Читать онлайн Дом на могиле, автора - Фарр Каролина, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дом на могиле - Фарр Каролина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дом на могиле - Фарр Каролина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дом на могиле - Фарр Каролина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фарр Каролина

Дом на могиле

Читать онлайн

Аннотация

Окунитесь в мир тайн, приключений, мистики и любви!
Дениз Стантон повезло с назначением — она будет работать секретарем у известного археолога, профессора Уайганда. Семья ученого замкнуто живет в старинном доме на тихом Уэргилд-Айленде. Девушке отводят комнату, связанную тайным ходом с семейным музеем, где собраны бесценные сокровища. Однажды ночью Дениз разбудил неприятный звук, который доносился из-за панели, скрывавшей потайной ход, а на следующий день она почувствовала в своей комнате странный запах — затхлый запах древних могил...


Следующая страница

Глава 1

Стоя на обочине, я с тоской смотрела на мелькающие красные огни автобуса, быстро удаляющегося на север, и дрожала. Мне хотелось побежать за ним, будь хоть малейший шанс его остановить, потому что Грэнит-Бей на окаймленном скалами берегу залива Мэн оказался вовсе не таким местом, какое я ожидала увидеть.
С автобусной остановки в центре города просматривались оба конца Мейн-стрит, а то, что находилось между ними, собственно и было Грэнит-Бей. Повсюду горели неоновые лампы реклам, уличные фонари и светились окна домов. У нас, решила я, такое место считалось бы полустанком, будь оно расположено вблизи железной дороги.
На боковой улице я увидела гавань с несколькими рыболовными катерами, качающимися под фонарями. Ни малейшего сходства с Рыбной гаванью у меня дома, в Сан-Франциско!
Холодный осенний ветер насквозь продувал мою юбку и тяжелое пальто, от его леденящего дыхания, наверное, даже эскимос покрылся бы гусиной кожей. Я вздохнула и, взяв в обе руки тяжелые сумки с моими пожитками, шатающейся походкой перешла через дорогу на тротуар.
Впереди было то, что я искала, — строение, похожее на большой частный дом, но с вывеской: "Частный отель «Вашингтон». По усыпанной гравием дорожке я с трудом дотащилась до двери и позвонила, с удовольствием освободив от сумок сведенные судорогой пальцы.
— Да, дорогая?
На пороге возникла улыбающаяся миловидная женщина лет пятидесяти, с седеющими волосами. Оглядев меня, она заметила мои сумки.
— Вы приехали на автобусе? Надеюсь, не ищите жилье? У нас все места заняты.
— Очень жаль, придется поискать где-нибудь еще, — печально произнесла я. — Мне говорили, что здесь я смогу найти мистера Раволи. Он сдает напрокат лодки и может переправить меня на один из островов, где я намерена остановиться.
— Анжело? Ах, понятно! Так вы, дорогая, туристка, направляющаяся на Лобстер-Айленд? Туда сейчас едут многие молодые люди. Но вам лучше переправиться на пароме. Я могу предоставить вам комнату на ночь, а сразу после завтрака вы сможете сесть на паром.
— Это очень мило с вашей стороны, — сказала я. — Но я не...
— О нет, дорогая, — пробормотала женщина, не дав мне времени закончить. — Все в порядке! Знаете ли, большинство из моих гостей местные, холостые парни, работающие в городе. Ах, да что же мы стоим на холоде? Входите, дорогая! Дайте-ка мне одну сумку!
Я благодарно последовала за ней в теплый вестибюль.
— Господи! — воскликнула хозяйка отеля. — Что у вас там? Свинец, что ли?
— Книги, — пояснила я. — Я, видите ли, приехала...
— Студентка, да? — Она торопливо прошла к приемной стойке и воткнула штекер в распределительный щит. — Что ж, я позову Баса и занесу вас в книгу. За вашими сумками кого-нибудь пришлют. Не выпьете ли пока горячего кофе?
— Вы очень любезны. — Я улыбнулась и поспешила за ней прежде, чем сумела ответить. — Но я, видите ли, еду не на Лобстер-Айленд! Я приехала работать, и мне надо связаться с мистером Раволи, а паром мне не нужен!
Женщина положила телефонную трубку и подозрительно посмотрела на меня:
— Куда вы едете, мисс?
— Этот остров называется Уэргилд-Айленд. Насколько я понимаю, мистер Раволи часто возит туда провизию. Поэтому...
— Уэргилд? — Она, сдвинув брови, уставилась на меня. — Вы едете туда?
— Именно. А не могла бы я оставить здесь мои сумки до тех пор, пока не найду мистера Раволи?
— Продолжаете упорствовать! — сказала она. — Вы собираетесь работать на профессора Уайганда, мисс?..
— Стантон, — коротко представилась я, начиная сердиться. — Дениз Стантон. Профессор Уайганд — очень известный археолог, и мне несказанно повезло с этим назначением. Он недавно вернулся из-за границы и привез много экспонатов для своего музея. Я буду у него работать в качестве секретаря и помогать ему составлять каталог.
— Так вы полагаете, он был за границей? — задумчиво спросила хозяйка отеля, как-то странно глядя на меня. — Впрочем, это не мое дело, мисс Стантон! Только вы, кажется, славная девушка и сюда приехали самостоятельно. Профессор покажется вам странным человеком, и, если уж на то пошло, его сыновья тоже довольно странные. Они замкнуто живут здесь... около года. И может быть, если вы прилежная девушка, одиночество не будет вас травмировать. На вашем месте, правда, я была бы осторожнее. Хотя Джон, говорят, ничего. Степенный человек, ходит в церковь. Что ж, желаю вам счастья, мисс Стантон! В конце концов, на дворе 1966 год. Если вам не понравится Уэргилд, вы всегда сможете уволиться и вернуться сюда. В городе полно работы для образованной девушки. Или в Портленд.
— Уверена, мне понравится работать с профессором Уайгандом, — возразила я. — Я изучаю археологию на Западе. А теперь, если не возражаете, миссис...
— Забыла представиться, — улыбнулась она. — Сейди Райленд. Вообще-то этот отель принадлежит мне. А теперь надо разыскать Анжело. Насколько я понимаю, он сейчас играет в покер у Гриффина.
Она зашла за стойку и подняла телефонную трубку. Я ждала, слушая ее голос.
— Это ты, Рут? Да, Сейди. Анжело там? Там? Что ж, передай ему, что у меня есть для него работа. Да, сегодня. Это мисс Стантон, скажи ему. Уайганды, наверное, говорили ему о ней. Она направляется в Уэргилд. Уэргилд. Да, именно туда. Хочет уехать туда сегодня вечером. Они ее ждут. Нет... ты только скажи этому бездельнику, чтобы он скорее шел сюда, выигрывает он или проигрывает! Если Анжело берется переправить ее, ему лучше оторвать свои штаны от стула, пока погода не испортилась окончательно! Спасибо, Рут. А? Что такое? Что? Если будет слишком поздно, он может заночевать в Уэруолде. Или на «Лорелее». Или в деревне. Он это делал и раньше, и мне известно у кого, да и тебе тоже! Да!.. Да, помню! — Она хихикнула, положила телефонную трубку и вернулась ко мне. — Рут пришлет его сюда, но несколько позже. Пойдемте на кухню. С вашими сумками ничего не случится. Вам надо согреться прежде, чем вы уедете. Это несложно. У меня на кухне всегда горячий кофе, но крайней мере, до тех пор, пока не погаснут последние огни. Мои гости привыкли к этому! Идемте же! Подкрепитесь! Такого кофе, как у меня, в Уэргилде вам не подадут!
Я покорно пошла за ней, чувствуя себя усталой и неуверенной. За окнами стало очень темно, до меня доносился тихий свист ветра. В просторной кухне было тепло и уютно, комнату наполнял запах кофе из ряда кофеварок.
— Вы хорошо переносите качку, мисс Стантон? — поинтересовалась миссис Райленд.
— В Калифорнию я обычно возвращалась по воде. Морской болезнью до сих пор не страдала.
— На заливе Мэн все совсем иначе! Там дуют северо-восточные ветры вдоль залива Фанди, и скоро мы увидим, хороший ли вы моряк! Хотите таблетку от морской болезни? У меня есть.
Я улыбнулась:
— Пожалуй, рискну, миссис Райленд.
Наливая кофе, она неожиданно спросила:
— Вы знаете, что означает слово «уэргилд»?
— Я об этом не думала. Уэр — человек, полагаю. Гилд — выплата. Это старинные англосаксонские слова...
— Это означает кровавые деньги, — пояснила она, не поднимая глаз. — Я думала, вы, как образованная девушка, это знаете. — Она протянула мне кофе. — Сахар и сливки? Угощайтесь. Бисквиты любите? Я только что испекла.
Мои гости едят, как лошади! Да не в копя корм! И все же мне нравится, как они хвалят мою стряпню, когда помнят.
— Держу пари, вы их балуете, — улыбнулась я. — Кровавые деньги, говорите?
— Давным-давно слово «уэргилд» означало цену, которую родственники убийцы платили родственникам убитого, чтобы предотвратить кровную месть, которая могла уничтожить их всех.
Я нахмурилась:
— Странное название для острова. А дом — Уэруолд? Человек — пустошь?
— Уэруолд построен в лесу на острове. Он очень старый. Принадлежит семье Уайгандов в течение двухсот лет. Он здесь стоял еще до революции. Они были роялистами!
Я засмеялась над ее тоном:
— Не думаю, что мы еще можем винить их за это!
— Нет, хотя некоторые по-прежнему считают, что остров правильно назван по этой и иным причинам. Кое-кто на Уэргилде, несомненно, с удовольствием скажет вам это! На острове есть деревня, Уайганд-Харбор. Во время революции ее называли Лоялтаун. Британцы были их друзьями. Потом ее переименовали. — Она склонила голову набок. — А вот и Анжело!
Самодовольной походкой вошел коренастый, широкоплечий человек лет сорока, с густыми черными волосами, проницательными карими глазами и загорелой кожей цвета красного дерева.
— Привет, Сейди! — произнес он и уставился на меня. — Это мисс Стантон?
— Верно. — Она налила чашку кофе и протянула ему. — Мисс Стантон, это Анжело Раволи. — Сейди взглянула на него: — Ты понял, что должен отвезти ее сегодня же вечером?
— Почему бы нет, если она так хочет! Я переправлялся и в более плохую погоду. — Он вопросительно посмотрел на меня: — Вас ждут сегодня вечером. Мистер Уайганд предупредил меня вчера, когда я был там. Что скажете, мисс Стантон?
Я нахмурилась, слушая свист ветра на улице:
— Решать вам, мистер Раволи!
— Гм! — Он оценивающе посмотрел на меня, и лицо его озарилось белозубой улыбкой. — Это зависит от вашего желудка! У вас капризный желудок, мисс Стантон? Вы когда-нибудь выходили в море на сорокафутовом моторном катере?
— Нет, но в Калифорнии мне приходилось плавать. — Я нахмурилась. — Раза два нас заставал шторм, но меня это не беспокоило.
— В Калифорнии, говорите? — Он с усмешкой глянул на Сейди Райленд. — Это берег залива Мэн, и он находится довольно далеко оттуда!
Я пожала плечами.
— Ладно, — со вздохом произнес Раволи. — Будь что будет! Чем раньше мы тронемся в путь, тем лучше! Дорога туда займет больше часа. Трудно сказать, сколько именно. И все время нам придется идти против ветра и прилива. Ваш багаж готов?
Я кивнула, затем поблагодарила Сейди за кофе и бисквиты. Свежие бисквиты были действительно превосходны, а такого вкусного кофе я еще никогда не пробовала. Она похлопала меня по руке и пожелала счастливого пути.
Мы вышли на ветер и повернули к гавани. Капли дождя, а может быть, летящей пены били мне в лицо. Небо темным куполом возвышалось над городом, и ветер высекал из сигареты Раволи легкие искорки, залетающие ему за спину.
— Значит, вы и есть та самая девушка из Калифорнии, которая приехала работать на профессора? — хихикнул он. — Вы ему понравитесь! Держу пари, Сейди уже наболтала вам об этой семье, да? И все же старый Скотт Уайганд не так плох, как о нем говорят. Уж я-то это знаю. Работал на него, когда закончил школу. Сейчас у меня, конечно, другая работа, с «Лорелеей», и профессор знает, что мне принадлежит весь фрахт к Уэргилд-Айленду и обратно, я всегда при деле. Мой отец тоже работал на него. Они познакомились в Италии. Вы это знали?
— Нет, — ответила я.
— Мой старик жил в Неаполе. Работал на раскопках в Помпее. Вы знали об этом или удивлены?
Я действительно с удивлением взглянула на него:
— Ваш отец был археологом?
Раволи засмеялся:
— Археологом? Он бросил школу, когда ему было десять лет! Нет, отец был у него только мастером. А сам профессор тогда был всего лишь студентом. Но мой старик произвел на него впечатление своей аккуратной работой. Ничего не пострадало из-за неосторожности, ничего не было сломано. Когда профессора отправили в экспедицию и поручили раскапывать какой-то неизвестный город на Среднем Востоке, он послал за моим отцом, чтобы тот работал у него мастером. С тех пор отец ездил с ним во все экспедиции, пока не умер три года назад. Профессор хотел, чтобы я занял его место.
— А вы не заняли?
Он засмеялся:
— Это не для меня! Я выбрал море. Оно чистое, не то что эти заплесневелые могилы с их ядовитыми газами и вонючей, затхлой водой. Нет уж, благодарю, я держусь за море и свой катер «Лорелею»!
«Лорелея» оказалась самым большим катером в гавани и выглядела безукоризненно. Но в ее кубрике, на верхней палубе и возле кают аккуратно стояли корзины и ящики, и я предположила, что это вещи профессора Уайганда, переправляемые на остров.
— Дайте мне руку и заходите на борт, — весело обратился ко мне Анжело, сверкнув белозубой улыбкой.
Он помог мне забраться, а сам вернулся на причал за моими сумками.
— А моторы дизельные? — с надеждой спросила я.
— Конечно! — отозвался он. — Работают как часы! Двойные винты. Навигационные приборы. «Лорелея» хорошо экипирована! На всем берегу вы не найдете более безопасной посудины. Двухсторонняя радиосвязь. Поищите в каюте удобное местечко! Или, если хотите, можете пройти ко мне в рубку.
Я осторожно прошла в каюту и огляделась. Катер качался на волнах, приходящих с моря в Грэнит-Бей, и, когда Раволи поднялся на борт с моими сумками, я шлепнулась на что-то, скорее поспешно, чем с достоинством. Оказалось, что подо мной — длинный упаковочный ящик. От него исходил запах плесени, и я с ужасом уставилась на это, похожее на гроб, сооружение.
— Нашли удобное местечко, мисс Стантон? — с усмешкой произнес он, протискиваясь мимо меня к рубке.
— Что это такое? — с опаской поинтересовалась я.
— Саркофаг, — весело ответил он. — Каменный гроб из Египта для профессорского музея. Впрочем, мумии в нем нет. Но он мне вчера сказал, что на его крышке очень ценный барельеф. Резное изображение умершей дамы, которая когда-то покоилась в нем. Мумии со Среднего Востока теперь привозить не разрешают. Но профессор этим не очень огорчен. За прошлые годы он уже привез достаточно.
Я быстро встала и энергично отряхнулась.
— А можно мне сесть где-нибудь в другом месте, мистер Раволи?
Он хихикнул:
— Называйте меня Анжи! В Грэнит-Бей никто никогда не называет меня мистером. Конечно... вы можете остаться в рубке! Можете или стоять рядом и наблюдать, куда мы идем, или сидеть. Там есть на что сесть. Впрочем, сегодня и смотреть-то не на что, кроме нескольких огоньков.
Я оглянулась на саркофаг, упакованный в деревянный ящик в форме гроба, и вздрогнула. Меня охватило сожаление, что я не послушалась Сейди Райленд и не осталась в Грэнит-Бей до утра, позволив мистеру Раволи спокойно доиграть партию в покер.
— Посижу с вами в рубке! — решила я, поднимаясь за ним по трапу.
— Хорошо!
Дизели гортанно забормотали. Раволи посмотрел наверх и улыбнулся:
— А внизу вам не понравилось?
— Нет, не понравилось! Там пахнет плесенью!
— Ух ты! Профессор считает, что этому каменному гробу около трех тысяч лет. Если возраст имеет запах, то он именно такой! Вам придется привыкнуть к нему, мисс Стантон! В Уэруолде вы встретите много таких вещей. И запахи там те же!
Садитесь, и я тронусь! Если хотите, можете курить. В Уэргилд мы прибудем примерно в половине десятого.
Он прошел мимо меня, спустился по трапу и скрылся за захламленной каютой. Я поняла, что он отдал швартовы. «Лорелея» качнулась, когда он выбрал якорь, и слегка коснулась стоящего рядом катера. В кромешной тьме Раволи вывел катер в открытое море, где впереди мелькали свет маяка да покачивающиеся огни бакенов фарватера, но быстро вернулся. Звук дизелей резко изменился, когда он взялся за контроллер. «Лорелея» рванулась вперед, зашумели винты, и луч прожектора, скользнувший по правому борту, осветил Анжело, державшего руль.
Я смотрела в темноту в стекло рубки.
— А деревня далеко от Уэруолда?
— Примерно в миле. Впрочем, в деревне вас кто-нибудь будет ждать с машиной. На острове есть пара машин и три грузовика. И десять миль хороших дорог! На острове не только одни скалы! Там есть фермы, принадлежащие как семье Уайгандов, так и другим. В деревне живут в основном рыбаки с семьями. Вокруг много рифов и островков, и там ловятся лучшие лобстеры в мире! Лучшие по вкусу и по размерам! Попадается треска и семга, а для любительской рыбалки — пеламида и окунь. Но на острове нет никаких туристов, кроме одного пария, снимающего дом недалеко от деревни. Это художник по фамилии Мейнард. Говорят, хороший. Я в этом плохо разбираюсь!
Он говорил спокойно. Мы прошли маяк, и, когда «Лорелею» закачало на волнах, я впервые почувствовала силу открытого моря.
На жестком сиденье сидеть было неудобно, потому я встала рядом с Анжело, держась рукой за поручень рубки.
Его хитрые, полные ожидания взгляды медленно менялись на восхищенные, но слегка разочарованные.
— Вы хорошо себя чувствуете? — полюбопытствовал он.
— Прекрасно! Спасибо. Если качка не станет сильнее, мне не о чем беспокоиться.
— Не о чем, — разочарованно повторил он. — Миль через пять мы войдем в архипелаг, там будет спокойнее.
— Это хорошо! А почему в Грэнит-Бей Уайгандов считают... странными? Из-за рода занятий профессора Уайганда?
Анжело, нахмурившись, пристально посмотрел на меня:
— Я бы так не сказал.
— Тогда почему? Должна же быть причина?
Он провел мозолистой рукой по густой копне черных локонов, подыскивая слова.
— Думаю, потому, что он эксцентричен!
— Но большинство гениальных людей эксцентричны!
— Да? Ну, тогда его эксцентричность не такая, как у других! — Раволи искоса взглянул на меня, словно испытывая неловкость. — Может быть, все дело в его профессии, как вы только что сказали. По-моему, большинство людей, которые всю жизнь грабят могилы и раскапывают тайны людей, умерших тысячи лет назад, ненормальны! Иногда я и своего отца считал сумасшедшим!
— А профессора Уайганда?
Он слегка повернул руль и посмотрел на компас.
— Профессора больше года не было на острове, мисс Стантон. Он вернулся только около месяца назад...
Я взглянула на упаковочные ящики в каюте:
— Он был в экспедиции?
— Нет. Эти вещи хранились специально для него. Джон летал на Средний Восток и сумел организовать доставку прямо к возвращению профессора. Эта штука лежала на каком-то складе, где профессор оставил ее восемнадцать месяцев назад. Наверное, потому она так и пахнет!
Я нахмурилась:
— А где же в это время был сам профессор?
— Не уверен, вправе ли я говорить вам об этом, — медленно произнес Раволи. — Но терять мне нечего, а он мне нравится. И всегда нравился. Я никогда не мог поверить в то, что услышал. На Уэргилд-Айленде вы можете от кого-нибудь услышать и похуже. Как я вам уже говорил, профессор слишком долго грабил могилы. — Он бросил пренебрежительный взгляд на корзины. — Когда все это упаковывалось, с ним что-то произошло. Словно удар! Бросив все, срочно полетел домой. Раскопки не закончил, могилу оставил открытой, людям не заплатил! Одним словом... сбежал!
Я уставилась на него:
— Ради бога, почему? Это для него характерно?
— Так многие считали, — пробормотал Анжело. — Я припоминаю, как он приехал в Грэнит-Бей на машине, взятой напрокат в аэропорту Портленда. Часа в два ночи начал колотить в мою дверь в «Вашингтоне», я имею в виду, в отеле. До смерти напугал Сейди! В ту ночь был шторм. Я уговаривал его подождать до утра, но он и слушать не хотел. Таким я никогда его не видел. У него были совершенно безумные глаза, и он что-то бормотал себе под нос. Профессор был так расстроен, что я решил попытаться. Мы вышли в море, и один раз нас чуть не прибило ветром к рифам близ Берднест-Айленд. Но «Лорелея» выдержала! Я встал на якорь в гавани Уайганд-Харбор примерно в четыре часа. С меня было довольно! Крутя руль, я чуть не вывихнул руки! Порекомендовав профессору, как быстрее добраться до Уэруолда, я пошел к знакомой женщине, у которой и выспался до полудня. Я еще спал, когда из деревни пришел Билл Кеннеди и рассказал мне о профессоре.
Я пристально поглядела на него:
— И что он рассказал, мистер Раволи?
— Ночью профессор прошел по канату, и это чуть не стоило ему жизни! — мрачно произнес Анжело. — Вернувшись домой, он, вероятно, полностью лишился рассудка! Пытался покончить с собой, бросившись с утеса. Это увидела Карен и закричала. Прибежал Джон. Как выяснилось на дознании, он даже не знал, что отец вернулся домой. С Джоном прибежал и его друг, парень по имени Мередит. Ллойд Мередит. Мередит поймал профессора и пытался его урезонить, но тот не слушал. Тогда Мередит схватил его в охапку. Я сам переправлял Мередита на остров, он был крупный, белокурый парень. Атлетически сложенный, но начинающий полнеть. Парень с большими деньгами и массой свободного времени. Я думал, что Мередит мог бы справиться с профессором, а он не смог! Борясь с ним на краю утеса, оступился и упал в пропасть. Джону удалось оттащить отца. Под Уэруолдом пропасть футов в четыреста, так что у Мередита не было никаких шансов остаться в живых. Внизу скалы!
Я инстинктивно вздрогнула.
— Продолжайте, мистер Раволи!
— Я не собираюсь пугать вас, — сказал он. — Запомните это!
— Уверена в этом! — солгала я.
— Просто я считаю, что вам надо знать, как все было на самом деле, потому что другие могут представить все в ином свете! На дознании следователь решил, что Мередит погиб случайно, пытаясь удержать повредившегося умом профессора. Профессора направили на лечение в психиатрическую больницу в Нью-Йорке, откуда он вышел только месяц назад. Кажется, врачи называют это эффективным психозом?
— Аффективным психозом, — нервно пробормотала я, глядя сквозь мокрое стекло в темноту ночи. — И вы привезли его в Уэруолд, мистер Раволи?
— Угу! — подтвердил он. — И отвозил его тоже. Он тогда был похож на животное! Совсем не человек! На него надели смирительную рубашку. Но когда месяц назад я привез его обратно на Уэргилд, можно было подумать, что он только что вернулся из отпуска с Юга. Я никогда не видел, чтобы он выглядел лучше. Только волосы стали белее. Джон был с ним, а профессор смеялся и шутил как ни в чем не бывало. Даже сам аккуратно, как заправский матрос, привел «Лорелею» в Уайганд-Харбор. Вы бы никогда не поверили, что этого человека я увозил в смирительной рубашке! Или что его месяцами подвергали шоковой терапии, посылая в него электрические разряды, словно казня на электрическом стуле за убийство бедного Мередита!
— Просто удивительно, что могут сделать психиатры, — пробормотала я. — Спасибо, что рассказали мне правду, мистер Раволи! От кого бы я еще это услышала?
— Вы обязательно услышите что-нибудь скандальное, не сомневаюсь, — заверил он, глядя на меня из-под тяжелых черных бровей. — Найдутся люди, которые нашепчут вам на ухо, что профессор примчался домой, решив, будто у Карен появился любовник. Будут говорить, что он много лет оставлял ее одну на Уэргилде, а сам уезжал за тысячи миль раскапывать старинные сокровища. Некоторые даже намекнут, что когда он в ту ночь приехал в Уэруолд, то застал ее в постели с Ллойдом Мередитом... — Анжело замолчал и сердито взглянул на меня. Я медленно произнесла:
— Меня это не касается, мистер Раволи! Никогда не слушаю сплетен, если могу этого избежать. Но скажите мне, Карен — его жена?
— Угу. Вторая жена. Она намного моложе его, лет на двадцать. И привлекательна. — Он изучал меня, и гнев понемногу исчезал из его глаз. Пожав плечами, Раволи отвернулся. Виновато, как мне показалось. А помолчав, произнес: — Я, наверное, напугал вас, мисс Стантон? Но вам бояться нечего. С ним хорошо работать. Он добр и великодушен. Мой отец это знал, и я это знаю. Профессор никогда не причинит вам вреда, даже если у него будет рецидив. Только не слушайте ничего, что будут вам говорить в деревне. Это россказни для легковерных. — Он показал вперед. — Видите огни? Уайганд-Харбор.
Я посмотрела вперед. Россыпь огней медленно появлялась из-за темной массы Берднест-Айленда.
— Я их вижу!
— А теперь видите дрожащий свет выше и влево от огней деревни? Это — Уэруолд. Он сейчас просматривается сквозь деревья. Когда подойдем поближе, увидите свет в окнах. Это большой старинный дом.
— Я люблю старинные дома.
— Тогда и этот вам поправится! — убежденно произнес Раволи. — Ну, вы и девушка, мисс Стантон! Я думал, что вы будете лежать на койке, вся зеленая, как только мы выйдем из Грэнит-Бей. Ну же, берите руль и держите его по курсу! Держите стрелку компаса ровно, вот так, и не поворачивайте к огням Уайганд-Харбор.
Я кивнула и взяла руль, а он схватил банку с маслом и спустился по трапу в машинное отделение. До меня донесся запах горячего масла. Анжело весело засвистел.
С его свистом мое отношение к Уэргилд-Айленду переменилось к лучшему. «Лорелея» была тяжелой, тяжелее калифорнийских моторных лодок и парусных судов, но я держала ее твердо по курсу. Огни деревни стали немного крупнее, а огни Уэруолд-Хаус начали медленно превращаться в освещенные окна, в некоторых местах затененные качающимися деревьями.
— Чего у нас здесь в избытке, так это островов! — сообщил Анжело Раволи, вернувшись и взяв руль. — В Каско-Бей целый календарный круиз. Триста шестьдесят пять островов! А вы молодец! Прямо по курсу! Теперь я поведу. Отдохните несколько минут. Уже недалеко.
Я села, вытянула ноги и принялась следить, как Уэргилд медленно поднимается из моря. Он был выше, чем я ожидала, и, глядя на огни дома и деревни, мне вспомнилось, что Анжело Раволи говорил об утесе высотой в четыреста футов под Уэруолдом. Однако рыболовецкая деревня, казалось, заполняла весь мягкий склон над маленькой гаванью. Заметив одинокий огонек справа от деревни, я показала на него:
— Это огонь на одной из ферм, о которых вы упоминали, мистер Раволи?
Он засмеялся:
— Там живет художник. Когда-то это действительно была ферма, но семья, которая ею владела, переехала на материк. Это место расположено выше деревни, и там много красочных утесов и живописных деревьев. Думаю, это помогает ему в работе. Я вывез много его работ и продал их для него в Нью-Йорке, но они всегда были упакованы, поэтому я еще никогда их не видел. Но в деревне говорят, они хороши. Большей частью пейзажи. Облака над морем, утесы и деревья, деревня с рыболовецкими катерами и парни, ловящие лобстеров на рифах.
Слушая его, я чувствовала, что, по мере того как мы входим в Уайганд-Харбор, волны становятся меньше. Это была узкая бухта, а впереди по обе стороны деревни высились заросшие лесом холмы. В гавани, освещенной ярким светом, качались на воде несколько рыболовецких катеров.
Раволи кивнул на легковую машину, стоявшую в конце причала:
— Наверное, кто-то приехал из Уэруолда встретить вас.
— Профессор? — удивилась я, с тревогой глядя на темные холмы над деревней, за которыми скрывались освещенные окна Уэруолд-Хаус.
— Джон или Рандолф, — пояснил он. — Его сыновья. Вероятно, Джон. Рандолф сам вроде профессора, большей частью такую работу предоставляет Джону. — Анжело взглянул на меня. — Впрочем, когда Рандолф увидит вас, он пожалеет. Вы очень хорошенькая девушка, мисс Стантон! Уайгандам правятся блондинки вроде вас!
Я почувствовала, что краснею от смущения. Но Раволи пристально смотрел в окно рубки на виднеющийся впереди причал. Звук моторов изменился. Вода бурлила за нами, и «Лорелея», замедляя ход, повернула.
— Могу я вам помочь?
Он широко улыбнулся:
— Нет, спасибо, мисс Стантон. Джон поможет нам пришвартоваться.
По причалу к нам приближалась высокая фигура. Мы мягко соприкоснулись с причалом, и Раволи проскользнул мимо меня. Я наблюдала, как он бросил канат человеку на причале и вернулся на корму, чтобы пришвартоваться сзади. Я медленно поднялась, втайне радуясь, что бурное море осталось позади. А разгладив смятое пальто и юбку, вспомнила, что оставила сумочку в каюте.
Быстро спустившись туда, я при свете лампы подправила макияж. «Лорелея» мягко стукнулась о причал, и кто-то ступил на борт.
— Привез мисс Стантон, Анжело? — спросил глубокий, приятный голос.
— Конечно, привез, мистер Уайганд! — ответил Раволи. — Она в каюте.
— Как прошла дорога? Надеюсь, ей не стало плохо?
— Плохо? Ни в коем случае! Когда мы огибали Берднест, она держала руль.
— Правда? — В его голосе звучало удивление.
Услышав, как он приближается, я закончила макияж и закрыла сумочку.
— Можно войти, мисс Стантон? — спросил приятный голос уже из кают-компании.
— Да, конечно.
Прежде всего я заметила на трапе начищенные ботинки и аккуратно отглаженные брюки спускающегося человека. Под ветровкой на нем был надет серый пуловер. Меня удивило, каким он был крупным. Ростом, наверное, футов шести, он был сложен так пропорционально, что при приближении вовсе не казался высоким. У него были темные волосы и внимательно изучавшие меня светло-карие глаза, казавшиеся почти янтарными.
— Я Джон Уайганд, мисс Стантон. — Он протянул руку. — Добро пожаловать на Уэргилд-Айленд! Надеюсь, дорога не была тяжелой?
Есть мужчины, которые нравятся девушкам с первого взгляда, к иным же они испытывает инстинктивную неприязнь. Я решила, что Джон Уайганд мне не нравится, хотя не могла понять почему. Улыбка у него была приятной, рукопожатие крепким, но осторожным, не причиняющим боль пальцам. Он был довольно хорош собой, если не считать этих почти бесцветных глаз.
— Здравствуйте, мистер Уайганд! Дорога меня нисколько не утомила. Мистер Раволи знает свое дело!
— О, Анжело хороший моряк! В этом нет никаких сомнений. Будь хоть малейшая опасность, он не взялся бы переправлять вас. Однако профессор Уайганд торопится завершить работы. На некоторое время они были прерваны. Поэтому, когда мы узнали, что вы сегодня приехали на автобусе, он распорядился сразу же привезти вас сюда. В это время года погода бывает непредсказуема. Иногда мы отрезаны от мира несколько педель! Так что понимаете?..
— Я и сама просила переправить меня сегодня, мистер Уайганд!
— Отлично! Вы, судя по всему, целеустремленная девушка... женщина! Я рад! Работы здесь много. — Он поколебался, слегка нахмурившись. — Вы гораздо моложе, чем я предполагал! По правде сказать, я ожидал увидеть совсем другую женщину...
— Профессору сказали, сколько мне лет, мистер Уайганд! Мне двадцать. Ему также известно, что я вполне квалифицированный секретарь!
— О, вполне! Именно так... Но я ожидал увидеть даму гораздо старше и менее... привлекательную, мисс Стантон! Мой отец, профессор Уайганд, редко доверяет мне. У меня нет никаких сомнений в ваших способностях и квалификации. Это ваши сумки?
Я кивнула, и он легко подхватил их одной рукой, несмотря на вес книг. Второй рукой поддерживал меня, пока я поднималась по трапу.
На палубе меня чуть не сбил с ног холодный ветер. В конце причала стояла легковая машина. На главной улице деревни был еще открыт магазин. Какой-то человек, переходя улицу напротив него, оглянулся на «Лорелею». За моей спиной о чем-то тихо разговаривали Анжело и Джон Уайганд.
— Это последнее из отцовского имущества, Анжело? Ты уверен?
— Уверен, мистер Уайганд.
— Были проблемы с саркофагом?
— Никаких, мистер Уайганд.
— Хорошо! Отец из-за него сильно волновался. На его крышке очень дорогой барельеф. Утром, после завтрака, мы с Рандолфом придем его выгрузить. Сюда, мисс Стантон!
С его помощью я сошла на пристань. Анжело Раволи весело крикнул:
— Спокойной ночи, мисс Стантон! Помочь донести ее сумки, мистер Уайганд?
— Нет, спасибо!
— Спокойной ночи, мистер Раволи! — откликнулась я. — Спасибо за помощь!
Вместе с Джоном Уайгандом я подошла к машине. Человек, переходивший улицу, зашел в магазин, и она совсем опустела. За деревней стояла кромешная тьма. Полил холодный дождь.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дом на могиле - Фарр Каролина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Дом на могиле - Фарр Каролина



ужас какой-то.фигня,а не книга.прочитала через строчку и то жаль времени потраченного.ставлю 1
Дом на могиле - Фарр КаролинаТанита
15.05.2013, 15.17





Ерунда какая-то(((((
Дом на могиле - Фарр КаролинаРаяна
20.07.2013, 18.25





Книга очень понравилась. Без всяких любовных соплей, очень интересно.
Дом на могиле - Фарр КаролинаМарина
3.01.2015, 23.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100