Читать онлайн Башни страха, автора - Фарр Каролина, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Башни страха - Фарр Каролина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.3 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Башни страха - Фарр Каролина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Башни страха - Фарр Каролина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фарр Каролина

Башни страха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Шум моря, раздававшийся в моей комнате, казался мне громче и страшнее. По нему я поняла, что отлив еще не начался. А вот ветер, определенно, дул сильнее. Гонимый им с моря дождь тяжелыми каплями барабанил по окнам.
Я поежилась, взяла недочитанный мною журнал и прошла в кабинет. В нем оказалось гораздо тише и не так страшно. Вскоре в мою входную дверь кто-то постучал. Я отложила журнал и поднялась с кресла. На выходе из кабинета я увидела, в дверном проеме Дональда. Войдя в комнату, он плотно закрыл за собой дверь. На нем был черного цвета непромокаемый плащ с откинутым на спину капюшоном.
– Проверка, – тихо произнес Дональд. – Эли, мы с Грегом уже наверху. Так что ты под охраной. Если тебя что-то испугает, сразу же зови нас.
– Пока мне совсем не страшно, – солгала я.
– Вот и умница! В эту ночь мы с тобой уже не увидимся. Если только ты нас не позовешь. Сейчас я иду на балкон, а Грег будет наблюдать за твоей дверью. Поняла?
Я молча ему кивнула.
– А я думал, что ты уже спишь, – сказал Дональд и виновато посмотрел на меня.
Мне показалось, что ему не хочется от меня уходить.
– Сейчас ложусь, – ответила я.
– Снотворное примешь?
– Обязательно. Иначе под такой вой ветра и грохот моря я ни за что не засну.
Дональд пристально посмотрел на меня и сокрушенно покачал головой.
– Ну почему все вышло не так, как планировала наша мать! – горестно произнес он. – Как жаль, что отношения между тобой и Джоан не остались прежними! Прости за все, что тебе пришлось пережить в нашем доме. Эли, мне так не хочется, чтобы ты от нас уезжала...
– Дон! – вырвалось у меня.
Он смутился и, немного помявшись, решительно направился к двери. На выходе из моей комнаты Дональд остановился и с тоской посмотрел на меня.
– Пожалуйста, будьте осторожны, – прошептала я.
Он в ответ кивнул. Как мне показалось, его голубые глаза долго сверлили меня.
– Эли, не волнуйся, – наконец произнес Дональд. – Грег в нашем доме гость, и я сделаю все, чтобы с ним ничего не случилось.
Я долго смотрела на закрытую им дверь. "Неужели он не понял, что я беспокоюсь не столько о Греге, сколько о нем?" – подумала я. Но как и почему Дональд стал мне так дорог? Скорее всего, потому, что он серьезный и очень надежный человек. Но то, что я сейчас испытываю к нему, конечно же не любовь. Не могла же я в него влюбиться. Да и не должна была...
В состоянии полного смятения я принесла из ванной стакан воды и поставила его на прикроватную тумбочку, на которой лежали таблетки барбитала. Раздевшись, я накинула на себя халат, сунула ноги в тапочки и вернулась в ванную комнату, чтобы сиять с лица косметику. Я была благодарна Урсуле за снотворное, потому что при каждом страшном раскате, раздававшемся в Котле Дьявола, сердце у меня уходило в пятки.
Я чистила зубы, когда в окне ванной комнаты сверкнула молния. Я всегда боялась грозы, и не столько грома, как молнии. От испуга я выронила из рук тюбик с зубной пастой и тут же нагнулась, чтобы его поднять. И в этот момент все светильники разом замигали. Когда подача электричества стабилизировалась, я облегченно вздохнула.
В тишине, еще до того, как снова грянул гром, я услышала скрип двери. То, что это была моя дверь, не вызывало у меня никаких сомнений. От страха я вздрогнула и замерла.
– Грег? – сделав над собой усилие, робко произнесла я. – Грег, это ты?
Ответом мне была тишина. Вновь сверкнула ослепительная молния, и вслед за ее вспышкой раздались оглушающие раскаты грома.
Если это Грег, то почему он не отзывается? – подумала я и, осторожно выглянув из ванной, обвела взглядом спальню. Но там никого не было.
– Грег! – войдя на цыпочках в комнату, тихо позвала я.
Борясь со страхом, я заставила себя заглянуть в кабинет. Но и там никого не оказалось. Должно быть, это миссис Хейлсворт открыла дверь, подумала я и перевела дух. А может, все-таки Грег? Тогда почему он не откликнулся? Возможно, не расслышал.
Я на цыпочках подошла к двери, осторожно ее распахнула и посмотрела в конец коридора. Из приоткрытой двери комнаты Дональда высунулась голова Грега.
– Грег, ты сейчас не... – начала было я, но он приставил палец к своим губам, и мне пришлось замолчать.
Затем Грег замахал рукой, требуя, чтобы я ушла к себе. Затем, прикрыв дверь, он оставил в ней щелочку – видимо, для наблюдения. Судя по тому, что в коридор его голова высунулась, как только я открыла свою дверь, он следил за ней.
Убедившись, что безопасность мне обеспечена, я закрыла дверь и вошла в спальню. Но кто-то же должен был открывать мою дверь, подумала я. Я же сама слышала, как она скрипнула. Может быть, поэтому Грег сделал страшные глаза и замахал мне рукой? Возможно, он заметил того, кто пытался отпереть мою дверь, а я, окликнув его, ему помешала. Так кто же хотел войти в мою комнату? Таинственный любовник Джоан?
Услышав в коридоре крики, я подбежала к двери и прижалась к ней ухом. Было похоже, что в коридоре идет борьба. Вскоре шум смолк, и я стала ждать. Минуты бежали одна за другой, но ничего не происходило. Ни шума борьбы, ни топота ног. Я поежилась, как мне показалось, от страха, но потом поняла, что начинаю замерзать. Да, только простуды мне еще не хватало! Мне уже давно следовало бы спать, а не бродить по комнатам и не наводить на себя ужас.
Несмотря на то что от горевшего камина, как и прежде, шел жар, мне показалось, что в спальне резко похолодало. Сейчас приму снотворное и лягу в постель, решила я. Надо постараться заснуть. И чем раньше я это сделаю, тем лучше.
Мне хотелось закрыть на двери задвижку – так мне было бы намного спокойнее, – но меня предупредили, чтобы я этого не делала. Свет в комнате выключать я не стала.
Проглотив таблетку, я для ускорения действия снотворного запила ее горячей водой. Забравшись под теплое одеяло, я натянула его до самого подбородка, вытянулась во весь рост и стала ждать, когда придет сон.
Барбитал – сильнодействующее снотворное, и я была в полной уверенности, что до того, как в коридоре опять поднимется шум, засну. Но сон ко мне почему-то не приходил. Более того, он вроде бы от меня отдалялся.
Однако в коридоре было по-прежнему тихо, а вот ураган за окном буйствовал еще сильнее. Громкий рокот воды в Котле Дьявола был похож на рев огромного чудовища, пытавшегося разрушить Сторм-Тауэрс и унести меня вместе с его обломками в морскую пучину.
Свернувшись в клубок, я лежала в постели и тряслась от страха. Как ни странно, но с меня сошла даже дремота. В голову мою, с бешеной скоростью сменяя друг друга, лезли разные мысли. Они возникали внезапно и тут же уходили. Причем никакой связи между ними не было. Я никак не могла понять, что со мной происходит. С каждой минутой страх, который я испытывала, становился все сильнее.
Неожиданно я поняла, что сижу на краю кровати и от холода дрожу. Удивительно, но я не помнила, когда выбралась из-под теплого одеяла. Не осознавая, где я и что делаю, я медленно перевела взгляд с упаковки таблеток на стакан с водой. Вспомнив, что кто-то посоветовал мне принять снотворное, я пришла к выводу, что нахожусь в больничной палате. Да, но приняла ли я его или нет? Сколько было в упаковке таблеток, одна или две? Но почему рядом со мной нет медсестры? Она же должна была проследить, чтобы я приняла их, и только потом уйти! Раньше уходить от меня она не имела права! Нет, я обязательно пожалуюсь на нее старшей медсестре. Или даже заведующему отделением. Да, но мне еще дали указание по поводу дверной задвижки. Странно. В больницах подобных указаний пациентам никогда не давали. Это же выходит за рамки всех больничных правил! Так что, закрывать мне дверь палаты на задвижку или ждать, когда придет врач? Нет, пожалуй, закрою...
Я с огромным усилием встала на ноги и тут почувствовала, что меня всю колотит. Пошатываясь, я подошла к двери. Перед моими глазами все плыло, очертания всего, на что я смотрела, были размытыми, и я долго не могла сфокусировать свое зрение на том, что хотела разглядеть.
Наконец, отыскав на двери задвижку, я закрыла ее. Вернувшись на прежнее место, я проглотила вторую таблетку, и сон мгновенно настиг меня...
Первое, что я почувствовала, был резкий запах духов. Пахло мускусом! Я подскочила на кровати, свесила на пол ноги и, открыв глаза, сквозь туман, застилавший мое сознание, увидела перед собой Джоан. Желая убедиться, что это не сон, я протянула к ней руку, но она резко отбросила ее в сторону.
– Эли, не трогай меня! – злобно прошептала она. – Я тебя ненавижу! Неужели ты думаешь, что закрытая на задвижку дверь для меня непреодолимая преграда? Где Дональд и твой знакомый? Что они сделают, если не найдут меня в моей комнате?
Я тупо уставилась на нее.
– Отвечай, когда тебя спрашивают! – крикнула Джоан. – Куда они пошли? Обыскивать дом? К Урсуле? Ну, отвечай!
Сжав пальцы, она ударила меня кулаком по лицу.
Джоан ударила меня! – мелькнуло в моем затуманенном мозгу. От обиды на глаза мое навернулись слезы.
Как ни странно, но у меня не было желания ни закричать на нее, ни позвать на помощь Грега или Дональда. Казалось, что мое сознание и тело существуют отдельно друг от друга: тело чувствует боль, а мозг на нее совершенно не реагирует. Эмоциональный шок, который я испытала после того, как Джоан меня ударила, вскоре прошел, а вот связь между мыслями и ощущениями почему-то не восстановилась. Мой мозг как бы превратился в стороннего наблюдателя, который только смотрел на происходящее и ни во что не вмешивался.
Джоан вновь нанесла мне удар по лицу. На этот раз так сильно, что сбила мне дыхание.
– Ты должна была стать мне подругой! – прокричала она. – Но ты предала меня! Побежала к Дональду и все ему рассказала. Я же тебе доверилась... Эли, это ты помогла ему устроить засаду, в которую попал мой любимый. Не так ли?
Джоан схватила меня за руку и стала тащить с кровати.
– Да за это я могла бы тебя убить! – воскликнула она. – Вставай! Пошли со мной! Я отведу тебя к нему. Пусть он решит, что с тобой сделать...
Желания оказать ей сопротивление я не ощутила. Я поднялась с кровати, и Джоан, крепко схватив мою руку, потащила меня за собой в кабинет.
Получив удар в спину, я со стоном влетела в дверь. Джоан сильно прижала меня к стене, и тут дубовая панель вместе со мной стала медленно поворачиваться. Сырой пронизывающий воздух ворвался в комнату. Из образовавшегося в стене черного провала подул холодный ветер.
Туда, в этот провал, похожий на могилу, стала толкать меня Джоан.
Я всегда боялась темноты и неизвестности. И то и другое вызывало у меня животный страх. Хотя сопротивлялась я вяло, но мне все же удалось вырваться из рук более слабой Джоан. Однако у самой двери, ведущей в спальню, меня за плечи схватили чьи-то сильные руки и потащили назад. Тот, в чьих руках я теперь оказалась, словно после долгого бега, тяжело дышал.
– Ты еще здесь? – донесся из провала в стене голос Джоан. – А я думала...
– Глупая! – прошипел в ответ тот, кто заталкивал меня в темный проход. – Об этой потайной двери они не знают! Все было бы нормально, если бы ты с ней не связалась! Теперь они из твоей комнаты по потайному ходу выйдут к бухте. Они подумают, что я там. Но ты все испортила. Что теперь прикажешь с ней делать?
– Мне все равно, что ты с ней сделаешь, – пробормотала Джоан. – Я ее ненавижу. Она рассказала им о тебе. Поэтому ты едва не угодил в их ловушку...
Я повернула голову и с надеждой посмотрела на дверь в спальню. Из-под нее в кабинет пробивалась узкая полоска света.
– Что ты с ней сделала? – раздался у моего уха злобный шепот. – Она выпила снотворное? Две таблетки? Да?
– Я их подменила, – плаксиво ответила Джоан. – Пока она была в ванной. Теперь она в "полете". Я послала ее "летать". Только и всего. Она сильнее меня, и я бы с ней не справилась. Должна же я наказать ее за все, что она натворила...
– Сколько таблеток она приняла?
– Две. Я подложила ей только две.
– Идиотка! – со свистом прошипел негодующий голос.
Я почувствовала, как мне пальцем подняли веко, повернули лицом к свету. И тут я впервые увидела того, кто держал меня. От страха я едва не потеряла сознание. Мужчина был безобразным: лоснящееся лицо неестественного коричневого цвета, глаза – темные узкие щелки, нос приплюснутый и словно нарисованные черной краской прилипшие к голове волосы.
Его рука коснулась моей груди, пальцы нащупали на моей ночной рубашке верхнюю пуговицу и медленно поползли вниз. Ноги мои подкосились. Меня приподняли и снова заставили встать.
– Она уже ничего не вспомнит, – как бы оправдываясь, тихо сказала Джоан. – Она в полной отключке.
– Мы не можем так рисковать. Что же нам делать? Как только они вернутся, твой брат сразу же начнет ее искать. Ну-ка, принеси ей пальто, а то она совсем закоченела.
– Нет! Пусть она замерзнет!
– Делай, что тебе приказано! А вдруг к ней вернется память? Зачем же нам так рисковать? Надо сделать так, чтобы твой брат подумал, что она сама ушла. В одной ночной рубашке она этого не сделала бы. На ней должно быть пальто. А вот это положи рядом с ее кроватью.
Я почувствовала, как мужчина опустил руку в свой карман и что-то из него достал.
– У нее в комнате есть фонарик?
– Откуда я знаю? – недовольно пробурчала Джоан, принимая протянутый ей белый пакетик.
– Поищи. Да побыстрее возвращайся! Фонарик у нее должен быть.
Я поежилась. Мне было очень холодно, поскольку я стояла босыми ногами на ледяном полу, в одной топкой ночной рубашке, да еще и на сквозняке.
Пока мужчина держал меня, Джоан просунула мои руки в рукава принесенного ею пальто и надела мне на ноги туфли.
– Закрой дверь, – приказал ей мужчина. – Только тогда мы будем чувствовать себя в безопасности. Теперь они ее уже не найдут. Если только мы им не поможем.
Потайная дверь закрылась, и мы погрузились в кромешную темноту. Сквозняк мгновенно прекратился, и стало совсем тихо. Даже шум моря сюда не проникал. Дрожа от страха, я смотрела туда, где должна была находиться потайная дверь, тщетно пытаясь увидеть там хотя бы крохотную щелку.
Я услышала, как кто-то сказал какую-то глупость и противно рассмеялся. Это был смех сумасшедшего. Я не сразу осознала, что смеялась я.
Джоан что-то испуганно прошептала, луч фонарика скользнул по каменной стене и ослепил меня.
– Она "летает", – тихо произнесла девушка. – Теперь она точно лишилась рассудка.
– А на что ты рассчитывала, подсовывая ей свои таблетки? – раздраженно прошептал мужчина. – Ну, пошли! Отведем ее туда, где нашли Филдинга. А то скоро твой брат начнет ее искать. Но на это у них уйдет много времени. Но нам все равно надо спешить. Как нам выбраться из того Кошмара, который ты устроила, я уже придумал. Ты с фонариком иди впереди и освещай нам дорогу, а я один с ней справлюсь.
Луч фонарика заплясал по булыжному полу, усыпанному отколовшимися от стен и потолка мелкими камешками. Тайный ход оказался настолько узким, что, продвигаясь по нему, я плечами касалась стен. Каменная крошка, набившаяся в туфли, причиняла мне боль. Чувство времени и реальности происходящего со мной я давно потеряла...
И тут я увидела себя на дискотеке в Гринвич-Виллидж. Я танцую с Грегом. В зале гремит музыка, мигают разноцветные лампочки, и у меня такое ощущение, что мы с ним плывем по воздуху. Неожиданно мне становится страшно: на стенах прожектор начинает высвечивать огромные лица моих знакомых. Первой я вижу миссис Хейлсворт.
– А я, Эли, думала, что ты станешь мне второй дочерью, – укоризненно произносит женщина. – Сестрою Джоан...
Следом за ней появляется улыбающееся лицо Монти.
– А говорила, что умеешь ездить на лошади, – усмехается он.
– В ее седле была игла, – объясняет ему Грег.
Затем поочередно по стене проплывают другие лица: Джоан, Урсулы Грант, девочек, с которыми я училась. Они кружатся, исчезают, появляются снова, сливаются, приобретая черты друг друга. Их мелькание становится все быстрее. Кто-то сзади подталкивает меня к ним, но я сопротивляюсь.
– Быстрее! – слышу я крик. – Ну, быстрее же!
Неожиданно все куда-то исчезает: лица людей, зал дискотеки, музыка, разноцветные лампочки... И мой страх тоже улетучился. Я успокаиваюсь, и мне становится необыкновенно хорошо. Я чувствую, что меня кто-то держит за руку.
– Эли, я веду тебя повидаться с мамой, – слышу я голос отца.
– Да, я очень хочу ее увидеть, – отвечаю я.
Двери в конце длинного коридора перед нами открываются. Мы с отцом входим в комнату с ослепительно белыми стенами, Я вижу перед собой мужчину с добрым лицом. Он приветливо нам улыбается, но мне, не знаю почему, снова становится страшно. По мере приближения к нему страх мой возрастает. Мужчина стоит возле стола, похожего на операционный. На столе под простыней, судя по всему, лежит человек. Однако ни врачей, ни медсестер я рядом не вижу. Отец мой куда-то внезапно исчезает, и я остаюсь в белой комнате наедине с приятным мужчиной и тем, что лежит на столе.
– Вы – Эли Каванаф? – мягким голосом произносит он.
– Да... – неуверенно отвечаю я.
– Вам эта женщина знакома? – откидывая простыню, спрашивает меня мужчина.
Теперь я вижу, что это не операционный стол, а высокая мраморная плита. Я с ужасом вглядываюсь в лицо мамы. Оно у нее такое, каким я видела его в последний раз в городском морге. Лицо ее изувечено до неузнаваемости. Меня всю трясет, я медленно открываю рот и начинаю дико кричать.
– Да останови же ее! – раздается испуганный голос. – Урсула, ради всего святого, останови ее! Я этого не выдержу!
– Сюда, Эли, – слышу я женский голос. – Сюда...
Я снова в кромешной темноте. Кто-то хлопает меня ладонями то по одной щеке, то по другой. Один шлепок... другой... третий...
Пытаясь увернуться от чьей-то руки, я мотаю головой и с огромным трудом переставляю одеревеневшие ноги. Мы идем по узкому проходу, между каменными стенами, по которым пляшет яркое пятно от фонарика Джоан. Видимо, ее, как и меня, всю трясет. Я уже слышу, как она всхлипывает.
– Идиотка, перестань хныкать! – раздается злобный шепот. – В этом виновата только ты!
– Она сошла с ума! – шепчет в ответ Джоан.
– Ладно, успокойся, – бормочет кто-то. – А что ты себе думала? Хотя... откуда тебе знать, как они подействуют... Особенно на того, кто принял сразу две.
– Теперь я об этом жалею...
– Знаешь, может быть, нам нечего опасаться? Если к ней и вернется память, то ей, как безумной, никто не поверит. Как они поймут, где в ее словах правда, а где игра больного воображения? Да и сама она этого не поймет.
Справа от себя я вижу в стене огромную черную дыру и в страхе замираю. Меня подталкивают. К шуршанию камней под нашими ногами примешивается другой звук, и я понимаю, что это шум моря. Но это не рев воды в бухте Дьявола, а тихий плеск воли.
Я вижу перед собой чугунную дверь с решеткой в центре. Ее толстые прутья сильно изъедены ржавчиной. Дверь наполовину открыта, а за ней – камера. Окошка в ней нет. Меня вновь охватывает ужас, и я как утопающий за соломинку пытаюсь схватиться за прутья, но не успеваю. Получив удар в спину, я вваливаюсь в темную камеру и плашмя падаю на пол. Дверь за мной с громким скрипом закрывается. В отчаянии я вскакиваю на ноги, хватаюсь за чугунные прутья решетки и начинаю изо всех сил трясти дверь. Джоан светит фонариком своему любовнику, а тот задвигает тяжелый чугунный засов. Яркий луч света ослепляет меня, и я, закрыв глаза, отступаю назад.
– Не бойся, Эли, – слышу я голос Урсулы Грант. – Долго взаперти мы тебя не продержим. Тому, кто был здесь до тебя, повезло гораздо меньше. Его в эту камеру заточил Эндрю Хейлсворт и собирался убить. Но не успел: он, как и ты, Эли, сошел с ума и покончил с собой. А его пленника так и не нашли. Бедняга оставался в этой камере до тех пор, пока не превратился в пыль. Она у тебя под ногами. Он отсчитывал дни и делал зарубки. Ты их видишь, Эли? Вон они на стене, там же его имя. Для Джоан эти зарубки – главное доказательство того, что в нашем роду был сумасшедший.
– Не говори так! – кричит Джоан.
Луч фонарика скользит по стене и высвечивает на камне черточки и буквы. Но мне они уже ни о чем не говорят.
– Насколько мне известно, пленником старика Эндрю был священник, – вновь раздается голос Урсулы. – Но ты, Эли, не бойся – так долго, как он, ты в этой камере не пробудешь. Ты больна и должна некоторое время побыть в изоляции. Так поступают со всеми умалишенными, тебе, как медсестре, это хорошо известно. Я принесу тебе одеяло, еду и крепкий кофе. Когда ты успокоишься и не будешь представлять угрозы для окружающих, я тебя выпущу. Будешь блуждать в темноте до тех пор, пока тебя не найдут. Потом тебя отвезут туда, где место таким, как ты.
– Надо оставить ей фонарик, – сказала Джоан. Я услышала, как по каменному полу камеры что-то покатилось.
– Вряд ли она сможет им воспользоваться. Ты только посмотри на нее! Она уже ничего не соображает. Посмотри, как она сидит! Это же поза ребенка в утробе матери! Мы называем ее эмбриональной. Сейчас твоя бывшая подруга уходит в небытие, откуда она может и не вернуться. Да, такое случается часто...
– Нет! – вскрикивает Джоан. – Эли, не надо!
В отличие от остальных студентов, которые с огромным вниманием слушали доктора Риссона, я на его лекциях по психиатрии часто дремала. После этого я твердо решила, что с психически больными ни за что работать не буду.
Насколько я помнила, доктор Риссон, маленький, очень подвижный старичок, говорил на одной из своих лекций: "Перед тем как войти в конечный ступор, больной шизофренией обычно принимает позу эмбриона. Если он в ней остается, то это свидетельствует о том, что все, что вокруг него происходит, им уже не воспринимается. Он как бы уходит в потусторонний мир, в котором ничего нет. Такой больной не испытывает ни боли, ни голода. Он даже снов не видит". В своей книге о кататоническом состоянии больных шизофренией профессор Гран пишет об идентичности симптомов такого ступора и того, что испытывает нормальный человек после принятия таких галлюциногенных препаратов, как мескалин или диэтиламид лизергиновой кислоты.
– Все, она от нас ушла! – раздается голос Урсулы. – Я же тебе говорила... Теперь она ничего не слышит.
– О, Эли, прости меня! – в отчаянии кричит Джоан. – Тебе не надо было сюда приезжать! Зачем ты это сделала? Зачем?
– Из-за больших денег, – отвечает Урсула. – Это из-за них она приехала в Сторм-Тауэрс. Твоя мать предложила ей занять мое место и пообещала огромное жалованье. А за деньги, Джоан, можно купить кого угодно. Вместо меня рядом с тобой была бы она. Но ты этого не хочешь. Правда? Или ты передумала?
– Нет-нет!
– Как ты думаешь, почему она собиралась остаться? Из-за большой любви к тебе? Джоан, да ты только взгляни на нее! Ну, хочешь, чтобы она была вместо меня?
Я вижу, как сердито смотрит на меня доктор Риссон. Стоя за кафедрой, он указывает на меня пальцем и кричит на весь зал:
– Мисс Каванаф, почему вы приняли позу эмбриона? Вы находитесь в лекционном зале, а не в клинике для душевнобольных. Ваше поведение возмутительно! Немедленно прекратите!
Не обращая на него внимания, я еще плотнее сворачиваюсь в клубок. Я уже ничего не вижу и не слышу и постепенно погружаюсь в тот самый вакуум, о котором часто говорил доктор Риссон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Башни страха - Фарр Каролина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Башни страха - Фарр Каролина



ПОЛНЫЙ БРЕД!!!
Башни страха - Фарр КаролинаОЛЯ
10.12.2011, 21.40





Да бред! я ожидала лучшего!
Башни страха - Фарр КаролинаЛена
6.06.2014, 21.40





это полный пиз*дец! это книга для психически неуровновешенных людей! как я такой бред еще читала? нет надо было мне читать ее? ? какой же все такибыл там конец, эти бы слова крутились у меня в голове! фу фу! люди прошу не читайте эту книгу! !! а то еще в психушку попадете!
Башни страха - Фарр КаролинаАнжелика
2.01.2016, 4.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100