Читать онлайн Загадай желание!, автора - Фарр Диана, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадай желание! - Фарр Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадай желание! - Фарр Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадай желание! - Фарр Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фарр Диана

Загадай желание!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Малком тихо постучал и открыл дверь просторной детской комнаты. В дальнем конце ее стоял письменный стол. За ним, низко склонившись, сидела Сара и что-то рисовала, а Натали стояла за ее спиной и внимательно наблюдала за своей питомицей. Карандаш казался огромным в маленькой ручонке. Девочка крепко держала его и медленно, с огромным старанием, водила им по бумаге. Услышав, что дверь открывается, Натали подняла голову, но Сара даже ухом не повела, всецело отдавшись своему занятию. Натали встретилась взглядом с Малкомом, и лицо ее озарилось улыбкой, присущей лишь ей одной: милой, застенчивой и ласковой. Она показалась Малкому не похожей на себя, сейчас она была красивее, мягче. Сначала он никак не мог понять причины, и вдруг его осенило: он впервые видит ее без шляпки.
Оказалось, у нее великолепные волосы теплого каштанового цвета, очень пышные и густые. На затылке они были собраны в аккуратный пучок, а по бокам, обрамляя лицо, спускались две косы. Прическа шла Натали необычайно, однако, по мнению Малкома, безукоризненной ее нельзя было назвать: непокорные завитки уже успели выбиться наружу и теперь спускались на стройную шею, придавая всему облику Натали необъяснимое очарование.
Приложив палец к губам, чтобы призвать Малкома к молчанию, Натали вновь одарила его лучезарной улыбкой и обратила внимание на Сару. Малком не имел ничего против того, чтобы помолчать. Впрочем, он мог бы сказать Натали, что его дочери все равно молчит он или разговаривает: когда Сара чем-то занималась, она умела настолько отрешиться от окружающего – мира, что ничего не видела и не слышала.
Неслышно прикрыв за собой дверь, Малком прислонился к стене и стал наблюдать за ними.
Натали положила перед его дочерью на стол цветок. Именно его Сара, наверное, и пыталась нарисовать. Натали с изумлением наблюдала за девочкой. Ее потрясли успехи малышки.
– Сара, это просто замечательно! Какая же ты молодец! – наконец воскликнула она. Сара не ответила. Похоже, девочка даже не слышала ее, всецело поглощенная своим творчеством. – Вы не говорили мне, что у вашей дочери редкий талант, – обратилась Натали к Малкому.
– Вот как? – Малком подошел к столу и заглянул Саре через плечо. На листе бумаги был нарисован цветок, вне всякого сомнения, маргаритка. В одних местах, там, где Сара возила по рисунку рукавом, он был немного стерт, в других, где она слишком медленно водила карандашом, линии были несколько неровными, в третьих – кривоватыми, однако то, что девочка нарисовала именно маргаритку, можно было не сомневаться. – Это точно маргаритка, – согласился он.
– Это не просто какая-то маргаритка! – возмущенно воскликнула Натали и ткнула пальцем в цветок, лежавший перед Сарой. – Это именно эта маргаритка!
Малком перевел взгляд с рисунка на цветок и снова посмотрела на рисунок. Он бы этого не сказал, однако тут же согласился:
– Ну хорошо, именно эта маргаритка. Натали звонко рассмеялась:
– Неужели вы не видите? Посмотрите вот сюда. И сюда. Она показала на скромный цветок. Один лепесток у него был наполовину оторван, а стебель в одном месте надломан, как будто кто-то сгибал несчастное растение, пока не сломал его. И Сара с удивительной точностью и тщательностью выписала и оторванный лепесток, и надломанный стебелек. Малком был поражен. Его дочурка, оказывается, замечает такие детали, на которые он, взрослый человек, не обратил внимания, – детали, отличающие именно этот цветок от его многочисленных собратьев. И внезапно Малком испытал гордость за свою девочку. Может быть, тут особенно и нечем гордиться, запоздало подумал он, и в то же время Малком ничего не мог с собой поделать: гордость переполняла его сердце.
– Ты очень хорошо нарисовала, Сара, – похвалила девочку Натали, коснувшись ее плеча.
Сара, отложив карандаш, робко улыбнулась Натали:
– Я люблю рисовать.
В дверях, ведущих в спальню девочки, появилась миссис Бигалоу.
– Простите, – тихо сказала она, – для Сары приготовлен ленч.
– В таком случае она должна его съесть, – произнес Малком. – Мисс Уиттакер, не пройдете ли вы со мной на веранду?
Натали взглянула на него слегка удивленно.
– Конечно, милорд.
Он предложил ей руку, и она, опершись на нее, спустилась с ним по ступенькам и вышла на веранду, где в дальнем тенистом ее конце уже стоял накрытый на двоих стол. Не забыть бы поблагодарить миссис Ховотч, подумал Малком, стол накрыт изысканно, а еда на вид такая вкусная, что ее так и хочется отведать.
– Пикник! – радостно воскликнула Натали при виде стола. – Это нынче модно!
Улыбнувшись, Малком помог ей сесть.
– Если уж строго следовать моде, то мы должны были сидеть на траве. Однако я вовсе не собирался этого делать, мне просто хотелось побыть с вами вдвоем. И я подумал, что вы отклоните приглашение пообедать со мной в столовой.
Натали рассмеялась.
– Совершенно верно, – согласилась она, усаживаясь на стул. – Хотя не понимаю, почему вы сомневаетесь в своей способности меня уговорить. До сих пор для вас не составляло никакого труда уговорить меня совершать самые немыслимые поступки.
– Я боялся, что удача от меня отвернется.
– Понятно. Очень предусмотрительно с вашей стороны. – Глаза ее сверкнули. – Как вам, должно быть, известно, девиц учат не оставаться с неженатыми мужчинами за закрытыми дверями.
– Это я знаю. – Он уселся напротив и взял салфетку. – Теперь, когда я разоружил вас тем, что заставил выйти из дома, расскажите мне, как прошло ваше утро.
Глаза Натали радостно вспыхнули.
– Я так довольна вашей Сарой! – с восторгом заявила она.
И принялась с энтузиазмом рассказывать о достижениях девочки. Опасаясь испытать разочарование – а он не сомневался, что испытает его, – Малком откинулся на спинку стула и внимательно слушал, не сводя глаз с ее выразительного лица.
Он ожидал, что она станет хвалить Сару, просто потому, что считала своей обязанностью выискать в ребенке хоть что-то положительное. Однако Натали, судя по всему, руководствовалась вовсе не этими соображениями. Перечисляя все факты, свидетельствующие, по ее мнению, об остром уме и творческих способностях Сары, загибая при этом пальцы, она прямо светилась радостью. Малком не уловил ни одной фальшивой нотки, не услышал ни одного уклончивого замечания. Натали хвалила его дочь щедро и искренне. Это было похоже на чудо. Он слушал ее, и душу заполняло счастье.
Впрочем, Натали не заметила, какое впечатление произвели ее слова, и весело продолжала:
– Но самое главное, как мне кажется, это то, что она любит читать и рисовать. А ребенка, который получает искреннее удовольствие от учебы, очень легко учить.
Малком откашлялся и заметил:
– Вы подтверждаете впечатление, которое создалось у меня самого. – Он взглянул на нее и криво усмехнулся. – До сего момента, однако, я считал, что являюсь жертвой родительского тщеславия. Вы первый человек, чье мнение совпадает с моим. Скажу вам больше: самые авторитетные врачи центральной Англии в один голос утверждают, что Сара слабоумная. Натали изумленно воззрилась на него:
– Не может этого быть! Любой, кто пообщается с вашей дочерью хотя бы пять минут, сразу поймет, что она необыкновенно умна.
Малком насмешливо взглянул на нее.
– Единственное, что может быть понятно при общении с Сарой, – это то, что она странная девочка. – Сказав это, он почувствовал знакомое стеснение в груди: неприятные воспоминания вновь дали о себе знать. Отвернувшись, чтобы не встречаться с Натали глазами, он проговорил: – Большинство людей замечают в первую очередь ее странности, а не ум.
Натали молчала, и Малком покосился на нее. Она смотрела отсутствующим взглядом в тарелку и хмурилась.
– Ну что? – с вызовом спросил он. – Неужели вы, проведя с ней целое утро, этого не заметили?
– Она не похожа на других детей, – согласилась Натали. – Вы мне об этом говорили.
– Вы не считаете ее глупенькой, и за это я вам благодарен. Но не произвела ли она на вас впечатление ленивой, или своевольной, или непослушной?
Голос его прозвучал более резко, чем ему самому бы хотелось. Натали оторвалась от созерцания тарелки. Во взгляде ее сквозил упрек.
– Нет, сэр, – ответила она. – Она милая, застенчивая девочка. Ничего ненормального в ее поведении я не заметила. Разве что… – Не договорив, она прикусила губу, словно сердясь на себя. – Нет, совсем ничего, – запинаясь, договорила она.
Воцарилось молчание, во время которого Малком задумчиво выбрал персик из вазы с фруктами, стоявшей посередине стола.
– «…совсем ничего», – повторил он наконец. – И в то же время вы согласились со мной, когда я сказал, что она не похожа на других детей.
Натали покраснела и, избегая смотреть на него, принялась медленно намазывать масло на хлеб.
– Мне кажется, она одарена чересчур богатым воображением, к тому же обладает замечательной способностью отрешаться от всего мира и сосредоточивать все внимание на работе, которой занимается, особенно если она ее интересует. Я думаю, именно эти две ее характерные черты – особенно последняя – создают впечатление, будто девочка ленива и непослушна. Или, если хотите, слабоумна.
– Как это?
– Очень просто. Если кто-то отдает Саре приказание, в то время когда мысли ее где-то бродят, она его не слышит. И этот кто-то делает вывод, что девочка его не понимает, а следовательно, она не слишком умна. А если делается вывод, что она не желает ему подчиняться, ее сочтут ленивой либо своевольной. – Помолчав, Натали с вызовом взглянула на него: – К несчастью, многие люди враждебно относятся к тому, чего не понимают. И мне кажется, их раздражает в Саре то, что проблемы, всецело занимающие ее внимание, часто им непонятны.
– И вы не считаете это ненормальным?
– Нет, сэр. – Натали выпрямилась на стуле. – Рассказать вам, что я еще думаю? – Она взглянула на него, вскинув брови.
– Прошу вас, мисс Уиттакер, сделайте одолжение.
– Хорошо. Меня меньше беспокоит тот факт, что Сара витает в воображаемом мире, и гораздо больше – что именно она воображает. Не всегда, но часто. – Она покраснела, однако смело встретилась с ним взглядом. – Слишком часто, как мне кажется, она воображает себе, что может быть наказана за любую, даже самую ничтожную провинность. Признаюсь, мне бы хотелось знать, чем вызван этот страх, прежде чем браться за решение других проблем. По-моему, ей вредит не ее чересчур богатое воображение, а постоянные переживания и волнения.
Мал ком никак не ожидал, что мисс Уиттакер сделает подобные выводы. Острое чувство вины захлестнуло его. Поднявшись из-за стола, он подошел к перилам веранды и, стоя спиной к Натали, попытался успокоиться.
Он сам виноват в том, что происходит с его дочерью, однако, зная это, понятия не имеет, как найти выход из создавшейся ситуации. Неужели он всерьез рассчитывал, что эта неопытная девушка, сидевшая сейчас за столом, поможет ему в этом? Да, с горечью подумал Малком, именно на это он и рассчитывал. Непонятно все же, почему он возлагал свои надежды на доброе сердце мисс Уиттакер и ее интуицию. И теперь ему придется расплачиваться за то, что он пошел на поводу у своих чувств. Натали оказалась слишком проницательна и чересчур откровенна.
– Мисс Уиттакер, – сдавленным голосом произнес он, – прошлого не изменить. Оглядываясь назад, ничего не достигнешь. Мы должны смотреть вперед. – Он повернулся и посмотрел ей в глаза. – Я привез сюда Сару, чтобы начать новую жизнь. Вы правы: у нее и в самом деле появилась привычка ожидать, что с ней случится что-то ужасное. Мы с вами должны сделать все, чтобы эти страхи искоренить. Только в этом случае можно надеяться, что она избавится от них.
«И станет нормальным ребенком», – подумал Малком. Нет, на это вряд ли можно рассчитывать.
Натали изучающе смотрела на него, словно хотела по выражению его лица прочитать ответы на все свои вопросы. Малком же усиленно пытался сохранить бесстрастное выражение, моля Бога, чтобы Натали перевела разговор на другую тему. Но ее последующее замечание повергло его в изумление.
– Вы очень ее любите.
Застигнутый врасплох, Малком сказал то, что думал:
– Она самое дорогое, что у меня есть на свете.
И, сердясь на себя, раздраженно почесал подбородок. Ему было стыдно, что он не сумел сдержать своих чувств по такому пустячному поводу. По крайней мере человеку, который его совсем не знает, повод мог показаться пустячным. Однако на лице Натали не отразилось ни презрения, ни смущения. Похоже, ее нисколько не удивила его откровенность. Она понимающе кивнула и, с жалостью глядя на него, просто сказала:
– Я очень рада. – И, помолчав, пообещала: – Я сделаю все от меня зависящее, чтобы Сара перестала испытывать страх. Думаю, если она постоянно будет чувствовать доброе отношение к себе, это сильно поможет делу. Но если вы считаете, что мне следует вести себя как-то по-другому или, наоборот, чего-то ни в коем случае не делать, прошу вас, скажите мне об этом сейчас.
Как она спокойна и как умна! И как ему повезло! Не веря своей удаче, Малком покачал головой.
– Наверное, мисс Уиттакер, мне вас послало само провидение. – Он пытался говорить шутливо, но голос его дрогнул.
Натали лукаво взглянула на него:
– Вы имеете в виду – звезды?
Малком почувствовал себя так, словно с плеч его свалился тяжелый груз.
– Во всяком случае, что-то неземное. – Он вернулся к столу. – Надеюсь, ваш день пройдет так же хорошо, как и утро. Могу я проводить вас вечером домой?
Натали взглянула на него слегка боязливо.
– Конечно. Если пожелаете.
– Между прочим, вам не следует беспокоиться по поводу того, что ваших родственников встревожит ваше долгое отсутствие. Я взял на себя смелость сообщить им, где вы находитесь, и пообещал, что вы вернетесь после ужина.
Натали улыбнулась одними губами.
– В этом не было никакой необходимости, но тем не менее я благодарю вас. Если мои родственники заметят мое отсутствие – в чем я весьма сомневаюсь, – они будут знать, где меня искать. – Она подняла вилку и принялась рассматривать наколотый на нее кусочек цыпленка. – Хотя, думаю, вы поступили правильно, – задумчиво произнесла она. – Гектор может решить, что я ушла навсегда: мы с ним вчера крупно повздорили. Бог знает, на какую пакость он может пойти, если решит, что я не собираюсь возвращаться домой. Вполне вероятно, что он послал бы за мистером Браунбеком.
– А кто такой мистер Браунбек?
– Наш поверенный. – Натали отправила кусочек цыпленка в рот. – Он живет в деревне, – пояснила она, видя, что Малком по-прежнему смотрит на нее с недоумением.
– Но зачем ему посылать за поверенным?
Натали уставилась на него во все глаза, удивленная тем, что он не понимает.
– Как зачем? Естественно, чтобы меня наказать. Разве я вам не говорила?
– Боже правый! – Малком даже перестал резать на кусочки персик. – Ваш брат стал бы наказывать вас, прибегнув к услугам поверенного?
– Ну да.
– Потрясающе!
– Но он этого не сделает, поскольку вы послали ему записку, – безмятежно проговорила Натали и улыбнулась. – Следовательно, нам не о чем беспокоиться.
Малком наконец закончил резать персик и, немного помолчав, сказал:
– Простите, но меня терзает любопытство. Что бы ваш брат попросил сделать вашего поверенного? Думаю, лучше будет, если вы мне об этом расскажете, иначе я могу вообразить себе бог знает что.
Смущенно взглянув на него, Натали пожала плечами:
– Я вовсе не против того, чтобы вам рассказать. Надеюсь, это поможет вам понять, почему я решила – скрепя сердце, уверяю вас, – остаться дома, а не переехать к вам. – Она вздохнула. – Если бы я уехала из дома, Гектор сделал бы следующее. Во-первых, перестал выплачивать мне содержание из отцовского наследства…
Малком, успевший взять в рот кусочек персика, чуть не подавился и изумленно уставился на нее. Натали взглянула на него, и в глазах ее мелькнули смешинки.
– Это не страшно, поверьте мне. Во-вторых, он грозится вычеркнуть меня из своего завещания, но я практически не обращала внимания и на эту угрозу. Я абсолютно уверена, что он просто меня запугивает.
– Даже если нет, любой мало-мальски приличный поверенный отсоветовал бы ему это делать.
– Сомневаюсь, что ему потребовалось бы отсоветовать то, чего на самом деле нет.
– Понятно. – Малком проглотил персик. – Мы с вами еще не обсудили вопрос вашего жалованья. При сложившихся обстоятельствах…
Не дав ему договорить, Натали покачала головой и, очень серьезно глядя на него, заявила:
– Нет, милорд, не думайте, что я пытаюсь заставить вас увеличить мне жалованье. И мне не хотелось бы, чтобы вы решили, будто я на этом разбогатею. Так что Гектор при всем желании не сможет поживиться за мой счет. Единственная причина, по которой я решила выполнить его требования… – Лицо Натали исказилось от боли, и она отвернулась. – Единственная причина, по которой я решила не уезжать из Кросби-Холла, вот какая: Гектор пригрозил не выплачивать содержание не только мне, но и Дереку.
Малком был потрясен.
– Не сочтите, что я не уважаю ваших любимых родственников, мисс Уиттакер, но, по-моему, ваш брат Гектор отъявленный мерзавец.
Натали засмеялась.
– Гектор мой родственник, однако далеко не любимый. Так что можете относиться к нему как угодно.
Откинувшись на спинку стула, Малком задумчиво протянул:
– Если Дерек работает у лорда Стоуксдауна, он вряд ли получает от Гектора большие деньги. Если бы я платил вам сумму, достаточную для того, чтобы вы жили здесь с нами…
– Нет, – возразила Натали и с сожалением взглянула на него. – И прошу вас, не считайте, будто я об этом не думала. Думала, но боюсь, то, что вы собираетесь предложить, невозможно. Представьте себя на месте Дерека. Разве вы, мужчина, стали бы брать деньги у своей сестры, зная, что она зарабатывает их собственным трудом?
– Думаю, не стал бы, – признался Малком. – Какая жалость!
– Совершенно верно. – Натали вздохнула. – Мне бы очень хотелось не зависеть от Гектора. А уж если бы и Дерек смог освободиться от него, это было бы вообще замечательно.
Поигрывая вилкой, Натали задумчиво смотрела на засеянную маргаритками лужайку. Мысли ее витали где-то далеко, наверное, они были с Дереком, единственным членом семьи, которого она любила. Легкий ветерок растрепал ее прическу, выхватив из нее несколько завитков. Она была такая задумчивая, грустная и хорошенькая, что Малком почувствовал, как сердце сладко забилось у/него в груди. Ему очень хотелось хоть чем-то ей помочь.
И вновь ему пришла в голову мысль: сколько проблем могло бы разрешиться, если бы он вдруг женился на ней. И проблем Натали, да и его тоже. Черт бы побрал существующие нынче правила ухаживания! Каких-нибудь сто лет назад вовсе не нужно было быть хорошо знакомым с женщиной, чтобы на ней жениться. В наши же дни мужчину сочтут сумасшедшим – или по крайней мере хамом, – если он предложит девушке, с которой только что познакомился, выйти за него замуж. Правда, вчера ему это сошло с рук, но только потому, что он сделал Натали предложение вечером, когда было темно. Если бы он отважился на подобное предложение днем, наверняка заработал бы пощечину.
Интересно, какова была бы ее реакция, если бы она узнала про письмо, которое он отослал своему поверенному сегодня утром, продолжал размышлять Малком. Он представил себе ее реакцию и досадливо поморщился. Какой женщине понравилось бы узнать, что о ней собирают полную информацию? Но человеку его положения лишняя осторожность не повредит. Если он и в самом деле намерен жениться на Натали Уиттакер – а чем больше он с ней общается, тем сильнее это желание, – он должен знать о ней все. А пока он попытается потихоньку подготовить ее к тому, чтобы она согласилась на его предложение. Потому что если информация, которую Паттерсон ему представит, окажется положительной, он попросит Натали стать его женой.
Наконец-то после долгих лет бездействия он сделает Саре что-то хорошее – он даст ей мать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадай желание! - Фарр Диана



Милый роман с неспешным сюжетом семейного плана, без злодеев и интриг. Главная героиня нудна до крайности когда еще раздумывает,отклоняя несколько предложений ГГ. Иногда ее рассуждения вызывали желание ее прибить. Рекомендую для прочтения перед сном.
Загадай желание! - Фарр ДианаВ.З.,65л.
16.05.2013, 9.43





Сперва прочитала роман Охотник за приданным" этого же автора, настолько понравился, что решила прочитать и другие романы и - настолько же разочаровалась.Я понимаю что от любовных романов не стоит ожидать глубокого смысла, но я "проглочу" если хотя бы 50% выглядит правдоподобно. А тут.. Ладно, допустим что жила в 1803 году такая сумасшедшая старая дева, которая могла отказывать (не один раз) сыну герцога выйти за него замуж, т.к. хотела она выйти только по любви. Где она ожидала встретить эту "любовь" если никуда не выезжала? Очень смущает, когда начинают описывать чувства и эмоции детей, все сильно рафинированно и приторно. Концовка совсем убила - как только надела девочка очки, так сразу и ахнула (тут я совсем пожалела, что имею медицинское образование, а то "проглотила бы").не может ребенок, который плохо видел с рождения, все сразу увидеть напялив очки, для этого требуется как много времени, плохое зрение сопровождается амблиопией, а это лечится долго. ну вот.. а так не хотелось разносить все в пух и прах, извините, не сдержалась)
Загадай желание! - Фарр ДианаЭля
28.02.2014, 9.43





Роман понравился, очень милый сюжет
Загадай желание! - Фарр ДианаОльга
18.06.2014, 20.18





Хороший,спокойный роман.
Загадай желание! - Фарр ДианаНаталья 66
13.11.2014, 12.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100