, не так ли?
Он как-то странно посмотрел на жену, и этот пристальный взгляд, казалось, привел ее в замешательство. Она покраснела, избегая встречаться с ним глазами.
— Больше не хожу! — быстро ответила она. — Там... очень одиноко, Дениз!
— Она всегда тянула меня туда, — продолжил профессор Уайганд, неотрывно глядя на жену. — Ты забыла, как говорила, что там самые прекрасные места, которые ты когда-либо видела? Скажи ей.
— Я... — Карен повернулась ко мне, и мне показалось, что она покраснела. — Как сказал Скотт, места там действительно чудесные. В первый раз они вас очаруют, вы решите, что туда стоит забраться... в одиночестве. Но на вашем месте я бы подождала, когда Джон или Рандолф смогут пойти на Бикон-Крэг вместе с вами. Это жуткое место. Как и старый дом, скрывающий вход в тоннель. Жители деревни считают, что там водятся привидения. Я не ходила туда одна...
— Даже когда меня не было? — резко спросил профессор Уайганд.
Его светлые глаза, внимательно наблюдающие за ней, гораздо больше походили на глаза Джона, чем мне показалось раньше. Они были лишены какого-либо выражения.
Карен смущенно засмеялась:
— Разумеется, и когда тебя не было! Меня всегда сопровождал Джон.
— Или Рандолф?
— Ну что ты, Скотт! Ты можешь представить, чтобы Рандолф пошел туда со мной? Ты, в самом деле, можешь представить, чтобы Рандолф пошел куда-нибудь из желания погулять или посмотреть на Уэруолд-Хаус? Пешком он может пойти в деревню, если сломана машина и нет другого способа попасть на очередное свидание! Или взобраться на Бикон-Крэг с молодой, привлекательной девушкой вроде Деииз! Но только не со своей мачехой!
— Значит, ты давно не была там, Карен? — со странным любопытством допытывался профессор низким, резким голосом.
Она опять засмеялась и взглянула на Джона, смущенно переводившего взгляд с отца на нее.
— Скажи, Джон, я давно не Поднималась на Бикон-Крэг?
— Давно, Карен, — кивнул он.
— Месяцы... или годы? — уточнил профессор Уайганд. — Не отвиливай от ответа, Карен, будь осторожнее, иначе мне придется поискать причину для такого поворота!
Она рассердилась и окинула его немигающим взглядом:
— Причину? Скотт, о чем ты говоришь? Как давно ты уехал в Ирак? Три года назад? Четыре? В последний раз я поднималась на Бикон-Крэг с тобой!
Наступившую тишину нарушила я, подойдя к двери и сказав:
— Надеюсь, вы простите меня! Не хочу упустить солнце!
Карен вымученно улыбнулась. Джон встал. Профессор проворчал:
— Желаю приятной прогулки!
— Спасибо! — неестественно весело ответила я. — Увижусь со всеми вами за обедом и поделюсь впечатлением от Бикон-Крэг!
— Мы все будем здесь, кроме Рандолфа, — мрачно сообщил Джон.
Когда Джон закрыл за мной дверь комнаты, я подумала, что слишком долго откладывала эту прогулку.
У подножия лестницы стоял Рандолф, заговорщически улыбаясь мне. Он присвистнул и сделал вид, что с вожделением смотрит на мою фигуру, обтянутую свитером.
— Привет! Вы выглядите так, словно собрались погулять! Надеюсь, не откажетесь прокатиться со мной по острову, а потом пойти в деревню на танцы?
— Откажусь. Простите, мистер Уайганд...
Я хотела обойти его, но он поймал меня. Я оглянулась назад, но дверь в комнату для завтрака была закрыта.
— Моего брата вы называете Джоном. Почему же ко мне обращаетесь так официально? Я уже дюжину раз просил вас называть меня Рандолфом.
Его сильные руки больно сжимали мои запястья, но я лишь посмотрела на них и холодно произнесла:
— Если не возражаете, мистер Уайганд...
Он отпустил меня и нахмурился:
— И все-таки почему вы не называете меня Рандолфом?
Мне очень хотелось потереть руки.
— Я называю вашего брата по имени, мистер Уайганд, потому, что это создает между нами ровные деловые отношения. Я называю его Джоном точно так же, как вашего отца профессором. Вот и все. Я уже несколько раз говорила вам, что приехала сюда для того, чтобы работать, а не развлекаться, но вы, похоже, не понимаете, что я имею в виду. Вы совсем не похожи на вашего брата. Если я стану называть вас Рандолфом, вы будете попусту тратить мое и ваше время, пытаясь склонить меня к свиданиям.
— За это пария упрекать нельзя! — Глаза у него были слишком большие и мягкие для мужчины. Ресницы длинные и закругленные, как у девушки. Губы раздраженно надуты. — Что они вам обо мне наговорили?
— Прежде чем я ушла, ваш отец заметил, что вы непунктуальны по отношению к трапезам. По-моему, ему это не нравится.
Он еще больше помрачнел:
— Я не это имею в виду! Джон говорил, что я слишком много времени провожу в деревне? И отец?
— Мне это неинтересно, поэтому я не слушала, — холодно сообщила я. — Простите...
Но он быстрым движением преградил мне путь:
— Мне наплевать, что обо мне говорят, но они не имеют никакого права восстанавливать вас против меня! Никакого права! Что же касается Джона, то кто говорит, что он святой? Только сам Джон. Я мог бы порассказать вам о моем братце-ханже такое, что вас удивило бы!
— Никто не пытался восстанавливать меня против вас, — отрезала я, все больше сердясь. — Кроме вас самого. Вы и сейчас это делаете! А миссис Хадсон держит ваш ленч горячим, хотя остальные уже почти поели. Ваш отец в ярости!
— Какое мне до них дело? От отца мне надо только одно — чтобы все это скорее закончилось, — он махнул рукой в сторону музея, — и его подпись на списках! Я не собираюсь отказываться от моей доли доходов. Иначе я давно покинул бы этот дом и Уэргилд-Айленд. Это место для простачков. Или для таких отшельников, как Джон.
— Меня не интересуют ваши семейные проблемы, — раздраженно произнесла я. — Вы дадите мне пройти?
— Разумеется, — отозвался он, вдруг широко улыбнувшись. — Так вы идете в деревню с Джоном? Поэтому так оделись? Будьте осторожны с ним, Дениз! Он не тот, кем кажется!
— Я не собираюсь идти в деревню с вашим братом! И ни с кем другим.
Я проскользнула мимо него и пошла не оглядываясь, но я чувствовала, что он следит за мной.
— Вы не знаете, чего лишаетесь! — крикнул мне вслед Рандолф. — Танцы в деревне и в самом деле что-то! Хорошее развлечение и полно выпивки! Все веселятся! Если передумаете, приходите туда. Послушаете музыку. Только не приводите Джона. Вы испортите вечер всем, в том числе и мне...
Его голос стих, когда я свернула в коридор, гнев быстро нес меня в мою комнату. Я с силой толкнула дверь, больно ударив руку, так как она оказалась запертой, хотя я оставила ее открытой.
— Ах ты, черт! — выругалась я и в сердцах потрясла ручку.
Я помнила, что, уходя, не запирала дверь, и вовсе не была уверена, что захватила с собой ключ. Но, пошарив в кармане юбки, с облегчением вздохнула, нащупав чехол с ключом.
Однако мое облегчение тут же сменилось замешательством. Нагнувшись к замку, я услышала шум, похожий на то, будто в комнате кто-то тащил по полу что-то тяжелое. Но вскоре этот шум прекратился, наступила мертвая тишина.
Я еле сдержалась — так мне хотелось позвать Джона или профессора. Должно быть, кто-то из слуг, вероятно Эдна, прибирается в комнате.
Повернув непослушными пальцами ключ в замке, я постучала, затем мягко открыла дверь, с тревогой заглянув внутрь.
— Эдна? Это вы, Эдна?
Но не увидела ни метлы, ни пылесоса, ни ведра, ни швабры, ни самой Эдны. Большая комната выглядела точно так же, как я ее оставила. Пара порванных нейлоновых чулок валялась на кровати. Ничего не двигалось.
Моя комната была пуста!
Я осторожно вошла, готовая в любую минуту ринуться наутек. Большой письменный стол по-прежнему стоял возле стены, и я, немного подвинув его, пересчитала шурупы на скользящей панели. Они крепко сидели на своих местах.
Стараясь успокоиться, я огляделась, но страх меня не покидал. Что же все-таки я слышала в этой проклятой комнате? Что могло вызвать этот писк тогда ночью и шум, раздававшийся только что? Я никогда не была суеверной, но, признаюсь, в этот момент мне было очень не по себе.
В комнате ничто не могло бы вызвать эти звуки. Окна и занавески находились на своих местах. Когда я раздраженно их потрясла, не раздалось даже треска. Высунув голову из окна, я осмотрела стены, но тоже ничего не обнаружила. Сбитая с толку, отошла назад. Шум, наверное, тоже, как и писк, доносился из потайного хода. Больше неоткуда!
Крыс следовало исключить; профессор упорно настаивал, что на Уэргилд-Айленде есть только домашние животные. И во всяком случае, такие маленькие существа не могли наделать такого шума, который я слышала. В потайном ходе, скорее всего, есть кто-то гораздо крупнее, чем крыса. Может, туда сдуру забралось какое-нибудь домашнее животное и оказалось в ловушке?
Но это глупо. Как оно могло туда попасть? Ведь профессор говорил, что этот ход соединяет комнату только с музеем и воспользоваться им можно лишь одним способом — открыв панель, намертво теперь закрепленную. Один путь из музея сюда, подумала я, внезапно испугавшись. Тот, кто входил в комнату, наверняка шел из музея!
Я содрогнулась и опять пристально огляделась. И все-таки в моей комнате было что-то странное. Что-то неуловимое, неприятно знакомое...
Осознание пришло, внезапно, а с ним и приступ такого ужаса, который я никогда раньше не испытывала. Это заставило меня резко вскрикнуть. Я стояла посреди комнаты, сердце мое бешено колотилось, а в ногах ощущалась странная слабость, потому что я вдруг почувствовала, как легкий ветерок из открытого окна медленно рассеивает затхлый, неуловимый запах, который всю неделю преследовал меня в музее!
Это был запах египетской или шумерской земли, остающейся, когда мы плавили воск. Он исходил от рассыпающихся, разлагающихся предметов, которые мы с бесконечной заботой реставрировали и заносили в каталог.
Это был запах древних могил давно забальзамированных мертвецов в недавно обнаруженных саркофагах!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дом на могиле - Фарр Каролина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Дом на могиле - Фарр Каролина



ужас какой-то.фигня,а не книга.прочитала через строчку и то жаль времени потраченного.ставлю 1
Дом на могиле - Фарр КаролинаТанита
15.05.2013, 15.17





Ерунда какая-то(((((
Дом на могиле - Фарр КаролинаРаяна
20.07.2013, 18.25





Книга очень понравилась. Без всяких любовных соплей, очень интересно.
Дом на могиле - Фарр КаролинаМарина
3.01.2015, 23.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100