Читать онлайн Неприступная красавица, автора - Фарр Диана, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неприступная красавица - Фарр Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.85 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неприступная красавица - Фарр Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неприступная красавица - Фарр Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фарр Диана

Неприступная красавица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Она чувствовала на себе его взгляд. Каждый раз когда общий разговор на минуту умолкал, он смотрел на нее, словно пытаясь силой воли вынудить ее обратить на него внимание.
Она упорно сопротивлялась его взгляду, и это мешало ей собраться с мыслями. Если бы он наконец отвел от нее глаза, чтобы ей удалось взглянуть на него украдкой! Но она не посмеет этого сделать. Не должна. Дерек Уиттакер не для нее.
Все, ее, силы ушли на то, чтобы избежать горящих глаз Дерека. За обедом она почти ничего не ела. Она не слышала непринужденного светского разговора за столом. Когда кто-либо задавал ей вопрос, она всякий раз отвечала невпопад.
К тому времени, как убрали со стола, ее голова раскалывалась от усилий вести себя безупречно. Внешне она была само спокойствие и невозмутимость, но ее нервы напряглись до предела.
Мало того, она остро чувствовала на себе осуждающий взгляд матери, зорко следившей за ней. У Синтии было такое чувство, что она попала в ловушку. С Дереком она вроде бы справилась, но надо было внести ясность в отношения с матерью. Причем чем скорее, тем лучше. Когда леди вышли из-за стола, Синтия нарочно пошла рядом с ней, собрав все силы для неприятного разговора.
Ждать долго ей не пришлось. Леди Баллимер тут же взяла дочь под руку и склонилась к ней, чтобы никто их не услышал.
— Ты не сказала мне, что ехала в одном седле с мистером Уиттакером.
Синтия пренебрежительно пожала плечами:
— Разве? Наверно, мне показалось, что это не так уж важно.
— А мне кажется это важным. — Тон леди Баллимер был довольно резким. — Ты же не дочь какого-нибудь кузнеца.
Почему тебя не сопровождал грум или лакей?
— Мы не у себя дома, мама. Мы в гостях. Я посчитала крайне эгоистичным отвлечь кого-либо из слуг от их обязанностей только для того, чтобы они выполнили мой каприз.
— В таком случае ты должна была попросить мистера Эллсуорта сопровождать тебя. Он тоже гость и ничем особенным не занят. Я уверена, что он с радостью согласился бы услужить тебе.
— Мне не пришло в голову обратиться к нему. — Это было правдой.
В отчаянии леди Баллимер тяжело вздохнула.
— Синтия, когда ты научишься советоваться со мной, прежде чем что-либо делать? Ведь существует так мало ситуаций, когда леди может, не нарушая при этом приличий, оставаться наедине с джентльменом! Если бы ты попросила мистера Эллсуорта прокатиться с тобой верхом, ты могла бы продолжить свое знакомство с ним без помощи бедняжки Ханны, которая повсюду таскается за тобой, словно собачонка.
Синтия рассердилась, но не показала виду. Она не любила, когда ее мать говорила пренебрежительно о ее единственной подруге. У Синтии было много поклонников, а подруг, как она давно поняла, не так-то легко приобрести.
— Мама, прошу тебя не забывать, что своим присутствием в Оулдем-Парке мы обязаны приглашению Ханны.
— Я этого не забыла, — оборвала Синтию мать. — Просто, к сожалению, леди Ханна слишком часто требует твоего внимания, которое ты могла бы уделять кое-кому другому. — Последние слова были произнесены леди Баллимер многозначительным шепотом. — Я всего-навсего хочу указать тебе на то, что ты сегодня прозевала отличную возможность.
— Да, мама, — без всякого энтузиазма ответила Синтия. — Я постараюсь исправиться.
Леди Баллимер была смягчена покорностью дочери. Она похлопала Синтию по руке и сказала более дружелюбным тоном:
— Полагаю, тебе просто захотелось прокатиться в одиночку. Ты всегда это любила, моя дорогая.
Эта тема была более безопасной, и Синтия с готовностью ее подхватила.
— Я обожаю одиночество.
— Кажется, мы с твоим отцом слишком тебя избаловали, — вздохнула леди Баллимер с явным сожалением. — Нам следовало внушить тебе, что леди не годится скакать верхом по полям без сопровождения. Это опасно.
Синтия не удержалась от смеха.
— Опасно? Да я отлично держусь в седле. Папа видел меня.
Леди Баллимер снова раздраженно нахмурилась:
— Я не сомневаюсь в том, что ты искусная наездница, Синтия. Но позволь мне подвергнуть сомнению твое благоразумие.
Вряд ли это добавило бы тебе уважения в глазах общества, если бы тебя увидели верхом на одной лошади с джентльменом. Не могу себе даже представить, почему ты на это согласилась. — Она поправила шаль на плечах, раздраженно дернув при этом за бахрому. — И уж, конечно, это не говорит в пользу мистера Уиттакера, — добавила она ехидно. — Посадить тебя впереди себя, словно ты самая что ни на есть вульгарная девица. Да он просто плохо воспитан, вот что я скажу! Обойтись с тобой так фамильярно! Мне кажется, что он легкомысленный молодой человек и ведет себя непочтительно. Ему следовало посадить тебя на лошадь, а самому идти рядом. Ты должна была настоять на этом, моя дорогая.
Синтия уже была по-настоящему раздражена, но постаралась ответить спокойно:
— Мама, ты несправедлива. Вспомни, что он проделал утомительный путь из Лондона. Как я могла просить его идти пешком?
Тут они подошли к гостиной, и разговор пришлось прервать. Синтия была этому рада. В гостиной она села на диван рядом с Ханной. Какое счастье быть рядом с подругой и ни о чем не думать!
Ханна застенчиво улыбнулась Синтии.
— Какая ты красивая, — восхитилась она. Полное отсутствие зависти было одной из самых привлекательных черт в характере Ханны и, как подозревала Синтия, единственной причиной, делавшей возможной их дружбу. — Это чудесное платье тебе сшили в Лондоне?
— Нет. Оно ирландское. — Синтия разгладила на коленях складки блестящей тафты. — Но я ни за что в жизни ни одной душе в этом не призналась бы, — поддразнила она подругу.
Ханна лукаво улыбнулась:
— Я твоего секрета не выдам. Какой прелестный цвет!
Если бы я могла носить такой!
Ханна, как и полагалось девятнадцатилетней девушке, была одета в скромный, но элегантный индийский муслин.
Она была права — белое платье шло ей больше: в нежно-розовом наряде ее и без того розовые щеки казались бы красными.
— Тебе очень идет твое платье, — заявила Синтия, не желая огорчать подругу.
— Благодарю. Я в нем выгляжу толстой, как раскормленный голубь. Но с этим ничего не поделаешь.
Синтия не нашлась что ответить. Ханна действительно была маленького роста и полноватой.
Но тут к девушкам подошла леди Баллимер и села на стул напротив, хитро улыбаясь. Она вмешалась в разговор, прежде чем Синтия попыталась разубедить Ханну.
— Леди Ханна, я вся в нетерпении. Хотелось бы узнать ваше мнение о мистере Уиттакере. Вы ведь уже давно его знаете, не так ли? Очень красивый молодой человек. Во всяком случае, таково мое мнение.
Синтия почувствовала, что снова начинает злиться, но Простодушная Ханна не заметила ничего подозрительного в словах леди Баллимер.
— Мистер Уиттакер действительно очень привлекателен, — невинно согласилась она. — Их с леди Малком часто принимают за близнецов. И я считаю, что моя тетя Натали тоже очень хорошенькая.
— Мистер Уиттакер не только красив, но он, кажется, воспитанный и приятный молодой человек.
— О, это слишком мало сказано! — Ханна внезапно оживилась. — Он добрейший человек. Знаете, я всегда ужасно боялась лошадей. Глупо, не правда ли? А он в прошлом году научил меня ездить верхом. Я не очень способная ученица, но до него никто даже не пытался учить меня. А он был таким терпеливым и никогда надо мной не подсмеивался. Я так ему благодарна!
— Вот как! Красивый и добрый. Я думаю, он будет идеальным мужем для какой-нибудь счастливицы. — Леди Баллимер бросила лукавый взгляд на Синтию, как бы приглашая посмеяться над своей шуткой. — Интересно, почему он из всех выделил именно вас, Ханна, дорогая? В чем причина?
Ханна опешила:
— Нельзя сказать, что он меня выделил.
Леди Баллимер снисходительно усмехнулась.
— А разве он учил ездить верхом и других юных леди?
Нет? — Она сделала вид, что раздумывает, а потом покачала головой. — Что ж, полагаю, что вы сочтете мою точку зрения слишком дерзкой, поэтому я не стану больше говорить на эту тему.
Поднявшись со стула, она направилась к сидевшим у камина леди Малком и герцогине, так что не видела, как смутилась и покраснела Ханна.
— Мне никогда это даже не приходило в голову, — растерянно пробормотала она.
— Ты слишком скромная, — тихо сказала Синтия. Но у нее защемило сердце. Неужели она ревнует? Но она не станет сейчас об этом думать. Сейчас ей надо сосредоточиться на расстроенном лице Ханны. Она должна помочь Ханне, которая, видимо, считает себя дурнушкой. — Разве это так невероятно, что мужчина может тобой восхищаться?
Ханна вздохнула.
— Восхищаться мной? — Ханна начала нервно теребить и мять складки своей муслиновой юбки. — Чтобы Дерек Уиттакер восхищался мной? — Она отчаянно потрясла головой. — Все было по-другому. Я не могу этого объяснить, но все было совсем не так.
Синтия внимательно наблюдала за подругой.
— Кажется, тебе не нравится моя мысль?
— Не нравится!
— Почему?
На минуту Ханна задумалась, очевидно, подбирая слова. Наконец она заговорила.
— Потому что я не знала бы, что с этим делать, — сказала она и невесело рассмеялась. — Подумай только, как это было бы неловко. Знаешь, мной никогда никто не восхищался. В том смысле, как ты сказала. А если бы мной восхищался такой джентльмен, как мистер Уиттакер, который пользуется невероятным успехом у дам, по которому многие вздыхают… — Ханна прикусила губу и опять покраснела. — Ах, ЭТО просто противоречит здравому смыслу! Мной никогда не заинтересуется такой человек, как он! Ты бы видела, как на него смотрят женщины! Кроме того, он же член семьи.
Он брат тети Натали. Что-то в этом есть… я не… не правильное, что ли. Во всяком случае, мне так кажется.
Сбивчивое объяснение Ханны не успокоило Синтию.
Наоборот, оно заставило ее задуматься. Но это же глупо!
Какое ей дело до того, что Дереком интересуются другие женщины? И влюбленность Ханны в Дерека, если бы она существовала на самом деле, тоже ее не касается. И все же хорошо это или плохо, но с ее души свалился камень.
Она все еще боролась со своими противоречивыми чувствами, когда Ханна взяла ее за руку.
— К тому же, — застенчиво прошептала Ханна, — я влюблена в другого человека.
Вот это новость! Синтия удивленно посмотрела на подругу.
— Ты влюблена? В кого?
— В того, кого люблю уже много лет.
— Ты никогда мне об этом не говорила.
— Ты не была с ним знакома.
— А теперь я его знаю?
Ханна кивнула, и лицо ее просияло. Она даже похорошела.
— Не догадываешься?
Синтия не догадывалась. Тем более что ее занимали совсем другие мысли. Ханна влюблена! И не в Дерека Уиттакера! Мысль о том, что девушка, знакомая с мистером Уиттакером, может каким-то образом влюбиться в кого-нибудь другого, а не в него, казалась ей просто невероятной. Она смотрела на Ханну в полнейшем недоумении.
Щеки Ханны пылали. Она наклонилась к Синтии и еле слышно прошептала:
— Конечно же, это Джон Эллсуорт.
Конечно? Первой реакцией Синтии было — не может быть! У нее не укладывалось в голове, что Ханна — или вообще какая-нибудь другая девушка — тайно питает нежные чувства к этому заурядному Джону Эллсуорту. Но Ханна уже шепотом пустилась в объяснения, словно ее признание прорвало плотину чувств, с которыми она давно хотела с кем-нибудь поделиться.
— Я знаю его всю жизнь. Он только на два года меня старше. Детьми мы часто играли вместе. Он всегда был таким хорошим, порядочным, каким и должен быть мужчина. — Было видно, что Ханну обуревала нежность к этому ничем не примечательному человеку. — Когда мне было восемь лет, я заболела скарлатиной, и он навещал меня каждый день и читал мне книжки. Можешь себе представить? Он ничуть не боялся, что может от меня заразиться. Я была одинока, несчастна и страшно больна, а он принес свой игрушечный кораблик, чтобы показать его мне, и пообещал, что мы будем его пускать на нашем пруду, когда я выздоровею. Он сидел со мной часами и что-то все время мастерил — у него это очень хорошо получается, — и разговаривал со мной даже тогда, когда я была слишком больна, чтобы отвечать. Я этого никогда не забуду.
— И ты… ты любишь его с тех пор, когда тебе было восемь лет?
Ханна весело кивнула:
— Похоже, что так.
Но это же ужасно! Ханна влюблена в мистера Эллсуорта! Синтии пришлось отвернуться, чтобы скрыть свое замешательство. Что она может сказать Ханне, чтобы убедить ее поискать какую-нибудь более достойную кандидатуру?
— Возможно, — предположила Синтия, — тебе проще разговаривать с мистером Эллсуортом, чем с другими мужчинами, поскольку ты знаешь его с детства?
— Разумеется, — согласилась Ханна. — Я знаю, что я слишком застенчивая и что надо сделать над собой усилие, чтобы как-то это преодолеть, но у меня не получается — особенно в разговорах с мужчинами. Многие из них такие надменные! Я никогда не знаю, о чем с ними говорить. Ас Джоном я всегда чувствую себя свободно и ничуть не стесняюсь.
— Именно это я и имела в виду. — Синтия кашлянула. — Другими словами, если бы ты была знакома с другими джентльменами так же хорошо, как с мистером Эллсуортом, они тоже могли показаться тебе приятными. — Синтию вдруг осенило. — Вот посмотри на мистера Уиттакера, например. Когда ты дала ему шанс быть с тобой добрым, он же откликнулся.
— О, я думаю, что на свете много приятных и добрых Мужчин. Возможно, их даже большинство. — Ханна вдруг задумалась. — Я не знаю, в чем причина, но почему-то из всех приятных и добрых мужчин на свете сердце выбирает одного-единственного, и другого ему не надо.
Настроение у Синтии упало. Трудно было оспаривать наблюдения Ханны. Она была абсолютно права. Сколько мужчин увивалось вокруг нее, с тех пор как ей исполнилось семнадцать лет и она стала выезжать в свет? Их даже пересчитать было невозможно. И тем не менее из всей этой толпы поклонников лишь один тронул ее сердце.
Однако один вопрос остался невыясненным. Синтия внимательно посмотрела на Ханну, пытаясь понять чувства, которые испытывает ее подруга.
— А мистер Эллсуорт отвечает тебе взаимностью? — осторожно осведомилась она.
У Ханны вытянулось лицо.
— Не знаю, — призналась она, вздохнув. — Он никогда об этом не говорил. — Она стала разглаживать складки юбки, которые до этого так безжалостно мяла. — Мы еще очень молоды, — с надеждой в голосе добавила она. — Некоторые девушки, конечно, выходят замуж в девятнадцать лет, но Джону всего двадцать один. В этом возрасте мужчина редко задумывается о женитьбе.
— Что правда, то правда. — Синтия почувствовала себя виноватой. Ведь они с матерью пытаются воспользоваться в своих целях именно молодостью и неопытностью мистера Эллсуорта. Но те же самые качества, которые помогут красивой девушке завлечь мужчину в брак без любви, могут обернуться против искренне любящей его дурнушки.
— Но я совершенно уверена в его дружбе. В этом смысле я могу сказать, что пользуюсь взаимностью.
Синтия не знала, что на это ответить. Ей надо оградить подругу от разочарования. Но как сделать, чтобы ее сердце не было разбито? Как тактично предупредить ее?
Между тем Ханна заметила, что Синтия молчит. Это ее удивило и, похоже, даже немного обидело.
— В чем дело? — шепнула она.
Синтия покачала головой.
— Так, ничего. Просто… Мужчины часто не замечают того, что происходит у них под носом. Я вот думаю, не легче ли тебе завоевать расположение кого-нибудь другого? Того, кто не был бы уже твоим другом?
Ханна хотела было возразить, но ее внимание неожиданно привлекло что-то за спиной Синтии. Дверь открылась, и в гостиную вошли мужчины.
Синтия почувствовала, как забилось ее сердце, успокойся, строго приказала она себе. Первыми вошли герцог и лорд Графтон с сэром Питером Эллсуортом. Все трое о чем-то озабоченно беседовали. За ними следовал лорд Малком: он сразу же стал искать глазами жену. Синтия даже позавидовала тем улыбкам, которыми они обменялись. Они были такими теплыми и откровенными, что Синтия тут же отвернулась, словно непроизвольно вторглась в чужие интимные отношения. Лорд Малком подошел прямо к жене и сел рядом с лей. За ним из темного коридора на свет вышли Дерек и мистер Джон Эллсуорт.
Синтия заметила, как Ханна при появлении мистера Эллсуорта выпрямила спину, и краем глаза увидела, как ее подруга приветливо улыбнулась. Бедная Ханна! Теперь, когда Синтия знала секрет подруги, влюбленность Ханны в мистера Эллсуорта была очевидна. Для себя Синтия решила, что скорее умрет, чем станет вот так откровенно выдавать свои чувства.
И все же… Было что-то привлекательное в искренности Ханны.
Интересно, думала она, каково это — вот так улыбаться, не задумываясь, вернут тебе эту улыбку или нет? Что должна чувствовать девушка, выставляя напоказ свои чувства?
Для этого нужна смелость, неожиданно поняла Синтия. Она снова посмотрела на Ханну, на этот раз с уважением. При всей Своей застенчивости Ханна оказалась храброй девушкой. Про себя Синтия сказать такого не могла.
Эта мысль была Синтии неприятна. Неужели ее легендарная холодность и самообладание, которыми она так гордилась, были всего-навсего трусостью? Когда в гостиную вошел Дерек, она определенно испытала страх. Поэтому-то она и приняла привычную позу грациозного безразличия, которая, как она впервые поняла, была ее защитной реакцией.
Это от страха — даже сейчас — ее лицо превращалось в маску безмятежной отстраненности. Скрываясь за обычной личиной неприступной Снежной королевы, она чувствовала себя в относительной безопасности.
И вот сейчас из-за этой стены самоконтроля она наблюдала за Дереком. Внутренне она была вся на нервах и ни в чем не уверенной. А внешне — само спокойствие и невозмутимость. Она знала, что довела эту позу до совершенства.
Никто не догадается о ее смятении, об истинных чувствах, которые она к нему испытывает просто оттого, что находится с ним в одной комнате. Глядя на скучающее выражение ее лица, никому и в голову не придет, что ночью она будет лежать без сна от тоски по нему.
И надо же было так распорядиться судьбе! Дерек и мистер Эллсуорт вошли в гостиную одновременно! Они были полной противоположностью друг другу. Это было настолько заметно, что не было смысла себя обманывать. Ханна была права. Сердце выбирает одного-единственного мужчину, и другого ему не надо. Отчаяние охватило Синтию. Какой же непроходимой дурой она была, уверяя себя, после того как по милости Божьей счастливо избежала брака с отвратительным сэром Джеймсом Файли, что для нее важно только, чтобы ее будущий муж был добрым человеком.
У нее не было никакой разумной причины надеяться, что в браке с Джоном Эллсуортом, каким бы добрым он ни был, она найдет свое счастье. Было ошибкой притворяться, что это возможно. И вдобавок из-за амбиций матери Синтии придется предать свою единственную подругу.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неприступная красавица - Фарр Диана



Очень милый роман. Такой жизненный.Так легко читается. Забитая матерью девочка наконец-то послала ее подальше. Я хоть сама мать, но по жизни знаю таких матерей-сволочей. Советую к прочтению
Неприступная красавица - Фарр ДианаВ.З.,65л.
30.04.2013, 9.18





Миленько, но на 1 раз.Перечитывать не станешь. Г.г. какой-то непонятный,г-ня вообще забитое создание. Ни толковой интриги,ни нормальной развязки...5\10...
Неприступная красавица - Фарр ДианаН.Н., 28 л.
7.09.2013, 16.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100